Черемис Н. С., Яковлев А. А. Ч26 Основа Украинская Шампань 120 лет



страница1/10
Дата28.04.2016
Размер1.18 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10



ББК84.7СПО

Ц26


УДК 82-312.9
Ч26

Черемис Н.С., Яковлев А.А.

Ч26 Основа Украинская Шампань 120 лет

ISBN 978-966-96672-6-7

Много внимания уделяется вину, как натуральному продукту, который по праву должен знать особое место в повседневной жизни человека, тема назревшая и важная, актуальная и необходимая.
Авторы выражают благодарность за помощь в создании книги -

профессору Шевченко Ивану Васильевичу, а также

Николайчук Владимиру Леонидовичу, Недлько Анатолию,

Лонской Елене, Пронько Юрию.

ББК84.7СПО

ISBN 978-966-96672-5-0 © Черемис Н.С., 2009

© Яковлев А.А., 2009

©ЧП"ПИЕЛ",2009


Посвящается

Савелию Михайловичу Черемис

Авениру Алексеевичу Яковлеву
К читателю

В этом сборнике поговорим о вине, о первых виноградарях -первопроходцах Левобережья на Херсонщине. Мы сегодня знаем, что Херсонщина край классического виноделия и в этом мы безмерно обязаны виноградарям первопроходцам. Почти столетний опыт развития виноградарства показывает, что на юге Украины можно добиться прекрасных результатов выпускаемой и нужной винодельческой продукции, которая имеет широкое применение в народной медицине, как напитка, так и целителя. Много внимания уделяется вину, как натуральному продукту, который по праву должен занять особое место в повседневной жизни человека, тема назревшая и важная, актуальная и необходимая. Восстановление особого внимания к вину, незаконно забытому, самому натуральному продукту, жизненно важному для здоровья человека.

В сборник вошли рецепты с применением напитка вино. Источником для сбора рецептов были книги народной медицины и журналы. Цель сборника не лечение, а коллекция. На авторские права относительно предоставленных рецептов мы не претендуем.

В сборнике показано сочетание вина и здоровья человека, место вина и его незаменимость в повседневной жизни. Именно такие вина и винопродукция, как целителя, должны применяться в предоставленных рецептах.

Все сказанное о вине относится только к настоящему хорошему виноградному вину, которое, собственно, только и имеет право называться вином. Тема вина издавна привлекала многих поэтов. В этом сборнике представляем вашему вниманию стихи о вине, об истории Основы.
Начало

азвитие виноградарства на Нижнеднепровских песках в 1889 году положили швейцарские переселенцы, или мы их еще называли — колонисты, не случайно и швейцарское поселение Основа было центром развития края виноградарства и виноделия на Херсонщине.

Если посмотреть карту данного периода хозяйственной деятельности наших предков на Херсонщине: развитие судостроения, как военного так и купеческого, о особенно купеческого, где в 1890 году было спущено за год более 80 купеческих судов; широкое распространение тонкорунного овцеводства и свиноводства дало толчок шерстомойного и салотопенного производства.

Возникали такие предприятия и мастерские, как экипажные, гончарные, бондарные, мыловаренные и т.д. строились чугунолитейные заводы (Гуревич), производившие сельскохозяйственные машины и инвентарь. В сельском хозяйстве края бурно развивалось товарное производство зерна, где в конце XIX столетия Херсонская губерния была крупнейшим производителем зерна в России, на долю которой приходилось половина всего её зернового экспорта.

Интенсивное развитие края Херсонщины потребовало коренной перестройки транспортного сообщения. Строятся железные дороги. Уже в 1907 году появилось железнодорожное сообщение, которое связывало Николаев с Херсоном.

Не смотря на пороги выше по Днепру и мелководье в устье реки, активно развивалось судоходство. Уже в 1895 году в херсонский порт прибыло около девяти тысяч судов (первый пароход в Херсоне появился в 1825 году).

Значительные торговые операции вели русские купцы. Они первыми рискнули отправлять товары и лес из внутренних губерний России путем сплава по Днепру, который приобрел вскоре широкий размах.

Важную роль играли в XIX веке такие массовые формы торговли, как ярмарки. В Херсоне и в Бериславе, например, традиционной была Троицкая ярмарка, но крупнейшими во всей Новороссии были ярмарки, проводившиеся в небольшом волостном местечке Каховке, где объем оборота этих ярмарок превосходил оборот ярмарок Херсона, Мелитополя, Вознесенска и Джанкоя вместе взятых. В преддверии жатвы, сенокоса, стрижки овец стекалось до 100 тысяч сельскохозяйственных рабочих.

Колонисты из Швейцарии, а это были умные люди, представляли масштабы развития Херсонского края. Они были активными строителями этого края (Книга «Отверженные родиной» Генриетты Гетте).

Вот почему колонисты оказались здесь. Именно Жан Жатон, Луи Гехлер и Юлий Майер, опытные виноградари и виноделы, включились в сеть развития Херсонщины, стали «первооткрывателями» на невостребованных Нижнеднепровских песках «Украинской Сахары».

Точная дата 13 декабря 1889 (старого стиля) на купчей за № 1541 стала рождением новой отрасли на Херсонщине и, таким образом, смело считается точкой отсчета дня рождения поселка Основа и предприятия самой успешной, представляемой ОАО «АПФ «Таврия» на Херсонщине и на Украине.


Черемис Николай Савельевич

Родился 25 мая 1934 года, село Украинское, Н-Семеновского сельского совета, Ивановского района, Херсонской области. В 1954 году закончил 10 классов.

1955-1958 годы - служба в Вооруженных Силах СССР (Котовск, Одесской обл., Рауховка, авиамеханик).

В 1960 году окончил Новокаховский сельскохозяйственный техникум по специальности бухгалтерский учет.

1962-1966 годы - заочная учеба в Киевском институте народного хозяйства по специальности экономика сельскохозяйственных предприятий.

С 1960 по 1972 год работал главным экономистом в колхозе им. Кирова, Чаплынского района, Херсонской области.

С 1972 по 1995 год работал в агропромышленной фирме «Таврия» заместителем главного бухгалтера винзавода.

Женат, жена Черемис (Краевая) Нина Степановна.

Имеет 3 детей - Черемис Александр Николаевич, Черемис Людмила Николаевна, Черемис Николай Николаевич.

Яковлев Анатолий Авенирович

Родился 10 июля 1948 года в семье военнослужащего, Белоруссия, г. Быхов.

Окончил Пермское военное авиационное училище, служил в Венгрии.

Учился в Полтавском пединституте, исторический факультет.

Более 30 лет работал в Новокаховском бюро путешествий и экскурсий. Входит в пятерку лучших экскурсоводов Украины.

С 2001 года работает заведующим музеем ОАО «АПФ «Таврия».

Имеет двоих детей.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ИСТОРИЯ
Малоизвестные страницы истории

местного виноделия
Взгляд в прошлое
Не секрет, что книги о винах, подобные нашей, как правило, создаются в тех местностях, где издавна выращивают виноград и изготовляют вино. Не исключение и наша Новая Каховка, называемая во всех путеводителях городом виноградарей и виноделов. Если посмотреть на герб города, это становится очевидным - в центре размещена гроздь винограда. Разумеется, что она присутствует не зря и ассоциируется с деятельностью агропромышленной фирмы «Таврия» - одним из крупнейших виноградарско-винодельческих предприятий Украины, выпускающей в год около 350 тысяч дал (1 дал -10 литров) натуральных виноградных вин и 500 тыс. дал коньяка.

С чего начиналось наше виноделие и когда? Кто стоял у истоков создания мощной, суперсовременной агрофирмы? Первые виноградники на Нижнеднепровских песках появились в конце 70-х - начале 80-х годов XIX века. Тогда они занимали совсем небольшую площадь. Единичные посадки производили в основном жители сел Большие Копани, Корсунка, Малая Каховка. Но пионерами новой отрасли сельского хозяйства (для того времени) по праву считаются колонисты, приехавшие сюда из поселка Шабо, расположенного под Одессой. Вот что сказано о них в брошюре «Опыт выращивания высоких урожаев винограда на Нижнеднепровских песках», вышедшей в 1958 году: «Особенно большую роль в развитии виноградарства на

Нижнеднепровских песках сыграл опыт переселенцев из Шабо (Одесская обл.). В 1889 г. они приобрели на Каховской арене свыше тысячи гектаров песков, основали село Основу и в 1890 году приступили к закладке первых виноградников. Немного позже, в 1891 году, вторая группа переселенцев из Одессы купила вблизи 563га песков, основав поселок Ключевое (ныне здесь находится город Новая Каховка) и тоже произвели закладку виноградников».

И всё, ни слова больше. Удивляться нечему: в те времена не принято было слишком распространяться о деятельности иностранных колонистов. В приведенном отрывке нет даже слова «колонисты». Фактически до нашего времени даже в специальной литературе о швейцарских колонистах лишь упоминали, называя их, не иначе, как эксплуататорами и мироедами. Хотя по нынешним меркам они были предпринимателями-фермерами, специализировавшимися на выращивании и переработке винограда, дававшими возможность хорошо заработать многим местным крестьянам. Учитывая закономерный возрастающий интерес к этим людям, потомственным виноградарям и виноделам, опытнейшим мастерам своего дела, вызванный публикациями последних лет в городской прессе, а также для восстановления исторической справедливости, возникает естественное желание рассказать о них подробнее.

Кто же они были, эта горстка швейцарцев с берегов Женевского озера? Как они попали под Одессу, а затем сюда, на Нижнеднепровские пески?

Под Одессу, а точнее в район Белгород-Днестровского (в те времена Аккермана) швейцарцы приехали в 1822 году. В этой местности еще до освобождения её в 1806 году от трехсотлетнего турецкого ига были небольшие виноградные плантации, оставшиеся от турок. Находились они в плачевном состоянии, что, естественно, беспокоило новую администрацию этих земель. Вот швейцарцев, как лучших специалистов в Европе, в те времена, и пригласили для сохранения виноградников и дальнейшего развития отрасли. Искусные виноградари и виноделы призваны были развивать и совершенствовать технологию возделывания виноградной культуры и изготовления вина. Остается добавить, что пригласил их, по предложению графа Паравичини, российский император Александр I, а его наставник, выходец из Швейцарии Фредерик Сезар Дэ ля Гарп лично содействовал землякам в организации колонии Шабо. Первые 15 семей франкоговорящих швейцарцев-виноградарей, почти все из города Веве (кантон Во) прибыли на место 29 октября 1822 года. Возглавлял группу Луи-Венсенн Тардан, человек волевой и решительный.

Кроме того, он был очень образованным, настоящим эрудитом, обладал многими знаниями и навыками. Ученик и друг великого Песталоцци, он был последователем его направления в педагогике и продолжал вести переписку с ним до его смерти в 1827 году. Интересно заметить, что Тардан взял с собой в дорогу 400 книг из своей библиотеки, а также гравюры, эстампы и музыкальные инструменты: виолончель и лиру. Главное, конечно, то, что он, будучи известным ботаником, всю жизнь занимавшийся разведением растений, был великолепным виноградарем и виноделом. По сути дела Тардан начал обосновываться в Шабо еще с 1820 года, когда прибыл туда для осмотра территории, предоставленной швейцарцам царским правительством. Находясь в Шабо, еще до приезда земляков, Тардан изучал качество произрастающего винограда и выделки из него вина по швейцарскому методу. Там, в Бессарабии, в декабре 1821 года состоялась его встреча с поэтом Александром Пушкиным. Пушкину сразу понравился Тардан, причем симпатия была взаимной. Дружба этих двух людей не прекращалась и в последующие годы. Будучи в Одессе в 1824 году, поэт под впечатлением от вина, изготовленного Тарданом, организовал банкет, чтобы отметить это событие - пробу вина. Прекрасное вино швейцарца вдохновило поэта на написание стихотворения «Виноград» («Не стану я жалеть о розах»).

Так подробно об этом мы рассказываем не случайно. Точно такое же вино, которым восхищался Пушкин, умели выделывать многие потомки Луи Тардана. Это умение передавалось, так сказать, по наследству. Таким образом у нас в Основе, где до 1929 г. жило немало колонистов, носящих фамилию Тардан, изготавливалось то самое «пушкинское» вино.

В 1827 году в Шабо насчитывалось уже 25 семей колонистов. На каждую было выделено по 60 десятин земли. Кроме этого, колонистам в потомственное владение были переданы 36 оставшихся после турок казенных виноградных садов.

Важно отметить, что старые виноградники размещались на песках. Часть новых участков, отведенных швейцарцами, также представляла собой летучие пески правого берега Днестровского лимана.

Первоначально, в ходе их освоения, шабовцы испытывали серьезные трудности: молодые растения повреждали личинки хруща, выдувал ветер или засыпал песок, который приходилось расчищать с большим трудом. Порой отдельные хозяева падали духом, теряли веру в успех, но более сильные воодушевляли унывающих, и виноградники закладывались вновь. Тем самым приобретался ценнейший опыт виноградарства на песках, который со временем позволил потомкам первых шабских колонистов осваивать наши Нижнеднепровские пески.

Постепенно вся прибрежная полоса Днестровского лимана превратилась в виноградный массив, в котором выделялась колония Шабо. Шабские виноградники были одними из лучших в губернии, Белые, легкого типа столовые вина колонистов, благодаря высокому качеству, приобрели широкую известность не только в Бессарабии и в Одессе, но и в центральных городах России.

Известный писатель и путешественник А. Афанасьев- Чужбинский, побывав в Шабо в 60-е годы XIX века, писал, что многие вина, которые он там отведал, могут смело выдерживать соперничество с иными заграничными. При этом он отмечал, что крымские вина уступают приготовленным в Шабо, где постоянно совершенствуется виноделие. «Если бы другие местности - писал ученый, - знали о шабских винах, они бросили бы разную мерзость, которую привозят из-за границы под именем вин дешевых (разумеется, сравнительно), и охотно пили бы бессарабские вина, стоящие значительно дешевле».

С каждым годом в Шабо росло число семей, кто-то переезжал из других местностей, кто-то отделялся от родителей, создавая свое хозяйство. Появилось немало немцев-колонистов, которых швейцарцы приняли в свое общество. Когда многим новым семьям уже стало негде не только заниматься хозяйством, но и селиться, появилась необходимость поиска земли в других местах. Часть из них переселилась в Шаболат, Аккерман, Пуркары, Шолданешты. Появились жители

Шабо и у нас, став пионерами освоения под виноградники Нижнеднепровских песков. Было это, как говорится, делом случая. В середине 1889 года в наших краях оказались на охоте три швейцарских колониста из Шабо. Надо сказать, что почти все мужчины из их поселения были заядлыми охотниками. Про это упоминает журналист из швейцарской Лозанны Оливье Грива, пишущий о виноградарстве и виноделии. Звали их Жан Жатон, Луи Гехлер и Юлий Майер. Почему и как эти колонисты оказались здесь, сами ли приехали, или кто-то их пригласил, никто, вероятно, так и не узнает. Да это и не главное, главное то, что с этой памятной охоты всё и началось. Так и хочется сказать, что, если бы не она, то и нашей «Таврии» не было бы. Не знаю, но факт остается фактом, именно они, Жан Жатон, Луи Гехлер и Юлий Майер, как опытные виноградари, работавшие на шабских песках, сразу же приметили наши огромные песчаные пустыри, составлявшие единый массив, протяженностью с севера на юг до 30, а с северо-востока на юго-запад до 200 верст. Пески эти, по их мнению, были очень похожи на их родные, приднестровские. Есть сведения, что некоторое количество песка охотники привезли в Шабо для исследований. Впоследствии оказалось, что он был почти идентичен шабскому. Главным же было то, что эти песчаные участки, можно было приобрести по очень низкой, по шабским меркам, цене. Дело в том, что в районе Аккермана, на берегу Днестровского лимана, песчаные участки, свободные от виноградной «чумы» - филлоксеры, - стоили очень дорого. Особенно большую ценность пески в Приднестровье приобретали в периоды распространения этой страшной болезни. Черноземные земли в это время продавались там по 250 рублей за десятину (чуть больше одного гектара), а совершенно «голые» пески до 1100 рублей за такой же участок. Если же на одной десятине песчаной почвы уже был разбит виноградник, то она стоила не ниже 2000 рублей. Теперь понятно, почему некоторые жители Шабо, узнав от «первооткрывателей» о невостребованных Нижнеднепровских песках, решили приобрести их. Отметим, не просто так, а для виноградарства и виноделия. Владелец песчаного массива в районе села Британы, Днепровского уезда, Таврической губернии, крупный помещик Нестроев, к которому шабовцы обратились за покупкой песчаных участков, был очень удивлен странным желанием иностранцев приобрести то, что не имело, казалось, никакой ценности. Дело в том, что власти готовы были даром отдавать крестьянам эти пески, чтобы они хоть как-то их окультурили, не дали бы возможности пескам двигаться и засыпать посевы и дороги. Десятина такой бросовой песчаной почвы стоила в то время в Днепровском уезде не дороже пяти рублей. Но Нестроев, почувствовав большое желание пришельцев приобрести их, смекнул, что тут можно подзаработать, и запросил с шабовцев не по 5 рублей за десятину, а по 30. Виноградари торговаться не стали, так как прекрасно знали, что у себя в Шабо такая десятина стоит не 30 рублей, а больше тысячи.

Итак, зимой 1889 года швейцарские колонисты-виноградари приобрели недалеко от села Британы Днепровского уезда тысячу десятин песчаных грунтов.

Не так давно работниками музея «Таврия» было сделано интересное открытие. Была выяснена, ранее неизвестная, точная дата покупки земли и номер купчей крепости. На купчей за № 1541 стоит дата 13 декабря 1889 г. (старого стиля). Таким образом, если говорить о подлинной истории нашей агрофирмы, и в целом об истории виноградарства и виноделия на Левобережных песках Нижнеднепровья, то этот день 13 декабря 1889 года можно смело считать точкой отсчета, днем рождения новой сельскохозяйственной отрасли в нашем крае, ныне успешно представляемой ОАО «АПФ «Таврия». Так что день рождения нашего уникального предприятия должен, и это справедливо, ежегодно отмечаться 13 (27) декабря. Теперь уже многим известно, что до момента возникновения, в ноябре 1929 года винсовхоза, виноделием и виноградарством в Основе успешно занимались 40 лет. В течение этого времени Основа по праву считалась одним из центров отрасли на Украине, недаром её ещё в начале XX века известный ученый-энтомолог Головянко называл - Украинская «Шампань». И не важно, что тогда еще не было винсовхоза. Основу, благодаря уникальным специалистам и прекрасному вину, знали все. Мрак неведения рассеивается: за последнее время найдено немало архивных документов, подтверждающих важность этих 40 лет в контексте истории виноградарства и виноделия в Основе.

В конце 2004 года был налажен контакт с правнучкой одного из основателей Основы Луи Гехлера, Генриеттой Гётте, живущей ныне в Германии, а также с его правнуком Олегом Жановичем Гехлером из Ильичевска. Естественно, что после знакомства с этими людьми мы стали располагать новыми интересными материалами по этой теме. Выяснилось, например, что, когда обоз переселенцев остановился там, где сейчас центр нашего поселка, то именно Луи Гехлер, возглавлявший колонну подвод, слез с телеги, воткнул лопату в песок и сказал: «Тут и будет наша Основа». Конечно, этот факт можно подвергать сомнению, но почему бы не поверить людям, которые это неоднократно слышали от своих отцов и дедов? Как бы там ни было, но поселок, основанный ими, до сих пор называется Основой.

Позднее, по примеру Основы, организовался ряд поселков несколько выше её по течению Днепра. Ключевое, сейчас это центр Новой Каховки, образовалось в 1891 году из группы, собранной в Одессе садоводом и виноградарем Вустером. В её состав входили одесские жители, родственники и знакомые Вустера, а также колонисты из соседних с Одессой колоний. Эти люди приобрели на берегу Днепра 500 десятин песков. Есть сведения, что покупка обошлась им дороже, чем основцам, по 50 рублей за десятину. Довольно скоро владельцы Ключевого перепродали свои участки новым колонистам, которые оказались энергичнее и удачливее. В их составе были в основном немцы Бодар, Тикер, Бойше, Шмидт, хотя были и украинцы, и русские. Интересно, что позже среди владельцев виноградников в районе Ключевого окажутся председатель уездной земской управы помещик Колчанов и уже упоминаемый помещик Нестроев, предводитель уездного дворянства. Осенью 1929 года в Ключевом насчитывалось 14 хозяев. В начале 90-х годов XIX века швейцарцем Бюкселем, предок которого Жан-Франсуа Бюксель приехал в Шабо еще в 1830 году, было основано винодельческое поселение Луговое, сразу за Ключевым. Сейчас это тоже Новая Каховка. Кроме Бюкселей в Луговом жили еще семьи Юндт и Штамм. Хутор Новые Судаки, находившийся в районе поселка Восточный (сейчас там воды Каховского моря) тоже появился в 90-х годах XIX века. Виноград там разводили немецко - говорящие швейцарцы, тоже из Шабо. Известны фамилии: Эбервейн, Шэк, Мойле. Интересный факт: до 1938 года в Новых Судаках существовала немецкая школа. Находились винодельческие хозяйства и у Малой Каховки, жили там семьи швейцарских колонистов Дэкомба, Цвикки, Раузер. Называлось это место Веселое. Еще одним винодельческим поселением, появившимся немного позже Основы, было Новое Шабо. Основали его, как видно из названия, тоже шабовцы. Находилась колония ниже Херсона, на землях, принадлежащих ранее графу Грохольскому. В 1905 году в эти места переехал Карл Карлович Тардан, внук основателя Шабо Луи (Ивана) Тардана. Его образцовый виноградник в окре-стностях Шабо, созданный на черноземной почве, долго служивший основным источником благосостояния семьи, в начале XX века быстро уничтожала филлоксера.

Песчаные почвы, неуязвимые для филлоксеры, продавались в Шабо и Аккермане по баснословно высоким ценам. Поэтому Тардан и переехал в Днепровский уезд, где было много неосвоенных песков. Здесь он занял 12 десятин, 8 из которых засадил виноградником, создав новое хозяйство. Главенствующее положение среди этих винодельческих поселений на Нижнеднепровских песках, несомненно, занимала Основа. Первыми поселившимися в ней семьями были семейства Жатон, Дони, Кавалло, Тэвна, Гертер, Гэхлер, Гандер, Опост, Майер, Швенглер, Гейнтцельман. Позже к ним присоединились семейства трех братьев Бэртэ: Михаила, Юлия и Генриха, а также Тапи, Штоллера, Клотца, Керлера. Начинавшие практически все с нуля, колонисты на новом месте срезу же столкнулись с колоссальными трудностями. Казалось, сама природа этого, по-своему сурового края, где кроме песчаных холмов - кучугур ничего не было, поначалу настроилась против них. Особенно досаждали переселенцам песчаные бури.

Хочется привести описание такой бури, оставленное неизвестным путешественником, побывавшим в наших краях в середине XIX века: «Горе путнику, прикрыв себя всем, что может иметь значение защиты, с шумом и песком в ушах, с болью и песком в глазах, со щекотанием и песком в носу, с затрудненным дыханием и песком в горле, и наконец с упованием и надеждой в сердце, ему остается лишь ожидать прекращения этого ада!»

Понятно, что речь здесь идет не о пустыне Кара-Кумы, а о наших



Нижнеднепровских песках. Беда от этих бурь была, конечно, не в том, что застигнутые ею люди испытывали большой дискомфорт. Беда была в другом: во время частых и сильных ветров пески начинают перемещаться. Вот что писалось за два года до появления здесь швейцарских колонистов в «Лесном журнале» за 1887 год: «Движение песков за последнее время усилилось. Движутся они по всевозможным направлениям и заносят собою не только ценные земли, но и озёра, берега притоков Днепра, заносят еще сохранившиеся остатки лесов естественного происхождения и искусственно созданные плантации, разрушают дороги, поглощают усадьбы и сильно угрожают даже некоторым селениям». Кстати сказать, первая попытка правительства остановить сыпучие пески, предпринятая в 1853 году, посадкой белой акации на 12-ти тысячах десятин не увенчалась успехом, саженцы тоже засыпало песком. Про эту страшную особенность природных условий нашего края не могли не знать приехавшие колонисты. Знали, но не испугавшись трудностей, стали разбивать виноградные плантации, укрощая пески. Швейцарские виноградари из Шабо, приехав на новые места, срезу же попали в крайне тяжелое положение. Местное население относилось к ним поначалу очень настороженно, с неприязнью и даже враждебно. Их можно было понять, теперь те территории, где они свободно хозяйничали, выпасали скот, охотились, заготавливали скудную пустынную растительность и т.д. им уже не принадлежали. Формально они и так им не принадлежали, но владелец пустырей на хозяйственную деятельность крестьян на своей земле особого внимания не обращал. Понятно, что колонистам по этой причине было очень тяжело осваиваться на новом месте. Вот что по этому поводу писал в своих воспоминаниях известный основский виноградарь Цезарь Иванович Жатон, сын Жана (Ивана) Жатона, одного из трех колонистов, которые открыли эти пески: «То, что было нами пережито в первые годы, как трудно приходилось при имевшихся у нас скудных средствах, недостаточном знакомстве с местными условиями, климатом и прочее и при враждебном отношении соседей я не берусь описывать, так как все равно читатель не поверит этому. Не поверил бы и я сам, если бы пришлось все это слышать от другого, а не пережить самому. «Половину убьем, остальные и сами уйдут», - говорили соседи в необыкновенно засушливые и ветреные 1890 и 1891 годы». Именно в те годы, о которых упоминает Жатон, производилась закладка первых виноградников. Понятно, что работы эти производились в тяжелых условиях. «Буря поднималась и несла тучи песка», - вспоминает Цезарь Иванович, -совершенно напоминая африканский самум. Не только работать нельзя было, но и нельзя было добраться домой. Приходилось, подобно верблюдам, весь день, вместе с рабочими, лежать в ложбинке за кустиком или деревцем. К вечеру буря обыкновенно успокаивалась и являлась возможность с трудом добраться домой. Глаза, рот, уши - все, конечно, было полно песку». Для колонистов песчаные бури, очень частые в этих краях, особенно весной, всегда были большой проблемой. Непрерывно двигающийся под влиянием господствующих восточных ветров песок являлся страшным бичом для виноградарей. С одной стороны он образовывал заносы, а с другой выдувал почву, обнажая кусты до корней, ранил молодые побеги и листья. С этой бедой виноградари боролись, пытаясь при помощи всяких подручных средств остановить пески, засыпавшие первые посадки. Устанавливали плетеные ограды из ракиты и шелюги, применяли так называемую «живую изгородь» -высаживали на границе своих участков глядичию, лох, белую акацию. Никто, наверное, уже и не знает, что акациевая роща за Основой, до сих пор радующая нас, высажена еще колонистами. Бывало так, что переселенцы готовы были собой заслонить погибающие от песка молодые посадки винограда. Но, увы, привезенный с огромным трудом из Шабо на парусниках посадочный материал, за который было уплачено немало золотых рублей, на песках часто погибал. И от ветра, и от весенних и осенних заморозков, и от зимних морозов, от градобитий, туманов, потрав скотом, от грибных болезней. Однако самой большой бедой для основских виноградников была личинка мраморного хруща, вред от которого был ничуть не меньше, чем от филлоксеры, которая тут, к счастью, не наблюдалась. Процитируем Цезаря Жатона: "В засушливые годы гораздо больше опустошения производит личинка мраморного хруща, которая, за неимением другой пищи, с особенной жадностью набрасывается на виноградные посадки. Так, например, на одном участке в 1891 году, на хорошо подготовленной почве была сделана тщательная посадка, давшая великолепный рост. Все лето зеленели на радость хозяину ряды молодой посадки, но осенью, когда пришлось закрывать ее на зиму, оказалось, что в ряду на 120 кустов уцелело 4. Можно представить себе горе хозяина: опять начинай все снова, на следующий год, а там, что останется." Комментарии, как говорят, излишни. Бороться с этой гадостью было необычайно сложно. Способов борьбы было немало, но все они были дорогими и неэффективными. Самым широко распространенным был ручной сбор личинок. Для этого устраивались приманочные ямы, заполняемые навозом, древесными остатками и прочее. Делалось это для того, чтобы сконцентрировать вредителя в одном месте. Кроме того применялся сероуглерод - закладывали в почву шарики из пакли, смоченной этим химикатом. Главным недостатком этого способа была его дороговизна до 400 рублей на одну десятину. Применялись также протравленные приманки, протравленные мышьяковисто-кислым натром колышки забивались в землю... применяли карболку - ею смазывали чубуки, гудрон, креозот, фенол. Вокруг чубуков устанавливались куски жести, металлическую стружку и т.д., Собирали самих жуков, но толку было мало. Существовал, правда, еще один весьма эффективный, но очень дорогой способ борьбы с личинкой закармливание ее «жертвенным» чубуком. На это «пиршество» устремлялась вся нечесть, на других же участках все было спокойно. Были случаи высаживания на одной десятине до 40-50 тысяч чубуков, из которых в лучшем случае оставалось от 2 до 10%. Такой способ, естественно, применялся богатыми виноградарями. И все же эта напасть была побеждена, пусть не полностью и не сразу, но, что важно отметить, именно в Основе и именно колонистами.

В 20-е годы, уже после революции, по их инициативе в поселок был приглашен, разумеется, не бесплатно, видный энтомолог, профессор З.С. Головянко, который и провел у нас испытания вещества «Парадихлорбензол». К счастью это средство оказалось очень эффективным. Правда, способ его применения был весьма трудоемким. Чтобы затравить этим веществом одну десятину, нужно было выкопать 28 тысяч ямок, перекинув 5760 пудов песка. Немного позже профессор испытал у нас приспособление по впрыскиванию яда в почву, которое значительно облегчило труд виноградарей. Мы так подробно говорим про это для того, чтобы показать, какую колоссальную по объему работу необходимо было проделывать колонистам, борясь только с личинкой майского хруща. А ведь еще ничего не было сказано ни о подготовке песчаных участков под посадку, когда перекапывались тонны песка, вносились тонны удобрений, ни о титаническом труде, который применялся при посадке миллионов чубуков, которые тоже нужно было приготовить для посадки.

По данным историка П.П. Макаренко в Основе за несколько первых лет было высажено около 7 миллионов чубуков, из которых, кстати, уцелело менее 25%. Собственно еще ничего не было сказано ни об одной, говоря современным языком, технологической операции по выращиванию винограда. Самое время познакомить читателя с выдержками из одного архивного документа 20-х годов XX века, в котором перечислены все виды виноградарских работ, которые применялись в Основе в то время, и что было необходимо для этого. Речь идет об уже посаженном винограде на площади в одну десятину - чуть больше 1 га (приведена терминология документа).

Открывка Требовалось 18 человек.



  1. Подрезка, 15 чел.

  2. Открывка, 4 чел.

  3. Выноска и увязка чубуков, 3 чел.

  4. Сапанка (прополка) первая, 12 чел.

  5. Установка кольев на десятины, 4 чел.

  6. Первая подвязка, 10 чел.

  7. Вторая сапанка, 12 чел.

  8. Пять опрыскиваний бордосской жидкостью, 10 чел.

Надо сказать, что этот вид работ считался одним из самых тяжелых.

В течение дня рабочий должен был вылить на растение 10 емкостей химиката.

Ноги вязли в зыбучем песке, немела рука, держащая на весу распылитель. Кстати, чтобы создать в резервуаре нужное давление, необходимо было сделать около 120 качков. В 1925 году во время кампании борьбы с грибной болезнью мильдью, опрыскивание купоросом было доведено до 8 раз, что спасло урожай винограда в Основе. На крестьянских виноградниках в Британах (Днепрянах), где провели всего 3 обработки, виноград погиб. Читаем дальше:


  1. Вторая подвязка, 12 чел.

  2. Третья сапанка, 8 чел.

  3. Откопка кустов, 6 чел.

  4. Сбор винограда, 25 чел.

  5. Выемка кольев, 3 чел.

  6. Закрывка, 15 чел.

  7. Разноска соломы, 3 чел.

  8. Разбрасывание навоза, 3 чел.

  9. Терпейщики (грузчики винограда), 2 чел.

Интересный факт: в течение зим 1925, 1926 и 1927 годов на основские виноградники колонистами было вывезено более трех тысяч подвод навоза и около трех тысяч мажар соломы для закрепления песков. В течение этих трех лет село Каменка (Каховский р-н), где колонисты скупали солому и навоз, платило сельхозналог деньгами, вырученными за продажу этих отбросов. И последнее:

А вот какие работы производились на виноградниках лошадьми (как в документе):



  1. Оранка (вспашка) 1-я перед открывкой по 2-м бороздам.

  2. Оранка 2-я перед открывкой по 6-ти бороздам.

  3. Три распашки культиватором.

  4. Оранка на зиму перед закрывкой в две борозды.

  5. Свозка чубука.

  6. Подвозка кольев, считая ¼ десятины.

  7. Подвозка воды на 5 опрыскиваний.

  8. Доставка винограда, три подводы.

  9. Вывозка кольев.

Больших трудозатрат требовала доставка воды на виноградники. Вот как описывает этот вид работ чиновник, - особых поручений департамента министерства земледелия А. Романовский - Романьков, который в течение лета 1909 года обследовал виноградники Основы:

«Наиболее тяжелой из этих работ является ручная поливка молодых школ, производимая с июня по август. В разных местах питомника имеется 3 колодца, от которых проведены на плантации на расстоянии до 50 саженей дощатые желоба. Девушка, стоя на срубе колодца, вытаскивает из него воду ведром при помощи так называемого

«журавля» и выливает его в желоб в количестве от 4 до 6 ведер в минуту, смотря по силе работницы. Время качания 2 часа, после чего девушка заменяется другой и переходит на другую более легкую работу разносить воду лейками из врытого в землю чана, который льет ее в желоб».

Одновременно с работами по закладке виноградных плантаций переселенцы строили для себя жилые дома, хозяйственные постройки, не забывая сажать рядом фруктовые деревья, копали колодцы и огромные котлованы для будущих винных погребов, заготавливали для их строительства камень. Создать погреб для вина, соответствующий всем требованиям, дело очень непростое. Главные условия: температура в нем не должна превышать 10-14°С и наличие хорошей вентиляции. Поэтому подвал должен быть по возможности глубоким, вход в него должен быть обращен на север или северо-восток, это позволяло избегать сильных колебаний температуры в различное время года. Понятно, что знания, навыки и большой опыт позволяли швейцарцам создавать в Основе отличные винные погреба во многих из которых можно и сейчас хранить вино. При их строительстве учитывалась любая, на первый взгляд, мелочь, даже, например, такая - какой камень лучше пустить на облицовку или из какого дерева изготовить дверь. Заметим, что наличие винного погреба в хозяйстве каждого основского виноградаря было обязательным. Приведем архивный документ, датированный февралем 1925 г. Называется он «Список виноградарей владельцев производственных винных складов с указанием их местонахождения по Основскому виноградарско-винодельческому кредитно-кооперативному товариществу». Документ публикуется впервые, поэтому хочется, чтобы его публикация была данью уважения перед этими пионерами виноделия и виноградарства в нашем крае.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница