«Человек чувствующий» и «человек думающий» в лирике А



Скачать 131.28 Kb.
страница1/5
Дата31.08.2018
Размер131.28 Kb.
  1   2   3   4   5

Л. В. Гармаш

«Человек чувствующий» и «человек думающий» в лирике А. Блока
В мире литературного произведения ничто не может появиться случайно и жить своей собственной жизнью, так сказать «соблюдать нейтралитет» по отношению к остальным элементам художественного целого. Важнейшими составляющими литературного текста являются две сферы – эмоциональная и рациональная. С одной стороны, «любой художественный текст, а значит и художественный мир обладают интеллектуальной аурой…» [5, с.234]. С другой стороны, природа литературы как вида искусства такова, что художественному миру, созданному писателем или поэтом, присуща вполне определенная эмоциональная палитра.

Чувства во многом определяют жизнь человеческой души, которая является главной целью познания в искусстве и занимает центральное положение в художественном мире. Внутренняя жизнь человека, те процессы, которые скрытно протекают в его душе, приоткрываются для стороннего наблюдения лишь в моменты его взаимодействия с окружающим миром.

Эмоциональная окраска взаимодействия внутреннего мира и внешнего имеет смыслоразличительный характер, она важна для понимания идейного содержания литературного произведения. Особую роль она играет, как известно, в поэтическом тексте. Поэзия А. Блока отличается особой насыщенностью и интенсивностью переживания. В данной работе нет возможности рассмотреть, как менялась эмоциональная составляющая художественного мира Блока во всей «трилогии вочеловечения», поэтому начнем с раннего цикла стихов, открывающего первый том стихотворений поэта – «Ante Lucem».

Эмоциональная палитра цикла «Ante Lucem» довольно разнообразна. В душе лирического героя происходит постоянное движение и борьба противоположных чувств. Они неустойчивы и могут быстро сменять друг друга в рамках одного стихотворения.

Уже в первом стихотворении цикла «Пусть светит месяц – ночь темна» называются базовые человеческие чувства – счастье и любовь как его предпосылка. Лирический герой убежден в призрачности счастья, которое манит, как возвышенная мечта, но никогда не достижимо в действительности:

Где счастье брежжит нам порою,

Но предназначено - не нам

[2, c.3].

Герой сосредоточен на своем внутреннем мире, который он противопоставляет внешнему окружению. Подчеркивается значимость его душевных переживаний, связанных с болью, страстями, но тем не менее представляющих для него единственную ценность и не сравнимых со счастьем других людей, которые для поэта объединяются в одну безликую массу – толпу.

Ведущим чувством ряда стихотворений цикла становится тревога, которая определяет душевное состояние героя и связывается с ночным временем суток. Природные явления ночного мира одушевлены: месяц молчит, луг бледный, мрак ползет, отдыхает и спит. Стихотворение «Полный месяц встал над лугом» напоминает сон, в котором герой созерцает некий пейзаж. Взаимодействие между природными стихиями и лирическим героем отсутствует, но герой ощущает, что его активные действия чреваты непонятными, но от этого еще более пугающими последствиями:



Жутко выйти на дорогу:

Непонятная тревога

Под луной царит

[Там же, c.6].

В то же время жуткие и тревожные ощущения, испытываемые героем, в общем-то беспричинно, его самого несколько удивляют, так как он точно знает, что днем этот же пейзаж произведет на него совершенно иное впечатление – активно кипящей «под каждою былинкой» жизнью. Негативные переживания не снимаются даже оптимистическим описанием солнечного дня и обещанием, что этот день принесет с собой возможность следовать задуманным путем – «и тогда пойдешь тропинкой», – но это все касается будущего («пойдешь»), а тревога переживается в настоящем времени, следовательно, является актуальной для лирического героя.

Ощущение тревоги в полной мере подтверждается пессимистичным настроем стихотворения «Моей матери» («Друг, посмотри, как в равнине небесной…»). Лирический герой убежден, что стремление к возвышенному, олицетворяемому небом, луной, звездами, являются совершенно бесплодными. «Холод могильный везде тебя встретит / В дальней стране безотрадных светил...» – таков его вывод [Там же, с.7].

Некоторые стихотворения цикла строятся на антитезе «я» - «другие люди», что означает противопоставление мира внутреннего (души лирического героя) и мира внешнего, социального. Такого рода оппозиции послужили поводом для адресованных Блоку упреков в индивидуализме. Нельзя не согласиться с утверждением И. Машбиц-Верова в несостоятельности этих обвинений, но не только потому, что в ранних стихах Блока находит выражение «одиночество поэта, оторванного от жизни, ищущего выхода в иллюзии» [4, с.275]. Во многом здесь сказалось глубокое влияние романтической традиции, для которой характерно противопоставление поэта и толпы.

В уже упомянутом стихотворении «Пусть светит месяц – ночь темна» душа лирического героя «больна», «облита ядом», она смотрит на мир «тусклым взором». Названные качества дают основания для того, чтобы представить героя бездейственным и смиренным, однако во внутреннем мире героя противоположности сосуществуют. Его душа одновременно обуреваема страстями, которые герой не желает демонстрировать миру. Он блуждает в толпе, «страсти затая́», переживая состояние «бурного ненастья».

Лирический герой совершенно убежден в своей правоте. Стихотворение начинается и заканчивается активным утверждением:



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница