Человек лицом к лицу с катаклизмами времени


Темплтоновская речь - воззвание к сопротивлению с централизованным безбожием



страница14/19
Дата29.09.2018
Размер1.19 Mb.
ТипРеферат
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19
3.3. Темплтоновская речь - воззвание к сопротивлению с централизованным безбожием
«Темплтоновская премия – ежегодная премия, которая вручается «за успехи в исследовании или открытия в духовной жизни, присуждаемая Фондом филантропа Джона Темплтона, учрежденная им в 1972 году» [3.4].

Солженицын получил ее за свою неустанную борьбу против ослабления веры во всем мире и связанными с этим проблемами и деструкцией общества. Он говорил, что «духовная гибель коснулась всех нас, и физическая вот-вот запылает и сожжет и нас, и наших детей» [1.27; с. 187]. Ему хотелось устранить эту проблему или, по крайней мере, повлиять на ее разрешение каким-либо рациональным способом – через донесение своих мыслей посредствам творчества или при помощи своего ораторского мастерства, которое служило хорошим методом, когда Солженицын находился перед большой аудиторией, в которой всегда присутствовали влиятельные люди.

В слове при получении премии писатель вспоминал, что в современном веке гонений, когда он еще был в Кисловодске, в храм Святого Пантелеймона ворвались чекисты и остановили службу с шумом и бесцеремонностью, чтобы грабить. Немного позже, уже когда Солженицын ходил в школу в Ростове-на-Дону мимо каре государственного политического управления с многоговорящей вывеской Союз Воинствующих Безбожников, то все неверующие школьники срывали с него нательный православный крест и издевались над тем, что он посещал последнюю в городе церковь.

Таким образом, нигде не осталось почти ни одной церкви. В этой пустыне неверия люди шли на ощупь к религии. Людям приходилось отстаивать свое право на веру, как основное спасение от морального краха, в результате чего погибло много человеческих душ. И уже в дни формулирования Темплтоновской премии от членов комиссии можно было услышать слова понимания того, как на земле сквозь тотальное отсутствие веры сохранила жизненную силу православная духовная традиция. Благодаря таким борцам с атеизмом на русской земле, как Солженицын, которые шли сквозь тьму на свет даже при условии ежедневного гонения властью, которые черпали мужество и силу в религии, - не наступило абсолютного ослабления христианской позиции. Но любая пропаганда, которая делала общество глупее, оказалась слабее тысячелетней народной веры в Бога и высшие силы. Таким образом, вера не была уничтожена и осталась тем высшим, что люди хранили в своем сознании, в своей душе и в своей памяти [1.27; с. 445-446].

Однако, писатель уточняет, что такое безверие присуще не только русским, но и всему человечеству и что изменить ход истории можно только борясь за ее качество вместе и призывая друг друга к поединку со злом. В Темплтоновской лекции Солженицын подкрепляет это словами о том, что «злой дух победно кружит смерчем над всеми пятью континентами. Мы свидетели где подневольного разрушения, а где добровольного саморазрушения мира. Весь XX век втягивается в крутящую воронку атеизма и самоуничтожения. И в этом падении мира в бездну есть черты <>, не зависящие ни от государственных политических систем, ни от уровня экономики и культуры, ни от национальных особенностей. <> Разные части света шли разными путями - а сегодня все подходят к порогу единой гибели» [3.14].

В своей лекции и в своей жизни писатель тоскует по той России, когда главным было не богатство, преуспевание и меркантильность, а святость образа жизни. Тогда Россия была наполнена христианскими ценностями, православием. То древнее православие умело охранять себя от налетов чужеземного ига. В то время православная вера вошла в образ мыслей, в образ поведения, в создание и укрепление семьи, в повседневный быт, в крестьянский календарь. Кроме того, вера являлась объединяющей и укрепляющей силой всего народа, всей нации. А потом все изменилось и люди перестали верить в существование Бога, и, более того, «в XVII веке православие было подорвано внутренним расколом. Далее последовали насильственные преобразования царя Петра, которые подавили религиозное сознание, национальную жизнь ради экономики, войны и государства» [3.14]. Этот процесс длился долго, подхватывая все большие слои населения и к двадцатому столетию, мир не знал такого безбожия, которое вырастил марксизм. В философской системе Маркса ненависть к Богу была главным движущим импульсом и шла впереди всех других притязаний – экономических и политических. Тотальный атеизм - это не маленькая деталь, не какой-либо ничего незначащий участок, не побочное следствие политики коммунизма, а ее главный психологический тезис. И именно поэтому Солженицын говорил, что для таких целей коммунизма, последнему нужно обладать народом, которое антирелигиозно и даже безнационально, которое можно прессинговать и склонять на сторону, удобную для коммунистической системы. Людям нужна была исключительная отвага, чтобы противостоять злой власти [1.9; с. 7]. Кто-то эти силы находил, кто-то нет, некоторые пребывали в размышлениях, слушая воззвания истинных православных и коммунистов.

Необходимо также отметить, что в советское время имели место быть мученичества православных священнослужителей – расстреливали митрополитов, тысячи священников и монахинь чекисты заставляли отказываться от слов веры и Библии, пытали, расстреливали в подвалах, отсылали в лагеря и в безлюдную тундру, выбрасывали стариков голодными на улицу. И через эту каторгу все христианские мученики шли на верную смерть за веру. Удивительно, но всего лишь небольшое количество людей просило о пощаде и отказывалось от православной веры ради отсутствия физических и душевных страданий. Подавляющему большинству людей запрещали ходить в церковь, воспитывать в вере детей, отправляли в тюрьму [3.14]. В письме к патриарху Пимену Солженицын отчаянно отстаивал право людей на немедленное возвращение веры - «перешиблено право продолжать веру отцов; право родителей воспитывать детей в собственном миропонимании, а вы <> смирились с этим и способствуете этому, находя достоверный признак свободы вероисповедания в том. В том, что мы должны отдать детей <> в удел атеистической пропаганды самой примитивной и недобросовестной» [1.12; с. 29]. И, что немаловажно, тот же смысл душевного насилия и своевластия распространялся и на ГУЛАГ, где приходилось незаслуженно побывать не только Солженицыну, но и многим другим простым людям, которые были обворованы на свое человеческое право говорить правду, молиться, отстаивать свой смысл жизни и быть спасенными через собственные душевные страдания. 

Как видим, история России бы протекала человечнее и справедливее, если бы церковь не отказалась быть самостоятельной, если бы не отказалась сама принимать решения за верующих, потому что народ в этом случае бы прислушивался к ее советам. В силу того, что этого не произошло,- «крестьяне утратили этическую христианскую атмосферу» [1.12; с. 29], в которой тысячелетиями устанавливались нравственные порядки и законы, фольклор, мировоззрения. Последние черты и признаки христианского народа утерялись и в этом во многом были виноваты священнослужители. Именно об этом кричит Солженицын и за свои взгляды и стремление найти путь, который бы расширил человеческое восприятие божественного, который бы помог ускорению богословного творчества он и оказался первым православным, заслужившим получение Темплтоновской премии. Писатель за свою духовную деятельность, «за заслуги в укреплении духа перед лицом нравственного кризиса в мире» [3.5] был удостоен этой справедливой награды.

Таким образом, все вышеперечисленные аспекты – а это общественный и личный опыт автора, сформировали его жизненную позицию а, вместе с тем, послужили предпосылкой к тому, чтобы Солженицын проживал каждый новый день, полный «раскаяния» [1.24; с. 115], потому что он, как и все люди, был грешен, а искупить грехи было можно только раскаиваясь.

Именно его личный пример, его жизнь как писателя и гражданина своей страны, указал путь к тому, что в духовной жизни, а не только в социально-политической, нужно многое изменить и начал Солженицын это делать через творчество, потому что любой вид последнего при наличии располагающих обстоятельств «может вызвать революцию» [1.38; с. 164]. Эта революция нужна людям, чтобы не упасть в бездну, чтобы дать себе шанс на самоизлечение от бездуховности и морального упадка.

Именно деятельность Солженицына по распространению высокой нравственности, а также его помощь, способствующая возвращению общества из атеистической пропасти, привели писателя к Темплтоновской премии. Такая творческая активность нужна была еще потому, что именно из-за отсутствия веры и происходили, и будут происходить различные войны, революции и другие бедствия всемирного масштаба и пока человек не вспомнит о своем истинном предназначении, о том, что его жизнь представляет собой не поиск материального успеха, а стремление к духовному росту, потому что вся земная жизнь является всего лишь промежуточной стадией на пути к совершенству, а материальность не объясняет всех законов. Законы математики, физики или, например, физиологии не укажут людям присутствия и участия Бога в жизни каждого из них. Своей безотственностью все народы оказались на грани катастрофы в последние несколько столетий и еще небольшая, но, все же, присутствует возможность моральной реабилитации и исправление прошлых ошибок, которые привели к сложившейся критической ситуации. «Наши пять континентов — в смерче. Но в таких испытаниях и проявляются высшие способности человеческих душ. Если мы погибнем и потеряем этот мир - то будет наша собственная вина» [3.14].




    1. Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница