Человек лицом к лицу с катаклизмами времени


Глава 1. Нравственные и физические потрясения и противостояние им в биографии А. И. Солженицына



страница5/19
Дата29.09.2018
Размер1.19 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Глава 1. Нравственные и физические потрясения и противостояние им в биографии А. И. Солженицына
Александр Исаевич Солженицын (Исаакиевич) — прозаик, драматург, поэт, публицист - родился 11 декабря 1918 в г. Кисловодске [1.13; с. 5]. О себе он говорил, что «родился прямо в гражданскую войну, а первые детские впечатления - ранние годы советской власти» [1.18; с. 137]. Это указывает на то, что уже у истоков формирования его жизни были сложности, которым было нужно противостоять.

В тот период его окружало множество тайн - русская смута, век угнетений и гонений. Кроме того, тогда были уязвимыми самые простые, но неизбежные вопросы о родителях А. Солженицына, о прошлом всей семьи и ближайших родственников. «Дом будущего писателя с его родными и близкими стал зоной высокого риска и местом особой опасности» [1.18; с. 137], потому что постоянное давление со стороны власти и обычных людей не давало возможности полноценно жить, ничего не боясь. Перманентность прессинга и неизбежность вопросов социального характера имела место быть из-за того, что отчество Исаевич - результат милицейской ошибки при выдаче первого паспорта в Ростове-на-Дону. В реальности же отца Солженицына звали Исаакий Семенович, который являлся православным крестьянином с Северного Кавказа. Несмотря на это, некоторые критики часто относили Исаакия и, как следствие, его сына и всю семью к еврейской народности, что не было правдой, если не считать соответствующего имени. Тем не менее, это не является неоспоримым аргументом в пользу принятия мнения критиков.

Сложность жизни детства Александра Солженицына не обуславливалась только травлей из-за социального происхождения, но принимала черный краски из-за того, что он не знал своего отца, который в начале Первой мировой войны ушел добровольцем на фронт в качестве офицера-артиллериста, и умер еще до рождения сына в результате несчастного случая. После смерти мужа и рождения сына, будущего великого писателя, его мать, Таисия Захаровна, дочь зажиточного крестьянина, хорошо знавшая несколько иностранных языков, а также стенографию и машинопись, не могла устроиться на постоянную и хорошо оплачиваемую работу из-за социального происхождения. Из-за этого она перевезла сына в Ростов-на-Дону [1.13; с. 5]. Она вырастила сына в невероятно тяжелых условиях и многому его научила – посещать церковь (уже в этом мы можем увидеть набожность А. Солженицына, которая являлась неотъемлемым атрибутом его мировоззренческой системы), помнить о предках, знать дореволюционное прошлое и историю России. Вместе с этим, маленький Саша «подвергался насмешкам за ношение крестика и нежелание вступать в пионеры, а также получил выговор за посещение церкви» [2.2; с. 381]. С этого и началось его противостояние вызову, который бросала жизнь.

Несмотря на постоянные материальные и жилищные трудности, он, тем не менее, окончил среднюю школу и поступил на физико-математический факультет Ростовского университета. Параллельно с учебой в университете, А. Солженицын поступил на заочное отделение МИФЛИ и женился на студентке Наталье Алексеевне Решетовской. Позже был призван в действующую армию рядовым обоза, но спустя некоторое время добился перевода в артиллерию. В тот же год окончил артиллерийское училище в Костроме, получив звание лейтенанта, и как командир звукобатареи 794 Отдельного армейского разведывательного артиллерийского дивизиона был направлен на Северо-Западный фронт; прошел долгий и сложный путь от Орла до Восточной Пруссии. Во время выполнения боевых заданий проявлял отвагу - за что и был награжден орденами Отечественной войны 2й степени и Красной Звезды [1.13; с. 5]. Подразделение Солженицына было лучшим по дисциплине и боевым действиям. Однако его героизм и жизнь в условиях военного времени были прерваны арестом за резкие отзывы об И. В. Сталине в переписке со школьным другом Н. Д. Виткевичем. В результате получил наказание в виде восьми лет лишения свободы. Из них первые три года провел в тюремном научно-исследовательском институте, а последние годы - на общих работах в политическом Особенном лагере [1.4; с. 15].

Факт перевода из привилегированного места в лагерь, Солженицын называет неслучайным, потому что можно отсидеть всю жизнь в лагерях, но не узнать свой народ и даже стать врагом по отношению к нему. То есть писатель не прилагал сил для того, чтобы спрятаться в НИИ, с пренебрежением смотря на страдания обычных людей. Он увидел, что «за неграмотностью русских Иванов и Спиридонов прячется инстинктивно независимое поведение, направленное на торжество жизни, на обретение внутренней нравственной свободы» [1.4; с. 18]. Из этого можно заключить, что судьба общества и всей России зависит не столько от поведения начальников, сколько от простых людей.

Солженицын понял то, что не он будет учить простых людей, а что сам будет во многом у них учиться – например, обыкновенному человеческому мужеству. Могущество этих людей в обществе – скрытое, неформальное и добро, которое они совершают не находится на всеобщем обозрении. Но любые перемены в обществе зависят от того, что будут делать именно эти незаметные люди [1.4; с. 18]. Так А. И. Солженицын формировал свои принципы, в становлении которых приняли участие люди, находящиеся вместе с ним в лагере.

На этом его физические и нравственные потрясения не заканчивались, и писатель был отправлен в город Экибастуз в Северном Казахстане, описанный также в рассказе «Один день Ивана Денисовича». Здесь осваивал разные виды работ – в том числе и каменщика [1.13; с. 5].

Напряженная работа осложнилась еще и тем, что «в 1952 году Солженицын узнал, что болен раком яичка – семеномой, и жить ему осталось всего лишь несколько месяцев» [3.3]. Хирург из числа заключенных делает ему операцию. Через две недели после операции А. И. Солженицына с незажившими швами отправляют работать в литейный цех, где он с напарником носит на палке 150-килограмовые ковши с жидким чугуном. Это не могло не повлиять на то, что вскоре болезнь снова дала о себе знать и боли возобновились. В ташкентском госпитале ему снова сделали операцию и его состояние значительно улучшилось [1.15; с. 24]. «Рак, от которого я страдал, развился очень быстро и в конце 1953 года я оказался при смерти. Я не мог есть и спать; раковая опухоль жестоко действовала на меня своими ядами. Это был страшный момент моей жизни: смерть на пороге освобождения и гибель всего написанного, всего смысла прожитого до тех пор <…>. Друзья - сами по лагерям. Мама - умерла. Жена - не дождалась, вышла за другого <…>.Однако я не умер» [3.3].

По словам Александра Исаевича, в те дни, когда он умирал, он смог понять самого себя и увидеть со стороны, смог разгадать законы Вселенной. Возможно, поэтому произошло чудо и рак отступил. Солженицын увидел в этом помощь свыше для того, чтобы он мог рассказать вместо всех погибших о страданиях русского народа, что в впоследствии и произошло. Писатель всегда верил, что ни в коем случае нельзя принимать рак как часть самого себя потому, что он является чужеродным организмом в теле человека и нужно его уничтожить. Таким образом, в результате успешной лучевой терапии в ташкентском госпитале, Александр Исаевич смог победить рак, отразить это событие в произведении «Раковый корпус» и прожить после постановки диагноза еще более пятидесяти лет [3.3].

После пережитого, когда окончился срок заключения, А. И. Солженицын был отправлен в вечную ссылку в селение Коктерек, где преподавал математику, физику и астрономию в средней школе. Такая жизнь радовала его тем, что появилась хотя бы относительная, но возможность свободно дышать, заниматься тем, что нравится – преподавать, заниматься написанием литературных произведений.

Освобождение без реабилитации он получил в 1956 году вместе с другими политическими ссыльными и летом переехал в деревню Мильцево Владимирской области, где один учебный год преподавал в средней школе [1.13; с. 5]. Спустя несколько месяцев он и Наталья Решетовская снова воссоединились, чему был очень рад А. И. Солженицын. Писатель простил своей жене факт того, что в ситуации, когда он оказался лицом к лицу со смертью, «она ушла к своему овдовевшему коллеге В. С. Сомову у которого было двое сыновей, прожив с ним пять в гражданском браке» [1.17; с. 4], но встреча с первым и официально единственным мужем перевернула ее сознание и напомнила о прошлых чувствах. Так счастье вновь появилось в их жизни. В этот жизненный период Солженицын стал не только формироваться как писатель и создавать свои самые известные произведения, но именно теперь стал получать свою заслуженную славу, то есть к нему приходило все, к чему он так долго стремился.

В 1962 году случилось еще одно радостное событие, скрасившее тяжелую жизнь А. И. Солженицына - он был принят в союз писателей. Журнал «Новый мир» начал печатать некоторые его рассказы – «Матренин двор», «Случай на станции Кочетовка» и «Для пользы дела». Несмотря на такие успехи, Солженицын призывал отменить цензуру и, поэтому, обратился к IV съезду писателей СССР с открытым письмом. С этого момента в советской прессе началась прямая травля писателя. Это было очередное испытание человека на моральную устойчивость и прочность морального духа.

Учитывая то, что пресса ограничивала возможность Александра Солженицына печатать произведения, его повесть «Раковый корпус» и роман «В круге первом» опубликовали не в России, а за границей. В это же время он тайком передал за рубеж фильм рукописи трехтомного художественного исследования репрессивно-карательной системы «Архипелаг ГУЛаг». Впоследствии был исключен из Союза писателей. После такого потрясения, казалось, ничего не могло вернуть радость гражданской жизни, наполненной творчеством, однако в 1970 году Солженицыну было воздано по заслугам – он получил Нобелевскую премию по литературе. Предложение о его номинации поступило от французского писателя, члена Французской академии Франсуа Мориака. Советские власти отнеслись к этому факту недоброжелательно и старались любыми средствами и способами оклеветать писателя.

Но Александр Солженицын не только был окружен проблемами, связанными с его творчеством и личностью, проблемной была и личная жизнь. В 1969 году писатель познакомился с матерью своих будущих детей - Натальей Дмитриевной Светловой, но ситуация осложнялась тем, что в это время он был официально женат на Решетовской развод с которой ему, соответственно, был необходим, а на это первая жена не соглашалась вплоть до 1973 года. За этот период у А. И. Солженицына со Светловой родилось трое сыновей и Решетовской пришлось уступить [1.13; с.5-6]. Но это решение ей далось тяжело потому, что она не могла простить измены мужа. С этого времени Наталья Алексеевна Решетовская начала нести свой тяжелый крест оставленной жены и обиженной на бывшего мужа. Более того, она впала в депрессию и совершила попытку самоубийства из-за того, что «предмет ее обожания, смысл ее жизни и центр вселенной – все в одно мгновение обрушилось» [1.17; с. 4]. Для Солженицына это было ударом, так как из-за ее депрессии он чувствовал свою некоторую вину. Между тем, его жизнь продолжалась и, узнав, что рукопись книги «Архипелаг ГУЛаг» была захвачена КГБ, Солженицын разрешил публикацию этого произведения на Западе [1.13; с. 6]. Он сожалел о том, что советская власть несправедлива к нему и, вместе с этим, ко всему русскому народу, но, несмотря на это, верил в ее раскаяние и «в душевное очищение» [1.15; с. 38].



Окончательно жизнь ударила писателя, когда он был арестован и решением Президиума Верховного Совета СССР лишен советского гражданства. В тот же день была опубликована его статья «Жить не по лжи!», представляющая собой призыв к моральному сопротивлению в условиях тоталитаризма. Этот мужественный призыв вдохновил многих людей на моральное сопротивление. Таким образом, Солженицын выслан за пределы СССР. С этого момента начался новый период его жизни – эмиграция вначале в Цюрих. Здесь, в Швейцарии, он основал Русский Общественный Фонд помощи заключенным и их семьям, в который перечислялись все гонорары за издание книги «Архипелаг ГУЛаг» [1.13; с. 6]. Несколькими годами позднее европейская страна сменилась США, и Солженицын вместе с семьей поселился в штате Вермонт около города Кавендиш. Чтобы не забывать своих истоков и всем своим примером показывать, как настоящий христианин должен жить и работать, он покупает 20 гектаров земли. Американский врач У. Кнаус писал, что писатель работал в «суровом флигельке в одну комнату, в отделенном от главного дома густым лесом. Никому из гостей доступа к нему нет. Каждый Божий день, с семи утра, он в своем кабинете. Старые, слишком просторные брюки болтаются на худых ногах. <…> Написанное покрывает всю поверхность бесчисленных листков и листиков: он избегает какого бы то ни было расточительства. Нередко Александр Исаевич до того поглощен работой, что забывает поесть. Время, отданное еде, он считает растраченным нелепо и впустую» [1.37; с. 12-13]. Многие репортеры из-за того, что писатель не хотел их принимать, называли его «новым ГУЛАГом, огороженном колючей проволокой» [1.15; с. 41],

В США ему также было нелегко потому, что многие после выхода «Бодался теленок с дубом» начали враждебно относиться к Солженицыну и говорили, что он «хуже Сталина, Гитлера, Ленина и Брежнева; заражен лагерной ненавистью, недемократичный, недобрый, нетерпимый, неправдивый, неблагоразумный» [3.12].  Американское общество болезненно отреагировало на многие другие публичные выступления Солженицына, в том числе на его Гарвардскую речь. В ней он упрекал Запад и США в слепоте к другим культурам, в том числе к русской. Писатель увидел универсальную опасность для развития культуры в коммерческим подходе к этому Запада и коммунистическом – Востока [1.37; с. 13]. Но наряду с проблемами жизнь Солженицына награждала и удачами. Таким успехом, например, стала Темплтоновская премия за то, что «своими книгами вдохнул новую жизнь в православную традицию и свидетельствовал о глубокой духовности» [3.5]. Он был единственным русским, который удостоился этой премии.

Всех лауреатов премии объединяло то, что они «искали мудрости и, сознавая ограниченность человеческих возможностей, все же прокладывали путь вперед своими идеями и поступками» [3.5]. А жизнь А. И. Солженицына представляла именно дорогу, наполненную мудростью и желанием вдохнуть в людей высокодуховные мысли.

Тем не менее, наступило то время, когда писатель неоднократно говорил, что предчувствует свой возврат на родину еще при жизни. В это почти никто не верил, однако, вскоре был восстановлен в правах гражданина СССР и в 1994 году вернулся на родину. Стал много ездить по России, встречаться с людьми, выступать по радио и телевидению.

Его долгие годы травли прекратились, и писатель был избран действительным членом Российской Академии наук. Кроме того, он учредил Литературную премию имени А. И. Солженицына, которая финансировалась им самим [1.13; с.7]. Присуждалась писателям, «чье творчество обладает высокими художественными достоинствами, способствует самопознанию России, вносит значительный вклад в сохранение и бережное развитие традиций отечественной литературы» [2.3; с. 805-806].

В дополнении к этому, был награжден орденом Андрея Первозванного, а также орденом Святого благоверного князя Даниила Московского – это высшая награда Русской православной церкви. Но А. И. Солженицын отказался это принять, сказав, что «от верховной власти, доведшей Россию до нынешнего гибельного состояния, я принять награду не могу» [3.8]

А. И. Солженицын скончался 3 августа 2008 года в своем загородном доме в результате сердечной недостаточности. Его смерть как завершение сложной и необычной творческой судьбы определила оценку его как русского писателя общенационального масштаба XX и XXI веков. Эта смерть заставила многих задуматься о неординарной жизненной судьбе, «о яркости личности - художника и гуманиста, о чуде таланта, реализовавшего себя в сложнейших обстоятельствах» [1.37; с. 3].

Таким образом, анализируя жизнь писателя – осуждение на 8 лет исправительно-трудовых лагерей, рак, арест литературных работ, эмиграцию, конфликт с властью, испытание славой, стремление к жизни, которое было реализовано в творчестве, упрочение его воли жить честно и желание указать другим, что нужно жить не по лжи,- мы видим, что помогала писателю какая-то невидимая, высшая сила и его вера в Бога, чтобы выстоять перед такими ударами судьбы и, более того, остаться человеком. «Еще многое мне вблизи не видно, еще во многом исправит меня высшая Рука. Но это не затемняет мне груди. То и веселит меня, то и удерживает, что не я все задумываю и провожу, что я – только меч, хорошо отточенный на нечистую силу, заговоренный рубить ее и разгонять. О дай мне, Господи, не переломиться при ударах! Не выпасть из руки твоей!» [1.4; с. 22].



В этой вере, молении Богу, «в постоянном смертном стоянии против дьявольщины - самая суть Солженицына, его духовное экзистенциальное ядро, центр его бытия, жизненного и творческого» [3.2]. Без испытаний и противостоянии им с неугасающей верой в лучшее, Солженицын бы не был тем кем стал и не достиг бы того, чего, в конечном итоге, удостоился.

В. Г. Бондаренко подтверждает это тем, что «должна быть некая Божья воля, чтобы провести человека через войну, лагерь, смертельную болезнь, изгнание, всемирное признание и сохранить целым и невредимым, дабы оставить русскому народу художественные размышления о нем самом, о современном народном характере, о невиданной способности к выживанию» [1.4; с.7].

Таким образом, анализ вышеприведенных фактов из жизни А. И. Солженицына, которые являются компонентами его духовно-нравственной, социальной и личной биографии, позволяет нам сделать заключение о том, что благодаря стараниям писателя познать мир, кроющуюся в нем истину, моральной и физической силе ему удалось остаться человеком, который не только преодолел собственные потрясения, будучи истинным православным, но и донес это читателям и всему миру в целом. Тем самым показал пример того, как люди себя должны вести в условиях конфронтации с личными и глобальными катаклизмами, оставаясь при этом именно людьми.

Кроме того, что характер А. И. Солженицына послужил ему хорошей опорой в жизни, важным является и то, что свои переживания и собственную судьбу он так или иначе описал в произведениях а, соответственно, мы можем это использовать для дальнейшего анализа проекции жизни писателя на его творчество.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница