Академия генеральной прокуратуры


Влияние социально-психологических факторов



страница4/19
Дата30.09.2017
Размер4.68 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Влияние социально-психологических факторов

на сознание и поведение расхитителей
1. Социальные явления, порождающие преступность, с одной стороны, и личность преступника − с другой, связаны между собой звеном, которое пока что мало исследовано. Это звено − социальная психология. Ряд аспектов социальной психологии имеет прямое криминологическое значение. Речь идет о тех явлениях общественной жизни, которые отрицательно сказываются на сознании, взглядах, привычках и поведении людей. Необходимо изучить реальное предупредительное значение норм морали и права, в том числе уголовного закона, выявить влияние общественно-политических событий на правосознание отдельных групп населения и т.д. Не менее важны для криминолога психологические исследования взглядов и форм деятельности отдельных коллективов, их отношение к правонарушителям1.

Исследования проблем борьбы с хищениями государственного и общественного имущества свидетельствует о том, что значительное место среди обстоятельств, отрицательно влияющих на формирование сознания и поведения людей, остается за социальной психологией отдельных групп.

Результаты изучения личности заключенных-расхитителей1, обследования условий их жизни до осуждения дали небезынтересный материал, позволяющий сделать некоторые выводы в этом направлении.

В частности, при анализе причин и условий совершения хищений было выявлено такое обстоятельство, как легкость, простота преодоления расхитителями психологического барьера, связанного с вопросами ответственности, морального осуждения и т.д. при возникновении у них преступного умысла и совершении хищений.

В определенной мере это обстоятельство можно объяснить влиянием социальной психологии. Свои воззрения и поступки расхитители соотносят с настроениями групп, коллективов2 и т.д., учитывают все происходящие в них изменения, знают требования и гуманность общества.

Но социальная психология не только питает расхитителей, в свою очередь, на ней своеобразно отражаются все явления общественной жизни3, в том числе и хищения.

Существующая, например, в социальной психологии групп разница взглядов на лиц, посягающих на социалистическую и личную собственность граждан, не могла остаться незамеченной расхитителями.

В беседе ни один опрошенный расхититель, осужденный за хищение государственного и общественного имущества путем присвоения, растраты и злоупотребления служебным положением, не согласился приравнять себя к вору, грабителю, ссылаясь при этом на общественное мнение.

Заключенный З. так заявил: «Мне казались ворами те люди, которые обкрадывают граждан, прежде всего грабители. Я их ненавижу, потому что их ненавидят все люди. Я не раз слышал от людей, что из-за воров, грабителей нельзя по городу пройти, а расхитители безобидны, они там, где-то достали себе, так хоть нас не трогают».

В данной фразе слова «достал» всего лишь небольшая на вид деталь, но как о многом она говорит, если в нее вдуматься глубже.

Относительно преступных действий расхитителя нередко применяется в обиходе другая терминология, вроде «достал», «взял» и т.п., а не украл или ограбил; хотя и в одном, и в другом случае речь идет об одном и том же, но лишь в отношении разных форм собственности.

Это вызвано тем, что при посягательстве на личную собственность ущерб от преступления ощущается потерпевшим непосредственно, преступник становится для него ненавистным, а при посягательстве на государственную и общественную собственность − опосредованно, здесь в роли потерпевшего выступает та или иная государственная, общественная организация, материальные интересы отдельных граждан при этом не затрагиваются, а лишь отчасти затрагиваются моральные. Отсюда же исходят и причины весьма низкой активности граждан в пресечении посягательств на социалистическую собственность, слишком медленного повышения сознательности. Если в колхозном хозяйстве крупные хищения общественного добра отражаются на материальном благополучии колхозников (зависимость размера заработка от количества и качества произведенной продукции), то там и активность в сохранении общественного богатства выше1.

Владелец личной собственности немедленно обнаруживает посягательство и становится на защиту своих интересов, государство же не всегда оказывается в силу ряда обстоятельств в состоянии своевременно, оперативно вскрыть хищение, в результате чего многие из хищений продолжаются длительное время, оказывают отрицательное влияние на сознание лиц, знающих о безнаказанности их совершения.

Заключенный К. пояснил, что видел, как другие воруют «миллионы», и он тоже решил похитить, думал, что не узнают.

На общественном мнении соответственно отражается и уголовно-правовая охрана личной собственности, которая, как нам представляется, более усилена по сравнению с охраной государственной и общественной собственности в части мелких хищений. Уголовный закон не выделяет состава мелкой кражи личного имущества граждан, а состав мелкого хищения государственного или общественного имущества выделяет (ст. 96 УК РСФСР). За попытку кражи из кармана гражданина, к примеру, хотя бы там находился только 1 рубль, о чем преступнику было неизвестно, мера наказания может быть до 5 лет, тогда как хищение у государства на сумму до 50 рублей считается мелким и может не повлечь уголовного наказания. Разумеется, здесь многое зависит от умысла преступника и в первом, и во втором случае посягательства, но практически люди убеждаются в возможности утянуть с производства и в опасности украсть у граждан.

2. На общественную психологию оказывает влияние не только форма собственности и даже может быть не столько, сколько способ совершения преступления2. Кража, грабеж, разбой в отношении государственного и общественного имущества воспринимаются людьми как явление наиболее отрицательное, чем хищение того же имущества путем присвоения, растраты, злоупотребления служебным положением. И это объясняется тем, что кражи, особенно со взломом, отличаются дерзостью, вероломностью действий преступника, хуже того − грабеж и разбой, прямо связанные с посягательством на жизнь и здоровье лица, в чьем ведении находится государственное и общественное имущество, производят устрашающее воздействие на граждан. На их фоне расхитители выступают «мирными», «безобидными» дельцами. Отсюда и разное отношение людей к различным категориям преступников, разница эта существует и во взглядах самих преступников.

Тот же расхититель З. говорит: «Какая разница между вором, взламывающим магазин, и квартирным вором? Почти никакой. Сегодня он лезет в магазин, а завтра с таким же успехом в квартиру».

Расхититель Л., осужденный за присвоение государственного имущества, указывает, что он по собственной инициативе часто беседует в колонии с ворами, грабителями с целью поставить их на правильный путь.

3. Формированию недобросовестного отношения к социалистической собственности способствует сохранившийся в социальной психологии потребительски-сторонний взгляд на государственное и общественное имущество, выражающийся в сознании расхитителей присущим им воззрением «не мое − казенное».

На вопрос, почему вместо воспрепятствования совершению хищений встали на преступный путь, расхититель Х. ответил:


«В кондитерском цехе, где я работал, оставались излишки продуктов, я знал, но они ведь не мои, поэтому не препятствовал, а реализовал их и передавал деньги директору».

Другой расхититель С. так заявил: «Я немного похитил, для государства это незаметно, другие воруют миллионами и ничего».

Формирование взглядов на социалистическую собственность как на казенное имущество в старорежимном понимании имеет свою историю. Возникали они постепенно, вначале сложились в виде закономерного отношения к казенной собственности казенных заводов дореволюционной России с их эксплуатацией и нищетой, затем это было связано с влиянием неизжитой буржуазной идеологии противников обобществления орудий и средств производства, осуществляемого в ходе социалистических преобразований.

Ложно истолковывая сущность обобществления, мелкобуржуазные элементы распространяли мнение об общественной собственности как о чуждой народу, навсегда отрешенной от него. Умышленно вредили, уничтожали, прятали имущество, называя его казенным, не желая передавать государству1.

Все это отражалось на обыденном сознании людей, сеяло сомнение. Допущенные при коллективизации перегибы, отсутствие личных сбережений и временная невозможность полного удовлетворения потребностей из фондов общественного потребления поддерживали недоверие в сознании отдельных людей, пренебрежение ко всему общественному.

Доказать в полной мере отсталым людям преимущество социалистической собственности помешала Великая Отечественная война и трудности послевоенного времени. С одной стороны, интенсивный труд, выполнение высоких планов, колоссальное количество производимого общественного продукта; с другой стороны, усиленная охрана социалистического имущества, строгая система запретов и недостаточная материальная обеспеченность не позволили окончательно искоренить из сознания и психологии отдельных лиц хотя и ошибочное, но чуждое отношение, неправильное представление о природе социалистической собственности.

Это явилось одним из условий тяготения людей к личной собственности с целью «застраховать» себя от непредвиденных обстоятельств. Привязанность к личной собственности, забота о личном хозяйстве стала неотъемлемой чертой характера некоторых людей, поскольку из нее и сейчас они извлекают определенные доходы.

Ряд опрошенных расхитителей сами признали, что необходимости в совершении хищений у них не было, так как жили они в достатке, имели кроме заработка дополнительные средства от ведения домашнего хозяйства.

Несмотря на постоянное улучшение условий жизни, некоторые люди с обыденным сознанием из-за слабой постановки воспитательной работы с ними на отдельных участках до сих пор рассуждают примерно так, как небрежно заметил заключенный Е.: «Работаем сколько, сколько всего даем, а все уходит куда-то неизвестно».

Вот она, создаваемая и распространяемая подобными лицами типичная потребительская атмосфера для воспитания казенного отношения к социалистической собственности, причина невоспрепятствования совершению хищений, низкой активности граждан в предупредительной работе. Атмосфера нежелания считаться с интересами государства, общества, его проблемами, перспективами.

Не касаясь вопросов субъективизма и волюнтаризма, причинивших серьезный ущерб1, но вовремя устраненных из практики, отметим, что и в настоящее время не все сделано для того, чтобы максимально приблизить социалистическую собственность к ее владельцу, дать возможность полнее почувствовать ему себя хозяином, заинтересовать в необходимости ее приумножения и тем самым устранить из сознания людей ошибочные представления.

Разве не отражается на индивидуальном сознании, социальной психологии такой порядок, когда руководителю предприятия не дано права продать или выдать для личных нужд порой отсутствующие в торговой сети, допустим, бракованные предметы ширпотреба, строительные и другие материалы своему же рабочему, производящему их. Длительное время бракованная продукция может находиться в бесхозяйственном состоянии, портиться, однако всякое покушение на нее расценивается с позиций уголовного закона. Это не только сеет в сознании казенное отношение как к чему-то чужому, «отгороженному», но и способствует хищениям. Хищения совершаются для себя, а затем и для других, но главное то, что сами хищения, преступные действия теряют при этом в глазах людей осуждающий характер, поэтому появляется терминология «достал», «взял», а не «украл», «ограбил», о чем уже говорилось. Нужно ли еще доказывать, к какой эволюции сознания ведут подобные факты.

4. Примерно на этой же почве, очень близкое по содержанию к только что рассмотренной проблеме, но с некоторым уклоном в сторону пессимизма, наблюдается в социальной психологии отдельных групп явление отчуждения, представляющее собой эмоционально подавленное состояние настроения людей, как возникший результат частных случаев расхождения между действительной и представившейся лицу в искаженном виде социальной ценностью.

Словами заключенных М. и П. на вопрос, почему они, являясь хозяевами народного добра, стали расхищать его, суть проблемы отчуждения можно кратко выразить так: «А какие мы хозяева?!» (разочарованно).

Не только они, но и многие другие заключенные высказали такое же мнение, формировалось оно не во время отбытия наказания, а до совершения преступления, что и вызывает необходимость разрешения данной проблемы, оказывающей крайне отрицательное влияние на процесс воспитания добросовестного отношения к социалистической собственности.

Вскрытые у некоторых расхитителей элементы отчуждения1 и признание их наличия характерно в основном для чувственной сферы, а не рациональной. Встречающиеся при социализме неантагонистические противоречия случайного, временного, преходящего порядка, отражаясь на чувствах, настроении людей, не могут поколебать общественного сознания.

Проявляется отчуждение в отдельных случаях в утрате вдохновения, энтузиазма, чувства полновластного хозяина народного достояния, в безразличии, неверии, безынициативности, беспринципности, безыдейности, а потому низкой активности в пресечении посягательств на общественное добро.

Появлению отчуждения способствуют различные неблагоприятные обстоятельства, застилающие в глазах отдельных людей справедливость идеологии и вызывающие чувство разочарования, безучастности.

Прежде всего, к этому ведет невовлеченность значительной части людей в деятельность по управлению общественными делами. Естественно, невозможно всех вовлечь в управление государством, но хотя бы привлечь к решению насущных вопросов производства, быта, хозяйствования и т.д. необходимо1. Встречаются, например, такие случаи, когда из года в год активными общественниками на том или ином предприятии бывают одни и те же люди, другие находятся как бы в стороне. Последним представляется, что с ними не советуются, администрация и общественные организации в их глазах будто бы отрываются от рабочих, кажется им также, что руководство решает все вопросы единолично, распределяет премии по своему усмотрению, а с ними якобы не считаются, как с «маленькими» людьми, от которых ничего не зависит.

Постепенно они замыкаются в себе, избегают общественной работы, проявляют недовольство или ощущают неудовлетворенность в труде, в лучшем случае безропотно выполняют трудовые обязанности − все это отражается на отношении к общественной жизни, ведет к утрате общественных интересов. Изучение уголовных дел в отношении 500 расхитителей показало, что в общественной работе участие принимали буквально единицы из них (всего 18 человек)2.

Нездоровые настроения в социальной психологии вырастают не на голом месте, а на имеющих место конкретных нарушениях социалистических норм общественной жизни, отдельных фактах бездушного, бюрократического отношения к людям, наличие которых в разных областях сферы деятельности ведет к появлению неправильного общественного мнения, совсем не обусловленного природой социалистического строя3.

Нарушения встречаются самого разного характера, не только касающиеся экономических сторон жизни − важных для проблем хищений, любые незаконные акты способны вызвать отчужденность − причину низкой активности граждан в борьбе с хищениями.

Иногда приходится еще слышать при исследованиях на предприятиях, что администрация ущемляет права рабочих и служащих, а местком, призванный отстаивать их интересы, идет на поводу у администрации. Это вызывает у работников пассивность, неверие в правоту того дела, за которое призывают бороться.

Чувства отчужденности появляются у некоторых людей также при неустроенности быта, трудностей жилищной проблемы, различных жизненных неурядиц, недостаточной материальной обеспеченности, наконец, невнимательности, безучастности иногда к судьбе человека, оказавшегося в той или иной ситуации.

Об этом приходится говорить потому, что организаторы хищений ловко играют на чувствах неудовлетворенности людей, направляя их помыслы на совершение преступления, и довольно легко добиваются цели.

Так, например, когда З. заболел туберкулезом, два года не работал, находился в несколько затруднительном материальном положении, к нему прибыл с прежнего места работы бухгалтер Т. и предложил заполнить подложный документ, пообещав за это одеть его в костюм и пальто. Соблазн взял вверх, преступное сотрудничество началось1.

Способствует отчуждению непонимание или неправильное представление о сущности социалистической собственности, иллюзорное представление о желаемом, предлагаемом и действительном, когда планы и ожидания, построенные на иллюзиях, расходятся с реальностью условий.

Не всегда указанные обстоятельства сразу ведут к отчуждению, вначале может наблюдаться утрата вдохновения, равнодушие, неудовлетворенность и т.д., затем отчуждение.

Например, у расхитителя И. отчуждение было на стадии равнодушия по отношению к социалистической собственности. Являясь материально ответственным лицом, он видел, но, по его словам, делал вид, что не «замечал», как расхищается спирт работниками винзавода из железнодорожных цистерн и списывается на «испарение». Позднее по предложению расхитителей И. сам принял участие в хищении1.

У людей с потребительской психологией, с потребительскими взглядами на жизнь трансформация от неблагоприятно воздействующего источника до отчуждения более короткая, эти люди сразу недовольствуются всем по любому поводу, часто неадекватно, вызвавшей причине, а иногда возводя в ранг событий чуть ли не государственной важности пустяковые факты. Тем самым дезориентируют общественное мнение, оказывают отрицательное влияние на окружающих.

Отчуждение − вдвойне опасное явление для формирования добросовестного отношения к социалистической собственности. Во-первых, потому, что питает социальную психологию вредными, пессимистическими настроениями, подавленностью эмоций, воздействуя на индивидуальное сознание. Такие лица легко поддаются влиянию любой отрицательной ситуации. Влияние общественной психологии групп на сознание отдельного человека весьма существенно, так как дает представления о действительности, в том числе искаженные, в готовом виде.

Отсутствие, например, сторожа или замка на двери хранилища не вызывает сразу воровских ассоциаций в сознании неискушенного человека. Напротив, у человека, подверженного ранее влиянию воровской психологии и усвоившего ее черты, такие ассоциации возникают сразу. Точно так же человек, воспитывающийся в атмосфере общественной пассивности, безучастности, приобретает черты отчуждения, часто не на базе столкновения с неблагоприятными обстоятельствами, а через социальную психологию, неблагоприятные обстоятельства при этом лишь укрепляют веру в полученные искаженные представления о действительности.

Во-вторых, отчуждение прямо противоречит политической, гражданственной ценности личности, препятствует формированию гражданского сознания, т.е. такого сознания, когда личность не просто усвоила идеологические знания, а, усвоив, активно борется за их претворение в жизнь, когда слово человека не расходится с делом, характеризует его как подлинного выразителя нравственных идей и поступков.

Ясно, что человек, переживающий социальное чувство отчуждения, не может быть проводником идейности, ревностным защитником социалистической собственности от посягательств, для этого необходима большая, умелая воспитательная работа с ним наряду с проводимыми в стране общеэкономическими и политическими преобразованиями.

В качестве эксперимента было бы целесообразно с целью устранения чувства отчуждения и казенного отношения к социалистической собственности ввести на некоторых предприятиях такой порядок, при котором распределение премий производилось бы на общих собраниях рабочих и служащих. Представляется, что это вызовет заинтересованность и общественную активность, одновременно создастся возможность гласно обсудить вопросы трудовой дисциплины, качества работы каждого члена коллектива, соблюдения правил общежития и устранить многие недостатки.

5. Касаясь проблем влияния отрицательных социальных явлений на чувства и сознание людей, их мнения, представления, особо следует остановиться на одном из аспектов роли субъективного фактора в совершаемых хищениях. Имеются в виду встречающиеся факты принуждения, вовлечения в преступную деятельность подчиненных лиц руководителями предприятий, организаций, вставшими на путь хищений.

Роль этого фактора весьма отрицательна. Трудно представить, какой огромный вред наносит руководитель, призванный осуществлять контроль за соблюдением законов о сохранности социалистической собственности, делу воспитания добросовестного отношения к экономической основе общества, если он принуждает подчиненных к совершению хищений либо вовлекает их иными способами.

Групповые хищения в крупных и особо крупных размерах часто совершаются во главе с руководителем, человеком, занимающим ответственное положение и имеющим более высокий уровень образования, наделенным соответствующей властью, правами и полномочиями.

В анонимных анкетах на это обстоятельство (вовлечение руководителем в преступление) указали 21,6% заключенных расхитителей, тогда как при обследовании только 10 расхитителей в г. Павлодаре оказалось, что 5 из них были вовлечены в преступную деятельность руководителями, а охранника винзавода Б., например, бывший директор К. принудительно заставил участвовать в хищениях путем угроз, уговоров и дачи денег1.

О таких фактах, как правило, знают многие и ни о каком успехе идеологической работы в этом случае не может быть и речи, некоторые люди с обыденным сознанием делают выводы на основании их едва ли не о всей нашей системе2. Отражаются они поэтому и на социально-психологическом настрое в виде неуважения, казенного отношения к социалистической собственности, отчуждения.

При всей важности воспитательной работы с расхитителями нельзя только этим решить проблему искоренения хищений, гораздо важнее предупредить, не допустить формирования недобросовестного отношения к социалистической собственности у новых людей.

6. Когда человек совершит хищение, с ним проводится индивидуальная работа по перевоспитанию, но это уже свершившийся факт, а чтобы изжить подобные факты, надо, во-первых, стремиться к постепенному устранению из общественной жизни всех отрицательных условий и недостатков процесса формирования сознания, воспитания нравственных качеств и психологических свойств личности; во-вторых, необходимо постоянно изучать, научно обоснованно учитывать и направлять социально-психологические особенности масс, коллективов, групп, отдельных членов, их взгляды, настроения, привычки, мнения, взаимоотношения людей внутри них.

Значительно сложнее учесть, изменить мысли, настроения, привычки каждого отдельного человека. Успешное решение этой задачи возможно только через влияние на общественную психологию. Умелое воздействие, изменение в нужном направлении содержания социальной психологии групп, коллективов в регулируемой сфере социальной среды приведет и к изменению сознания отдельных членов, входящих в них. Чем активнее эти мероприятия будут проводиться в жизнь, тем быстрее сократится влияние отрицательной «микросреды», тем произвольнее она будет вытеснена из комплекса взаимосвязей личности.

Но при этом нужно помнить, что общественная психология, отражающая общественное бытие в виде коллективного, массового, обыденного сознания, в своем возникновении, развитии несет элементы стихийности, а знания, представления, полученные в результате личного жизненного опыта, исключительно устойчивы, поэтому некоторые компоненты общественной психологии, такие как чувства, настроения, подвижны, другие же, как обычаи, традиции и особенно привычки − исключительно мало подвижны, требуют более осторожного, внимательного, кропотливого подхода.

Если для устранения чувства отчуждения иногда может быть достаточным ликвидации какого-то неблагоприятного условия, например обеспечение человека благоустроенным жильем, то для искоренения дурных привычек, хотя бы того же пьянства, этого недостаточно, потребуется продолжительная культурно-воспитательная, идеологическая работа.

Пока не изменим общественное отношение к преступным проявлениям, пока не будет строго осуждающего общественного мнения в окружающей социальной среде личности, мало что сделаем в искоренении преступности и формировании добросовестного отношения к социалистической собственности1.

В основе своей успех решения этой задачи зависит также от знания нравственно-психологической характеристики и типологических разновидностей расхитителей, об этом и пойдет речь ниже.


Каталог: userfiles -> ufiles -> nii
ufiles -> Гипергомоцистеинемия: современный взгляд на проблему
ufiles -> 21 Астма и аллергия • 1/2017 Материал предназначен для пациентов
ufiles -> Трихология (от греч trichos волос; logos учение) наука о волосах и волосистой части кожи головы
ufiles -> VelaShape (ВелаШейп) сочетание четырех методик для коррекции фигуры
nii -> Сборник Выпуск 3 Москва•2015 ббк 67. 721-9 А43 Под общей редакцией
nii -> Сборник статей Москва · 2013 ббк 67 а 43 а 43
nii -> Исполнения законов
nii -> Законодательства об экспертной деятельности Методические рекомендации
nii -> Академия генеральной прокуратуры


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница