1. Общая характеристика науки как социокультурного феномена. Отличие научного познания от обыденного, художественного и других способов освоения действительности


Традиционалистский и техногенный типы цивилизационного развития и их базисные ценности. Ценность научной рациональности, ее отличие от других типов рациональности



Скачать 239.99 Kb.
страница6/37
Дата16.01.2019
Размер239.99 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37
5. Традиционалистский и техногенный типы цивилизационного развития и их базисные ценности. Ценность научной рациональности, ее отличие от других типов рациональности.

В развитии человечества, после того как оно преодолело стадию варварства и дикости, существовало множество цивилизаций — конкретных видов общества, каждое из которых имело свою самобытную историю. Известный философ и историк А. Тойнби выделил и описал 21 цивилизацию. Все они могут быть разделены на два больших класса, соответственно типам цивилизационного развития, — на традиционные и техногенную цивилизации.

Техногенная цивилизация является довольно поздним продуктом человеческой истории. Долгое время эта история протекала как взаимодействие традиционных обществ. Лишь в XV—XVII столетиях в европейском регионе сформировался особый тип развития, связанный с появлением техногенных обществ, их последующей экспансией на остальной мир и изменением под их влиянием традиционных обществ. Некоторые из этих традиционных обществ были просто-напросто поглощены техногенной цивилизацией; пройдя через этапы модернизации, они превращались затем в типичные техногенные общества. Другие, испытав на себе прививки западной технологии и культуры, тем не менее сохраняли многие традиционные черты, превратившись в своего рода гибридные образования.

Различия традиционной и техногенной цивилизаций носят радикальный характер.

Традиционные общества характеризуются замедленными темпами социальных изменений. Конечно, в них также возникают инновации как в сфере производства, так и в сфере регуляции социальных отношений, но прогресс идет очень медленно по сравнению со сроками жизни индивидов и даже поколений. В традиционных обществах может смениться несколько поколений людей, заставая одни и те же структуры общественной жизни, воспроизводя их и передавая следующему поколению. Виды деятельности, их средства и цели могут столетиями существовать в качестве устойчивых стереотипов. Соответственно, в культуре этих обществ приоритет отдается традициям, образцам и нормам, аккумулирующим опыт предков, канонизированным стилям мышления. Инновационная деятельность отнюдь не воспринимается здесь как высшая ценность, напротив, она имеет ограничения и допустима лишь в рамках веками апробированных традиций. Древняя Индия и Древний Китай, Египет, государства мусульманского Востока эпохи Средневековья и т.д. — все это традиционные общества. Этот тип социальной организации сохранился и до наших дней: многие государства «третьего мира» сохраняют черты традиционного общества, хотя их столкновение с современной западной (техногенной) цивилизацией рано или поздно приводит к радикальным трансформациям традиционной культуры и образа жизни.

Что же касается техногенной цивилизации, которую часто обозначают расплывчатым понятием «западная цивилизация», имея в виду регион ее возникновения, то это особый тип социального развития и особый тип цивилизации, определяющие признаки которой в известной степени противоположны характеристикам традиционных обществ. Техногенная цивилизация существует чуть более 300 лет. Но ее основы были заложены задолго до компьютеров и даже задолго до паровой машины. Важнейшей основой ее жизнедеятельности становится прежде всего развитие техники, технологии, причем не только путем стихийно протекающих инноваций в сфере самого производства, но и за счет генерации все новых научных знаний и их внедрения в технико-технологические процессы. Так возникает тип развития, основанный на ускоряющемся изменении природной среды, предметного мира, в котором живет человек. Культурная матрица техногенной цивилизации трансформирует традиционные культуры, преобразуя их смысложизненные установки, заменяя их новыми мировоззренческими доминантами. Ценности техногенной культуры задают практически преобразовательный вектор человеческой активности. С этим связан культ борьбы, революций как локомотивов истории. В свое время известный философ и науковед М.К. Петров предложил своеобразный мысленный эксперимент: как посмотрел бы человек, воспитанный в системе ценностей традиционной цивилизации, на идеалы новоевропейской культуры. Ссылаясь на работу С. Поуэла «Роль теоретической науки в европейской цивилизации», он приводил свидетельства миссионеров о реакции китайских мудрецов на описания европейской науки. «Мудрецы нашли саму идею науки абсурдной, поскольку, хотя повелителю Поднебесной и дано устанавливать законы и требовать их исполнения под угрозой наказания, исполнять законы и подчиняться им дано лишь тем, кто способен эти законы «понять», а «дерево, вода и камни», о которых толкуют мистификаторы-европейцы, очевидно, этим свойством «понятливости» не обладают: им нельзя предписывать законы и от них нельзя требовать их исполнения». Сама преобразующая деятельность расценивается как процесс, обеспечивающий власть человека над предметом, господство над внешними обстоятельствами, которые человек призван подчинить себе. Человек должен из раба природных и общественных обстоятельств превратиться в их господина, и сам процесс этого превращения понимался как овладение силами природы и силами социального развития. Характеристика цивилизационных достижений в терминах силы («производительные силы», «сила знания» и т.п.) выражала установку на обретение человеком все новых возможностей, позволяющих расширять горизонт его преобразующей деятельности. Изменяя путем приложения освоенных сил не только природную, но и социальную среду, человек реализует свое предназначение творца, преобразователя мира. Ценность научной рациональности и ее активное влияние на другие сферы культуры становятся характерным признаком жизни техногенных обществ.



6. Наука и философия. Наука и искусство. Роль науки в современном образовании и формирование личности. Функции науки в жизни общества (наука как мировоззрение, как производительная и социальная сила).

Наука всегда была тесно связана с философией. Многообразие подходов к пониманию философии: философия – это наука; философия – это метанаука; философия – это особая форма общественного сознания; философия – рациональное знание; философия – иррациональное знание; философия – рациональное и иррациональное знание одновременно. Философия – не догма, она не должна давать готовых и окончательных ответов на все вопросы реальной жизни, она призвана побуждать к мысли, к познанию, к развитию человеческого духа, ибо только на этом пути человек становится человеком, который осознает себя в мире. Философия – теоретическая форма мировоззрения, сосуществующая в человеческой культуре наряду с другими формами мировоззрения (обыденным опытом, религией, мифологией, искусством). Отличительной чертой философии является ее теоретический характер. В решении различных мировоззренческих проблем (онтологических, гносеологических, этических, эстетических, экзистенциальных, праксеологических и др.) философия делает «ставку» на разум, понятийное мышление, доказательство как на главные средства их решения. Философия науки – область философии, предметом которой является общая структура и закономерности функционирования и развития науки как системы научного знания, когнитивной деятельности, социального института, основы инновационной системы современного общества. Одной из важных задач философии науки является изучение механизма взаимоотношения философии и науки, исследование философских оснований и философских проблем различных наук и научных теорий, взаимодействия науки, культуры и общества.

Наука и искусство лежат в разных плоскостях. Наука познает действительность, искусство моделирует ее. Результатом является целостное отображение мира и человека в мире в искусстве. Специфика художественного познания также выражается в том, что художественное произведение – система образов, а не понятий. Требование оригинальности, неизбежно присущее творчеству, и интуитивное постижение реальности в искусстве достигают высшей степени уникальности. Одно и то же научное открытие может быть сделано разными учеными, но каждое художественное произведение уникально. Процесс научного познания обусловлен не только особенностями изучаемого объекта, но и многочисленными факторами социокультурного характера. Все вышеизложенное не означает, что художественные произведения не могут быть источником информации о мире, полезным для его познания, или что художественный вымысел целиком и полностью произволен, являясь лишь формой самовыражения художника, писателя или поэта. Являясь отражением социокультурной реальности, как и ее моделью, художественное произведение (в зависимости от рода, вида, жанра) явно или неявно несет в себе систему ценностей и смыслов, связанных как с мироощущением его творца, так и с художественными предпочтениями публики. Так, «Евгения Онегина» А.С. Пушкина недаром называют «энциклопедией русской жизни» того времени. Романы Жюль Верна содержат массу полезнейшей информации, соответствующей науке того времени, о географии, флоре и фауне, истории и этнографии, вплетенные в занимательное повествование о путешествиях и приключениях его героев. Романы Золя раскрывают социальную жизнь Европы XIX века. Советская литература более полно показывает духовные поиски той эпохи, чем официальная философия того времени. Искусство являет нам образ жизни и мысли не только отдельных личностей, но и культуры в целом.

Для обеспечения оптимального вхождения индивидуума в современное общество, его самореализации в жизни, науке, культуре и искусстве система гуманитарных наук должна включать в себя три инвариантных подхода: • социальный – знание социальной теории общества как “хранилище” духовных идеалов культуры и становление человека как личности; • психологический – владение различными дисциплинами психологического направления; • мировоззренческий – совокупность философских, социологических, политических, культурологических знаний, постоянно формирующих основы духовного совершенствования человека. Основная цель современной системы образования – воспитать не только высококлассного специалиста, но и человека с разносторонними взглядами, с широкими знаниями технических и гуманитарных наук. Современное образование развивается в различных направлениях и характеризуется процессами гуманизации, гуманитаризации, дифференциации, диверсификации (разнообразие), стандартизации, а также такими отличительными чертами как многовариантность, многоуровневость, фундаментализация, компьютеризация, информатизация, индивидуализация и непрерывность. Важнейшими методологическими аспектами гуманизации образования являются: • обеспечение способности образования формировать интеллектуальный потенциал нации с учетом изменений в производстве, науке, технике, информационной и компьютерной технологии; • создание системы образования, соответствующего потребностям XXI века; • формирование и стимулирование спроса на интеллектуальный товар с учетом многоуровневой формы подготовки бакалавров, специалистов, магистров; • формирование нового экономического и политического мышления, утверждение нового социального статуса личности, осознание того, что интеллектуальный капитал является главным стратегическим ресурсом нации.

От эпохи к эпохе меняются функции науки в жизни общества, ее место в культуре и ее взаимодействие с другими областями культурного творчества. Уже в XVII в. возникающее естествознание заявило свои претензии на формирование в культуре доминирующих мировоззренческих образов. Обретая мировоззренческие функции, наука стала все активнее воздействовать на другие сферы социальной жизни, в том числе и на обыденное сознание людей. Ценность образования, основанного на усвоении научных знаний, стало восприниматься как нечто само собой разумеющееся. Во второй половине XIX столетия наука получает все расширяющееся применение в технике и технологии. Сохраняя свою культурно-мировоззренческую функцию, она обретает новую социальную функцию – становится производительной силой общества. ХХ век может быть охарактеризован как все расширяющееся использование науки в самых различных областях социальной жизни. Наука начинает все активнее применяться в различных сферах управления социальными процессами, выступая основой квалифицированных экспертных оценок и принятия управленческих решений. Соединяясь с властью, она реально начинает воздействовать на выбор тех или иных путей социального развития. Эту новую функцию науки иногда характеризуют как превращение ее в социальную силу. При этом усиливаются мировоззренческие функции науки и ее роль как непосредственной производительной силы. Роль и место науки как социального института отчетливо видны в ее социальных функциях. Главные из них: - культурно-мировоззренческая функция, - функция непосредственной производительной силы, - функция социальная. Культурно-мировоззренческая функция характеризует роль науки как важнейшего элемента духовной жизни и культуры, играющего особую роль в формировании мировоззрения, широкого научного взгляда на окружающий мир. Функция непосредственной производительной силы с особенной силой обнаружила свое действие в наши дни, в обстановке углубляющейся научно-технической революции, когда синтез науки, техники и производства стал реальностью. Наконец, роль науки как социальной силы отчетливо проявляется в том, что в современных условиях научные знания и научные методы находят все более широкое применение при решении широкомасштабных проблем социального развития, его программирования и т.д. В настоящий период особое место науке принадлежит в решении глобальных проблем современности – экологической, проблемы ресурсов, продовольствия, проблемы войны и мира и т.д.

7. Преднаука и наука в собственном смысле слова. Две стратегии порождения знаний: обобщение практического опыта и конструирование теоретических моделей, обеспечивающих выход за рамки наличных исторически сложившихся форм производства и обыденного опыта.

В понимании вопроса о возникновении и развитии науки, о причинах, которые обуславливают прогресс в науке, сталкиваются два подхода: 


1. Интернализм 
2. Экстернализм 
Интернализм полагает, что главной движущей силой развития науки являются внутренние факторы, причины. Развитие науки должно рассматривать как величину, не зависящую от внешних социальных, экономических, политических причин. Следовательно, наука понимается как саморазвивающаяся система. Видным сторонником интернализма является К. Поппер. 
Экстернализм полагает, что появление науки и ее развитие обусловлено, прежде всего, внешними для нее обстоятельствами (социальными, политическими, культурными и т.д.). Например, невозможно чисто внутренними научными причинами объяснить появление геометрии: геометрия возникает в ответ на практическую потребность развития земледелия. Влияние экстернализма прослеживается в работах О. Шпенглера, дж. Бернала. 
Мы будем придерживаться позиции ((мягкого» экстернализма. Наука — это относительно самостоятельная область знания, она имеет внутреннюю логику развития. Но в то же время на возникновение и развитие науки значительное влияние оказывают внешние для нее причины (экономические, политические и др.). 
В истории развития науки, особенно в истории развития естественных наук, выделяются две стадии: 
1. Преднаука, где зарождаются предпосылки, элементы науки. В преднауку входят зачатки знаний в древнем Египте, на древнем Востоке (Китай, Индия, Рим), а также Средние века. Хронологически данный период продолжается с 4 тысячелетия до н.э. до ХУII в. н.э. и считается начальным пунктом развития естествознания. 
2. Наука в собственном смысле слова возникает в ХУII в. 
Преднаука и наука различаются по способу формирования теоретического знания. На этапе преднауки ученые движутся от практики, от опыта к созданию теоретических конструкций. Преднаука изучает, как правило, вещи, с которыми человек многократно сталкивается в практике и обыденном опыте. К примеру, египетские таблицы сложения являются ничем иным, как схемой практических преобразований, которые совершаются над реальными вещами. Следовательно, на этапе преднауки идеальные объекты, теоретические конструкции выводятся непосредственно из практики. 
Наука начинается тогда, когда идеальные объекты, теории создаются на базе предшествующих теорий. Здесь теории черпаются не из практики, а из предыдущих теорий. Следовательно, преднаука предполагает движение мысли как бы снизу вверх по отношению к реальной практике. Наука в собственном смысле слова — это движение мысли от одной теории к другой. Здесь знания строятся как бы сверху по отношению к реальной практике. 
Колыбелью преднауки считается древний Египет. Именно отсюда зачатки научных знаний распространились в Индию, Китай, древнюю Грецию и Рим. Преднаука появляется в Египте, по крайней мере, в 4 тысячелетии до н.э. Возникновение преднауки обусловливалось практическими потребностями, прежде всего связанными со строительством пирамид, мумификацией, земледелием. Развитие земледелия способствовало появлению геометрии, астрономических исследований, географических исследований (создаются первые карты). достижением Египта является строительное искусство. В результате развивается металлургия, камнеобработка, гончарное дело, деревообработка и т.д. 
Большое значение имело изобретение паруса, где использовалась сила ветра.

Потребность в мумификации способствовала развитию анатомии и медицины. Широко использовалось протезирование зубов, известны факты трепанации черепа. В этот же период было создано руководство для ветеринаров. Величайшим достижением явилось изобретение письменности в виде иероглифического письма. 


Таким образом, преднаука занимает промежуточное положение между донаучным и научным знанием. С донаучным знанием ее сближает использование исключительно эмпирических представлений и методов познания. С наукой сходство обнаруживается в использовании некоторых приемов, которые характерны для науки: система логических доказательств. 

8. Культура античного полис и становление первых форм теоретической науки. Основные черты античной науки, ее связь с античной философией. Формирование методологии научного познания. Античная логика и матекматика.

 Античность – период развития с 8 в. до н.э. по 4-5 в. н.э. С 8 до н.э. в Греции складывались полисы. Возникает высокий уровень развития культуры. Причины взлета: занятие земледелием, мореплаванием и торговлей. Греки д.б. совмещать несколько профессий, чтобы выжить. Социально-политическая жизнь Др.Гр (8-6вв до н э) изначально характеризовалась социальным расслоением общества. Но в 7-5вв до н э укоренился принцип свободы и равенства как при получении должностей, так и перед законом, что явилось еще одной предпосылкой становления теории науки. Важным результатом демократизации обществ-политической сферы явилось формирование аппарата логически рационального обоснования. Было признано, что истина не является продуктом догматической веры, она должна быть доказана, рационально обоснована.  Греч. философов интересуют процессы мироздания. Первоначала ищут в огне, в воде. Пифагор видит основу в числе. В натурфилософии возникли первые образцы теоретической науки: геометрия Евклида, учение Архимеда, медицина Гиппократа, атомистика Демокрита, астрономия Птолемея и пр. В античности большое внимание уделялось постижению истины, т.е. логике и диалектике. Происходили всеобщая рационализация мышления. Постепенно натурфилософские системы приобретали вид все более рационально оформления знания. Возникшая в контексте античной культуры Евклидова геометрия в качестве необходимого условия получения истины выдвигала процедуру демонстрации доказательства. Античная наука столкнулась с феноменом несоизмеримости. Иррациональные числа указывали на наличие реальности, которая противоречила привычной логике упорядочивания. Появляется теоретическая система математики; греки впервые ввели математическое док-во. Платон превозносил общ-ное значение стройного здания математики, утверждая, что она имеет отношение к управлению гос-вом, воспитывая возвышенный строй души, научая душу отвращаться от хаотического и беспорядочного мира чувственного (становления) и приобщаться к миру вечного бытия, где царят порядок, гармония, симметрия. Античная наука доказала динамичность физического мира: тезис Гераклита «все течет, все изменяется». Гиппократ (460—377 до н. э.) ратовал за привнесение мудрости в медицину и медицины в мудрость. В тексте «О природе человека», взятом за основу «учения о темпераментах», он обсуждает понятия «фюзис» — природа и «динамис» — сила. Клятва Гиппократа, известная и по сей день как кодекс медицинской этики, имеет общий императив — «не навреди». Первую попытку систематизации того, что впоследствии стали называть наукой, предпринял Аристотель. Аристотель делил все науки на теоретические (имеющие целью само знание: философия, физика, математика), практические (руководящие человеческим поведением: этика, экономика, политика), творческие (направленные на достижение прекрасного: этика, риторика, искусство)..Изложенная Аристотелем логика господствовала более двух тысяч лет. В ней классифицировались высказывания выявлялась их модальность: возможность, случайность, невозможность, необходимость, определялись законы мышления: закон тождества, закон исключения противоречия, закон исключенного третьего. Аристотель создает учение о силлогизме, суть которого в том, что два крайних термина соединяются при посредстве среднего, общего обоим.

9. Чтобы понять специфику средневековой науки, необходимо знать особенности мировоззрения этой эпохи, поскольку знания о мире в то время подчинялись определенным принципам.

Заимствуя из Античности идею, согласно которой подлинное знание – это знание всеобщее, доказательное, универсальное для всех случаев жизни, средневековые схоласты указали на то, что обладать таким знанием может лишь творец, а потому изучать, познавать следует не природу и объективные законы, а «Слово Божье», переданное человеку, которое выступает универсальным орудием постижения мира. Так сложился один из ведущих принципов средневекового мировоззрения - ревеляционизм (от лат. revelatio – откровение). Принцип откровения предполагает, что существует некое всеобщее, универсальное и в то же время таинственное знание, которое необходимо людям знать для их спасения, но которым сами они овладеть не могут в силу ограниченности своего ума. Тем не менее, Бог передает знания через пророков и апостолов в Священном писании (Библии), открывает эти знания.

Средневековая наука не предложила новых фундаментальных научных программ. Ее значение состояло в том, что был предложен ряд новых обобщений, уточнений, понятий и методов исследования, которые подготовили основу механики Нового времени.

Основными чертами средневековой науки являются:

1. Рациональность - постижение явлений на основе разума и чувственного опыта.

2. Телеологизм - толкование любых проблем с точки зрения Священного писания. Считалось, что природа создана Богом для блага человека, а явления природы являются промыслом божьим, непостижимым для человека. В целом толкование явлений действительности сводилось к констатации проявления божественного промысла.

3. Иерархичность - идея приближенности или отдаленности от Бога. В соответствии с этим подходом, природа не обладает самостоятельностью, это часть иерархии, во главе которой стоит Бог, за ним идет человек, затем находится живая природа, а за ней неживая. Каждая вещь рассматривалась как зеркало - гладкое или менее гладкое - отражающее свет Божий.

4. Отсутствие оформленных научных понятий явилось следствием утраты наукой в раннем средневековье (до XIII-XIV вв.) своих теоретических позиций. Все научные достижения рассматривались с точки зрения практической пользы.

5. Экспериментальность - логически вытекает из утверждения церкви о том, что мир создан для человека, который является его господином и имеет право его переделывать.

6. Моральный символизм - характерная черта средневекового знания. Интерес к явлениям природы ведет не к научным обобщениям, а делает их символами церкви, например, Луна - это образ Церкви, отражающая божественный свет; ветер - символ Духа и т. д.

7. Универсализм - стремление к охвату мира в целом, осознание его законченного всеединства. Мир, человек и природа сотворены Богом и поэтому родственны между собой. Знания о природе познаются через познание Бога.

Средневековая наука развивалась в больших городах, где впервые в Европе появляются высшие учебные заведения – университеты. Университеты способствовали развитию и распространению знаний, а также созданию новых отраслей знания, которые чуть позднее оформляются в различные науки - медицину, астрономию, математику, философию и т.д.

Становление науки - тема достаточно разработанная, но не утратившая своей актуальности и сегодня: для понимания природы науки, определившей характер индустриальной цивилизации, исследование ее генезиса имеет первостепенное значение. Несмотря на то, что многие аспекты этой темы достаточно хорошо изучены историками науки, философии и культуры, остается все же немало вопросов, касающихся, в частности, того периода, который можно было бы назвать предысторией становления новоевропейской науки и который сыграл весьма важную роль в пересмотре принципов античной онтологии и логики, подготовив тем самым переход к иному типу мышления и миропонимания, составивших предпосылку науки и философии Нового времени. Имеется в виду период позднего средневековья XIV-XVI вв. Для этой эпохи характерна общая атмосфера скептицизма, которую до сих пор недостаточно принимали во внимание, но которая существенна для понимания тех интеллектуальных сдвигов, которые произошли в конце XVI-XVII вв. и которые именуют научной революцией.

Магия – это мистическая д-ть, имеющая целью принуждение сверхест-х силы к необходимому шагу, образу действий. Различают черную и белую. Белая включает в себя: алхимию (опыт: химич экспер, позволил получить лекарство, спирт, яды, возгорающие в-ва и мистика: поиск Красного льва –превращающего все в золото) и астрологию (опыт: астрономич знания, математика, космобиология, астропсихология(знаки зодиака) и мистика – цель астрол поиск путей откровений). В овнове мистики алхимиков лежал поиск путей творения мира. Золотой век (рай) – Грехопадение (смеш) – Искупление (д-ть алхим) – Спасение (рай).

Занятие алхимией, поиск «философского камня» – одно из направлений развития средневековой науки. Алхимия – это специфическая область исследований по получению золота и серебра из неблагородных металлов. С точки зрения средневекового мировоззрения, человек как «образ и подобие Бога» есть творец с маленькой буквы. Ему даровано право вмешиваться в течение природных процессов. Средством такого воздействия на природу выступало «химическое искусство», которое выросло в целую систему алхимической практики, понятную только «посвященным» и тщательно скрываемую от всех других людей. Алхимиками были разработаны технологии получения внешне похожих на золото и серебро сплавов и окраска меди в золотой или серебряный цвет.

Алхимию позднее рассматривали как лженауку. Однако алхимики внесли определенный вклад в развитие науки. Этот вклад, прежде всего, состоит в обосновании базовой для химии идеи о возможности превращения веществ. Кроме того, в практическом плане ими были разработаны технологии получения веществ, приборный инструментарий (например, химическая посуда), получены новые вещества.

Значительное место в научных исследованиях Средневековья занимала астрология. Основополагающая идея астрологии состоит в том, что пространственно-временная организация явлений и объектов анизотропна и каждый момент времени уникален в своих глубинных проявлениях. Следовательно, согласно астрологии, изучая особенности моментов времени, можно определить тенденцию дальнейшего развития тех или иных явлений и объектов. На этом основаны анализ и предсказания по карте рождений уникальных свойств и особенностей развития любого интересующего нас образования, структуры. Кроме того, весь мир подчиняется единым ритмам, единым циклам, имеющим свои индивидуальные проявления в различных системах. Циклы движения планет, развития биологических объектов подвергаются действию одних и тех же природных сил и законов.

Планеты и звезды, согласно астрологии, — буквы универсального алфавита. Они используются как наиболее наглядная модель мира, помогающая понять глобальные процессы, и главное, проекцию влияния этих процессов на Землю. На базе астрологии была развита целая система предсказаний, в том числе и предсказаний личной судьбы (гороскогшая астрология).

Развитие логических норм научного мышления и организаций науки в средневековых университетах.

Для эпохи средневековья (II в. н. э. — XIV—XV вв.) характерны религиозная картина мира и «стиль социокультурного поведения», опирающийся на теологические ценности. Философия, как и наука, выступают «служанками» богословия. Положения, расходящиеся с христианскими догматами, осуждаются. Наука оценивается как интеллектуальное устремление, лишенное свободы поиска и скованное предрассудками и заблуждениями. Задачи научного исследования направляются на достижение благодати и спасения.

Первый этап развития средневековой философии связан с патристикой (II – VI в.) – Василий Великий, Августин Блаженный, Тертуллиан. Патристы обсуждали проблемы сущности Бога, движение истории к определенной конечной цели, соотношение свободы воли и спасения души, веры и разума, авторитета и разума. В этот период богословие было вынуждено пользоваться правилами логического мышления, что наталкивало религиозную мысль на противоречия, парадоксы и несуразности.

В IX—XII вв. появляется схоластика – Альбер Великий, Фома Аквинский, Абеляр и др. Схоласты защищают основные догматы официальной теологической доктрины, культивируют навыки интеллектуального мышления. Основной путь постижения Бога видится в логике и рассуждениях. Развитие схоластики связано с эволюцией системы образования от монастырских и городских школ в период ранней схоластики к Парижскому и Оксфордскому университетам в период зрелой схоластики.

Средневековая схоластика характеризуется мощным развитием норм логического мышления. Происходит экстраполяция, т.е. перенос структуры логического суждения, его субъектно-предикатного членения на бытие. В сфере бытия выделяются первичные непредикативные сущности (универсалии) и вторичные предикативные, указывающие на индивидуальные качества. Средневековая логика исходит из позиции жесткой определенности понятий и точности смысла. Схоластика строит свою логическую систему на базе неформализованных языковых средств, учитывает богатство естественного языка. Схоластическая логика включает:

1) древнюю логику, основанную на комментариях «Категорий» Аристотеля (до середины XII в.);

2) «новую логику», основанную на знакомстве с «Аналитикой», «Топикой» и «Софистических опровержениях» Аристотеля (конец XII-XIII вв.);

3) современную логику, связанную с систематической разработкой логической проблематики и созданием самостоятельных логических компендиумов (XIV в.).

В рамках средневековой схоластики заложены теоретические и операциональные основания математической логики; внесен вклад в развитие теории высказывания и теорию логического следования, разработаны теория логических парадоксов и теория субпозиции, теория беспредпосылочности и сознательных формулировок аксиом, методология сопоставления взаимоисключающих высказываний, анализ логического характера вопросительных предложений и пр. С периодом схоластики связывают становление европейского стиля мышления и разработки категориального аппарата.

Согласно Фоме Аквинскому, философские дисциплины, которые получают свое знание от разума, должны быть дополнены наукой, священной и основанной на откровении. Священное учение есть наука – теология, которая к другим наукам прибегает как к подчиненным ей служанкам. Таким образом, в средневековье был создан критерий истинности, основанный на авторитете Бога.

На протяжении всего Средневековья важнейшей составляю­щей образования являлась логика, которой отводилось значитель­ное место в трудах многих авторов. Рассмотрим одну из более поздних концепций логики, принадлежащую Раймунду Луллию (1235—1315). В ней логика определяется как такое искусства, с помощью которого истина может быть отличаема от лжи (дву­значное толкование истинности). Весьма плодотворно в истори­ческой перспективе понимание Луллием задачи логики. Так как логики, подобно самому Аристотелю, ставили перед сшей нау­кой задачу доказательства истин, а не их открытия, то именно такую задачу и поставил перед собой Луллий — дополнить логи­ку доказательства логикой открытий. С этой целью он изложил свои попытки механического моделирования логического мыш­ления, с помощью которого даже человек средних способностей сможет открывать новые истины и убеждаться в непоколебимой истинности только католической религии.

Механизм, описанный им, представляет собой систему семи концентрических кругов, каждый из которых содержит группу сходных понятий. На одном из них, например, помещались такие «субстанции», как бог, ангел, человек, небо и др., на другом — соответствующие им абсолютные предикаты, такие, как могуще­ство, знание, благость, длительность и др., на третьем — такие относительные предикаты, как великое, благое и др. Вращение кругов относительно друг друга дает разнообразные комбинации терминов, представляющие собой новые понятия (благой бог, ве­ликий бог, великая благость бога и т. п.). Логический механизм Луллия заключал в себе весьма значительную идею формализа­ции логических действий посредством оперирования различны­ми общими знаками. Связь такого рода логической техники с христианско-католической теологией более чем внешняя (вряд ли с ее помощью невозможно было обратить в христианство ни одно­го язычника). Но историки логики последних десятилетий квали­фицируют Луллия как предшественника комбинаторных методов в новейшей логике. Не случайно в дальнейшем логический меха­низм Луллия (сама его идея) был высоко оценен Лейбницем, счи­тающимся отцом математической логики.

Систему образования на первых порах в средневековье пред­ставляли монастырские школы, которые готовили священнослу­жителей. Более высокий класс школ, тоже готовивших священ­нослужителей, представляли собой так называемые епископские школы, начавшие появляться примерно с VШ в. В их деятельно­сти принимал участие епископ и приближенные к нему духовные лица, а повседневное обучение осуществляли специально подго­товленные учителя.

Что же касается содержания обучения во всех этих школах, то его первую ступень составляло светское знание, а вторую, выс­шую, — теология. Светским знанием назывались те семь «сво­бодных искусств», которые сложились еще в поздней античнос­ти. Но по сравнению с римской эпохой содержание этих искусств было значительно урезано, так как приспосабливалось к выпол­нению религиозно-церковных и богословских функций. Грамма­тика, например, сводилась к изучению правил латинского языка, языка Священного писания. Риторика была сведена церковью к умению составления проповедей, а затем и к умению составления различных документов. Арифметика, необходимая для элемен­тарного счета, получала также функцию мистического истолкова­ния чисел, встречающихся в Священном писании. Геометрия вклю­чала в себя некоторые, порой весьма фантастические, сведения относительно различных стран и земель, а также и населявших их народов. Музыка целиком была сведена к искусству организа­ции церковного песнопения. Астрономия стала предметом, с по­мощью которого можно было прежде всего определять сроки на­ступления христианских праздников.

В дальнейшем, наряду с церковными школами, стали возни­кать и светские. Среди таких школ выделялись юридические (пра­вовые). Нередко они возникали из светских же школ риторики. Усложнение экономики и всей жизни с необходимостью требова­ло правовых знаний. В Болонье уже в конце XI в. возник один из первых европейских университетов, который в течение всех Сред­них веков играл роль первого научного и преподавательского центра по изучению юриспруденции.

Средневековая наука. Организация науки в средневековых университетах.

В середине XII – 1 й половине XIII столетия в средневековой Европе происходят примечательные для интеллектуальной истории Запада события: открываются первые университеты. В 1158 г. в Болонье в соответствии с хартией Фридриха I Барбароссы, в которой говорилось об universitas, было основано первое организованное сообщество студентов, получающих комплексное образование, и определено место их коллективного существования наподобие современных университетов. На протяжении XII–XIII вв. университеты появились в Кембридже, Неаполе, Монпелье, Саламанке, Падуе, Тулузе, однако наибольшую известность и решающее значение для развития научной мысли эпохи Средневековья получили Парижский (1200) и Оксфордский (1178) университеты.

Воспринявший традиции образовательных сообществ предшествующего столетия и сосредоточивший в себе такие величайшие умы средневековой Европы, как Пьер Абеляр, Александр Гэльский, Бонавентура, епископы Парижа, Гильом из Оверни и Этьен Темпье, а также знаменитые Альберт Великий и Фома Аквинский, Парижский университет обрел к XIII в. статус интеллектуального центра средневековой Европы, привлекавшего не только французов, но и выходцев из Италии, Германии и Англии. Университет по своей структуре состоял из нескольких отделов, или факультетов. Первый из них, факультет «свободных искусств» (atrium), был наиболее многочисленным и считался подготовительным для трех других факультетов: медицинского, юридического и теологического – самого малочисленного, но обучение на котором было самым продолжительным. Поскольку теологии отводилось столь важное место, а также учитывая популярность Парижского университета в среде интеллектуалов того времени, главы католической церкви в лице папы Иннокентия III и его преемника Григория IX хорошо осознавали, что университет в Париже не просто образовательное учреждение:

«"Studium parisiense"– это духовная и нравственная сила, значение которой не ограничивалось ни Парижем, ни Францией, но охватывало весь христианский мир и всю Церковь» .

Следовательно, Парижский университет мог стать как рупором католической церкви, «мощным средством воздействия… для распространения религиозной истины во всем мире», так и «неисчерпаемым источником заблуждений, способным отравить целый христианский мир» .

В стремлении избежать инакомыслия и утвердить Парижский университет в качестве источника истинного знания и обретают смысл декреты папской курии, в которых запретили сначала преподавание римского права, затем – в 1215 г. – преподавание физики и метафизики Аристотеля, и, наконец, в них появились призывы nec philosophos se ostenent– не делать из себя философов и касаться на занятиях только тех вопросов, разъяснение которым можно найти в Священном писании и трудах Святых Отцов. Таким образом Парижский университет оказался в плену противоречивых тенденций: превратиться в центр беспристрастных исследований, связанных с изучением античного наследия, но всегда стоящих перед опасностью впасть в инакомыслие, либо подчинить исследование религиозным целям и тем самым оказаться на службе теократического догматизма.

Средневековое миропонимание исходило прежде всего из догмата сотворения Богом мира ex nihilo– из ничего. Тем самым все сущее в мире оказывалось впервые возникшим и пребывающим в своем существовании по благой божественной воле и усилию, а следовательно, и обнаруживающим свою ценность благодаря причастности к божественному совершенству. Бытие сущего выстраивается, таким образом, в своего рода иерархию, каждая следующая ступень которой отличается от ниже расположенной уменьшением степени земного, «тварного», смертного и увеличением божественной, духовной и бессмертной составляющей. Соответственно иерархии сущих выстраивается и иерархия знания. Наиболее совершенной и достойной изучения становится наука о божественном, в то время как остальные науки, касающиеся сотворенных природных вещей, подчиняются ей – оказываются так называемыми «служанками теологии».

«Ни одна умозрительная наука, – рассуждает Фома Аквинский, – не может считаться превосходнее другой, если только не превосходит ее либо несомненностью [своих основоположений], либо большим достоинством предмета [своего изучения]» .

И относительно обоих критериев наиболее совершенной наукой оказывается теология, или богословие:

«В смысле большей несомненности потому, что все прочие науки устанавливают свои основоположения в естественном свете человеческого разума, коему свойственно заблуждаться, тогда как эта (теология. – Ю. Ш.) устанавливает свои основоположения в свете божественного знания, не подверженного заблуждениям; в смысле же большего достоинства своего предмета потому, что эта наука преимущественно говорит о вещах, превышающих возможности человеческого разума, в то время как прочие науки изучают только те вещи, кои разум приемлет» .

Когда природа перестает быть тем, что способно само себя производить, как это было в античности, и когда природное сущее оказывается самым низким в иерархии бытия, то и изучение природы ради нее самой перестает быть занятием достойным и если и возможным, то только ради прославления божественного совершенства, одарившего ее бытием.

Источником познания для средневекового ученого является не что иное, как божественное Слово, данное человеку в Священном Писании и трудах Отцов Церкви. И в этом смысле средневековый ученый есть, с одной стороны, буквально знаток священных текстов, а с другой – способный и во всем сущем услышать и узреть божественный Глагол. Все сущее оказывается тем самым совокупностью символов, указующих на высший смысл, заложенный божественным участием. Все, что ни происходит в сотворенном мире, говорит не

О себе, но о своем Творце. Тем самым знания из прочих областей познания призваны прежде всего «служить» самой совершенной из наук – богословию. В рамках таким образом расставленных акцентов занимаются познанием Бонавентура, Альберт Великий, Фома Аквинский. В таком русле развивается ученость в Парижском университете.

Однако картина средневекового научного мира была бы неполной без упоминания другого интеллектуального сообщества ученых и учащихся, а именно Оксфордского университета. Относительная изолированность этого крупного учебного заведения уберегла его от пристального внимания и неустанной опеки папских легатов и папской цензуры в отношении учебной программы:

«Тогда как философская мысль в Париже, безусловно диалектическая и аристотелевская, на какое то время утонула в диалектике, английская философская мысль стремилась поставить на службу религии математику и физику – в том виде, в каком их недавно представили арабские ученые» .

Интеллектуальная жизнь Оксфорда разворачивалась в несколько ином ключе. Она была ничуть не менее религиозна, однако способ подчинения наук теологии остался «более свободным и гибким и менее утилитаристским» . В Оксфорде, как и в Париже, с огромным тщанием изучалось наследие Аристотеля, однако наибольший интерес у английских ученых богословов вызывал не столько логический метод, сколько эмпирическое содержание аристотелизма. И в то время как в Париже изучение «квадривия» почти полностью выродилось в формальность (хотя и необходимую), в Оксфорде, напротив, математика и астрономия имели исключительно серьезное значение.

Рождению интереса к естествознанию в немалой степени способствовала начавшаяся в университетах Толедо и Палермо и продолженная в Оксфорде переводческая работа основных сочинений Аристотеля, а также арабских средневековых ученых. Наиболее значительная роль в развитии и распространении естественнонаучного знания принадлежит магистру, а затем и канцлеру Оксфордского университета Роберту Гроссетесту (1175–1253). Помимо переводов ряда аристотелевских трактатов, таких как «Никомахова этика», а также составления комментариев к «Физике» и «Второй аналитике», Гроссетесту принадлежит свод собственных сочинений, среди которых наиболее значительным является трактат «О свете или о начале форм» («De luce seu de inchoatione formarum»).

Большинство историков средневековой науки, по замечанию А. В. Ахутина, единодушно считают, что в истории средневековья не было другого такого периода, когда естествознание настолько близко подошло бы к методам новой науки, как в XIV в. Именно в XIV в. «впервые осознается дух теоретической физики. В Оксфордском университете естественнонаучная мысль получила мощный толчок для своего развития в трудах ученых Мертоновского колледжа, таких как, например, Томас Брадвардин (1295–1349). В Парижском университете подобные явления были связаны со „школой“ Жана Буридана, к которой относятся Николай Орем, Альберт Саксонский и Марсилий Ингенский.

Согласно Брадвардину,

«…именно математика в каждом случае открывает подлинную истину, так как она знает каждый скрытый секрет и хранит ключ к любому тончайшему смыслу: поэтому тот, кто имеет бесстыдство изучать физику и в то же время отрицать математику, должен бы знать с самого начала, что он никогда не войдет во врата мудрости» .

Брадвардин отождествляет движение со скоростью и тем самым допускает формализацию и математизацию процесса движения, который сам по себе недоступен математической трактовке. Исследовать процесс движения для Брадвардина означает рассмотреть изменение отношения скоростей движения при изменении отношения между силой и сопротивлением, т. е. дать формулу изменения скорости в зависимости от изменения условий движения. Метод Брадвардина и его последователей вызвал возражения со стороны школы парижских номиналистов. Так, Марсилий Ингенский утверждает, что именно пространственные определения существеннее при понимании движения. В этой полемике, как утверждает А. В. Ахутин, «впервые разделились, чтобы развиться затем в два самостоятельных и существенных момента всякого физико теоретического рассуждения и мысленного экспериментирования, геометрический и арифметико алгебраический аспекты» .

Подход Брадвардина вдохновил поколение оксфордских ученых, получивших название «калькуляторов». Среди них – ученики Брад вардина Ричард Киллингтон, Ричард Суиссет, Уильям Хейтесбери и Джон Дамблтон. Основной областью, в которой реализовывало себя «калькуляторство», были так называемые «физические софизмы» (sofismata),т. е. проблемы, связанные с традиционными понятиями аристотелевской физики (изменение скорости, начало и конец движения). Однако алгебраический метод «калькуляторов» слишком затруднял движение мысли, лишая мысль опоры в интеллектуально чувственном созерцании, т. е. лишал ее момента идеального экспериментирования. Методу «калькуляторов» со стороны парижских интеллектуалов противостоял Орем и его геометрический метод.

10. Становление опытной науки в новоевропейской культуре. Формирование идеалов математизированного и опытного знания: оксфордская школа, Р. Бэкон, Оккам

Формирование опытной науки связано с изменяющимися представлениями человека о его взаимосвязи с природой. Человек должен представить себя активным началом в исследовании природы, и это связано с зарождением идеи экспериментального исследования в культуре Нового времени.

Принято считать, что в XIV – XV веках естествознание близко подошло к созданию методов новой науки. Этому предшествовал прогресс ремесленного производства, рост городов, успешные торговые контакты с арабским Востоком. Возрождены основные натуралистические книги Аристотеля, а также труды, содержащие методологию его натуралистического опыта и наблюдения. В результате – усиление интересов к естественнонаучным идеям и исследованиям. Модель математического объяснения становится моделью идеального знания, даже теологическая аргументация формулируется согласно математико-дедуктивному методу.

Основные центры – Оксфордский и Парижский университеты.

Оксфордская школа сыграла значительную роль в развитии и распространении естествознания. Главная роль в становлении школы принадлежит францисканцу Роберту Гроссетесту (Большеголовому).

Его научные интересы концентрировались вокруг оптики, математики (особенно геометрии), астрономии. Гроссетеста называли ярким теоретиком и практиком экспериментального естествознания. В своих работах он высказывал мысли о том, что изучение явлений начинается с опыта, посредством их анализа устанавливается некоторое общее положение, рассматриваемое как гипотеза. На основе гипотезы дедуктивно выводятся следствия, опытная проверка которых устанавливает их истинность или ложность. Эти свои идеи исследователь проводил в опытах над преломлением света. Он размышлял также над распространением звуковых колебаний, над морскими приливами, над явлениями из области медицины. Для проверки гипотез Гроссетест использовал методы фальсификации и верификации.

Метод фальсификации используется там, где нет еще никакой рациональной теории, и естествоиспытатель вынужден произвести отбор подходящих гипотез, то есть отбросить то, что «не соответствует природе вещей». Метод верификации предполагает установление зависимостей путем наблюдения и проверку их в изолирующем эксперименте.

В построении объяснительных схем и в выборе между ними Гроссетест руководствовался двумя общими «метафизическими» принципами:

- Принцип единообразия природы – все причины всегда единообразны в своих действиях, из разнородных действий следует вывод о разнородных причинах и наоборот.

Этот принцип служил для отбора теорий, а также руководил процессом индукции.

- Принцип экономии – если одна вещь доказана из многих предпосылок, а другая вещь – из немногих предпосылок, одинаково ясных, то лучшая из них та, которая доказана из немногих, потому что она быстрее дает знание.

Гроссетест пытался выработать общую методологию естественнонаучного исследования, исходя из идей Аристотеля.

Наиболее фундаментальным достижением оксфордской школы являются теория света и оптика, которые могут пониматься как основа некоторой универсальной физической теории.

К ученикам Гроссетеста относят английского натурфилософа и богослова Роджера Бэкона – одного из наиболее интересных, оригинальных мыслителей своего века. Мировоззрение Бэконаформировалось под влиянием естественнонаучных интересов оксфордского кружка, с одной стороны, с другой же стороны – в неприятии умозрительных рассуждения схоластиков. Схоластике Бэкон противопоставлял программу практического назначения знания, с помощью которого человек может добиться своего могущества и улучшения жизни. Ему принадлежат идеи, которые предвосхитили будущее развитие науки и техники: суда без гребцов, управляемые одним человеком, колесницы без коней, летательные аппараты и другое.

Бэкон создает энциклопедию, в которой значительное место отводит математике (комплекс дисциплин из геометрии и арифметики, астрономии и музыки (акустика)). Он считает, что математика достоверна и несомненна, и с ее помощью необходимо проверять все остальные науки. Математика – самая легкая из наук, ибо она «доступна уму каждого», следовательно, с нее надо начинать обучение детей.

Бэкон считал, что все науки должны познаваться с помощью математических доказательств, доходящих до истин, а не с помощью диалектических и софистических доводов. Благодаря применению математики наука может достигнуть очевидности и истинности. Но для получения истинных знаний одних только математических доказательств недостаточно. Для лучшего понимания и устранения сомнений необходим опыт.

Роджер Бэкон выделял два основных способа познания – с помощью доказательств и из опыта. Один из них приобретается посредством внешних чувств – человек может полагаться на свои органы чувств, на свидетельства очевидцев, на специально изготовленные инструменты. Однако этого внешнего опыта недостаточно, ибо он не вполне удостоверяет относительно «телесных» вещей из-за трудности познания и совсем не касается «духовных» вещей. Поэтому необходим другой вид опыта – опыт «внутренний», который становится возможным только в мистических состояниях избранных благодаря обретению внутреннего озарения. Второй вид опыта гораздо лучше первого. Допускает Бэкон и третью разновидность опыта – праопыт, которым всемогущий бог наделил святых отцом и пророков. Бог открыл им науки через внутреннее озарение.

По Бэкону, Бог, недовольный людьми, сообщает им только частичную истину, правду смешивает с ложью. Только опираясь на опыт, люди могут выявить истину, но в полном объеме она не может быть доступна никому.

Бэкон подчеркивал, что «голое доказательство», не сопровождаемое опытом, не может доставить полного удовлетворения. Философ заключает: «Опытная наука – владычица умозрительных наук». Опыт включает в себя физику, в которую входят алхимия, астрономия, астрология, медицина, в известном смысле и математика. Согласно Бэкону, опытная наука, являясь источником новых истин, не входящих в эмпирическое содержание других наук, должна обеспечить верификацию (подтверждение или опровержение) умозрительных начал. Кроме того, опытная наука предписывает, как делать орудия, как ими пользоваться, рассуждает обо всех тайнах природы и повелевает остальными науками.

Английский философ и логик Уильям Оккам внес большой вклад в развитие логического учения. Основные работы – «Распорядок», «Избранное», «Свод всей логики». В эпоху Оккама в формировании знания преобладали вербальные псевдообобщения, которые становились тормозом развития действительно научного, предметного знания. Для разрушения этого препятствия использовалась знаменитая «бритва Оккама» - утверждение: «Без необходимости не следует утверждать многого». Другая формулировка – «То, что можно объяснить посредством меньшего, не следует выражать посредством большего». В дальнейшем выработана более краткая формулировка – «Сущностей не следует умножать без необходимости», что означает, что каждый термин обозначает лишь определенный предмет.

Оккам развивает учение о существовании двух разновидностей знания:

- знание интуитивное – наглядное, включающее в себя как ощущение, так и внутреннее переживание его. С него и начинается основанное на опыте знание. Основное назначение интуитивного знания – констатировать наличие той или иной вещи.

- Знание абстрагированное – это общее знание, которое тоже можно непосредственно постичь в душе, но оно относится к множеству единичных вещей. В отличие от интуитивного знания абстрагированное может отвлекаться от существования или несуществования вещей.

Теорию общих понятий Оккам называет терминизмом. Термин – простейший элемент всякого знания, всегда выраженного словом. Будучи единичным, оно становится общим (в уме) в связи с тем или иным значением, которое ему придается. Различаются две разновидности терминов:

- естественные термины, которые могут быть непосредственно отнесены к соответствующим вещам;

- искусственные термины, которые условны. Словам придается то или иное значение, относимое не к одной, а ко многим вещам.

Из двух разновидностей терминов вытекает два рода наук: реальные, трактующие о самом бытии; и рациональные, рассматривающие понятия с точки зрения их отношения не к вещам, а к другим понятиям. Пример науки второго рода – логика.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница