Адрес для переписки: 656906, Россия, Барнаул, улица Белинского дом 3, квартира 37. Москвитин Анатолий Константинович



Скачать 373.11 Kb.
Дата01.05.2016
Размер373.11 Kb.
Настоящий документ может без ограничений распространяться по электронным сетям на некоммерческой основе при условии сохранения цельности текста, включая настоящее уведомление и указания имени автора.

Любое другое использование документа, включая размещение документа на серверах, может производиться лишь с согласия автора при соблюдении его прав.

Авторские права зарегистрированы.

Автор не имеет возможности самостоятельно перевести документ на иностранные языки и оплатить такой перевод. Поэтому он с благодарностью примет любое содействие в этой части и обязуется отразить факт такой помощи во введении к настоящему документу.

Адрес для переписки: 656906, Россия, Барнаул, улица Белинского дом 3, квартира 37. Москвитин Анатолий Константинович.

E-mail: bigmax@ab.ru.


НЕОБХОДИМОЕ ВВЕДЕНИЕ


Два человека должны разделить со мной "ответственность" за появление этой работы. Это мой брат С.С. Москвитин и его жена Н.С. Москвитина.

Сергей Степанович много лет работает директором Зоологического музея Томского государственного университета (ТГУ). Кроме этого он является председателем Томского отделения Мензбирского орнитологического общества АН РФ и председателем Томского отделения Союза охраны птиц России.

Нина Сергеевна заведует кафедрой биологии позвоночных и экологии в ТГУ. Она доктор биологических наук.

Они пробудили во мне и всячески поддерживали мой интерес к биологии и проблеме происхождения биологического вида, всегда находили ответы на мои вопросы и никогда не отказывались обсудить любые мои идеи, в том числе самые бредовые. Без них появление этой работы на свет было бы невозможно.

За все это и многое другое мой низкий им поклон.

Мой успех или неудачу со мной разделит моя семья.

Ну а мне остается надеяться, что в конечном счете второй эпиграф по отношению к этой работе приобретет тот смысл, который я в него вложил.

А. Москвитин

МОСКВИТИН А.К.


ТРЕТИЙ ПОСТУЛАТ

К вопросу о происхождении видов
(Третья редакция)

Все можно наладить, если вертеть в руках достаточно долго.


Второй закон Вышковского

Решение любой проблемы становится

очевидным после того, как оно найдено.
Автор

ГЛАВА 1


Исходные факты и понятия
Критерий принадлежности к одному биологическому виду: особи, принадлежащие к одному виду, способны размножаться в том числе и в первую очередь половым путем и давать плодовитое потомство.

Критерий принадлежности к близкородственным биологическим видам: особи, принадлежащие к близкородственным видам, способны к размножению половым путем, но потомство их бесплодно.

Критерий принадлежности к разным биологическим видам: особи, принадлежащие к разным видам, не могут иметь потомства.

Информация о видовой принадлежности особи, включая общие для данного вида фенотипические признаки, и об индивидуальных особенностях особи хранится в наследственной ДНК.

Изменение условий существования популяции или вида в целом ведет к тому, что наибольшая вероятность выживания существует для особей, обладающих наиболее соответствующими изменившимся условиям признаками.

Мутагенные факторы могут вызвать такое изменение генной структуры ДНК, в результате которого на свет может появиться особь, имеющая признак (признаки) ранее не свойственный особям данного вида.

Эволюция биологического вида - процесс, включающий в себя формирование гаммы видовых и индивидуальных признаков особей нового вида и смену вида-предшественника новым видом, возникшим на его основе, рассматриваемый во времени.

ДНК вируса может встраиваться в ДНК пораженной вирусом клетки.

В процессе эволюции некоторые биологические виды приобрели органы, не имеющие эволюционных предшественников, например: ядовитые железы змей, электрические органы угрей и скатов.

Несмотря на все усилия, до сих пор не удалось найти "промежуточное звено" - вид, стоящий на эволюционной лестнице между обезьяной и человеком.

При своем развитии с момента слияния двух половых клеток до состояния жизнеспособной особи эмбрион повторяет эволюционный путь своего вида.
Факты, приведенные выше, общеизвестны. Объединяет их одно - все они фигурируют в дальнейших рассуждениях. В принципе, этот набор фактов мог быть и шире.

Но один факт, вернее, следствие из этого факта имеет чрезвычайно важное значение, ибо на нем базируются все дальнейшие рассуждения.

Из факта, что информация о видовой принадлежности особи и об ее индивидуальных особенностях хранится в наследственной ДНК, следует, что информацию, содержащуюся в наследственной ДНК, можно разделить минимум на два блока - блок с информацией о видовой принадлежности особи и блок с информацией об индивидуальных особенностях особи.

Блок с наследственной информацией о видовой принадлежности особи состоит из генов, контролирующих и определяющих наличие у данной биологической особи признаков, проявленных у всех особей, принадлежащих к данному биологическому виду - видовых признаков. Поясним это на следующем примере. Сравнивая между собой особей одного вида, нетрудно заметить у них совпадающие признаки, как, например, противопоставленный большой палец на ладони человека. Да и наличие самой пятипалой ладони, на которой расположен этот противопоставленный большой палец тоже, в свою очередь, является видовым признаком человека. Совокупность генов, обеспечивающих наличие всей гаммы таких совпадающих признаков, определенных на базе определенной выборки особей, и составляет блок информации о видовой принадлежности особи.


Разумеется, размер выборки для определения совокупности видовых признаков данного биологического вида должен обеспечивать получение достоверного результата. Но не менее важным фактором при составлении такой выборки является наличие в ней особей, принадлежащих к разным популяциям этого вида. Если, например, определять видовые признаки человека на основании выборки составленной из народов Юго-Восточной Азии, то можно сделать заключение, что одним из таких признаков является наличие на голове прямых черных волос. На основании же выборки, составленной из народов Африки, можно прийти к выводу, что видовым признаком человека является наличие черных курчавых волос. И только при взаимном сравнении полученных данных можно сделать правильный вывод, что видовым признаком человека является само наличие волосяного покрова на голове (во всяком случае до определенного возраста).

Совокупность совпадающих признаков, а значит и генов, их контролирующих, можно минимизировать до тех пор, пока встречающиеся отклонения какого-либо признака от нормы не станет возможно определенно считать результатом мутации гена, контролирующего этот признак.

Состав блока информации о видовой принадлежности особи полностью совпадает у всех особей, принадлежащих к данному биологическому виду (конечно, с соответствующей поправкой на половые различия).

Существование блока наследственной информации о видовой принадлежности биологических особей - факт объективный, ибо в противном случае отвергается и другой объективный факт - факт существования биологического вида.


Второй блок информации, представленный в наследственной ДНК, - блок содержащий совокупность генов, определяющих и контролирующих индивидуальные признаки особей, относящихся к данному биологическому виду. К таким признакам относятся, например, цвет глаз и форма их разреза, наличие приросших или не приросших мочек ушей, форма носа и т. д. Состав этого блока информации

разный у разных особей.


Итак, в наследственной ДНК можно выделить две совокупности генов. Первая образует блок наследственной информации о видовой принадлежности особи, определяет наличие у особи всех видовых признаков, присущих данному виду, и не содержит рецессивных аллелей. Вторая образует блок наследственной информации об индивидуальных особенностях особи (об индивидуальных особенностях видовых признаков, присущих этой особи), разнообразие которых обусловлено как раз наличием в этой совокупности рецессивных аллелей. Важно отметить, что каждая из этих совокупностей генов имеет фиксированный объем у каждого биологического вида - строго определенное количество генов, образующих эту совокупность.

ГЛАВА 2


Видообразование по Ч. Дарвину
Движущая причина эволюции по Ч. Дарвину - давление окружающей среды, т.е. постоянно происходящие изменения условий существования вида.

Эта причина проста и понятна - изменения условий существования популяции ли, вида ли в целом происходят постоянно и этот факт из-за своей очевидности не требует никаких доказательств.

Итак, при изменении условий существования вида преимущественное право на выживание имеют особи, обладающие признаком (признаками) наиболее соответствующим изменившимся условиям. Потомство этих особей, унаследовавшее, естественно, этот признак (признаки) также наиболее жизнеспособно.

Процесс отбраковки особей, не удовлетворяющих этому условию, называется по Ч. Дарвину естественным отбором.

Накапливание в последующем особями вида-предшественника иных полезных для выживания признаков в конце концов дает качественный скачок - появление нового вида, т.е. вид поднимается на ступеньку выше по лестнице эволюции.

N. B. Этот тезис о переходе количества накопленных новых признаков в качество - возникновение нового вида - очень привлекателен, потому что он прямо-таки классически диалектичен.

Таким образом, эволюция по Ч. Дарвину может быть представлена в виде непрерывной и достаточно плавной кривой, по которой двигался биологический вид от доисторической органической прамолекулы к своему нынешнему состоянию, оставляя за флагом цепочку исчезнувших видов-предшественников - промежуточных видов, Считая, что эволюция вида - явление прогрессивное, можем считать эту кривую восходящей.

Однако, внимательное рассмотрение процесса видообразования по Ч. Дарвину приводит к большим проблемам.


ГЛАВА 3

Рассмотрение процесса видообразования по Ч. Дарвину


Тысячелетняя история селекции собачьего рода дала поразительные результаты - стоит посмотреть на стоящих рядом сенбернара и тойтерьера. Но один результат не был достигнут. Новый вид не возник. Кроме того, тот же опыт селекции на этот раз в деле возвращения к жизни вымерших зубров показывает, что, грубо говоря, используя генетический материал сенбернаров ли, тойтерьеров ли (в крайнем случае их обоих вместе) вполне возможно возродить исходного прародителя собак вообще.

Здесь необходимо заметить, что процесс возрождения зубров не есть процесс восстановления исчезнувшего вида, т.к. этот процесс шел путем восстановления фенотипа зубра путем полового скрещивания особей, сохранивших признаки этого фенотипа. На каждой ступени этого восстановления полученное в результате потомство сохраняло возможность также произвести в свою очередь потомство и потомство плодовитое, следовательно, и восстановленные зубры способны к скрещиванию и производству плодовитого потомства с особями того вида, что был использован для процесса восстановления. А это как раз и свидетельствует о правильности сделанного замечания. В свою очередь этот факт свидетельствует о том, что или зубры изначально не представляли из себя самостоятельного вида, как не представляют из себя самостоятельных видов сенбернар и тойтерьер, или восстановлена лишь внешняя копия вида действительно существовавшего и впоследствии исчезнувшего.

Если селекционная работа чем-то отличается по своему воздействию на генетическую информацию, хранимую каждой особью вида, от воздействия изменения условий обитания, пойдем в природу. Но положение от этого только усугубится. Лишенный воздействия целенаправленных усилий селекционера, работающего над каждым поколением тех же собак, процесс проявления у собачьего рода новых признаков и гипотетически возможного возникновения нового вида растянется уже не на тысячи лет а на невообразимо более длительный срок. За это время, вдобавок ко всему, не один раз сменятся условия обитания вида, что, не мешая при каждом таком изменении проявлению и закреплению в потомстве полезных для выживания признаков, делает вообще сомнительным образование нового вида. И в самом деле: стоит только виду явить ряд признаков несомненно полезных в новых условиях, но не приведших еще к образованию нового вида, как условия существования вполне могут снова измениться, вследствие чего может оказаться, что вновь приобретенные признаки являются в лучшем случае бесполезными, все начнется сначала, и, таким образом, процесс образования нового вида под воздействием изменения условий существования грозит стать бесконечным.
Но решающий аргумент против возможности возникновения нового вида вследствие изменений условий обитания состоит в следующем.

Вернемся немного назад и вспомним, что наследственная ДНК любой особи хранит, как минимум, два блока информации - о видовой принадлежности и об индивидуальных особенностях особи.

Второй блок хранит информацию не только о гамме индивидуальных признаков проявившихся у конкретной особи, но, вследствие факта существования рецессивных аллелей, и информацию о признаках у конкретной особи не проявившихся. Состав этого блока на уровне носителей информации - генов - отличается от особи к особи, но уже достаточно ограниченная совокупность особей данного биологического вида обладает в виде всей совокупности доминантных и рецессивных аллелей всеми индивидуальными признаками, проявляемыми у конкретных особей.

Наличие рецессивных аллелей определяет коренное отличие второго блока наследственной информации от первого - блока наследственной информации о видовой принадлежности особи, который не содержит рецессивных аллелей по определению.


Именно наличие в наследственной ДНК двух принципиально отличных по составу блоков информации делает невозможным возникновение нового вида под воздействием изменения условий обитания и естественного отбора.
Дело в том, что и процесс селекции и изменение условий обитания воздействуют только на второй блок информации в наследственной ДНК - блок, содержащий в виде доминантных и рецессивных аллелей информацию об индивидуальных признаках особей данного вида. Закономерности в проявлении у конкретных особей конкретных индивидуальных признаков описываются законами генетики, основы которой были заложены Г. Менделем.

Именно за счет изменения состава этого блока информации, возможность которого обеспечивает наличие доминантных и рецессивных аллелей, контролирующих индивидуальные признаки, и происходит выведение новых пород животных и сортов растений в процессе селекции и обеспечивается выживание биологических видов при изменении условий их обитания.

Блок же, содержащий информацию о видовой принадлежности, как уже было сказано, одинаков у всех особей вида. Вследствие этого, данный блок информации не может быть изменен усилиями селекционера или изменением условий обитания, так как эти процессы не способны перестроить структуру образующих его генов, другими словами данный блок информации абсолютно устойчив к усилиям селекционера и к изменению условий обитания, что и служит обоснованием высказанного выше утверждения.
Положения вещей не меняет явление кроссинговера, заключающееся в обмене между хромосомами участками, несущими аналогичную информацию. Кроссинговер в блоке информации о видовой принадлежности принципиально не может ничего изменить в факте принадлежности данной особи к конкретному виду именно потому, что состав этого блока информации одинаков у всех особей, принадлежащих к данному виду. Неравный же кроссинговер в этом блоке наследственной информации в лучшем случае может лишь исказить затронутый им видовой признак или элементарную его составляющую, но никак не вызвать появление нового видового признака. (Напрашивающаяся в данном случае аналогия: случающееся повторение страниц в книжном тексте ничего не добавляет к его содержанию.)
Если же все-таки согласиться по методу доказательства от обратного с тем, что изменение условий обитания или работа селекционера способны вызвать появление нового биологического вида, то необходимо признать, что в ДНК вида-предшественника уже содержатся все признаки нового вида - и видовые и индивидуальные. В самом деле - если их там нет, то как может привести изменение условий обитания и селекция, не воздействующие на структуру генов, к их появлению, и откуда тогда взяться новому виду? Ведь из цилиндра можно вынуть кролика только если перед этим его туда посадить, как бы ни клялись зрители, наблюдающие за этим фокусом, что никто кролика в цилиндр не сажал, а появился он там сам собой. Рассматривая же в свете этого допущения процесс эволюции в ретроспективе, не остается ничего другого, как признать, что ДНК первобытной амебы уже содержала в себе всю информацию, необходимую для появления "венца творения".
Сказанного достаточно, чтобы сформулировать первый постулат новой теории.
Первый постулат: возникновение нового вида возможно только при изменении содержащейся в ДНК вида-предшественника информации о видовой принадлежности особей, его составляющих.
ГЛАВА 4

Место мутаций в теориях видообразования


В существующих теориях происхождения вида важное место принадлежит мутациям - процессу появления новых признаков у особей данного вида под воздействием мутагенных факторов - гамма- или корпускулярного излучения или же под воздействием химических мутагенов. Здесь (и это необходимо подчеркнуть) речь идет именно о появлении новых признаков, а не о их проявлении из скрытой в виде рецессивных аллелей формы и не о возникновении новых (искаженных) вариантов признаков при неравном кроссинговере.

Рассмотрим процесс возникновения нового признака под воздействием мутагенных факторов более тщательно.


Прежде всего необходимо сказать, что ни один из известных мутагенных факторов не привносит в наследственную ДНК "строительный материал" для образования нового гена, и, следовательно, действует в рамках неизменного объема блока информации о видовой принадлежности особи.

Кроме того, представляется крайне сомнительным сам факт, что воздействие мутагенного фактора способно вызвать упорядоченное перестроение генетической информации, наоборот, гораздо логичнее предположить, что такое воздействие может только разрушить структуру гена (генов) и вызвать только возрастание энтропии информации, содержащейся в генах, в полном соответствии со вторым началом термодинамики.

Справедливость такого предположения неоднократно подтверждена фактами. Если до возникновения индустрии радиоактивных материалов к числу мутагенных факторов относились космическое излучение, достигающее поверхности Земли, излучения природных месторождений радиоактивных материалов и природные химические мутагены, то с наступлением ядерной эры и с развитием химической промышленности количество мутагенных факторов и число случаев их воздействия на живые организмы возросло неимоверно. Тем не менее, результат таких воздействий один - потомство особей, подвергшихся воздействию мутагенных факторов несет на себе печать уродства, зачастую несовместимого с жизнью.
Подойдем к воздействию мутагенных факторов на блок информации о видовой принадлежности особи в ДНК еще с одной стороны. Допустим все-таки, что воздействие таких факторов способно вызвать упорядоченное перестроение структуры генов в этом блоке, что имеет своим следствием, в конечном счете, появление нового вида. При этом будем помнить, что, не внося в ДНК новой информации, мутагенные факторы, если их считать факторами признакообразующими, всегда воздействуют на один и тот же объем блока информации о видовой принадлежности.

Прежде всего подробно разберем схему процесса возникновения нового вида в результате мутаций - под воздействием на генную структуру мутагенных факторов.

Особо оговорим, что при перестройке генной структуры под воздействием мутаций (равно как и при любом другом воздействии) особь-носитель этой генной структуры не может изменить своей видовой принадлежности - это удел ее потомства. Следовательно, для обретения потомством нового признака изменение генной структуры должно произойти в половых клетках родительской особи и, что абсолютно необходимо для наследования измененной генной структуры, в половых клетках особи противоположного пола, ведь наличие любого наследуемого признака контролируется комплементарными генами.

Итак, на особь некоего биологического вида подействовал мутагенный фактор, вызвавший перестройку генной структуры в одной из половых клеток этой особи (невозможно допустить, что разовое воздействие мутагенного фактора способно привести к одинаковому изменению структуры одного и того же гена во всех зрелых к этому моменту половых клетках данной особи). В тот же или достаточно близкий момент времени тот же или иной мутагенный фактор вызвал аналогичное изменение генной структуры в зрелой половой клетке особи противоположного пола, принадлежащей к этому же виду. Осталось только допустить, что две эти особи встретились, произошло оплодотворение яйцеклетки с измененной генной структурой тем самым сперматозоидом, который имел аналогичное изменение, и на свет появилось потомство, имеющее новый видовой признак. Не будем рассматривать вероятность осуществления описанного процесса, условимся считать наши допущения не абсолютно абсурдными, какими они являются на самом деле, а вполне корректными.

Но из сделанных допущений вытекают три следствия.

Во-первых, возникновение нового вида под воздействием мутагенных факторов вследствие воздействия их на неизменный объем наследственной информации о видовой принадлежности особи имеет своим результатом исчезновение из этого блока по крайней мере части содержавшейся в нем информации, либо ее существенное искажение, ведь, как уже было сказано, мутагенные факторы не привносят в наследственную ДНК “строительный материал” для “постройки” новых генов, а перестраивают уже существующие генные структуры.

При этом становится совершенно непонятным, почему тот же человеческий эмбрион при своем развитии являет в своем строении признаки всех биологических видов, предшествовавших ему на ступенях эволюционной лестницы, ведь, как только что было сказано, сведения об этих ступенях в ДНК эмбриона должны были или исчезнуть вообще, или оказаться существенно искаженными.

Во-вторых, если рассмотреть описываемый процесс возникновения нового вида под действием мутагенных факторов в ретроспективе, то окажется, что он базируется на том условии, что объем блока информации о видовой принадлежности одинаков и у, допустим, человека, и у амебы (если она была эволюционным предшественником человека), что при всем нашем уважении к амебе является абсурдом.

В-третьих, если учесть, что любой видовой признак контролируется и определяется не одним геном, а их совокупностью, то необходимым условием возникновением нового вида под воздействием мутагенных факторов является последовательное, согласованное и целенаправленное воздействие на некоторое количество особей вида-предшественника (читай: на половые клетки этих особей) череды этих самых абсолютно неуправляемых и непредсказуемых мутагенных факторов.

Описанный процесс возникновения нового биологического вида под воздействием мутагенных факторов имеет и другие следствия, которые будет рассмотрены ниже. Сказанного же достаточно, чтобы сформулировать второй постулат новой теории.


Второй постулат: возникновение нового биологического вида возможно только при условии увеличения объема информации, содержащейся в блоке информации о видовой принадлежности особи в ее наследственной ДНК и, следовательно, при условии увеличения размеров этого блока.
Второму постулату теории видообразования можно поставить в соответствие тот факт, что описание более сложного объекта содержит больше информации, чем описание объекта более простого. Но из этого следует, что увеличение размеров блока информации о видовой принадлежности или, что то же самое, количества информации о видовой принадлежности особи ведет к возникновению вида более продвинувшегося по пути эволюции.

Верно и обратное утверждение: для продвижения вида по пути эволюции необходимо увеличение количества информации, содержащейся в блоке информации о видовой принадлежности и, следовательно, размеров этого блока.

Два эти следствия связаны теснейшим образом и, взятые в совокупности, объясняют, почему эволюция движется по пути от простого (клетка) к сложному (допустим, человек). Действительно, возьмем в качестве точки отсчета вид, стоящий на определенной ступени эволюционной лестницы и соответствующий этой ступени объем блока информации о видовой принадлежности, характеризующей этот вид. После этого начнем описание процесса эволюции этого вида с нуля, заполняя этот объем новым содержимым и используя при этом тот же генетический код. В конечном итоге мы, возможно, получим "описание" нового вида, но по всей совокупности признаков - по сложности своей - он окажется на той же ступени эволюции, что и вид, взятый в качестве точки отсчета. Таким образом, сохранение объема блока информации о видовой принадлежности неизменным означает прекращение процесса эволюции. Уменьшая же объем блока информации о видовой принадлежности, мы сможем вместить в него только описание вида, стоящего на лестнице эволюции ниже исходного, что соответствует обращению процесса эволюции вспять.

Два рассмотренных варианта заполнения блока информации о видовой принадлежности возможно рассматривать только чисто теоретически. Невозможно начать процесс эволюции с чистого листа. Можно с помощью мутагенных факторов уничтожить часть генетической информации, сократив тем самым объем блока информации о видовой принадлежности, но это будет равносильно уничтожению вида. (Позднее будет рассмотрен еще один опять же чисто теоретический вариант возможного сокращения содержимого блока информации о видовой принадлежности, но с указанными уже последствиями). Остается единственный вариант - продвижение вида по лестнице эволюции выше и выше в результате увеличения количества информации о видовой принадлежности и, следовательно, увеличения объема блока, содержащего эту информацию.

При этом очевидно, что увеличение объема информации о видовой принадлежности подразумевает занесение в этот объем информации действительно новой, а не, скажем, увеличение этого объема за счет неравного кроссинговера. Это соображение еще раз отвергает возможность возникновения нового вида, путем манипуляций с генной информацией, хранимой особями, образующими вид-предшественник.
ГЛАВА 5

Предположение о существовании признакообразующих вирусов


В поисках фактора, действие которого могло бы привнести в наследственную ДНК особи новую информацию, вспомним о вирусах. Факт, что вирусы могут содержать в себе ДНК, сходную по строению с ДНК, находящейся в хромосомах клеток зараженной вирусом особи, известен. Известен и тот факт, что ДНК вируса может встраиваться в ДНК клетки. Но, вместе с тем, известны и результаты вирусного поражения живых клеток.

Предположим, тем не менее, что существуют вирусы, которые могут встраиваться в ДНК половых клеток без их разрушения. При этом такие вирусы способны нести в своей ДНК ген, встраивание которого в ДНК клетки означает, что отныне ДНК этой половой клетки содержит в себе информацию о новом элементарном признаке, контролируемом этим геном.

Механизм действия таких вирусов, вероятнее всего, должен быть следующим. Они (вирусы) должны или поражать репродуктивные органы, заставляя их продуцировать половые клетки, несущие информацию о новом элементарном признаке, или же, резидентно присутствуя в клетках репродуктивных органов, они должны перманентно поражать созревшие половые клетки без их разрушения. В любом из случаев обретенный половыми клетками в виде нового гена новый элементарный признак проявится в потомстве инфицированных особей.

Однако, рассмотрим, к каким следствиям ведет допущение существования признакообразующих вирусов.


Уже было сказано, что любой видовой признак является сложным, состоящим из множества элементарных, следовательно, его наличие контролируется не одним геном, но только их совокупностью.

Понятно также, что признакообразующие вирусы не могут действовать согласованно, следовательно процесс возникновения нового вида будет под их воздействием происходить ступенчато, причем каждая пройденная ступень соответствует приобретению видом нового элементарного признака.

Пусть однократное воздействие вируса привело к появлению у потомства инфицированной особи появление элемента нового видового признака. Процесс возникновения нового вида в этом случае может пойти по одному из трех возможных сценариев.

По первому сценарию потомство особи, инфицированной признакообразующим вирусом из-за того, что оно обладает новым элементом видового признака (а других видимых причин нет), полностью вытесняет вид-предшественник, после чего процесс повторяется.

По второму сценарию процесс идет беспорядочно. Потомство особи, инфицированной признакообразующим вирусом, не вытесняет вид-предшественник, просто очередной признакообразующий вирус действует на другую особь или несколько особей, и популяция начинает с данного момента состоять из особей не обладающих новым признаком, особей имеющих один новый элементарный видовой признак, особей имеющих второй признак и особей, имеющих два признака. Процесс повторяется и т.д., и т.д.

По третьему сценарию заражение признакообразующим вирусом происходит в рамках всей популяции, что представляется более вероятным, т.е. такое заражение имеет характер эпидемии. В этом случае нет трудностей с распространением нового элементарного видового признака, т.к. популяция, сохраняя в себе признакообразующий вирус в резидентной форме способна производить только потомство, обладающее новым элементарным видовым признаком.


Общей чертой всех трех сценариев является то, что для образования нового видового признака необходимо последовательное и упорядоченное воздействие на популяцию череды признакообразующих вирусов, после чего популяция приобретет полноценный новый видовой признак и станет новым видом.

В связи с этим трудно всерьез рассматривать эти три сценария, но выводы из такого рассмотрения весьма серьезны. Предположение о возможности возникновения нового вида путем последовательного накопления элементарных видовых признаков под воздействием признакообразующих вирусов, влечет за собой четыре следствия (которые в равной мере относятся и к процессу возникновения нового вида под воздействием мутагенных факторов).

Во-первых, понятие "биологический вид" при таком способе возникновения нового вида теряет всякий смысл, ведь отличие в один элементарный видовой признак между двумя сменяющими друг друга поколениями особей этого вида это даже не отличие между особями, принадлежащими к близкородственным видам, - это отличие неимоверно меньших размеров. Большего же различия между двумя следующими друг за другом, условно говоря, "промежуточными видами" добиться на таком пути возникновения нового вида невозможно. Сам же процесс видообразования при этом становится непрерывным и бесконечным, ведь стоит закончиться формированию одного нового видового признака, как тут же может начаться формирование признака следующего и т.д., и т.д.

Во-вторых, трудно представить, как будет выглядеть приобретение видом нового видового признака путем накопления элементарных составляющих этого признака.

В-третьих, если очередной вновь приобретенный элементарный признак вызовет все-таки качественный скачок - возникновение нового вида - не должно быть никаких проблем с обнаружением ископаемых останков "переходных звеньев", собственно, ими должны в таком случае стать все ископаемые останки, что, как известно, в действительности места не имеет.

В-четвертых, процесс возникновения новых видов при условии признания описанного выше способа реальным становится непрерывным и бесконечным, соответственно непрерывному воздействию на биологические виды череды признакообразующих вирусов.


Но вследствие предположения о существовании признакообразующих вирусов в конце тоннеля появился свет!
Прервемся ненадолго и подытожим все сказанное выше. Нами доказаны следующие положения:

- новый вид не может возникнуть в результате воздействия на блок наследственной информации об индивидуальных особенностях особей вида;

- для возникновения нового вида новые видовые признаки должны быть занесены в блок наследственной информации о видовой принадлежности особи;

- занесение информации о новых видовых признаках в блок наследственной информации о видовой принадлежности должно сопровождаться увеличением количества содержащегося в этом блоке информации и связанным с этим увеличением размеров этого блока;

- возникновение нового вида вследствие увеличения количества информации в блоке наследственной информации о видовой принадлежности, осуществляемого путем последовательного занесения в него информации о каждом новом элементарном видовом признаке по отдельности, невозможно.

Из всего вышесказанного логично вытекает формулировка третьего постулата новой теории.


Третий постулат: изменение информации о видовых и индивидуальных признаках в ДНК вида-предшественника для возникновения нового видового признака (признаков) и, следовательно, для возникновения нового вида должно происходить внесением в ДНК единого блока информации, при взаимодействии которого с наследственной информацией, присущей виду-предшественнику, возникают все видовые и индивидуальные признаки нового вида.
ГЛАВА 6

Основы новой теории


Предлагаемая теория видообразования основана на трех постулатах, обоснование и формулировка которых приведены выше, и двух теоремах, которым еще только предстоит быть доказанными единственно приемлемым в данном случае методом - практическим.

Теорема первая. Существуют некие организмы, назовем их видообразующими вирусами, способные нести в себе ДНК, содержащую объем информации достаточный для того, чтобы при соединении с наследственной ДНК пораженной вирусом особи модифицированная ДНК с момента такого соединения несла в себе все видовые и индивидуальные признаки нового биологического вида.

Теорема вторая. Видообразующие вирусы поражают в первую очередь, а может быть и исключительно, органы репродукции, причем таким образом, что мужские и женские половые клетки начинают нести в себе после инфицирования наследственную информацию, присущую уже новому виду.
ГЛАВА 7

Видообразование по новой теории. Следствия


После заражения видообразующим вирусом популяции вида-предшественника потомство зараженной популяции являет собой новый биологический вид. Это значит, что процесс видообразования требует очень немного времени, собственно, его можно назвать одномоментным. Популяция при этом выступает в роли видообразующей единицы. Кстати, именно одномоментность возникновения нового вида может служить, по крайней мере в некоторых случаях, объяснением обнаружения новых биологических видов на исследованных ранее территориях.
Лишенная возможности воспроизводства в первозданном виде популяция вида-предшественника вымирает.

Есть основания, которые частично будут рассмотрены ниже, считать, что вирулентность видообразующих вирусов ограничена во времени, так что популяции вида-предшественника достаточно удаленные от зараженной имеют реальную вероятность избежать заражения.

Таким образом, популяции вида-предшественника и вновь возникшего вида могут сосуществовать в течение длительного промежутка времени и ископаемые останки нового вида могут оказаться старше таких же останков вида, предшествовавшего ему на лестнице эволюции.
Сохранившиеся популяции вида-предшественника уже после появления на базе одной или нескольких из них нового вида продолжают оставаться базой для эволюции, так как сохраняется возможность заражения их новыми видообразующими вирусами. Таким образом, на базе одного вида-предшественника могут возникнуть разные виды.
На примере мутаций вирусов гриппа можно сделать предположение, что исходные формы видообразующих вирусов также подвержены мутациям. В таком случае, если одна из популяций вида-предшественника была заражена исходной, а другая - мутировавшей формой вируса, могут возникнуть близкородственные виды, например, осел и лошадь.
В том случае, если видообразующий вирус вирулентен для разных биологических видов, возможно возникновение двух или более новых видов, имеющих общие видовые признаки (признак), например, сумчатые в Австралии.
Из новой теории видообразования следует, что наиболее совершенным в биологическом смысле вид является сразу после его возникновения. В самом деле, вновь возникший вид в рамках ограниченной по численности популяции сохраняет весь заложенный в его генофонде видовой и индивидуальный потенциал. Возможность проявления индивидуальных особенностей в неискаженной форме для каждой особи нового вида максимальна. Мутагенные факторы еще не успели оказать своего разрушающего воздействия и количество искажений наследственной информации, хранимой в ДНК особей нового вида, минимально.
После своего возникновения новый вид начинает осваивать подходящие экологические ниши, увеличивая ареал своего обитания и реализуя заложенный в его генофонде потенциал. Это время расцвета вида. Но одновременно с этим сразу после возникновения нового вида особи, принадлежащие к нему, начинают подвергаться воздействию всей гаммы мутагенных факторов, которые, как уже было сказано, в полном соответствии со вторым началом термодинамики способны только разрушить или исказить наследственную информацию. Таким образом, расцвет биологического вида в том виде, каком он был обозначен выше, занимает достаточно ограниченное время, в то время как воздействие мутагенных факторов - процесс перманентный и биологический вид с самого момента своего возникновения обречен на исчезновение.

Это утверждение становится тем более справедливым, если вспомнить, что новый вид возникает на базе наследственной информации вида-предшественника, уже несущей на себе груз накопленных искажений.

Таким образом, вновь возникший вид может стать видом-предшественником для последующего вида, тем более, что возникновение этого последующего вида не означает исчезновение вида-предшественника, но не более того, и никак не может существовать, процветая и благоденствуя, в течение неограниченного времени.
Наступил самый удобный момент поговорить о роли естественного отбора в существовании вида. Но что понимать под термином "естественный отбор"? Вопрос этот имеет принципиальное значение.

Возьмем для рассмотрения факт преследования стаей волков лося по глубокому снегу. Исход такого преследования практически очевиден.

А теперь вспомним, как "опекает" волк стадо оленей в канадской тундре. Этот процесс великолепно описан Ф. Моуэтом в книге "Не кричи, волки".

Формально между этими примерами разницы нет. И тут и там дело кончается гибелью особи не могущей отстоять свое право на жизнь. И оба эти примера могут служить примером действия фактора естественного отбора по Ч. Дарвину. И тем не менее, разница есть и она имеет принципиальный характер.

Неприспособленность лося к жизни в условиях глубокого снежного покрова имеет видовой характер. Но здесь имеет значение не этот факт, а тот, что особь выбраковывается по признаку, не имеющему отклонения от нормы. При этом, как ни странно это звучит в свете учения Ч. Дарвина, естественный отбор не стимулирует появления нового вида, а сужает гамму индивидуальных признаков, которые погибшая особь могла бы передать потомству, обедняет генофонд вида и ускоряет его деградацию.

В ситуации, описанной Ф. Моуэтом, особь отбраковывается потому, что она чаще всего либо больна, либо дефектна, во всяком случае, тот факт, что погибшая особь могла бы иметь полноценное потомство, далеко не очевиден. В этом случае отбраковка идет по факту наличия признака, имеющего отклонение от нормы, при этом фактор естественного отбора способствует санации генофонда, а значит, и продлению времени существования вида.

Само понятие естественного отбора слишком многогранно, чтобы ему могло быть дано однозначное определение. Но на основании приведенных примеров можно сформулировать одно из его проявлений.
Естественный отбор - это система взаимоотношений между видами в биогеоценозе, позволяющая, в том числе, эффективно отбраковывать особи по критерию наличия у особи признака, имеющего отклонение от нормы.
Нетрудно заметить, что при таком определении одной из составляющих понятия "естественный отбор" процесс естественного отбора выступает в роли фактора, способствующего как можно более длительному существованию вида в неизменном виде, а если вернуться к моменту возникновения вида, то существованию вида в наиболее совершенной форме. Ну а то, что естественный отбор не может быть видообразующим фактором, было показано ранее.
Перманентное разрушение наследственной генетической информации, начинающееся сразу после возникновения вида, имеет своим следствием тот принцип, что чем больше время существования биологического вида, тем более примитивно он обязан быть устроен - тем меньший объем в наследственной ДНК должны занимать блоки с информацией о видовой принадлежности особи ибо только в этом случае обеспечивается его устойчивость к воздействию мутагенных факторов. Здесь имеет место полная аналогия со стрельбой в цель: чем меньше цель, тем труднее ее поразить, независимо от того что используется в качестве оружия - лук при стрельбе по мишени или мутагенный фактор при воздействии на наследственную ДНК.

Кроме этого, на продление времени существования вида в большой степени влияет объем блока генетической информации о индивидуальных признаках - чем он больше, тем больше у вида возможностей приспособиться к изменению условий обитания.

Немаловажное значение для продления времени существования вида имеет стабильность условий его существования, ибо, как уже было показано, изменение условий существования отнюдь не способствует продвижению вида по эволюционной лестнице, но вполне может привести к исчезновению вида, что мы и имеем на примере мамонтов.

Здесь напрашивается небольшое отступление. Пример вымирания мамонтов в плане воздействия изменения условий обитания на возникновение нового вида по Ч. Дарвину абсолютно нетипичен. Ведь это вымирание произошло практически мгновенно, так что вид не успел к ним приспособиться. Но из этого следует, что для того, чтобы изменение условий существования вида в соответствии с учением Ч. Дарвина оказало свое благотворное влияние на эволюцию вида, скорость изменения этих условий должна иметь верхний предел. Интересно - какой?


В плане вопроса о времени, отведенном для существования вида, должно быть верным и следующее утверждение: чем дальше продвинулся биологический вид по пути эволюции, чем больше информации о видовой принадлежности несет в себе его наследственная ДНК, тем меньше время его существования.

Здесь, кстати, пришло время вспомнить о предположении об ограниченной во времени вирулентности видообразующих вирусов. Это предположение в свете того, что они несут в себе значительный объем генной информации и при учете повышенной способности вирусов к мутациям, кажется вполне обоснованным.


Нерушимость границы между видовыми и индивидуальными признаками особи, которая ранее была принята за аксиому, может показаться не абсолютной.

Пятипалость конечностей, несомненно, видовой признак человека. Встречающееся увеличение количества пальцев может быть воспринято как появление нового индивидуального признака, ведь оно встречается не у всех особей. На самом же деле, являясь результатом воздействия мутагенного фактора на блок наследственной информации о видовой принадлежности, оно не может быть ничем иным, как индикатором накопления мутаций.

Таким же образом, любой явно индивидуальный признак, проявившийся у всех особей составляющих данную популяцию (вид), не является свидетельством возникновения нового видового признака, а лишь свидетельствует об обеднении генофонда, что может явиться следствием близкородственного скрещивания.

Итак, появление у особей вида отдельных новых видовых и индивидуальных признаков не подтверждает теорию возникновения вида по Ч. Дарвину, а лишь свидетельствуют о деградации суммарного генофонда вида.


Из принципов, положенных в основу новой теории видообразования, прямо следует, что никаких "переходных звеньев" между видом-предшественником и вновь возникшим видом быть не может. Это, кстати, объясняет безрезультатность поисков "переходного звена" между обезьяной и человеком.
Воздействие видообразующего вируса на клетку не уничтожает генетическую информацию, хранящуюся в ее ДНК, а лишь привносит новую. Логично предположить, что далеко не вся суммарная наследственная информация используется на пути превращения эмбриона в жизнеспособную особь, принадлежащую новому виду. Что стоит за этим предположением? Наиболее полно должна использоваться информация о видовых признаках видов-предшественников. Как невозможно, снова переходя к аналогиям, построить первый этаж здания, не выстроив предварительно фундамент, а второй этаж - не построив первый, так и эмбрион в процессе своего развития до появления на свет должен повторить эволюционный путь вида, т.к. каждая предыдущая ступень в процессе развития эмбриона соответствует определенной ступени на пути эволюции вида и является фундаментом для последующей. Этот факт в новой теории видообразования прямо следует из принципов, положенных в ее основу, тогда как (см. выше) в рамках теории видообразования по Ч. Дарвину он объяснения не имеет. Сказанное имеет своим следствием тот факт , что границы понятия о блоке информации о видовой принадлежности особи должны быть расширены. Этот блок должен включать в себя и информацию о видовых признаках видов-предшественников, без которой невозможно воплощение видовых признаков данного вида.

Тем не менее нельзя исключить возможности того, что часть генетической информации о видовых признаках видов-предшественников в процессе эволюции становится ненужной. Тем более верным должно быть это предположение по отношению к индивидуальным признакам. В самом деле, информация о количестве, форме и расцветке чешуй кистеперой рыбы, которая может входить в ряд видов-предшественников человека, человеческой особи как представительнице вида не нужна. Мало того - в процессе эволюции эта информация, как и многая другая, лишилась базы для своего проявления. Это, в свою очередь, значит, что искажения ненужной генетической информации выпадают из-под санирующего действия фактора естественного отбора. Гены, контролирующие невоплощенные элементарные видовые и индивидуальные признаки, таким образом, могут быть без всякого вреда для особи и вида разрушены действием мутагенных факторов. Совокупность генов, контролирующих невоплощенные признаки, как с разрушенной, так и с цельной структурой должна образовывать своеобразный генетический балласт - третий блок информации в наследственной ДНК.

Балластная часть ДНК может служить своеобразным внутренним щитом, берущим на себя часть разрушающего действия мутагенных факторов, и уменьшающим вероятность разрушения необходимой особи и виду наследственной информации.

В дополнение можно высказать утверждение, что так называемые "спящие" гены, о роли которых было высказано много суждений, никогда не "проснутся", так как отсутствует тот фундамент, на котором могли бы проявиться контролируемые ими признаки.


Тот факт, что в соответствии с новой теорией видообразования изменение наследственной информация о видовой принадлежности происходит путем ее “дописывания” означает, что существует принципиальная возможность используя генетический материал некоторой выборки особей данного вида восстановить методом клонирования весь эволюционный путь этого вида.
Кроме уже упоминавшихся блоков информации, хранящейся в наследственной ДНК: блока информации о видовой принадлежности особи, блока информации об ее индивидуальных особенностях и балластной ДНК наследственная ДНК должна содержать еще один блок - блок, обеспечивающий последовательность считывания генетической информации, используемой, в частности, во время развития эмбриона.

Необходимость существования такого блока ясна интуитивно, стоит только попытаться представить последовательность формирования эмбриона. Вопрос состоит в том, как реализован этот блок информации - в форме совокупности генов или в форме порядка, которому подчинено расположение генов в ДНК.

Как бы ни был организован блок, контролирующий отбор, последовательность считывания и реализации заложенных в генетическом коде признаков при развитии эмбриона, один принцип при его работе должен соблюдаться безусловно: первым реализуется признак, который может быть реализован на более ранней стадии развития эмбриона. То же относится и к двум или более признакам, присутствующим в генетическом коде и имеющим сходный характер, (например, расположение большого пальца на ладони человека и обезьяны).

Ранее было сказано, что блок информации о видовой принадлежности особи не несет в себе рецессивных аллелей, следовательно, случающиеся проявления у особей данного вида атавистических видовых признаков могут быть объяснены или воздействием на блок информации о видовой принадлежности родительской особи мутагенного фактора, или сбоями (под воздействием такого фактора) в работе блока считывания наследственной генетической информации на стадии развития эмбриона.

Сформулированный выше принцип работы блока считывания генетической информации имеет достаточно неожиданное следствие. Ранее было высказано утверждение, что процесс эволюции имеет однонаправленный характер - от простых видов к сложным. Представим теперь, что эволюционный путь некоего вида основан на нескольких блоках видовой информации, которые в соответствии с порядком их внедрения в геном обозначим буквами A, B, C, D и E. Предположим, что очередной видообразующий вирус внедряет в геном вида блок видовой информации F, сходный по его содержанию, допустим, с блоком C. В том случае, если признаки, содержащиеся в блоке F могут быть реализованы на более ранней стадии развития эмбриона, чем признаки, содержащиеся в блоке C, они и будут реализованы, т.е. геном вида будет теперь состоять из блоков A, B, F, D и E. Но это в том случае, если признаки, содержащиеся в блоке F не уничтожают фундамент, на котором, пусть и частично, могут быть реализованы признаки, содержащиеся в блоках D и E. Рассматриваемая ситуация может привести к появлению вида близкородственного исходному. В том же случае, если после внедрения в геном блока F признаки, содержащиеся в блоках D и E не смогут быть реализованы, геном вида будет состоять из блоков видовой информации A, B и F, т.е. вид будет отброшен на более низкую ступень эволюции. Примеров такого процесса автор привести не может, но возможность описанной ситуации в рамках новой теории не исключена.
ГЛАВА 8

Перспективы


Что может дать новая теория видообразования в плане научного изучения проблемы?

Самое главное - она дает прочный фундамент для научных исследований, каковым становится генетический анализ.

В первую очередь с помощью генетического анализа могут быть установлены границы объема информации, переносимой видообразующими вирусами. Решение этого вопроса открывает возможность для обнаружения и дальнейшей работы с этими вирусами со вполне представимыми перспективами.

Генетический анализ с привлечением математического аппарата дает возможность на основании определения количества накопленных искажений генетического материала определять перспективы существования вида. Правда, в случае Homo Sapiens в результаты придется вносить весьма существенную поправку на наличие у этого вида разума, так как ни один биологический вид, разумом (в том виде, как это принято понимать) не обладающий, не сделал так много для уничтожения среды своего обитания и для своего собственного уничтожения.

Привлечение математического аппарата даст возможность определить верхний предел эволюции биологических видов на основе определения соотношения между размерами блоков наследственной информации и скорости накопления искажений этой информации.

На основе генетического анализа может быть составлена новая система классификации биологических видов, а также определены эволюционные предшественники конкретного вида.

В рамках новой теории просматривается возможность после определения вида-предшественника сравнивать содержание информации, хранящейся в ДНК, о идентичных видовых ли, индивидуальных ли признаках и методами генной инженерии воссоздавать эти признаки в первозданном виде.
Перечень возможностей, которые открывает новая теория видообразования может быть продолжен.
ГЛАВА 9

Теологический аспект


Рассмотрения новой теории в рамках теологического аспекта не избежать, даже если усиленно делать вид, что этой проблемы не существует.

Но попытаемся взглянуть на проблему с другой стороны.

Чиста ли в этом плане теория видообразования по Ч. Дарвину? Действительно ли жена Цезаря выше подозрений?

Конечно, изменение условий существования и естественный отбор факторы сугубо материальные. Но вот сам процесс видообразования по Ч. Дарвину...

К примеру, рассмотрим процесс образования рисунка в виде павлиньего глаза на крыльях одного из вида бабочек.

Само наличие видового признака в виде такого рисунка не может быть результатом действия одного гена, но только группы генов. А значит, возникновение этого признака в рамках теории Ч. Дарвина не могло быть одномоментным.

Итак, на наследственную ДНК одной из особей вида-предшественника нашего вида бабочек подействовал мутагенный фактор. В результате на крыльях потомства этой бабочки появился какой-то фрагмент рисунка павлиньего глаза. В полном соответствии с теорией Ч. Дарвина сразу же потомство нашей бабочки получает преимущественное право на выживание. Не будем останавливаться на абсурдности этого утверждения. Не будем также рассчитывать вероятность того, что в результате последующего воздействия мутагенных факторов на тот же (!) участок ДНК последующих (к тому же далеко не всех) поколений потомства нашей бабочки рисунок на крыльях явится во всей своей красе. Заметим лишь, что придать этой вероятности значение даже равное нулю может только совсем уж безудержный оптимист. Не будем повторно обосновывать принципиальную невозможность всего этого процесса.

Попробуем, однако, представить величину промежутка времени, который понадобится для появления такого рисунка и зададим только два вопроса.

Где все это время хранилась информация о ходе процесса и его конечной цели? Кто являлся хранителем этого грандиозного плана?

Что касается личной позиции автора по затронутой проблеме, то она сформирована статьей "Размышления о Всевышнем", написанной на основе лекции, прочитанной Уильямом С. Хэтчером (Канада) 11 марта 1994 г. в Доме ученых в Лесном в Санкт-Петербурге. Статья опубликована в журнале "TERMINATOR", N 2-3 за 1994г.(Санкт-Петербург. "Комкон").




ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Что устроено сложнее: атом водорода или атом урана? Ответ очевиден. Как появились атомы урана? В результате последовательного вовлечения атомов водорода и продуктов ядерного синтеза, начавшегося с атомов водорода, в процессы, происходящие в недрах звезд. Так, во всяком случае сейчас, отвечает на вопрос современная физика.

Налицо эволюция атома водорода в направлении к атому урана. Налицо инструмент этой эволюции - реакции ядерного синтеза.

Применительно к биологическим видам мы имеем в наличии процесс эволюции видов и можем воочию наблюдать его результаты. Предлагаемая теория видообразования предлагает в качестве возможного инструмента этой эволюции видообразующих вирусов. Что мы о них знаем?

А что мы знали полвека назад о реакциях ядерного синтеза?

Кроме того, вопрос о существовании видообразующих вирусов в конечном счете второстепенен. В основу предлагаемой теории в качестве краеугольного камня положен третий постулат, формулировку которого имеет смысл повторить.


Изменение информации о видовых и индивидуальных признаках в ДНК вида-предшественника для возникновения нового видового признака (признаков) и, следовательно, для возникновения нового вида должно происходить внесением в ДНК единого блока информации, при взаимодействии которого с наследственной информацией, присущей виду-предшественнику, возникают все видовые и индивидуальные признаки нового вида.
Видообразующие вирусы в предлагаемой теории играют вспомогательную роль, как наиболее вероятный на настоящем уровне знаний фактор, способный претворить третий постулат в жизнь.
Томск - Барнаул

2001г.

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница