Академия генеральной прокуратуры


Условия и механизм формирования



страница3/19
Дата30.09.2017
Размер4.68 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Условия и механизм формирования

личности расхитителя
1. Вопросы формирования личности расхитителя нельзя рассматривать в отрыве от общей проблемы социально-психологического формирования человеческого сознания, поскольку расхитители формируются в условиях той же советской действительности, что и остальная масса людей.

Чтобы ответить на вопрос, почему в социалистическом обществе, устранившем коренные социальные причины, порождающие преступность, хищения государственного и общественного имущества продолжают иметь место, необходимо проследить процесс формирования сознания советских людей, на его фоне выделить те моменты, которые способствуют сохранению, возникновению отрицательных явлений1 и, в частности, недобросовестному отношению к социалистической собственности.

Сознание любого человека формируется повседневной жизнью, той средой, в которой он находится и с которой взаимодействует посредством двух основных источников: во-первых, приобретение личного жизненного опыта через непосредственное познание и осознание им явлений жизни, общественного бытия, отношений в процессе практического общения; во-вторых, через систему целенаправленного воспитания, обучения, т.е. внесения в сознание выработанных передовой общественной практикой необходимых теоретических знаний, нравственных норм, принципов, идеалов2.

Забегая вперед, отметим, что воспитание ведется не всегда на должном уровне в силу ряда причин.

Становление сознания личности протекает также в двух сферах социальной среды: регулируемой обществом, официальной и нерегулируемой, неофициальной (вернее, с трудом поддающейся регулированию).

К числу регулируемых относятся все существующие в обществе его социальные структурные подразделения независимо от природы их возникновения, но мыслящиеся как целесообразные, необходимые, общественно полезные на данном этапе развития − это семья, школа, производственный, учебный и т.п. коллектив, различные государственные органы, общественные и самодеятельные организации1 и т.д.

К числу нерегулируемых относятся: различные группировки, межличностные связи, прочая «микросреда», стихийно возникающая как в сфере регулируемых подразделений, так и в ближайшем бытовом окружении, легально либо до определенного времени нелегально действующая как на положительной, так и на отрицательной основе. Взять, к примеру, преступные группировки или лиц, занимающихся пьянством, азартными играми и др., о существовании которых общество сразу может и не знать, лишь после того, как противоречащая моральным или правовым основам общества деятельность их становится известной, принимаются соответствующие меры.

Формируясь под воздействием факторов объективной действительности, каждый человек с присущей ему индивидуальностью социально-психологических особенностей, психических процессов и состояний усваивает поступающую информацию, оценивает ее, определяет свое отношение, вырабатывает определенную систему взглядов, навыков, представлений, ориентирует себя на те или иные жизненные явления, ситуации, избирает общую жизненную ориентацию и соответствующую ей линию поведения.

За некоторыми исключениями, предполагающими возможность изменения сознания и поведения человека в результате самовоспитания, можно сказать, что порочная среда создает и порочную ориентацию, степень порочности которой может быть от незначительной до антиобщественной − в зависимости от характера воздействующих условий на нравственное формирование личности.

Ориентации можно представить как «некоторую ось сознания, вокруг которой вращаются помыслы и чувства человека и с точки зрения которой решаются многие жизненные вопросы»1.

Возникновение ориентации − это весьма сложный, длинный, часто незаметный для самого себя и окружающих процесс усвоения человеком явлений социальной жизни с постоянно происходящими изменениями как в самой жизни, так и во взглядах его.

«Условия нравственного формирования личности, − правильно указывает В.Н. Кудрявцев, − представляют собой сложную совокупность различных обстоятельств. Они не ограничиваются конкретной обстановкой, предшествовавшей совершению преступления. Ведь эти условия «растянуты» во времени, не всегда доступны для наблюдения, а порой они (например, в юности) оказывают свое влияние вообще незаметно как для самого подростка, так и для окружающих. Тем не менее только анализ этих условий дает возможность наиболее глубоко раскрыть подлинные причины преступного поведения людей, выявить, как и почему сложились антиобщественные привычки, навыки и взгляды в их сознании и поведении»2.

2. Сознание, приобретенное человеком в результате собственного личного опыта, практического взаимодействия со средой, как непосредственное внешнее отражение общественного бытия, материальных условий жизни, закрепленное в виде воспринятых им взглядов, нравов, обычаев, привычек, традиций, принято именовать обыденным3.

Обыденное в том смысле, что на данном уровне сознание человека не содержит обобщенных теоретических знаний, поэтому он еще представляется не способным научно осмыслить объективную сущность поступательного развития общества4, предвидеть, разглядеть за сутолокой повседневных событий, дел диалектики развития общественных явлений.

Вместе с тем в обыденном, повседневно эмпирическом сознании лица имеются знания, привнесенные другими людьми в результате общения с ними, т.е. выработанные группами, коллективами до него, в этом и заключается связь индивидуального сознания с общественным, но лишь на уровне социальной психологии, выражающей коллективное обыденное сознание, поскольку индивидуальное сознание, как было отмечено, еще не приобрело элементов общественно-научной идеологии, составляющей основной компонент общественного сознания.

Давая указанную характеристику обыденного сознания, можно ли определенно сказать, что оно является отрицательным? Совсем нет.

Человек с обыденным сознанием может быть необразованным, недостаточно культурным, но сознательным, добросовестным, честным, он может иметь большую житейскую мудрость, опыт и никогда не совершать аморальных поступков − все зависит в основном от того, в каких окружающих условиях формировалась его личность, воспитывался характер, воля. Проще говоря: он может не знать закономерностей социальной революции, но прекрасно понимать, что хорошо, а что плохо.

И все-таки именно здесь, в сфере обыденного сознания, чаще всего бытуют вредные обычаи, традиции1, привычки, оправдывающие и поддерживающие пьянство, частнособственнические настроения, мещанские взгляды и пр., они находят себе питательную среду, передаются из поколение в поколение, иногда настолько сильно, что становятся определяющими в дальнейшем формировании личности.

С раннего детства начинается закладка фундамента будущей личности2, и, твердо усвоив ту или иную, пусть искаженную, порочную информацию, человек в последующем все явления рассматривает через призму усвоенных ранее представлений: отвергает их либо воспринимает искаженно, если они не соответствуют его убеждениям1.

Сталкиваясь в практической деятельности с теми или иными явлениями, в числе которых встречаются и отрицательные, иной человек с обыденным сознанием воспринимает их как само собой разумеющееся, не видит их случайного, временного, преходящего характера, вся жизнь ему кажется только такою, что существенно затрудняет перестройку его сознания, психологии.

3. Только человек, вооруженный диалектико-материалис-тическим пониманием законов развития природы и общества, способен правильно разобраться в существе событий и дать им подобающую оценку. Но зрелость эта приходит к человеку с годами, на более поздней стадии обучения, воспитания.

Предварительно сознание личности формируется в дошкольный период в семейно-бытовой обстановке, в окружающей микросреде − первоначально на уровне закрепления условно-рефлекторных связей в виде эмоциональных реакций на окружающее, а затем осознанных наслоений − идей, понятий, представлений2. Интересны данные общественного мнения относительно семейного воспитания. Так, из 2500 человек, опрошенных анкетным методом, около 92% отмечают положительную роль семьи, а 53,9% считают семью ведущим звеном в формировании добросовестного отношения к социалистической собственности3.

Одно это заставляет делать основной упор на семейное воспитание. И хорошо, если воспитание в семье, бытовое окружение были благоприятными.

К сожалению, нередки еще случаи, когда нездоровая обстановка, безнравственная атмосфера в семье отрицательным образом отражаются на формировании сознания подростков.

В числе неблагоприятных семейных условий отмечаются криминогенные обстоятельства безотносительные к формированию ориентации корыстного типа и специфические, способствующие ее возникновению.

К первым можно отнести такие, как недостаточный надзор родителей за детьми, воспитание в неполных или распавшихся семьях, в атмосфере постоянно наблюдаемых семейных конфликтов, примеров грубости, жестокости, морального разложения и т.п. Последствия этих явлений известны.

Безнадзорность ведет к тому, что подростки попадают под влияние «улицы», сомнительных друзей, от которых усваивают вредные привычки, совершают правонарушения. Отсутствие одного или обоих родителей и особенно уход из распавшейся семьи отца или матери крайне отрицательно действует на нравственное сознание и психологию детей.

По данным Г.М. Миньковского и Ю.А. Погребинского, указанные факторы имеют как косвенное, так и прямое криминогенное значение. Например, в контрольной группе (по сравнению с исследуемой группой подростков-правонарушителей) в 3 − 4 раза меньше сирот и примерно в 1,5 раза меньше подростков, воспитывающихся в неполных и расстроенных семьях. Причем криминогенное значение этих факторов усиливается за счет того, что они недостаточно учитываются при организации общественного воспитания несовершеннолетних в отдельных местностях.

Поскольку 65 − 80% подростков-правонарушителей воспитывались в полных семьях, исследователи приходят к правильному выводу, что решающее значение в воспитании детей имеет общая нравственная атмосфера семьи, существующая система ценностей, жизненная ориентация родителей, их позиция, поведение, наличие или отсутствие антиобщественных влияний.

В подтверждение вывода они указывают, что в 30% случаев лица, ставшие преступниками, воспитывались в семьях, где они постоянно сталкивались с отрицательным примером родителей − систематическими пьянками, скандалами, проявлениями грубости и жестокости, развратным поведением и т.п. Процент этот в 3 − 4 раза превышает соответствующий показатель для контрольной группы.

При сопоставлении подростков в группе семей, где система отношений строилась на внимании и уважении к окружающим, с группой семей, в которых повседневное поведение взрослых носило индивидуалистический характер, оказалось, что доля детей с устойчивой отрицательной характеристикой во второй группе в 10 раз больше, чем в первой. Не случайно опрос старшеклассников, проведенный в Луганской области, показал, что 94% из них решающими обстоятельствами для своего воспитания считали пример поведения матери, 67% − отца, 62% − учителей, 52% − членов школьного коллектива1.

Хотя, как было отмечено, перечисленные обстоятельства посредственно на формирование корыстной паразитической ориентации не влияют, однако образовавшаяся под их воздействием нравственная неполноценность личности, пробельность правосознания делают ее легче восприимчивой и склонной к антиобщественным поступкам, в том числе и к посягательствам на социалистическое имущество.

Специфическими в семейной обстановке условиями, способствующими формированию ориентации корыстного типа, можно назвать следующие: образ жизни семьи не по средствам, атмосфера узколичного материального благополучия, потребительского отношения, эгоистического расчета, иждивенческого настроения, наблюдаемые факты хищений, пьянства, тунеядства и т.п.

По своему характеру обстоятельства данной группы представляют особую опасность для формирующейся личности несовершеннолетнего, так как внешне для его восприятий, обусловленных возрастными особенностями, криминогенностью они не выделяются, часто бывают скрыты, не всегда резко осуждаемы общественностью; внутренне (с позиций семьи) признаваемыми за нормальный стиль жизни, обеспечивающий удовлетворение личных материальных потребностей.

О том, насколько подростки вживаются в быт, уклад жизни, созданный родителями, видно из результатов письменного опроса учащихся двух школ, в одной из которых в основном учатся дети рабочих завода металлоконструкций, а в другой − дети работников мясокомбината, на котором распространены хищения. Анализ ответов на вопросы анкеты и написанных сочинений показал, что в школе, где преимущественно учатся дети работников мясокомбината, равнодушных к сохранности социалистической собственности оказалось 64,3%, а в другой из названных школ только 24,9%. Исследователи связывают этот факт с распространенностью хищений на мясокомбинате1.

Не менее показательны данные, собранные Г.М. Миньковским и Ю.А. Погребинским, относительно распространения «питейной» привычки на молодежь. Из большой группы обследованных подростков, систематически или часто употребляющих алкогольные напитки, 2/3 указали, что начали они выпивать в семье, подражая взрослым, с их разрешения.

Пристрастие подростка к спиртному таит в себе множество печальных последствий: от патологических изменений психики до полного морального упадка и разложения. В поисках удовлетворения потребности в пьянстве такие лица нередко становятся на путь мелких, а затем и крупных хищений, пополняя ряды расхитителей.

Анализ материалов товарищеских судов о мелких хищениях на двух заводах (машиностроительном и механическом) за 1966 г. и семь месяцев 1967 г. показал, что 75% случаев хищений было совершено для приобретения спиртного2. И что вызывает особую тревогу, так это безразличие некоторых родителей, злоупотребляющих спиртными напитками, к фактам употребления алкоголя их детьми. Всего только 36% от числа охваченных исследованием родителей (по данным Г.М. Миньковского и Ю.А. Погребинского) высказали недовольство на этот счет.

Исключительно разлагающе действует на формирование жизненной ориентации подростка неразоблаченная преступная деятельность родителей или взрослых членов семьи, обкрадывающих государство. При этом прививается неуважение к социалистической собственности, обесценивается тезис о ее священности и неприкосновенности, вырабатывается искаженный взгляд как на источник узколичного, корыстного обогащения, паразитического существования.

Противоречащие общественным интересам привычки вживаются в психологию подростков под влиянием потребительской системы воспитания в семье, когда игнорирование коллективистских начал и требований сочетается с излишествами в удовлетворении их материальных ценностей.

Естественное стремление родителей к созданию полного благополучия для своих детей нередко оборачивается нежелательными последствиями, а ведь во многих семьях при этом не предполагают об ущербности применяемого воспитания. Характерно то, что создать все необходимое для детей, освободить их от решения элементарных практических вопросов жизни стремятся как материально обеспеченные, так и менее обеспеченные родители. Последние ради детей отказывают себе в необходимом, а иногда и совершают хищения по этим причинам.

Не знающие ни в чем предела, беспечно настроенные молодые люди сразу же сталкиваются с трудностями, как только становятся на самостоятельный путь. И тут вскрывается их неприспособленность к труду, потребительские черты, эгоистические повадки, начинается изыскание возможностей удовлетворения разросшихся потребностей, нередко оканчивающееся приобщением к хищениям, тунеядству и т.п.

Формирование психологии потребителя весьма вредное явление для общества, и на борьбу с ним должны направить свои усилия не только семья, но и школа.

В печати своевременно ставится вопрос об изменении содержания и методики вузовских программ подготовки учителей. «Учитель должен так воспитывать подростков, − пишет А. Туров, − чтобы у них как можно меньше были развиты потребительские черты в характере. И здесь главный помощник педагога − труд, причем не просто обучение труду, а именно настоящий «взрослый» труд, с пониманием необходимости для общества конечных результатов, а потому и чувством личной ответственности за сделанную работу. Это явно недооценивается в сегодняшней школе… Растущее материальное благополучие семьи позволяет все полнее удовлетворять потребности ребят. Это нередко приводит к тому, что подростки принимают материальные блага как должное и недостаточно ценят плоды чужого труда»1.

4. По достижении школьного возраста ребенок из семейных условий попадает в систему государственного обучения и воспитания, совершенно в новый для него мир, уже с определенным уровнем сознания, представлениями, убеждениями. В процессе обучения происходит психологическая нивелировка и становление характера, приобретение новых впечатлений, взглядов.

Первые годы пребывания в школе еще не дают ему всего необходимого для избавления от элементов порочного обыденного сознания, если они были привиты в семейно-бытовой обстановке, не только из-за возрастных особенностей, но и по другим причинам, например низкий уровень преподавания, плохой личный пример учителя, влияние плохо воспитанных школьных товарищей и т.д. Но разницу с тем, чему учили дома, школьник улавливает сразу.

Иногда такой ученик оказывается в конфликтной ситуации, попав под влияние двух различных «культур»: семейной и школьной, по-своему переживает ее.

Выход из создавшейся ситуации, по уже описанным ранее причинам осуществляется по-разному: один избирает в качестве приемлемой для себя либо только семейную, либо школьную, а другой впитывает в себя обе, сознавая их разноречивый характер. Начинает происходить процесс «раздвоения» личности2, который, длительное время продолжаясь, может остаться на всю жизнь.

При этом процессе человек, сообразуясь с конкретными условиями, принимает решения и действует не по убеждению в общественных интересах, а по обстановке, выгодной для себя. В одном случае он может показать себя с положительной стороны, притупляя тем самым общественную бдительность, в другом же, напротив, с отрицательной. Обычно отрицательные качества такими лицами тщательно скрываются, поэтому они более общественно опасны.

5. Признаки раздвоения личности особенно ярко обнаруживаются у расхитителей из числа должностных лиц. Маскируясь под активных тружеников, они вводят общественность в заблуждение, попадают на определенные должности, некоторым удается продолжительное время сочетать работу с преступной деятельностью. У них как бы два лица: одно для обмана общественного мнения и продвижения по службе, другое − для удовлетворения эгоистических, индивидуалистических нравов и интересов.

Начало раздвоения личности может быть разным (не обязательно только во время обучения в школе, хотя это чаще именно так и бывает), смотря по тому, в какой момент жизненного пути человек встретился с противоречащими его убеждениям обстоятельствами1.

Кто виноват в этом: семья или школа? Больше все-таки семья, поскольку неправильное мировоззрение начало складываться у ребенка в семье, иначе школьное воспитание не противоречило бы домашнему. При таком утверждении нужно исходить из того, что школа, при всех ее недостатках объективного и субъективного порядка, ведет обучение по государственной программе, которая строится с учетом внесения в сознание детей и подростков высоких нравственных принципов, направленных на постепенное вытеснение отрицательных элементов обыденного сознания.

Здесь возможны, конечно, исключения. Во всяком случае, не останавливаясь на других недостатках школьного воспитания2, можно и нужно сделать упрек школе в том, что она не усмотрела своевременно процесса раздвоения формирующихся у ученика взглядов и общими усилиями с семьей не помогла ему избавиться от вредных наслоений.

6. Серьезным недостатком явилось отсутствие в программах школьного обучения дисциплин, предусматривающих преподавание правовых знаний. Это следует рассматривать как непоправимый ущерб делу борьбы за искоренение недобросовестного отношения, в частности, к социалистической собственности.

Стоит ли удивляться тому, что многие, особенно молодые люди, плохо себе представляют, что такое социалистическая собственность, какова ее сущность, почему она священна и неприкосновенна. Не все, но знают, что социалистическая собственность была создана на базе национализированной в свое время собственности капиталистов и помещиков и передана в руки народа, после этого уже была создана могучая материально-техническая база, развилась и окрепла экономическая основа нашего общества. Все это очень хорошо и правильно, но слишком общие слова для конкретного молодого человека, когда он оказывается в неблагоприятной обстановке. Вот вопросам охраны социалистической собственности, непримиримости к посягательствам на нее его почти и не учили ни в семье, ни в школе. Еще хуже, когда в семье, в быту отдельные несознательные люди своим «казенным» отношением к социалистической собственности, попирающим нравственные устои, разлагающе действуют на молодых людей, им в большинстве случае нечего оказывается противопоставить этому влиянию.

Приведем характерный пример из практики: осужденный за хищение Т. на вопрос анкеты о причинах совершения преступления отвечает: «Слишком плохо, имея 21 год жизни, не знать, что такое государственное, народное, что такое социалистическая собственность. Мать учила: «Не бери чужое». Чужое для меня − это то, что принадлежит другому человеку, представлялось, и я не брал без разрешения даже спичку, чернила. Моим пониманием в то время понятие социалистической собственности как-то не охватывалось, как что-то безличное, в школе этому не учили, многое не понимал. И когда друзья предложили совершить хищение, поколебавшись, сознавая в душе, что зовут на нехорошее, согласился, ведь государственное не личное. Если бы в 7 − 8 классах ознакомили со всем этим, никогда бы такого опасного преступления не совершил. Об этом говорил на суде, доказывал, что, заочно обучаясь в мореходной школе, понял свои заблуждения, оценил, отказался от них, жил честно, нашел себя, но суд не учел ни молодости, ни самоисправления, осудил к 12 годам лишения свободы»1.

Между тем половина опрошенных из 2500 человек считает, что школа способна оказать сильное влияние на воспитание чувства добросовестности к социалистической собственности2.

Недостатки воспитания сознательного отношения к социалистической собственности отмечаются также в высших и средних специальных учебных заведениях. Обучение далеко не всегда увязывается с активным внедрением в сознание студентов идеи сохранности народного добра и необходимости борьбы с преступными посягательствами на него, не используются возможности практического привлечения их к делу охраны государственного имущества.

Ослабление внимания к данным вопросам, как видно из анкет, заполненных студентами одного из городов, порождает безразличие к социалистической собственности, отсутствие чувства ответственности за ее сохранность и непризнание государственного своим. В числе криминогенных обстоятельств они составили 55%, а указало на них 73% студентов.

Упущения в семейном и школьном воспитании, безусловно, являются одной из причин того, что молодые люди, не успев основательно войти в производственный коллектив, совершают хищения. Как свидетельствуют статистические материалы, среди осужденных за хищения народными судами этого же города примерно каждый четвертый имел возраст до 20 лет и стаж работы до двух лет, а среди осужденных товарищескими судами (по двум предприятиям) − почти каждый третий (28%), в то время как на предприятиях города число работающих в возрасте до 20 лет со стажем работы до двух лет составляет не более 5 − 9% от общего числа работающих1.

В семье, школе формирующиеся в сознании молодого человека представления о жизни, планы, стремления, интересы, потребности складываются в виде идей, независимо от того, высоконравственных или обыденных, полученных как в результате практического опыта, так и обучения, воспитания.

7. Весь свой эмпирический и теоретический «багаж» он приносит в свой трудовой коллектив и вот здесь, казалось бы, должны окончательно решиться все проблемы формирования сознания на должном уровне, так как с трудом, коллективом человек связывает всю свою дальнейшую сознательную, полезную жизнь. И действительно, известно большое число передовых коллективов, известна также общая положительная роль их в формировании сознания трудящихся.

Однако положение дел с воспитанием в некоторых трудовых коллективах не всегда оказывается таким, каким бы его хотелось видеть. Пока что на этом участке еще имеются недостатки, и не только из-за объективных причин, чаще по вине администрации, общественных организаций, предприятий, строек, учреждений, организаций. Во-первых, здесь возникают вопросы несоответствия планов и ожиданий тем действительным условиям, в которых оказывается молодой работник; во-вторых, обстоятельства, способствующие раздвоению личности; в-третьих, и это самое главное, встречающиеся факты низкой трудовой дисциплины, пьянства на производстве, аморальных и преступных проявлений, безнаказанности за их совершение, невнимания к людям, слабой идейно-воспитательной работы, игнорирования требований законов, плохого примера руководителей, нарушения моральных и материальных стимулов труда2, бесхозяйственности, штурмовщины и т.п.

Перечисленные обстоятельства, переплетаясь между собой в комплекс неблагоприятных факторов, отрицательно влияют на формирование добросовестного отношения людей к социалистической собственности и соблюдение законов, регулирующих ее охрану, нередко приводят морально неустойчивых лиц к совершению хищений.

В подтверждение приведем некоторые результаты криминологических исследований. Так, из 5 тыс. опрошенных рабочих и служащих трех предприятий (совхоз, молочный и тракторный заводы), на которых были распространены хищения, 92,2% указали в анкетах, что формированию недобросовестного отношения к государственному имуществу способствуют недостатки в организации работы, причем 42% отметили сильное влияние этого обстоятельства1. Из 2500 человек, опрошенных на этих же предприятиях, 68,5% указали, что отношение к социалистическому имуществу у них не было бережным, хозяйским.

Бесхозяйственность многолика: она проявляется в неудовлетворительной организации руководства и управления производством, небрежном хранении и расходовании материальных ценностей и т.п.

Отражаясь в сознании людей, бесхозяйственность порождает расхлябанность, нерадивое отношение к средствам труда и способствует посягательствам на социалистическое имущество.

По данным опроса работников одного большого электро-машиностроительного завода, где положение с сохранностью социалистической собственности было неблагополучно, имели место хищения, 46% опрошенных лиц связали причины этих явлений с бесхозяйственностью2.

Сокрытие результатов бесхозяйственности, сведение концов с концами, как правило, связаны с неритмичностью работы предприятий, штурмовщиной, забвением воспитательной работы, злоупотреблениями всякого рода, приписками, хищениями и т.п. Опрос заключенных, осужденных за хищения в строительных организациях, показал, что 39,5% из них считают названные обстоятельства способствующими совершению хищений1.

Крайне отрицательные последствия влечет за собой ослабление идейно-воспитательной и культурно-массовой работы на предприятиях. Образующийся «вакуум» заполняется примитивными формами досуга, возрождением вредных традиций, употреблением спиртных напитков, для приобретения которых зачастую совершаются хищения. Совершенно недопустимо положение, когда воспитательная работа не ведется на предприятиях, где имею место хищения. Действия расхитителей, их мораль оказывают разлагающее влияние на окружающих, между тем недостатки такого рода имеются.

Например, в течение трех лет после хищения в особо крупном размере, к которому было причастно около 40 человек, на одном молочном заводе не состоялось ни одного разговора с коллективом на тему о сохранности социалистического имущества. В течение 10 лет в бухгалтерии завода электромашиностроения, в которой работало около 30 человек, не было ни лекций, ни бесед на тему сохранности народного добра, хотя администрации и общественным организациям завода были известны факты злоупотреблений в расчетной части бухгалтерии2.

На отрицательные явления, связанные по преимуществу с недостаточной активностью политико-воспитательной работы, как на одну из причин хищений указали 33% рабочих и служащих четырех предприятий, а также 34,2% заключенных, осужденных за хищение в строительных организациях. Между тем именно в коллективах строительных организаций необходимость усиления воспитательной работы очевидна, так как в них отмечается более высокий процент лиц, ранее судимых за хищения и другие преступления.

Так, по данным выборочных исследований, из числа осужденных за хищения только к лишению свободы в прошлом судимые составили 55,1%, причем 40,2% ранее были осуждены за хищения. Среди осужденных за хищения прорабов в прошлом судимых − 50%, среди работников снабжения − 94,4%, среди мастеров − 57,1%, среди счетно-бухгалтерских работников − 48,8%, среди работников, имеющих право распоряжаться материальными ценностями − 23%. Находясь в коллективе, эти лица, несомненно, отрицательно влияли на окружающих, поскольку продолжали преступную деятельность.

Формированию недобросовестного отношения к социалистической собственности в трудовых коллективах способствуют аморальное поведение отдельных членов коллектива, факты хищений и безнаказанность за их совершение.

На безнаказанность как на причину хищений, например, указали 92% опрошенных рабочих и служащих упоминавшихся выше трех предприятий, при этом 59,9% отметили сильное влияние этого обстоятельства. А от 22 до 31% выборочно опрошенных заключенных, осужденных за хищения, пояснили, что безнаказанность «толкнула» их на это преступление.

Факты безнаказанности, а по существу потворства расхитителям − достаточно распространенное явление, борьба с которым ведется на низком уровне. Может ли оказать положительное влияние на членов коллектива, например, такая борьба с мелкими хищениями, если из 259 человек, задержанных с похищенным на одном молочном комбинате, к 245 расхитителям не было применено никаких мер воздействия, а из 620 задержанных на машиностроительном заводе лишь в 2% случаев материалы были переданы в товарищеский суд?

Уверенность безнаказанно расхищать государственные ценности укрепляется отсутствием на некоторых предприятиях строго налаженной системы учета, контроля и охраны социалистического имущества. На эти обстоятельства указали около 90% опрошенных рабочих и служащих трех ранее названных предприятий, 62,5% заключенных, осужденных за хищения в строительных организациях, 42% осужденных за хищения в молочной промышленности.

Устранение большинства из перечисленных недостатков в деятельности коллективов по воспитанию трудящихся в духе коммунистического отношения к жизни, труду, социалистической собственности, как видно, зависит от степени активности самих членов коллектива, администрации и общественных организаций. Ведь не случайно 90,5% опрошенных рабочих и служащих тех же трех предприятий считают, что формированию добросовестного отношения к социалистической собственности будет способствовать положительный пример товарищей по работе, 89,6% − пример руководителей производства и 85,8% высказались за оценку результатов социалистического соревнования с учетом вклада коллектива (отдельных звеньев, участков) в дело сохранности государственной собственности.

Таковы вкратце некоторые выводы о состоянии дел в основных регулируемых обществом структурных подразделениях, воспитательная деятельность которых при необходимости может быть учтена, определенным образом направлена, изменена и пр.

8. Гораздо сложнее взять под контроль общества трудно поддающуюся, а порой неподдающуюся регулированию «микросреду», неофициальные межличностные связи, в которые вступает человек, ближайшее бытовое окружение.

Между тем влияние микросреды на сознание человека исключительно велико, причем на всех этапах его формирования. В дошкольный период и в последующем ребенок постоянно вращается среди сверстников, взрослых, перенимает их слова и поступки. Наблюдает массу различных уличных, дворовых сцен, некоторые из них кажутся ему настолько впечатляюще содержательными, эмоционально наполненными, что оставляют след в его душе на всю жизнь, влияют на выработку образа поведения. Часто дурные привычки, подражание, внушение идут не от семьи, а от случайных знакомств, связей. Подростки, например, с увлечением слушают рассказы рецидивистов об образе жизни преступного мира, притягательной силой служит детское любопытство, интерес к захватывающим историям1.

С возрастом человек более избирательно вступает в эти связи, по ним можно определить его интересы, склонности, желания, потребности, мотивы и т.д. Но выявить их бывает очень сложно, так как они скрываются обычно от внимания общественности.

Межличностные связи могут оказывать не только пагубное влияние на человека, но и положительное, если это общение было с хорошими, воспитанными людьми. Нас интересуют больше отрицательные, так как они разлагающе действуют на сознание лиц, подвергшихся их влиянию, сводят на нет воспитательные усилия целых коллективов, групп.

Психологическое содержание порочных связей составляют взаимные симпатии, влечение к пьянству, стремление к паразитическому существованию, занятию преступной деятельностью и др.

В такие связи нередко вовлекаются по месту работы, жительства или проведения досуга неиспорченные, не искушенные в «прожигании жизни» люди, где им прививаются антиобщественные взгляды, привычки.

Так, 50% опрошенных заключенных, осужденных за хищения в строительных организациях, указали в анкетах, что на совершение хищений их толкнули другие лица, причем 69,8% из всех отметивших это обстоятельство подчеркнули, что во втягивании в хищение приняли участие лица, с которыми так или иначе была связана их производственная деятельность. 45% из них составляли лица, с которыми опрошенные были связны отношениями формальной служебной зависимости1.

Относительно расхитителей можно сказать, что из-за характера совершаемых ими преступлений их бытовая жизнь по существу превращается в производную от преступной. Расхититель и в быту вынужден большую часть времени посвящать вопросам создания возможностей для хищений, скрывать следы преступных действий, завязывать выгодные связи, знакомства, устраивать попойки, угощения и т.п. В сфере этой порочной бытовой обстановки оказывается немало людей: друзья, знакомые и родственники расхитителей.

9. Прослеживая поэтапно процесс формирования человеческого сознания в регулируемых и нерегулируемых сферах социальной среды, нетрудно заметить, что негативные стороны этого процесса довольно значительны. Пагубность его состоит в том, что если вносимые извне знания не находят подтверждения в обыденном осознании действительности, человек их либо внутренне отвергает, либо воспринимает критически, либо относится безразлично1.

10. Исследуя причины формирования недобросовестного отношения к социалистической собственности, следует отметить, что в материальной жизни обществом в целом условий, которые были бы специфичны только для формирования сознания расхитителей, нет. Это те же условия, в которых находятся и другие люди, не совершающие хищений.

Такая специфичность обнаруживается в среде, непосредственно окружающей личность, в конкретных условиях ее формирования, социально-психологической атмосфере. Например, воспитание в семье расхитителей, стяжателей, тунеядцев, пьяниц, лиц с частнособственнической психологией, пребывание или работа в коллективах, где среди отдельных членов бытуют вредные традиции, чуждые настроения и ошибочные мнения по отношению к социалистической собственности.

Под специфическими условиями формирования сознания расхитителей имеются в виду такие объективные условия, которые по своему характеру порождают у лица частнособственнические взгляды, ориентацию на поиск антиобщественных путей извлечения корыстной материальной выгоды, имущественные преступления либо толкают на удовлетворение каких-либо низменных потребностей посредством совершения хищений.

Конечно, результат влияния этих условий на сознание не является неизбежностью, механизм взаимодействия личности со средой чрезвычайно сложен1: на одного они оказывают свое отрицательное воздействие, на другого − нет, так как в один и тот же момент личность может испытывать поток самой различной информации: как положительной, так и отрицательной2.

Так, благотворное влияние общественной идеологии может воспрепятствовать формированию порочной ориентации в сознании личности, несмотря на наличие неблагоприятной окружающей среды. Необходимо, чтобы личность осознала свое положение и приложила соответствующие усилия воли.

Возникает вопрос: все ли расхитители формируются в специфических для данного вида преступлений условиях? Изучение личности заключенных, отбывающих наказание за хищения, показало, что расхитителями становятся: а) не только те лица, сознание которых формировалось сугубо в специфических для этого условиях; б) но и те, кто воспитывался в прочих неблагоприятных условиях, приобретя общую отрицательную направленность взглядов, интересов, неуважение к установленному правопорядку и правила общежития, а также в) лица, не получившие по разным причинам достаточной идейной закалки: беспринципные, равнодушные, безыдейные, недостаточно морально устойчивые, нейтральные, с ограниченным кругозором, мировоззрением и т.д.

Только у лиц первой группы чаще антиобщественная ориентация направлена непосредственно на совершение хищений, на нетрудовое извлечение материальной выгоды, на паразитическое существование.

Лица с негативным отношением к правопорядку, с отрицательной нравственной направленностью взглядов заранее могут не иметь прочной ориентации на хищения, но с появлением возможности поживиться за счет общества быстро приобретают и становятся опасными расхитителями с устойчивой антиобщественной направленностью на хищения.

Последняя группа лиц, самая большая, становится на путь совершения хищений при удобном случае, либо, что очень характерно, под влиянием какой-либо ситуации, легко поддается вовлечению, принуждению, подстрекательству, соблазну и прочим воздействиям, нередко приобретает при этом ориентацию на хищения, возможно заранее не помышляя о них.

Интересно, что из 47 опрошенных нами заключенных, отбывающих наказание за хищения в ИТК Павлодарской области, 28 пояснили при беседе, что они никогда и не думали, что будут расхитителями, а как столкнулись с возможностью «взять», воспользовались ею, не смогли устоять.

В процессе криминологического исследования их заявления нашли подтверждение, так как на путь хищений они встали под довольно сильным влиянием конкретной ситуации, преступного окружения. У некоторых из них антиобщественные наклонности и после преступной деятельности слабо выражены в сознании1.

11. В общем виде механизм совершения хищения представляется следующим: в результате неблагоприятных условий нравственного формирования у личности появляются и укрепляются антиобщественные взгляды и привычки, которые становятся непосредственной ближайшей причиной преступления.

Но для того, чтобы преступление совершилось, одного желания или намерения лица недостаточно. Претворению в жизнь субъективной предпосылки способствует наличие определенных внешних, объективных условий и обстоятельств, чаще всего складывающихся помимо воли и сознания личности, но воздействующих на нее или используемых ею2.

Всегда ли наличие у расхитителя антиобщественной ориентации, преступного намерения приводит его к совершению хищений? Правильный ответ на этот вопрос имеется у А.Б. Сахарова: «Каков бы ни был субъект, как бы отрицательно он ни характеризовался, сколько ни «естественно» будет для его социально-моральной сущности совершение преступления, само это совершение отнюдь не фатально неизбежно. Это случайность (могло быть, а могло и не быть), в которой проявилась закономерность, заключающаяся в том, что отрицательные нравственно-психологические свойства личности ведут к антиобщественным поступкам1.

Как создавшаяся обстановка не может толкнуть морально устойчивого человека на совершение преступления, так и расхититель с антиобщественными взглядами не может совершить хищение без сопутствующих тому условий. Хотя в практике известны случаи, когда расхитители сами создают себе такие условия, однако это указывает на недостаточно еще разработанную систему предупредительных мер.

На этом положении и было основано К.Ф. Скворцовым заслуживающее внимания определение причины преступного поведения, в отличие от других криминологов, в более широком смысле, как «совокупность:

1) условий, т.е. факторов объективной действительности, которые способствуют или делают возможным преступное поведение; 2) антиобщественной установки, т.е. комплекса взглядов, привычек, противоречащих социалистическому правосознанию, морали и нравственности; 3) отсутствия эффективных мер, т.е. факторов объективной действительности, которые затрудняют или делают невозможным преступное поведение»2.

В образовании механизма преступного поведения расхитителя участвует окружающая его среда, объективная обстановка. Но в передаче информации антиобщественного содержания основную роль играют факторы социально-психологического порядка, являющиеся, в свою очередь, отражением объективных условий.

Известно, что только другой человек содержательной стороной своих идей, поступков, дел и отношений способен в числе прочих знаний о мире, взглядов на социальные ценности каждому вступающему в жизнь передать в готовом виде прямо и непосредственно антиобщественные взгляды, допускающие возможность совершения преступлений.

«Отношение каждого человека к окружающему миру всегда опосредовано общением с другими людьми, − пишет Л.П. Буева, − именно люди раскрывают ребенку впервые «человеческий язык вещей», вводят его в жизнь, и сложившаяся личность всегда является прежде всего результатом того, что передается ей извне людьми, ее окружающими»1. По этому поводу К. Маркс указывал: «…развитие индивида обусловлено развитием всех других индивидов, с которыми он находится в прямом или косвенном общении…»2.

«Основными способами взаимовлияния людей в процессе общения являются сообщение, внушение, убеждение, пример»3. Накопленные опыт и знания, фиксированные в определенных системах значений, прежде всего в слове, передаются из поколения в поколение. Овладевая речью, индивид вместе с тем овладевает обобщенным в языке человеческим опытом, он не придумывает, что значит то или иное явление, предмет, вещь, а усваивает уже готовую, исторически сложившуюся систему значений4.

Если все формы общения личности со средой отнести к микро- и макроусловиям, то центром, осью их взаимодействия оказываются микроусловия5, ибо макросреда в значительной мере действует на личность через микросреду; вся поступающая информация воздействует через опыт личности, приобретенный в общении со средой. Отсюда можно представить и механизм соотношения причин преступности, причин видовых и отдельных преступлений: из всего комплекса исторически обусловленных пережиточных явлений и недостатков (общие причины) личность усваивает те (конкретные), которые были заложены в среду, ее окружающую, или к восприятию и усвоению которых личность была подготовлена окружающей ее средой (видовые причины).

12. В соответствии с изложенным напрашивается следующий вывод: для того, чтобы предупредить процесс антиобщественного формирования личности, необходимо, прежде всего, устранить из окружающей ее среды неблагоприятные обстоятельства и усилиями воспитательной работы вытеснить из сознания черты отсталой обыденности, заменить их передовой научной идеологией. Иными словами − необходимо достичь слияния индивидуального сознания с общественным.

Реальный путь такого слияния возможен через социальную психологию, на уровне которой проходит связь индивидуального обыденного сознания с общественным. Являясь компонентом общественного сознания, социальная психология, выражающая коллективное обыденное сознание, взаимодействует с общественной идеологией. В этом-то и заключена роль социальной психологии как связующего звена, опосредствующего переход от обыденного сознания к идеологическому.

Коммунистическая идеология − это второй компонент общественного сознания, лежащий в его основе, и взаимодействие указанных двух компонентов общественного сознания между собой обогащает друг друга, предотвращает отрыв идеологии от потребностей масс1.

С одной стороны, идеология благотворно влияет на социальную психологию коллективов, групп, а последняя на индивидуальное обыденное сознание, которое, можно сказать, полностью от нее зависит. С другой стороны, социальная психология питает идеологию знаниями повседневной жизни и потребностей людей.

Таким образом, идеология не только направляет общественную психологию в русло перспективы общественного развития, но и сама использует ее данные с этой целью. Когда мнения, настроения, опыт коллективов, масс, отражающийся в социальной психологии, достигают уровня, требующего разрешения, общество учитывает их, если они носят характер назревшей общественно необходимой закономерности, социальная психология может влиться в общественную идеологию, тем самым обогащая ее. Происходит процесс слияния индивидуального сознания с общественным в той или иной форме (нравственной, правовой, политической и др.).

Ввиду того что социальная психология неоднородна, некоторые ее компоненты, такие как общественное, групповое мнение, настроение, сложившиеся на ошибочном отражении бытия или имеющихся недостатках, могут сохранять в себе элементы пережиточного характера, которые, в свою очередь, нередко оказывают отрицательное влияние на сознание и поведение отдельных людей. Об этом и пойдет речь далее.


Каталог: userfiles -> ufiles -> nii
ufiles -> Гипергомоцистеинемия: современный взгляд на проблему
ufiles -> 21 Астма и аллергия • 1/2017 Материал предназначен для пациентов
ufiles -> Трихология (от греч trichos волос; logos учение) наука о волосах и волосистой части кожи головы
ufiles -> VelaShape (ВелаШейп) сочетание четырех методик для коррекции фигуры
nii -> Сборник Выпуск 3 Москва•2015 ббк 67. 721-9 А43 Под общей редакцией
nii -> Сборник статей Москва · 2013 ббк 67 а 43 а 43
nii -> Исполнения законов
nii -> Законодательства об экспертной деятельности Методические рекомендации
nii -> Академия генеральной прокуратуры


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница