Центр по изучению проблем народонаселения демографические исследования



страница2/90
Дата11.03.2019
Размер4.62 Mb.
ТипСборник статей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   90

ПРЕДИСЛОВИЕ


Ровно год назад в Центре по изучению проблем народонаселения экономического факультета МГУ состоялся семинар по исторической демографии, посвященный 80-летию выдающегося отечественного ученого Дмитрия Кузьмича Шелестова (1927-2000). Его вклад в становление этой научной дисциплины, а также в подготовку специалистов историко-демографов на всем постсоветском пространстве огромен. В отечественной научной литературе понятие «историческая демография» появилось в конце 1950-х гг. Изучение ряда теоретических проблем исторической демографии и некоторых сторон взаимодействия исторической и демографической наук началось с 60-70-х гг. Но теоретико-методологическое обоснование исторической демографии как научной дисциплины в нашей стране принадлежит именно Д.К.Шелестову.1 Ему же принадлежит и ее классическое определение: «историческая демография, научная дисциплина, объектом исследований которой является демографическая история – органичная часть общественно-исторического процесса развития человечества. Демографическая история находится на стыке изучения двух отражённых в её названии наук и в силу этого является разделом демографической науки и одновременно отраслью исторического знании. При этом приоритет в определении её предметной области и методов исследования принадлежит демографии. Историческая демография изучает те же процессы и явления, что и демографическая наука в целом, но в их исторической ретроспективе»2. Подготовленное в 1987 г. профессором Шелестовым учебное пособие «Историческая демография» по-прежнему является базовым в подготовке демографов и историков. Вместе с тем, он был историографом демографии. В 1983 году была опубликована первая (и до сих пор единственная) фундаментальная монография «Демография: история и современность», в которой прослеживалась история мировой демографической науки от ее ранних предпосылок до начала 1980-х гг. Великолепный систематик и библиограф, Д.К.Шелестов вошел в историю отечественной демографии как главный составитель и редактор двух уникальных по богатству содержания энциклопедий: "Демографический энциклопедический словарь" (1985) и Энциклопедический словарь "Народонаселение" (1994). Вместе со своими друзьями, видными отечественными историками академиком Ю.А.Поляковым и профессором В.З.Дробижевым, он долгое время был одним из идейных руководителей комиссии по исторической демографии АН СССР, позже преобразованной в Научный Совет по исторической демографии и исторической географии.

Проработав четверть века, начиная с 1975 года, в Центре по изучению проблем народонаселения экономического факультета МГУ среди демографов, Дмитрий Кузьмич Шелестов всегда подчеркивал, что он остается историком, и никогда не станет демографом.1 Среди его публикаций, которых насчитывается более 250, имеются прекрасные работы по истории; особенно выделяется книга «Время Алексея Рыкова», получившая высокую оценку специалистов-историков и широкого круга читателей у нас в стране и за рубежом. Но, не будучи демографом, он являлся тем мостом, который связывал историков с демографией, и наоборот, демографов и историей. Во многом благодаря профессору Шелестову, многие отечественные историки познакомились с демографическими концепциями (прежде всего с теорией демографического перехода), стали использовать в своей работе методы демографического анализа, а также оценки качества данных. Параллельно, в том числе под влиянием профессора Шелестова, в работах отечественных демографов появляются историографические разделы, они расширяют свою источниковедческую базу за счет нетрадиционных для демографии источников (генеалогий, метрических книги и др.) и идут работать в архивы. Наряду с изучением длинных динамических рядов демографы начинают больше внимания уделять анализу конкретных исторических событий с учетом их не только количественных, но и качественных особенностей.

Формально Д.К.Шелестов не имел своей научной школы. Но по сути это не так. Многие из современных историко-демографов средних лет сформировались как исследователи под влиянием этого выдающегося ученого. В их число попадает и большинство авторов данного сборника. Нам посчастливилось самым непосредственным образом общаться с этим удивительным человеком, в котором соединялись высокий ум, доброжелательность к людям и порядочность в отношениях, который всегда мог поддержать друзей, учеников, коллег в трудную минуту, разделить с ними радость или подарить научную идею. Разнообразие представленных в данном издании сюжетов – история младенческой смертности в России, развитие семьи в Центральной Европе в Новое время, формирование немецкой диаспоры на юге России, население СССР и России в 1930-и 1950-е гг., атрибуция собственных имен в дореволюционной России, история изучения миграции и др. - во многом отражает широкий спектр научных интересов Дмитрия Кузьмича, а содержание некоторых статей, как и направлений исследований, обсуждались с ним авторами еще много лет назад.

Первые пять статьей в сборнике посвящены вопросам изучения демографической истории России. Сборник открывает работа профессора Сорбонны А.А.Авдеева, в которой представлен исторический обзор эволюции младенческой смертности в России в контексте развития систем здравоохранения и социального обеспечения. По мнению автора, ответ на вопрос, почему сегодня младенческая смертность в России почти в 4 раза выше, чем в странах Западной Европы, надо искать в истории последних трех-четырех десятилетий. В статье показано, что хотя до середины XX столетия младенческая смертность в России (и в СССР) была одной из самых высоких на европейском континенте, в 1940 1950-е годы она снижалась невиданными ранее темпами. В итоге в начале 1960-х годов по уровню младенческой смертности Россия немногим отличалась от большинства стран Западной Европы. Затем снижение младенческой смертности в России замедляется самым существенным образом, и в 1970-х годах она уже входит в группу аутсайдеров, вместе со странами Южной Европы. Но если в Испании, Италии, Греции уровень младенческой смертности с тех пор снизился более чем в три раза, то в России он остался практически неизменным. В качестве одной из главных причин подобного положения дел А.Авдеев указывает недостаточную изученность младенческой смертности, в том числе обуславливающих ее факторов. Как показано в работе, после распада СССР исследования младенческой смертности в России носят разрозненный и фрагментарный характер. Проблема не стала предметом комплексного изучения. Без этого вряд ли можно обоснованно судить о перспективах младенческой смертности не только в России, но и в странах со сходной социальной ситуацией и одинаковым историческим багажом.

История формирования немецкого населения на Дону рассмотрена в статье Е.В.Фурсы на основе привлечения многочисленных архивных данных. Немецкая диаспора, хотя и не была многочисленной, сыграла важную роль в промышленном и аграрном развитии, как Донского края, так и в целом юга России. Кроме того, как показано в работе, условия формирования немецкой диаспоры на Дону имели существенные отличия от диаспор Поволжья, Причерноморья и др. Прежде всего, это выражалось в том, что заселение немецкими колонистами Донской земли осуществлялось без государственного регулирования в лице попечительских учреждений, ведавших иностранными колонистами. Быстрый экономический и социальный взлет немецкой диаспоры, начиная с первой половины XIX века был сведен на нет, по мнению автора, первой мировой войной, а затем политикой советского государства.

Статья П.В.Греус, подготовленная по материалам Российского государственного архива экономики (РГАЭ), дает представление об уровне распространения межнациональных браков в Российской Федерации в 1930-е гг. Разработка этой темы может многое прояснить в понимании современной картины национальных процессов. Как показано в статье, в условиях, когда было разрушено множество законодательных, политических, религиозных барьеров, препятствующих межэтническому взаимодействию, уровень межэтнических браков возрос. В районах с высокой этнической мозаичностью они составляли от четверти до трети от всех заключаемых браков.

В статье М.Б.Денисенко затрагивается один из самых дискуссионных вопросов в отечественной исторической демографии – последствия демографического кризиса, разразившегося на территории СССР в первой половине 1930-х годов. Особое внимание автора статьи привлекли современные оценки потерь населения за указанный период как для СССР в целом, так и для его республик и регионов, выполненные с учетом открывшихся в архивах данных, а также причины существующих различий в оценках. Говоря о причинах, автор подчеркивает чувствительность оценок к гипотезам рождаемости и миграции. В статье специальное внимание уделяется обоснованию тезиса о том, что в условиях нарастания кризиса в населении быстро распространялись методы контроля деторождений. Другим фактором резкого снижения рождаемости стали миграции, по структуре и последствиям напоминавшие военные мобилизации. Как показывает анализ литературы, вопросы о причинах демографического кризиса 1930-х гг., его последствиях и потерях по-прежнему стоят на повестке дня. Уточнить ответы на эти вопросы поможет переход к изучению демографических процессов в 1920-1930-е гг. на уровне районов и сел.

Статья известного отечественного историка В.Б.Жиромской посвящена малоизученной теме – заболеваемости острыми инфекционными болезнями в России во второй половине 1940-х гг. В центре внимания оказался голод 1946-47 гг., который имел значительные негативные, в том числе долгосрочные, последствия для здоровья населения, перенесшего тяжелую длительную войну. Автор достаточно детально рассмотрел изменения в уровне и территориальные различия по таким остроинфекционным заболеваниям, как разного вида тифы, малярия, дизентерия, бруцеллез, сибирская язва, цинга, энцефалит и др. Как показано в статье, несмотря на постоянно возникающие эпидемические очаги, масштабных эпидемий в те годы удалось избежать, прежде всего, благодаря активной медицинской противоэпидемической и санитарной деятельности, проводившейся на государственном уровне.

Истории демографической науки посвящены статьи Г.Ш.Бахметовой и В.М.Моисеенко. Английский философ и поэт XVII столетия Джон Мильтон (John Milton) известен, прежде всего, как автор бессмертных произведений «Потерянный рай» и «Возвращенный рай» переведенных и изданных во многих странах мира. Но Г.Ш.Бахметова обращает внимание читателей на малоизвестное сочинение Джона Мильтона « Doctrine and Discipline of Divorce », изданное в Лондоне в 1644 году, и посвященное проблемам брака и развода. Основываясь на анализе биографии Мильтона и особенностях развития Англии конца XVI-XVII вв., автор статьи попыталась понять, каким образом столь смелое в ту эпоху произведение, в котором обосновывается идея разрешения разводов, могло увидеть свет.

Статья В.М.Моисеенко посвящена истории изучения миграции в российской науке. Как показано в статье, важнейшую роль в этом сыграли известные статистики второй половины XIX – начала XX вв. Ю.Э.Янсон, Н.А. Каблуков и К.Г Воблый. На основе анализа их научного наследия автор статьи показал, что российские исследования того времени в теоретико-методологическом (разработка понятия «миграция», классификаций территориальной подвижности, улучшения учета и др.) и аналитическом плане шли вровень с зарубежными исследованиями. В начале XX в. «академические статистики» выделили статистику населения в самостоятельный раздел статистики. В свою очередь, статистика населения подразделялась на два отдела – состав населения и движение населения. Задача статистики движения населения определялась как изучение тех изменений в составе населения, которые вызываются браками, рождениями и смертностью, а также передвижениями населения, внутренними и внешними (эмиграция). Выделение внутренних и внешних переселений в самостоятельный подотдел движения населения интерес к изучению тенденций миграции в России и Европе.

Последние три статьи сборника находятся на стыке исторической демографии и социальной истории. Статья А.Авдеева, А.Блюма и И.Троицкой, посвященная особенностям получения имен новорожденными в России, по объекту и источникам исследования является уникальной в отечественной историко-демографической литературе. Она основана на результатах анализа метрических книг трех деревень Московского уезда – Выхина, Жулебина и Вязовок (Выхинская вотчина графского рода Шереметьевых). Как известно, в этих книгах до конца 1918 года регистрировались все демографические события, происходившие в православном населении, или, точнее, обряды, им сопутствующие. Чтобы понять, как происходил выбор имен для новорожденных в XIX – начале XX вв., авторами были изучены записи о 9973 младенцах, родившихся в Выхинской вотчине и окрещенных с 1815 по 1918 гг. Для периода 1918-1940 использованы 2 177 записей актов о рождениях, зарегистрированных в Выхинском сельском Совете. Результаты исследования позволяют лучше понять, как изменялось место религии в жизни общества, а также свидетельствуют о распространении в крестьянской среде моды на имена, которая первоначально была чертой городской культуры.

В России, как и во всем мире среди демографов и социальных историков до сих пор остается популярным деление Европы на зоны «европейского» и «восточноевропейского» типа брачности и семьи.1 Известный английский демограф Питер Ласслет поделил Европу на четыре обширных географических зоны, каждую с присущими только ей типами семьи. В статье польского демографа М.Шолтычека показано, что подобные подходы построения полярной модели различных систем домохозяйства в Европе оказались слишком прямолинейными. На основе анализа исповедальных списков (1766-1803), записей о браках (1765-1859) и метрических книг прихода Буяков (Верхняя Силезия, территория современной Польши), автор проследил изменения размера и структуры домохозяйств. Как оказалось, в приходе Буяков не только состав и размер домохозяйств, но и связь между матримониальным поведением и формированием семьи оказались несовместимы с широко распространенными представлениями о природе этих механизмов в восточной части Европы. Это в частности, проявилось в значительной доле простых семейных домохозяйств в общем числе домохозяйств на протяжении всего изучаемого периода.

Возможности использования пословиц, в данном случае – пословиц о расходах на детей, в качестве источника для изучения особенностей демографического поведения рассматриваются в статье М.В.Королевой и А. Л.Синицы. По мнению авторов, одним из главных эвристических достоинств пословиц является то, что они представляют собой репрезентативную модель поведения населения, выражают сложившееся мнение народа об определенной сфере жизни, например, о расходах на детей. На основе качественного анализа около 55 тыс. пословиц 250 народов мира авторы статьи классифицировали пословицы о расходах на детей, в частности, по таким критериям, как расходы на питание детей, расходы на воспитание и образование детей, приданое, наследство, подарки, прочие расходы. Кроме того, в статье были поставлены вопросы о возможности, с помощью пословиц, проследить связи между материальным положением и числом детей в семье, выявить поведенческую стратегию к минимизации расходов на детей и др.

Книги и статьи профессора Д.К.Шелестова всегда были шагом вперед, пусть иногда небольшим, в развитии нашего понимания демографической истории и истории демографической науки, всегда расширяли круг людей, проявляющих интерес к этой проблематике. Авторы сборника надеются, что их работа приведет к тем же результатам.

Москва, май 2008 года

М.Б.Денисенко

И.А.Троицкая




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   90


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница