Центр по изучению проблем народонаселения демографические исследования



страница22/90
Дата11.03.2019
Размер4.62 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   90

Образование немецких поселений


Ранние упоминания2 о немецких колонистах на Дону связаны с появлением в конце XVIII века небольших групп поселенцев среди городских жителей в Таганроге3, Новочеркасске. С начала 1820-х годов небольшие евангелические общины состояли в основном из купцов, военных, учителей, чиновников, которые находились на государственной службе. Необходимо отметить, что городское немецкое население имело право проживать в Области войска Донского1, в отличие от сельских колонистов, которые до реформ 1860-70-х годов практически не имели возможности обосноваться на данной территории. Это было связано с тем, что в области Войска Донского, согласно особому законодательству, не допускалась продажа войсковых земель, которые составляли примерно 85% всех земельных владений.

Информация о немецких поселениях в начале XIX века встречается очень редко, а сам процесс заселения Донской земли носит нерегулярный характер. Городские диаспоры немцев в этот период не отличались устойчивостью, так как военные и чиновники часто переводились в другие регионы России для службы, а ремесленники и купцы были клонны к перемене мест по роду занятий.

Решающим моментом в заселении донских земель немецкими колонистами, а именно сельскими поселенцами, стала вторая половина XIX века. Этому предшествовал ряд реформ, которые осуществило правительство. В январе 1862 года, когда иммиграционная политика государства уже определилась, статус колониста признавался только за сельскими жителями; на ремесленников, торговцев, проживавших как в сельских колониях, так и в городах этот статус не распространялся.2 В дальнейшем статус колониста был отменен, и иностранные поселенцы приравнивались в правах к другим гражданам России: в 1871 году3 было упразднено самоуправление посредством Попечительского комитета, в 1874 году введена всеобщая воинская повинность, которую должны были нести немцы, имевшие российское гражданство.

Кроме того, в 1868 году был принят закон, регулирующий порядок передачи земли, которой владело казачье население, лицам других сословий (неказакам). Этот закон оказал большое влияние на процесс заселения области и придал ему систематический характер. Земля, которая принадлежала казачьим станицам и войску, как и прежде, не подлежала продаже. Ее можно было сдать в аренду иногороднему населению. Продавать можно было только землю, находящуюся в собственности у казаков: владения помещиков или официально установленную долю, на которую имел право каждый мужчина казачьего сословия. Доля эта с 1835 года официально была установлена в размере 30 десятин, но при непосредственном разделе была равна в среднем от 12 до 20 десятин. Таким образом, реальными продавцами и арендодателями земли для новопоселенцев являлись только крупные землевладельцы.

Действие закона распространялось на все казачьи войска России. Кроме того, он отменял введенное в 1851 году ограничение, в соответствии с которым казаки имели право сдавать в аренду землю из общего резерва исключительно казакам. Только хозяевам частных поместий, как правило, офицерам, разрешалось продавать часть своих земельных владений, в том числе и представителям других сословий1.

Однако следует отметить, что еще до 1868 года, когда был издан закон, позволяющий селиться в области войска Донского и приобретать земельные наделы, колонисты, по преимуществу из Причерноморья, стали проникать в окраинные районы области Войска Донского. Они селились на землях под портовым городом Ейском и в Миусском округе2 (Таганрог), где проживали в основном крестьяне, а доля казачьего населения была незначительна.

Основная масса немецких поселений, как уже упоминалась ранее, была основана с 70-х годов XIX века, в округах которые граничила с Таврической и Екатеринославской губерниями (Табл.  в Приложении). Это были «дочерние колонии», основанные выходцами из старых колоний, то есть областей компактного проживания немецких поселений: Херсонской, Таврической, Екатеринославской, Самарской, Саратовской, Волынской, Черниговской, Воронежской губерний и Кубанской области. Отмечается также приток немецких граждан из Германии. Так, по данным переписи 1897 года, среди неместных уроженцев в области Войска Донского прибыло из Германии – 1021 человек.

Основной причиной миграции внутри России была необходимость освоения новых площадей, вытекавшая из системы «недробимости» земельных единиц у немцев1. Земля, оставшаяся по наследству, переходила к одному из наследников, с выплатой остальным определенной суммы денег. Накопление достаточного капитала у немецких колонистов давало возможность в дальнейшем купить или арендовать новую землю.

Донская область в 1860-70-х годах отличалась весьма незначительной заселенностью2 и слабым развитием земледелия. Плодородные земли практически не возделывались, поскольку их владельцы – казачье население - либо вовсе не использовали землю в сельскохозяйственных целях, либо применяли ее для выпаса скота. Новое военное законодательство, принятое в это время, обернулось для казаков заметным снижением жизненного уровня и сделало их длительное пребывание в армии экономически несостоятельным.3 Правительство пыталось переориентировать донских казаков в пользу земледелия вместо животноводства, но они очень сильно отставали по сравнению с немецкими колонистами, для которых с самого начала поселения на Дону землепашество стало основой хозяйственной жизни. Кроме того, семьи казаков, призванных на службу, терпели убытки из-за долгого отсутствия мужской рабочей силы.

В работах по истории области войска Донского отмечается, что в конце XIX столетия казаки перенимали у немцев наиболее эффективные методы земледелия, особенно в Таганрогском и Донецком округах.1 Так, например, крестьяне и казаки использовали изобретенный в немецких поселениях многолемешный плуг, также жатки, соломорезки, сеялки. Широкую известность имел механический завод2, созданный немецкими поселянами, который специализировался на выпуске сельскохозяйственных машин и орудий, оборудования для паровых мельниц и маслобойных заводов.

Бывшее крепостное население, как Донской области, так и других регионов России, которое после отмены крепостного права стало переселяться в поисках свободной земли на восточную территорию Таганрогского градоначальства, а затем в западный Донецкий округ Донской области, также не могло составить немецким крестьянам-поселенцам достойную конкуренцию.3 После упразднения в 1871 году Попечительских учреждений, ведавших иностранными колонистами, поселенцы ощутили пользу от дополнительных экономических и социальных факторов, чем не могли воспользоваться русские крестьяне, освобожденные в 1861 году, так как они должны были выплачивать выкупные платежи. Также само аграрное законодательство тормозило развитие отдельных хозяйств и лишало свободы перемещения. Русские крестьяне, как правило, не имели экономической базы (капиталов), которой располагали немецкие безземельные поселенцы.

К преимуществам переселенцев в Донскую область можно отнести как экономические факторы, которые выгодно отличали их от русских крестьян, так и факторы нематериального порядка:



  1. Немецкие переселенцы располагали денежными средствами, накопленными при фермерском ведении хозяйства в «старых колониях», а также средствами, получаемыми из прежних структур распущенного в 1871 году Попечительского комитета;

  2. Немецкие колонисты пользовались доверием только что открывшихся кредитных учреждений, крестьянских поземельных банков, как работоспособные, платежеспособные и надежные клиенты; кроме того, они не облагались никакими налогами, кроме подушной подати;

  3. Немецкие поселенцы, особенно лютеране и меннониты, отличались от русских большей мобильностью и готовностью к риску.

Приобретение земли немецкими колонистами совпало с ранним периодом становления банковского капитала в России (1860-1890), что обеспечило им в дальнейшем преимущество покупки земли по довольно сходным ценам1. Немецкие поселенцы стремились покупать землю через кредитные учреждения, предпочитаю эту форму землевладения аренде. Это было связано как с ценой аренды, которая в дальнейшем возросла, так и с договором об аренде, который через определенное время терял силу и мог быть возобновлен, только если против этого не возражал землевладелец. Перед Первой мировой войной в Донской области аренда у немецких землепользователей составляла менее 10% от всех форм землевладения.

Дальнейший процесс образования более поздних колоний протекал гораздо труднее в результате роста цен на землю и спекуляции свободными земельными участками2. Эти колонии возникали все больше на арендованных землях и испытывали больше финансовых трудностей, чем колонисты, осевшие на собственной земле в начальной стадии поселения.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   90


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница