Антон Шаганов Карась. Все способы ловли Предисловие Второе пришествие карася в восьмидесятых годах двадцатого века в нашей стране произошел самый настоящий «карасиный бум»



Скачать 12.27 Mb.
страница1/6
Дата23.04.2016
Размер12.27 Mb.
  1   2   3   4   5   6

Антон Шаганов


Карась. Все способы ловли

Предисловие

Второе пришествие карася

В восьмидесятых годах двадцатого века в нашей стране произошел самый настоящий «карасиный бум», и продолжается он до сих пор.

До той поры карась занимал достаточно скромное место в уловах и промысловиков, и любителей, и вполне справедливыми оставались слова классика Сабанеева: «По вялости клева и малому сопротивлению, оказываемым пойманным карасем, ужение этой рыбы не особенно интересно и для речных охотников еще скучнее, чем ужение линя. Последние редко попадаются на удочку менее 400 г весом, тогда как мало таких прудов и озер, где бы часто попадались 400-граммовые караси. <…> Сам я прибегал к ужению этой рыбы только в крайних случаях, когда не было никакой другой».

В общем, серьезные рыболовы выезжали на серьезные водоемы за серьезными рыбами: за лещом, за судаком, за щукой, – а карасиков в прудах удили мальчишки, либо, от беды, те из рыбаков, кто не мог надолго отлучиться из дома.

В 80-х годах все изменилось: в уловах рыболовов разных регионов всё чаще стали появляться рыбы, внешне очень похожие на серебряного карася. Однако, в отличие от хорошо известных серебряных карасей, предпочитавших пруды, озера и тихие старицы рек, «знакомые незнакомцы» попадались в неплохих количествах и в Волге, и в Дону, и Ахтубе, и в сибирских реках. А самое главное – новая генерация серебряных карасей отличалась многочисленностью и очень даже приличными размерами: килограммовые рыбины были заурядным уловом, попадались особи и в полтора, и в два килограмма весом.

Немедленно среди рыболовов распространились слухи, что, подобно ротану, по водоемам расселяется новая рыба, лишь внешне похожая на всем известного карася. Высказывались разные предположения: одни утверждали, что это гибрид серебряного карася с сазаном либо карпом (или с золотым карасем, или даже с лещом). Другие, более подкованные, возражали: давно известно, что популяции серебряного карася состоят лишь из одних самок – самцы упомянутых видов рыб оплодотворяют карасиную икру, но никаких отцовских признаков у потомства нет: из мальков вновь вырастают лишь караси-самки. Еще одно мнение: карась-новосел вовсе не карась, а заморская рыба буффало, завезенная из Америки во времена Хрущева. Некоторые считали пришельца дальневосточным, амурским карасем, отличающимся от европейских родичей быстрым ростом и увеличенными размерами (последняя версия оказалась наиболее близка к истине).

Как бы то ни было, карасем почти нигде новосела и поныне не называют, наградив многочисленными прозвищами: метис, гибрид, душман, буффало, карабас, карпо-карась, сковородник… Лишь сибирские рыболовы именуют пришельца с востока карасем, – но амурским.

«Новый» карась, как его ни называй, занял весьма почетное место и в садках любителей, и в уловах промысловиков (раньше рыбопромысловые хозяйства донских и волжских водохранилищ карася в свои планы не включали, рассматривая как случайный прилов; ныне уловы исчисляются сотнями тонн в год). Да и для рыболовов-любителей отправиться за сотню-другую километров на водоем, где ловится увесистый «сковородник», стало вполне обыденным делом.

Что же говорят по поводу «душмана» ихтиологи? А вот что:

Серебряный карась представлен в России одним-единственным видом: Carassius auratus, живущим и в европейской части страны, и в Сибири, и на Дальнем Востоке. Однако внутри этого вида все караси делятся на две формы (внешние видовые признаки одинаковые, но имеются различия на генетическом уровне).

Одна форма – однополо-женская, или, выражаясь по-научному, гиногенетическая: популяции состоят из одних лишь самок, а молоки самцов (родственных видов) лишь инициируют развитие икры, не оплодотворяя ее, и на выходе мы имеем не мальков-гибридов, а чистокровных карасей-самок. Вторая форма размножается обычным порядком, и в число популяций входят и мужские, и женские особи.

И так уж сложилось, что в европейской части страны и в Западной Сибири до недавнего времени обитала лишь однополая разновидность. На востоке, в том числе и в водоемах бассейна Амура, природные популяции были смешанные, состояли из особей обеих форм – и доля самцов составляла от 5 до 30 процентов, причем икру обычных самок молоки карасей-самцов оплодотворяют, а однополых – лишь инициируют, и потомство во втором случае состоит лишь из самок.

Отсюда можно сделать вывод: европейский серебряный карась – «абориген» предпочитал жить в озерах, в тиховодных заводях рек и в старицах вовсе не оттого, что не любил течения или был не приспособлен к жизни в условиях достаточно быстро текущих вод. Просто во многих реках гиногенетические самки серебряного карася не могли размножаться: не совпадал по срокам нерест с их речными родственниками – плотва или лещ нерестятся в более холодной воде, чем нужна для успешного развития икры карася. И карасиные популяции самок поневоле держались рядом с рыбами, способными инициировать развитие их икры: с золотыми карасями, линями, карпами. А двуполые популяции вполне приспосабливаются к речной жизни, лишь слегка изменяя форму тела: становятся более поджарыми, вытянутыми.

В 50-е и 60-е годы двадцатого века двуполого карася (именно амурского, отличающегося быстрым ростом) стали активно развозить по всей стране рыбоводы. И почти немедленно из прудов рыбоводческих хозяйств новоселы попали в естественные водоемы: особенности икрометания у карасей такова, что их оплодотворенную икру очень быстро разносят водоплавающие птицы, особенно утки. Попав в реки, серебряный амурский карась расселялся уже вполне самостоятельно, благо мог жить почти на всем их протяжении (исключая слишком быстрые и холодные верховья), а не на отдельных тиховодных участках, как караси – «аборигены».

А спустя определенный срок повторилась старая и хорошо известная история: бурный всплеск численности вида-пришельца и подавление им коренных видов, занимавших ту же экологическую нишу. Почему пик экспансии «душманов» пришелся именно на 80-е годы? Трудно ответить однозначно. Возможно, как раз срок в два-три десятилетия потребовался для того, чтобы изменения в биоценозах перевалили некую критическую отметку… Нельзя исключить, что в стоячих водах (где у амурского карася имелось гораздо больше конкурентов) сыграло свою роль триумфальное шествие ротана-головешки, начавшееся на полтора десятилетия раньше – ротаны, так сказать, «провели зачистку», значительно сократив местные, коренные популяции карася, амурский же новосел давным-давно приспособился к успешному существованию рядом с ротаном.

Как и случается везде и всегда с любым новшеством, у «второго пришествия карася» нашлись и яростные противники, и весьма оптимистично настроенные сторонники.

Вот характерный образчик мнений, высказываемых первыми:

«Серебряный карась с момента своего появления в волжско-донских водоемах стал злостным вредителем для коренных обитателей. С его распространением происходит снижение продуктивности ценных промысловых рыб – леща, сазана, язя, синца, густеры. Он не только их «объедает», значительно сокращая кормовую базу, но и в большом количестве истребляет икру волжской и донской рыбы непосредственно на нерестилищах».

А сторонники… Сторонники в дискуссии предпочитают не вступать: они выстраиваются на берегах во время весеннего хода «душмана» – и приносят домой садки, набитые увесистыми рыбинами.

Но, несмотря на свое триумфальное шествие, далеко не во всех регионах амурские гости вытеснили коренные виды – куда-то еще не успели добраться, где-то замечены лишь в отдельных водоемах. В любом случае, приступая к рассказу о ловле карася, предупреждаю: давать единые рекомендации по ловле «аборигенов» и «новоселов» невозможно, и в тех случаях, когда принадлежность карасей к той или иной разновидности не оговорена, имеются в виду коренные формы европейской части страны.
I. Ужение карасей

Правила хорошего тона требуют при сочинении рыболовных книжек, прежде чем перейти к описанию собственно ловли, рассказать о физиологии и образе жизни ее, ловли, объекта. И авторы «правильных» пособий трудолюбиво листают монографии по ихтиологии, выписывая всевозможные скучные факты – например, сколько у карася глоточных зубов, или лучей в спинном плавнике, или чешуек в боковой линии… Да какая, черт возьми, разница?! Сняв с крючка или вынув из верши карася, чешую у него не считают, а счищают, – и на сковородку, вот и вся ихтиология.

Посему я в тонкости науки о рыбах углубляться не буду, лишь приведу обширную цитату из классика, а кто интересуется предметом более подробно – пожалуйста, вся ихтиологическая литература к их услугам, а мы тут собрались поговорить о рыбалке…

О тех же привычках и особенностях образа жизни карася, что имеют отношение непосредственно к его поимке, будет рассказано по ходу дела, – по мере описания соответствующих снастей и методов ловли.

Итак, слово классику – Альфреду Брему:

Обыкновенный, или золотой, карась (Carassius carassius) имеет очень тупое рыло с узким ртом, окруженным тонкими губами, очень широкий лоб и слабовырезанный хвостовой плавник. Окраска, представляющая многочисленные уклонения, более ил менее темного латунно-желтого цвета, который на спине переходит в стале-синий, а на плавниках имеет красноватый налет. Обыкновенный карась не достигает значительной величины, так как лишь в редких случаях бывает длиннее 20 см и весит более 0,7 кг. Экштрем получил карася, весившего 1 кг, а Яррель имел карася весившего еще немного более при длине в 25 см и 11 см наибольшей вышины. (Согласно «Определителю пресноводных рыб фауны СССР», караси наших вод в редких, особо благоприятных условиях достигают веса в 5 кг и длины 40 см. – А.Ш.)



   Рис. 1. Золотой карась (из книги Л. П. Сабанеева «Рыбы России»).

По точным исследованиям и сравнениям знатоков рыб, оказалось, что на карася, которого Блох считал за самостоятельный вид и описал под именем серебряного карася (Carassius auratus), следует смотреть лишь как на разновидность, так как караси в качестве рыб, разводимых человеком, претерпевают замечательные изменения в форме тела; равным образом никто не сомневается больше в том, что карась-межняк представляет собой помесь карпа с карасем.



Рис. 2. Серебряный карась (из книги Л.П. Сабанеева)

Карась распространен в средней, северной и восточной Европе, а также в северной Азии. Он в большом количестве живет в реках, прудах и озерах Рейнского и Дунайского бассейнов, восточной и западной Пруссии, всей России, любит стоячую воду, а именно озера с болотистыми берегами или так называемые мертвые рукава больших рек, однако встречается также в маленьких прудах, ямах, глубоких и мелких болотах и торфяниках, обладает вообще способностью жить в самых разнообразных и нечистых водах и процветать при самой грязной илистой пище. Он также питается главным образом червями, личинками, гниющими растительными веществами и илом и, собственно, поэтому проводит большую часть жизни на дне, где остается также в течение холодного времени года в оцепенелом состоянии, а, по словам Палласа, может даже замерзать во льду и потом все-таки оживать снова. Только во время метания икры, которое в южной Европе бывает в июне, а в северной Европе – в июле, караси часто появляются на поверхности воды, в особенности в мелких местах, поросших растениями, где они резвятся целыми стаями, пускают пузыри, чавкая губами, гоняются друг за другом и играют, пока не начнется метание икры.

По произведенным исследованиям, самка кладет около 100 тысяч яиц, следовательно, относительно небольшое количество; тем не менее карась размножается очень значительно, а также постоянно производит ублюдков с карпами.

Караси очень ценятся в России, где они во множестве населяют все степные воды. В окрестностях Якутска их ловят преимущественно зимой сетями в прорубях, отбирают самых больших карасей, а остальных бросают обратно в воду, чтобы дать им возможность расплодиться снова.

А. Брем «Жизнь животных», т. 4 «Рыбы и амфибии»

Ужение карася в сезон открытой воды (общие закономерности)

Удить карасей и очень просто, и очень сложно. Никакого парадокса в этом утверждении нет: в пруду, где кишат тугорослые и вечно голодные золотые карасики, наудить их в огромном количестве может любой рыболов, даже впервые взявший в руки удочку.

И когда начинается майский ход густых косяков увесистого волжского «душмана», искусство ловли особой роли не играет: ловят его и начинающие, и бывалые рыболовы, ловят донками-спиннингами, закидушками, поплавочными удочками – порой самыми примитивными, с глухой оснасткой и излишне толстой леской. С насадками не мудрят – червь, и никаких изысков; места ловли не выбирают – стоят на берегу чуть ли не плечом к плечу, и у всех клюет, и у всех плещутся в садках «гибриды» весом в 1,5 – 2 килограмма.

Однако попробуйте поймать того же «душмана» в июле, когда он отступил на глубину, утолил свой весенний голод и окружен со всех сторон изобильным кормом! Ничуть не легче ловля крупных карасей, особенно золотых, в тех областях европейской части России, где не успели распространиться амурские пришельцы. Клев карася – «аборигена» непостоянен и капризен, разумеется, если речь идет о действительно крупных карасях, а не о пригодных лишь на живца недомерках, что в изобилии водятся в тесных прудиках, болотцах и заполненных водой воронках. И успешная ловля требует хорошего знания повадок рыбы, тщательно отрегулированных снастей, точно выбранной насадки и прикормки.

Первый вопрос, что встает перед начинающим «карасятником»: а где же искать крупных карасей? Прудов вокруг много, но на большинстве из них, как ни изощряйся в снастях, насадках, привадах и способах ловли, – на трофей размером крупнее ладони рассчитывать трудно.

(Отвечая на этот вопрос, амурских карасей я в расчет не принимаю: что бы там ни говорили ихтиологи, по своим привычкам это совершенно другая рыба. И определение мест обитания крупного карася, и описанные ниже способы ловли больше подходят для карасей – «аборигенов», охота за «душманом-карабасом-гибридом-буффало» заслуживает отдельного рассказа.)

В маленьких копаных прудах крупного карася найти практически невозможно. Хищников нет, условия для нереста благоприятные, – каждый год добавляется многочисленное новое поколение карасиной мелочи и вполне успешно «объедает» родителей, замедляя их рост.

В этом правиле, как и во многих других, встречаются исключения. Например, однажды мне довелось два лета регулярно ловить на пруду, где по всем признакам не мог водиться в достаточных количествах крупный карась, – но он водился. Круглый как блюдце водоем шириной не более 20 метров и глубиной не более двух, с пологими, удобными для карасиного нереста берегами, – по всем канонам, там должны были клевать карасики в 8-10 см размером, но зато клевать постоянно.

На практике все происходило наоборот: за утреннюю зорьку можно было выловить на две удочки полтора десятка карасей весом 250-300 гр., изредка попадались и более увесистые экземпляры, по 700-800 гр. А мелочь почти не клевала. Загадка… Особенно над ней голову ломать я не стал, но на прудик в первое лето наведывался не слишком часто, но регулярно, – и увесистые караси продолжали радовать до конца сентября. В конце мая следующего года ловля возобновилась, и уловы оставались на прежнем уровне, затем пришлось уехать, и вновь закинул удочку в заветный пруд я лишь в августе… Разочарование оказалось велико: червей дергала и теребила карасиная мелочь с палец размером, иногда удавалось ее вытащить, и лишь однажды сквозь толпу рыбьих лилипутов, окруживших крючки, сумел протиснуться солидный карась, – и оказался в садке.

Через неделю повторил опыт – снова активно клевала некондиционная мелочь. Разгадать вторую загадку, подкинутую маленьким прудом, я пытался старательнее, чем первую, – обидно было терять удачное местечко в получасе ходьбы от дома. Но, как ни ломал голову, ответа не находил.

На разгадку натолкнулся осенью, в октябре, причем совершенно случайно. Шел мимо, а на пруду ловят бреднем – длинным, позволяющим проводить снасть, не заходя в воду. Подошел, разговорился. Оказалось, пруд этот выкопали жители нескольких окрестных домов (вскладчину наняли экскаватор), запустили серебряного карася, а золотой вселился сам, икру перенесли утки. Поскольку пруд располагался не на частной земле, ловить посторонним в нем не мешали, но – исключительно удочкой, и сами поуживали карасей, а один раз в четыре года облавливали водоем крупноячеистым бреднем: крупных карасей он выгребал почти всех, и в пруду оставалась лишь мелочь, неспособная пока к нересту. В результате молодые караси-годовики, лишившиеся старших конкурентов в деле добывания пищи, росли очень быстро, через пару лет нерестились, а когда их потомство подрастало и начинало мешать ужению – вновь в дело вступал бредень. Крупные экземпляры, иногда попадавшиеся, явно были рыбами, сумевшими ускользнуть от предыдущего облова, а немногочисленная мелочь, клюющая в середине цикла – их потомками.

Прошло двадцать лет, и сейчас на этом пруду ловит карасей мой сын – и рекордный его карась лишь немного не дотянул до килограмма. Но этот водоем – все же исключение из правил, редкий пример очень разумного ведения полукультурного рыбного хозяйства. Да и нарушить хрупкий баланс очень просто: достаточно, если каждое утро на берег пруда будет приходить десяток удильщиков.

Поэтому для ужения прудового карася стоит выбирать водоемы значительных размеров: большие копаные пруды или залитые водой карьеры. Замечено, что наибольших размеров караси достигают в водоемах прудового типа, имеющих большие глубины и отвесные, неудобные для нереста берега – очевидно, нерестится там незначительная часть крупных особей, и бесчисленные стаи карасиной мелочи не отбивают корм у родителей.

Если все-таки приходится удить в неглубоких прудах и затопленных карьерах, следует учитывать, что крупные караси выбирают в них места поглубже, однако расположенные невдалеке от мест кормежки, т. е. от прибрежных зарослей. Идеальным можно считать участок, где сразу же за травой идет резкий перепад глубины на полтора-два метра.

В болотистых озерцах – мелких, но с толстым слоем ила или торфяной жижи на дне – караси иногда достигают крупных размеров, но держатся весьма скрытно: кажется, что в просматриваемом насквозь водоеме 70-80 см глубиной ни одной рыбы нет. Все караси держатся днем под плавучими берегами, выходя на кормежку ночью и на зорях, и очень часто удить их приходится, забрасывая удочку почти вплотную к краю плавучего берега.

Озерный и речной карась, вопреки названию, не обязательно живет в реке или озере. Собственно говоря, разница между большим прудом и маленьким озером состоит не в размере, а в видовом составе рыб: в озерах водятся окуни, плотва, щука и т.д., в прудах – караси, карпы, ротаны, и разная мелочь вроде верховки или колюшки. Так что озерно-речного карася можно встретить и в карьере, где обитают упомянутые выше озерные рыбы, и в проточном пруду, образованном небольшой речушкой, и в крохотном пойменном озерце, уступающем в размерах многим копаным прудам.

Растут озерно-речные караси быстро, гораздо быстрее, чем их прудовые собратья – щука и окунь быстренько отбраковывают аутсайдеров, отстающих в деле набирания размера и веса.

(Есть один вопрос, не имеющей однозначного ответа: можно ли считать ротана хищником, благотворно воздействующим на популяции карася? Мнения на сей счет рыболовами высказываются самые разные, порой диаметрально противоположные, здесь же идет речь о влиянии на рост карася хищников, так сказать, традиционных, – в основном щуки и окуня.)

Однако, несмотря на заманчивые размеры добычи, ужение карасей в водоемах, где водятся хищные рыбы, значительно труднее, чем ловля в непроточных прудах, – поведение карасей менее предсказуемо, зачастую места их концентрации и приносящие успех насадки меняются слишком быстро и хаотично. Наилучшего результата можно добиться весной, натолкнувшись на стаю озерно-речных карасей, оголодавших после зимы и активно ищущих корм; летом во многих реках, водохранилищах, проточных прудах и озерах клев карася почти отсутствует, и добывают их в основном сетями. Но опытные удильщики, хорошо изучившие водоем и пользующиеся привадой, летом тоже не остаются без добычи.

Теперь, определившись, где искать крупного карася, поговорим о конкретных способах ловли.

Ужение карася в сезон открытой воды (снасти, насадка, прикормка)

Ловят крупных карасей крючковыми снастями трех видов:

– поплавочными удочками;

– донками и фидерами;

– удочками с кивком и мормышкой.
Поплавочные удочки

Эта группа снастей употребляется наиболее часто и представлена наибольшим числом разновидностей и вариантов оснастки. Рассмотрим основные:

Поплавочные удочки с глухой оснасткой употребляются широко, но в основном на небольших водоемах и для прибрежной ловли мелкого карася, обычно совмещенной с ловлей ротана.

Однако среди «карасятников» весьма распространен бродячий сюжет: сидят на берегу рыболовы с телескопическими удилищами, с безынерционными катушками, с бальсовыми поплавками, – с современными, в общем, снастями. Однако поуживают ротанов и карасиков с пол-ладони размером. А затем к ним подсаживается школьник с удилищем из кривоватого березового хлыста, с пробочным поплавком и леской толщиной чуть не с палец (вариант: подсаживается дедуля с допотопными снастями, помнящими времена царя Гороха), закидывает у самого берега… Вид горе-рыболова вызывает дружный смех, но веселье разом заканчивается – после того, как юный или престарелый рыболов выуживает во-о-о-о-т такого карася, весом в килограмм, или в полтора, или в два, или… в общем, насколько хватает фантазии рассказчиков.

В основе подобных легенд обычно лежат реальные факты, мне и самому пару раз приходилось видеть подобное (во втором случае на удочка имелась катушка, что не меняло главного: снасть была очень грубой). Случаются такие казусы в самом конце весны и в начале лета, и объясняются вот чем: нерест у крупного карася, обычно держащегося на глубине, порционный – несколько раз за сезон он подходит к берегам, выметывает часть икры, затем снова отступает на глубину. Если крупные особи живут в водоеме в небольшом числе, эти их нерестовые походы почти незаметны со стороны (в отличие от шумного массового нереста мелкого и среднего карася). Нерестящийся крупный карась теряет значительную часть своей осторожности, но на питание почти не отвлекается, однако если насадка окажется под самым носом – клюнет, не смущаясь толщиной дедовской лески… А «продвинутые» рыболовы в это время удят вдали от берега средних карасей, успешно отнерестившихся и начавших посленерестовый жор.

Для ловли с глухой оснасткой применяют относительно недлинные удилища: цельнодеревянные и бамбуковые длиной 4-5 метров, телескопические длиной до 6 метров. Крупные караси пугливы и осторожны, поэтому верхнюю часть деревянных и бамбуковых удилищ окрашивают в зеленый цвет, менее заметный на фоне береговой растительности. Удят обычно сидя, положив удочки на рогульки-подставки, – опытные рыболовы старой школы не советуют располагать подставки в воде, воткнув в дно, поскольку во время вываживания карась частенько заводит за них леску. Не рекомендуется также класть удочку на воду – это отпугивает крупных карасей и портит деревянные и бамбуковые удилища. Что касается количества удочек, то этот вопрос каждый решает по-своему. Некоторые рыбаки закидывают в водоем целый веер удочек, надеясь увеличить вероятность поклевки крупного карася. Но обычно при среднем клеве вполне хватает двух удочек: за ними легче наблюдать и легче управляться с ними; весной, если к берегу подошла стая активно клюющих карасей, управиться удается лишь с одной снастью.

Главное требование к снасти – максимальное облегчение всех ее элементов. Крючок № 2,5—№ 5, в зависимости от размеров водящихся в водоеме карасей. Для растительных насадок, опарыша и мотыля лучше использовать крючки с коротким цевьем, червя можно насаживать на крючки любой формы. Тонкими лесками злоупотреблять не советую – даже в пруду, где караси в основном не крупные, отдельные экземпляры могут достигать рекордных размеров, и леску диаметром менее 0,15 мм ставить на удочку не следует. Если велика вероятность поклевки крупного, свыше килограмма, карася, либо если ловят в небольших «окнах» среди густой водной растительности, лески применяют еще толще – диаметром 0,2 мм. Крючки привязывают на коротких поводках несколько меньшего диаметра.


Каталог: book
book -> А. Д. Сахаров размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе
book -> Боль в спине
book -> Жизнь Александра Флеминга Андре Моруа
book -> Инэса Ципоркина 4 группы крови – 4 суперэффективные диеты
book -> Антон Николаевич Кошелев Синдром «белого воротничка» или Профилактика «профессионального выгорания»
book -> Психологическая диагностика Под редакцией М. К. Акимовой
book -> Учебное пособие. М.: Издательство Московского университета, 1985
book -> Государев Н. А. Психодиагностика. Методологии и методики исследования психологических типов
book -> Елена Петровна Гора учебное пособие
book -> Руководство для самостоятельной работы студентов Казань 2006 ббк 52. Составитель


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница