Дарья Алексеева Путь Диких Трав Глава Изгнание



страница7/19
Дата14.10.2018
Размер0.69 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   19
Глава 4. Прибытие

Наутро путники двинулись в дорогу, уверенные, что вечером уже будут в городе. Действительно, если перейти озеро вброд, а Камаон знал, где это можно сделать, то расстояние до Путимира значительно сократится. Драган немного задержался на мелководье и стал руками ловить рыбу. Хельга сначала смотрела на это с усмешкой – она и сама, бывало, приносила домой солидный улов, но чтобы вот так, руками... Но когда, через некоторое время, мальчишка догнал их радостный, с двумя карасиками в тряпичной сумке, девушка прониклась к нему уважением.

- Как ты это сделал? – спросила она, пожалев, что не осталась наблюдать, а пошла вперед.

- Мама научила паре хитростей. Да и озеро тут спокойное, рыба сама в руки идет! – было заметно, что Драган гордится собой.

- Твоя мама жила в краю, где ловят рыбу руками? – задумчиво промолвил Камаон.

- Да…Она мало рассказывала о своей родине, ей больно вспоминать места, куда невозможно вернуться. – Драган притих. – Но еще, я знаю, там были огромные океаны, поднимающиеся в шторм до самого неба. И деревья, на которых росли сладкие, сочные плоды, о коих здесь никто никогда не слышал…

- Как же она попала к нам? – удивилась Хельга.

Каждый ребенок знал, что их край огромен и окружен непролазными скалами. Еще недавно люди считали, что там, за горами, свет кончается, и начинается мир мертвых или непроглядная тьма. Но вот в море порой стало заносить обломки кораблей, каких не делали в родном краю. Однажды на таком обломке приплыл чужестранец, с темной кожей да глазами, похожими цветом на ореховую скорлупу. Он рассказал, что за горами есть огромный мир, где живут разные люди и говорят на разных языках. Точнее, показал, жестами и рисунками. Чтобы начать понимать его слова, даже самому мудрому старцу села, куда попал чужестранец, понадобилось около года. Но это было давно, тот мужчина уже благостно умер от старости, оставив после себя внуков и правнуков. Больше о подобных случаях она не слышала, гости из дальних стран продолжали оставаться диковинкой в их краю.

- Мама с родителями прибыла сюда еще девочкой, на большом корабле с парусами, где было вышито знамя их семьи. Больше она ничего не рассказывала. – Драган вздохнул. – Я стараюсь ее не расспрашивать, потому что она все время плачет, особенно в последнее время.

Хельга задумалась. Выходит, возможно даже путешествовать в дальние страны, но для этого нужны такие корабли, каких не знавал мир… Она сама никогда не видела корабля, лишь рыбацкие лодки да большую деревянную баржу, когда с бабушкой ходили в другое село за тканью на платье. Там умели делать особенные рисунки и прочный материал, и у них покупали рукоделие торговцы и переправляли на барже в город… Но сейчас река пересохла и торговля прекратилась, лишь иногда приезжают в то село купцы на повозках.

Хельга стала представлять чужие берега, огромные сладкие плоды с деревьев, которыми можно кормиться всегда и не знать другой пищи. Моря, где рыба сама плывет в руки… Что заставило мать Драгана покинуть такое место? Паруса, украшенные знаменем их семьи… Поговорила бы она с ней, да не по пути снова возвращаться в ту сторону, из которой пришла. Девушка была уверена, что эта женщина многое может рассказать о дальних странах, что ее родители были знатными людьми. Наверное, они по какой-то причине вынуждены были бежать так далеко, как только могли. Хельга положила себе обязательно разыскать эту семью, если боги направят ее в те места.

- А ты, мудрый старец, знаешь что-нибудь о дальних странах? – спросила путница. – Раньше я думала, что все это легенда, что не существует людей, говорящих на странных наречиях, похожих на птичий клекот… Но, оказалось, существуют.

- Я много где бывал, но вот то, что находится за скалами – тайна и для меня, - как всегда, охотно, начал говорить Камаон. – Некоторые из моих братьев, что знали и ведали больше меня, ушли туда. Никто не вернулся. Они знали, что не вернутся.

- То есть… Они ушли умирать? Или за новой жизнью? – не подумав, выпалила Хельга.

- Они просто ушли. Всякая смерть – начало новой жизни, - промолвил старец.

- Раньше, я знаю, верили, что за скалами живут лишь духи да оборотни! – внезапно протараторил Драган. – Но это полная чушь! Если приходил чужестранец, все опасались и не любили его! Как можно не понимать, что там такие же люди, так же чувствующие и страдающие!

Хельга с сочувствием посмотрела на парня. Вот так и умерли, видимо, его бабушка и дедушка по матери. Наследники знатного рода, гонимые и дома, и на чужбине. Принятые за злых духов, пришедших, чтобы нести смуту… Несправедливо. Девушка понимала, что значат людские предрассудки и страх народа перед непонятным, как никто другой. Ей пришлось немало вынести от этого.

Оставшуюся часть пути они провели в разговорах о чужих краях и о том, как, должно быть, чудно и интересно там живет народ. Хельга вспомнила легенду об острове полулюдей-полукошек, где, как говорилось, обросшие шерстью и видящие в темноте существа ныряли в океан, вылавливая рыбу. Она не очень верила в эти сказания, но с детства интересовалась неведомым. Камаон сообщил, что встречал и здесь, далеко на севере, племена, поклоняющиеся животным. Они наряжались в шкуры своего тотемного зверя и испрашивали у него совета. И, хотя животное было священным, в некоторые дни проходила Великая Охота, чтобы получить шкуры. Хельге казались странными такие традиции, но эта таинственная даль очень манила, и на минуту она почувствовала себя счастливой из-за того, что не должна провести жизнь, сидя у себя в деревне и не видя ничего, кроме родного леса и озера. Такая перемена в мыслях подивила ее саму. Она задумалась.

Нет, дом и озеро – это чудесно, это то, к чему она надеялась прийти в конце пути. Рассказывать внукам и правнукам о далеких краях, вдохновлять их на странствия. Да и самой иногда снаряжаться в путь, пусть, не дальний, не опасный, но узнавать новое и исследовать незнакомое. Тяга к приключениям манила ее, и она не понимала, почему не ушла раньше. Наверное, из-за сестры, из-за чувства ответственности за нее. Девушка вдохнула сладкий, пропитанный хвоей воздух, и внезапно ощутила в нем запах дыма и чего-то чуждого, незнакомого. Город был близко. Лес закончился, дорога стала расширяться и принимать вид заезженного, часто используемого тракта. Вдалеке показались очертания городской стены.

Когда путники приблизились к кованым воротам, с их лбов стекал пот, а ноги гудели. Душная жара наваливалась с неба и прижимала к земле. Ворота были довольно впечатляющими, в полтора человеческих роста высотой, с толстой цепью и замком. За ними виднелась небольшая площадь, на которой царило оживление и стоял гвалт. Деревянные прилавки занимали изрядную часть пространства, и, как и всегда на рынках, купцы старались завлечь прохожий люд. Каждый расхваливал свой товар, их реплики сливались воедино, образуя вместе какой-то особенный «рыночный» шум.

У ворот стояли два стражника в блестящих на солнце новеньких кольчугах. Хельга посочувствовала им – должно быть, ужасно жарко летом носить на себе такую одежду, да она еще и раскаляется в ясный полдень…

Путники подошли к воротам, и Камаон, по праву старшего, начал разговор. Он поклонился стражникам и сказал:

- Добре вам, славные воины! Да распространится над вами милость богов!

- И тебе здравствуй, странник, - довольно неохотно, но, отдавая дань традиции, поклонился в ответ один из стражников. – Куда и зачем направляете свои стопы?

- Мы идем в славный город Путимир, чтобы разыскать там родного дядю этого юноши, - Камаон положил руку на плечо Драгана и мягко подтолкнул его вперед. – Да и просто полюбоваться местными чудесами.

- Были ли вы когда-нибудь в нашем городе?

Камаон замялся. Он молчал и смотрел немного сквозь своего собеседника. Тишина начинала становиться гнетущей, стражники переглянулись. Хельга выступила вперед:

- Прости моего спутника, добрый человек. Ему свойственно иногда задумываться и терять нить разговора… Нет, мы не были в Путимире и лишь по слухам представляем, что ждет нас там. Можно ли нам пройти за ворота?

Второй стражник, помоложе, с юношеской мягкой щетиной на щеках, подошел к ней и спросил:

- Есть ли у вас какой-нибудь запрещенный груз и оружие? Мы вынуждены досматривать каждого, кто заходит в город, потому что в последнее время здесь участились преступления…

Первый воин злобно кашлянул и отодвинул своего соратника рукой.

- Выворачивайте карманы, - видимо, сердясь на молодого товарища, буркнул он. Негоже каждому встречному докладывать, что у тебя в городе непорядок.

- Но… Зачем? – Хельга растерялась. – Это же… То есть…

Для нее было диким такое приветствие. Понятно, что в большом городе требовался усиленный надзор за всеми, в него входящими, однако же подобный прием нарушал все законы гостеприимства. Ей уже не нравился Путимир.

- Так положено. Или возвращайтесь, откуда пришли, - бросил рослый парень, поправляя кольчужный рукав. Хельга заметила, как рука молодца потянулась к крестовине меча, висевшего у него за спиной.

- Не переживай, добрый человек. Вот, смотри, у меня в сумке лишь снедь да бумага, - Камаон протянул воинам раскрытый дорожный мешок. – Что нам, старику, юнцу да девке, скрывать?

Стражник заглянул в сумку, его младший товарищ сунулся, было, проверить все самостоятельно, вывалив вещи на землю, но воин грозно посмотрел на него. Юноша окончательно смутился и отошел в тень раскидистого дуба, росшего у ворот.

Хельга, замявшись, протянула свою сумку. Там не было ничего особенного, вот только она опасалась за травы и высушенный мышиный хвост, который хранила еще со дня отбытия из бабушкиной деревни. И, действительно, увидев мешочек с голубыми цветками, стражник поднял на нее взгляд и мрачно бросил:

- Что это?

- Это приправа, - ответила девушка, нисколько не раздумывая. – Везу родне, чтоб попробовали, как у нас в селе курицу жарят, с душистыми травами.

Стражник достал мешочек, растер в пальцах один цветок, понюхал. Задумчиво подержал предмет на ладони и медленно вернул его в сумку.

- Ты не обижайся, девица, - уже мягче промолвил он. – Просто нам велено досматривать всех и искать все, что только может быть подозрительным.

- Что ты, добрый человек, я не обижаюсь, я же понимаю, как трудно сохранить порядок в таком большом городе, - Хельга осторожно стала завязывать сумку. Хвост, по счастью, завалился в самый дальний конец и не был обнаружен.

- А на поясе что? – из-под дуба крикнул второй стражник. Он, видимо, был на службе недавно и все делал с особым рвением, хоть и довольно неуклюже.

Девушка мысленно чертыхнулась. Она надеялась, что ножны с кинжалом затеряются в складках платья, и не придется доставать и показывать оружие. Конечно, это было очень маловероятно, но… Однако, делать нечего, пришлось отстегивать кожаный ремешок и демонстрировать нож воинам.

- Хорошая ковка… - задумчиво проговорил стражник. Молодой служивый тоже подошел и стал разглядывать лезвие, чуть не пробуя его на зуб. – Откуда у девушки такое оружие?

- В наследство досталось, - весьма злобно бросила Хельга. Ей очень не понравился этот тон. И что, что она девушка? Почему бы ей не иметь хорошее оружие! Она не обязана печь блины и мести дом всю жизнь, если не родилась мужчиной!

- Да… Вещь ценная, - сказал охранник, любуясь лучом солнца, отражавшимся в узорах клинка. – Придется пошлину платить.

- Конечно, заплатим, - сразу же вмешался Камаон. Он давно уже догадался, что у его спутницы нет ни гроша. – Вот, примите, - старик достал из сумки три монеты и протянул мужчине.

- Э, нет, этого мало, - потерев бороду, сказал тот. – Три монеты за маленький ножичек. Этот тянет на пять.

Хельга злилась все больше. Они уже долго стояли под палящими лучами, у ворот, не смея пройти вперед. Положение казалось ей неестественным и унизительным. Какое право имеют эти стражники так обращаться с гостями! Неужели они со спутниками похожи на воров или душегубов! Нет, конечно, она понимала, что воины, как раз, в своем праве, но злость от этого не уменьшалась. Девушка была уверена, что пять монет – не та цена, что была назначена князем. У мужчины на лице играла легкая усмешка, а глаза жадно блестели. Наверняка они делят эти деньги, как добычу, так чем же они отличаются от лесных разбойников, что отнимают ценности от путников, идущих их тропой?! Однако вслух Хельга ничего не сказала. Она уже была готова выкрикнуть что-нибудь дерзкое, но посмотрела на смущенного Драгана, мнущегося в сторонке, и поняла, что нельзя терять время. Мальчик должен скорее найти своего родственника, а потому ругаться сейчас со стражниками глупо.

Камаон, крякнув, порылся в карманах, вытащил несколько монет вместе с крошками и обрывками каких-то сухих палочек, которые машинально клал туда, задумавшись, и протянул стражникам еще две блестящие медяшки. Хельга приметила, что у него осталось совсем мало денег, и ужасно расстроилась. Из-за нее старик потратил свои последние сбережения! Она решила, что в городе непременно найдет какую-нибудь работу, хотя бы на пару дней, и вернет ему все сторицей. К тому же, необходимо оплачивать постоялый двор! Она все четче и четче понимала, что ей не нравятся большие города.

Наконец, стражник ссыпал монеты в довольно тугой кошель на поясе, тяжело наклонился, поднял цепь и отпер замок. Сзади как раз приближалась повозка, запряженная двумя пегими лошаденкам, и охранники наверняка решили, что с тех гостей можно поиметь побольше. Ворота со скрипом открылись, пропуская путников в город. Все трое стали сразу оглядываться по сторонам, отойдя от стражников лишь несколько саженей. Под ногами стелилась широкая дорога из гладкого камня, которая выкладывалась не одним поколением рабочих. Хельга содрогнулась, представив, как тяжело было людям сначала добывать этот камень, потом шлифовать, а после еще и выкладывать под ноги тем, кто пройдет по нему, даже не задумавшись… Площадь, называемая Малой Рыночной, представляла из себя прямоугольник, заполненный разными людьми. Здесь были и пухлые хозяйки, стремящиеся найти кусок мяса получше, да сторговаться подешевле, и подростки, посланные родителями за хлебом и молоком, и попрошайки, и воры, стремящиеся затеряться в толпе и не вызвать подозрений. Хельга крепче прижала к себе сумку, а другую руку положила на кинжал. Не то чтобы она готова была вступить в схватку с кем-то прямо здесь, но так было спокойнее. Она не очень хорошо переносила большие скопления народа. Зато Драган сразу приободрился и смотрел по сторонам с живым интересом. В его глазах блестело любопытство, было заметно, что юноше хочется увидеть как можно больше. Он сразу направился к прилавку с разнообразными поделками местных мастеров. Хельга и Камаон двинулись за ним.

Старик вообще удивлял девушку своей невозмутимостью. Он шел так, будто ему все здесь знакомо, лишь иногда пронзительно вглядывался в лицо какого-нибудь горожанина. Она с полной уверенностью могла бы сказать, что он уже бывал здесь, но, по каким-то причинам, не хотел об этом распространяться. Потому так и замялся у ворот – не хотел лгать, а правда была чем-то не хороша… Но сейчас расспрашивать об этом не было ни сил, ни времени, и девушка сделала мысленную засечку в памяти. При удобном случае она обязательно поговорит со стариком.

Приблизившись к прилавку, Хельга стала разглядывать глиняные фигурки и деревянные статуэтки, расставленные на нем. Здесь были изображения деревьев и цветов, которые должны были приносить своему владельцу хороший урожай, силуэты женщин с животом, призванные помогать молодухам с родами, фигурки птиц и волков, приносящие удачу и благодать. Внезапно среди других товаров Хельга заметила что-то, по форме напоминающее ее кулон, но сделанное из глины. Довольно грубая работа не могла сравниться с серебряным изделием, висящим у нее на груди, но сходство было явным – те же линии и знаки.

- Что это? – спросила девушка, взяв статуэтку в руки.

- Это таинственный знак покровительства богов и светлой удачи, - ответил бородатый купец, протирая рукавом глазурованный кувшин. – Большая редкость, между прочим. Помогает понять суть и избавляет от скверны. Его не многие знают, но оттого талисман не становится менее сильным. Берешь?

- Нет, благодарю, - Хельга отложила изделие. Кулон приятно грел кожу, и девушка потрогала его через ткань ворота. Покровительство богов… Она верила в своих богов и считала, что для их покровительства не требуется носить особых символов на теле. Но подарок духа явно должен был принести ей добро, и девушка верила, что вещь, отданная от всей души, действительно приносит удачу.

Драган, тем временем, посмотрел на диковинки и двинулся к другому прилавку. Они обошли множество столиков с разложенными товарами, Камаон особенно долго разглядывал старые книги, предлагаемые пожилым купцом в серой рубахе, но так ничего и не купил. Драган принес каждому по пирожку с капустой, приобретя их у толстой продавщицы, и путники двинулись вглубь города. Старец шел, глядя в землю, и безошибочно находил дорогу.

- Остановимся здесь, - объявил он у невзрачного домика с покосившейся вывеской.

Хельга осмотрела крыльцо. Не самое лучшее место – прогнившие доски, облупившаяся краска, но рассчитывать на лучшее не приходилось – у них совсем не было денег. Они вошли, и последние гроши Камаон отдал хозяину трактира за небольшую комнатку под самым чердаком, в которой даже не было лежанок, а лишь валялись на полу несколько матрасов, набитых соломой. Драган устроился с ними, потому что эта комната была последней из дешевых, и юноша не мог позволить себе потратить на ненужный комфорт деньги, доверенные ему матушкой.

Передохнув некоторое время, мальчик отправился на поиски дяди, собираясь расспрашивать горожан и следовать прозрачным ориентирам, которые получил дома. Хельга же, как и собиралась, стала искать, где бы подработать. Она довольно долго шла по улице, косясь на непривычно одетых людей и непривычно высокие дома. У одного из них увидела вывеску с лекарственными травами – здесь принимал знахарь. Она, немного подумав, решила зайти внутрь и хотя бы посмотреть, как тут все устроено.

Отодвинув плотную штору, призванную защищать помещение от мух и прочих неприятных насекомых, так и стремящихся проникнуть в жилье человека, девушка ступила за порог. В темной комнате, окна в которой были завешены темными шторами, сидела за столом полная женщина и что-то толкла в ступке. На ее голове был цветастый платок, складчатую шею обвивали жемчужные бусы, а на пальцах сверкали фальшивым блеском несколько стекляшек. Судя по обстановке, дела у знахарки шли не очень хорошо. По полу летали клубы мусора, полка, прибитая к стене, покосилась, а масляная лампа, стоящая на столе, нещадно коптила. По углам висели пучки незамысловатых трав, которые можно было легко найти в любом лесу.

- Чего желаешь, дорогая гостья? – толстуха подняла глаза на посетительницу и расплылась в улыбке. – Если приворотный порошок, то это не сейчас, приходи через три дня после полнолуния, тогда готово будет. Вообще-то, есть у меня одно снадобье…. Но уж больно непредсказуемый эффект, может сыпь пойти, да живот болеть, но приворожит крепко!

- Нет, благодарю, добрая хозяйка. Я не хочу ничего покупать, а, напротив, хочу предложить свои услуги. Так вышло, что я осталась без гроша, а со мной еще кот, - Хельга указала кивком на осторожно пробравшегося за ней следом серого попутчика. – Нужна ли тебе работница, немного понимающая в травах?

- А, так ты не покупать… Не нужен мне никто, ступай своей дорогой, мне бы самой с голода не умереть. – Женщина разочарованно махнула рукой и снова склонилась над ступкой. Хельга приблизилась и взглянула на разложенные на столе сухие листья.

- Ромашка, пижма, бессмертник, зверобой… Ты готовишь снадобье для сохранения молодости и сил? Тут не хватает одного ингредиента.

- Да, это заказ одной вдовы… Она хочет быть моложе и… А откуда ты знаешь, что это? – прервалась на полуслове женщина.

- Я же говорила, что немного понимаю в травах. Не передумала ли ты насчет помощницы?

- Так чего же здесь, по-твоему, не хватает? – хитро прищурилась хозяйка, отложив ступку.

- Березовых почек. Вот, у меня есть, - и девушка достала из сумки мешочек с нужным ингредиентом.

Женщина встала, подошла к стоящему в тени сундуку, который Хельга ранее не замечала, покопалась в нем, извлекла наружу потертую старую книгу. Стала листать ее, что-то бормоча под нос.

- Березовые почки… собирать весной… утоляют боль, снимают отеки… сочетаются с… ага… - Хозяйка убрала книгу обратно, не позволив девушке повнимательнее рассмотреть ее, и повернулась к посетительнице.

- Ты права, они хорошо подойдут для этого сбора. Я никогда не задумывалась над этим… Давно хотела дополнить свои рецепты. А что ты скажешь про это снадобье от простуды? – знахарка подала девушке рецепт, записанный на куске бересты.

- Здесь не хватает ромашки и нужно убрать вот это – оно нейтрализует действие других трав и в сочетании с липовым цветом вызывает аллергию, - Хельга склонилась к женщине и водила пальцем по неровным строчкам.

- Хм… А я-то думала, что это давеча кузнецкий сын какими-то болячками с него покрылся. Да, такая помощница мне бы не помешала… Меня зовут Нежана. Я делаю снадобья и иногда помогаю девушкам приворожить милого, - представилась знахарка.

Хельга мысленно улыбнулась. Она видела, что Нежана не располагает какими-то особенными знаниями и вряд ли может приготовить что-то большее, чем отвар от поноса. Однако, деньги были нужны, и девушка была готова некоторое время подработать, поправляя рецепты неудачливой знахарки и готовя нехитрые снадобья. К тому же, ее очень интересовала книга, которую женщина прятала в сундуке.

- Да, с тобой мои дела пошли бы лучше… Из каких же ты краев? – спросила Нежана, глядя на бедный наряд девушки.

- Я из близлежащей деревни, со спутником – слабым старцем – я пришла в Путимир, чтобы немного заработать и попробовать местного хлеба. Науку трав немного знаю из рассказов… соседки, - замялась Хельга, опасаясь сообщать правду о своем происхождении. – Она иногда лечила односельчан от всяких хворей. Зовут меня Хельга.

- Ага, за приключениями, значит, пришла, - сделала свой вывод знахарка и пожала плечами. – Ну что ж, и я когда-то перебралась сюда из соседнего города, за мужем вслед, будь он неладен. Пьет, жрет в три горла, все, что приносит, на брагу хмельную спускает. Детишки выросли, разъехались, а мне-то вкусненького охота. Вот я и решила, что по книге, которую на рынке случайно купила, буду снадобья делать и продавать. Дело-то идет, да как-то слабо…

- А что же это за книга, если не секрет?

- Старая, в кожаном переплете – обычная книга, - пожала плечами Нежана. – Там написано, от чего какое растение помогает. Благо, батюшка у меня был знатного рода, успел научить читать да считать, пока на войне не сгинул. Тогда я сюда и пришла, и вот теперь, будь оно неладно! – толстуха махнула рукой и суетливо встала, осматривая Хельгу со всех сторон. – Денег-то ведь много не смогу платить, сама видишь. Два гроша в день, ну, три, если еще убираться будешь. Согласна?

- Согласна, - кивнула Хельга. Выбора не было, в городе, если не обучен какому-нибудь ремеслу, больше не заработаешь. Она уже успела зайти в несколько лавок и спросить о работе – в некоторых предлагали мыть пол за грош, в других и вовсе за еду и кров.

- Ну, ты тогда доделай, а я побегу, - засуетилась Нежана. – Там ужин еще надо готовить, а то этот скот придет, а жалко – не жрамши весь день. Вдова придет, ты с нее два гроша возьми за порошок, да расскажи, как заваривать. Скажи, что я делала, а ты пол моешь только, а то испугается, незнакомая ты все-таки… Да, ты колдовством-то не промышляешь? – вдруг в дверях обернулась хозяйка.

- Нет… - протянула Хельга, уже садясь за стол и беря ступку.

- Ну, это хорошо, я так и подумала, у меня тут вот – чертополох висит. Ведьма бы не прошла. А что в травках понимаешь, это хорошо, это у нас приветствуется. Главное, без магии. Я, конечно, когда приворотные-то снадобья делаю, говорю, что понимаю кое-что, да это так. Опасно это. Хоть тут власти местные и знакомы мне, но опасно… Ну, все, к вечеру вернусь, если хорошо справишься, часть жалования получишь.

Девушка осталась одна. Она доделала омолаживающее снадобье, отдала его зашедшей сухощавой вдове и принялась листать книгу. Большая часть информации ей уже была знакома, но находила она и кое-что новое. К примеру, благодаря книге, она точно вспомнила рецепт, по которому собиралась приготовить снадобье для отца Драгана.

Вечером, получив полтора гроша от довольной знахарки, Хельга отправилась к трактиру через рынок. Там она купила необходимые травы и сложила их в сумку. Она собиралась приготовить смесь на работе, в перерывах между уборкой и изучением книги.

Спустя некоторое время Хельга начала немного привыкать к городу. Она целыми днями сидела в лавке знахарки и смешивала травы, у нее даже появились свои покупатели, которым помогло то или иное снадобье. Нежана исправно платила, жаловалась на мужа и заходила всего на пару часов, чтобы проверить, как идут дела. Иногда, когда дел совсем не было, девушка запирала дверь и гуляла по улицам, дивясь на людей и здания и слушая то, что говорят в толпе. Говорили о грядущей ярмарке, на которой можно будет найти много овощей и фруктов с последнего урожая, о том, что все чаще стали красть кошели у граждан, что в Сольдорме люди злее и не едят хлеба, да что где-то в окрестностях лютует разбойник, чьего имени никто не знает. Якобы ловит он людей на дорогах, кого-то отпускает, кого-то вешает на сосне, если не понравится, а кому-то дарит сокровища и отправляет домой. А все дело в том, как с атаманом поговоришь, но повешенных людей гораздо больше, чем отпущенных восвояси. Хельга не очень верила этим слухам, зная, как может людская фантазия приукрасить действительность, но в споры не вступала.

Иногда девушка встречала на улице Драгана, который носился по городу в поисках своего дяди. Он уже многих расспросил, но никто не мог помочь юноше, и тот совсем отчаялся. Камаон давно советовал ему отправляться к князю, быть может, он что-то знает о родственнике мальчика, или поможет его отыскать, но сам сопровождать Драгана категорически отказывался. Хельга пообещала, что сходит с ним, как только сможет оставить работу – она опасалась отпускать его одного, да и любопытно было взглянуть, что там за князь.

В один из дней в лавку знахарки пожаловала высокая женщина в черном. Она была не юных лет, но и совсем еще не стара, ее голову покрывал капюшон, а волосы были заплетены в косы, как полагается замужним. Она зашла, опасливо косясь по сторонам и, прежде чем приветствовать Хельгу, подошла близко-близко и заговорила шепотом.

- Доброго здравия. Мне говорили, будто тут можно найти настоящее снадобье. Мне нужно нечто особенное.

- Добра и тебе, дорогая гостья, - привычно вымолвила Хельга. – Что тебя интересует? У меня есть сборы для сохранения молодости, травы для излечения от бесплодия и снадобья от простуды и прочих хворей.

- Нет, мне нужно такое снадобье, которое трудно достать в другом месте. Мне рассказывали, что ты действительно понимаешь в травах, поэтому я пришла сюда. У меня есть деньги, есть связи. Если ты мне поможешь…

- Кажется, я поняла, - вздохнула Хельга. Иногда к ней заходили девушки и женщины и, краснея и смущаясь, намекали на то, что им нужна помощь в любовных делах. Нежана держала особое снадобье для этого, оно обладало свойствами повышать настроение, излечивать мужские хвори и вызывать желание, но ничего приворотного в себе не содержало. Девушка не любила обманывать, поэтому долго пыталась убедить посетительниц отказаться от своей затеи, но обычно это не удавалось. Она нехотя продавала им снадобье и говорила, что стопроцентного результата оно не дает, сообщать больше Нежана строго запретила. Вот и в этот раз Хельга попробовала отговорить гостью и начала с того, что неудачи в любви – не повод искать выхода в магии.

- Я и не ищу, - сухо бросила женщина. – Мне нужно совершенно не магическое средство. Яд, чтобы вытравить нежеланного ребенка из утробы соперницы.

Хельга вздрогнула от неожиданности и встала.

- Таким я не занимаюсь, изволь не держать зла. Это запрещено князем и противоречит моим собственным законам. Я не буду этого изготовлять.

- Только ты можешь это сделать, все остальные знахари в этом городе или трусы, или шарлатаны! – повысила голос посетительница. – Я щедро отблагодарю тебя, дам и денег, и положение. Тебе не придется больше сидеть в этой лавке. Что тебе стоит? Мой муж, знатный и богатый человек, изменил мне. Разве не достоин смерти плод, живущий в чреве этой змеи? У меня нет детей. Я не могу позволить, чтобы наследника ему родила другая, - почти умоляющим тоном заговорила знатная гостья.

- Нет, этого ты не получишь. Уходи, и лучше забудь об этом, потому что ничем хорошим такое дело не закончится.

- Это для тебя оно ничем хорошим не закончится, если ты не поможешь мне! – прошипела женщина. – Я знаю, что ты умеешь. Мне рассказывала моя служанка, которую я присылала за сложным снадобьем. Никто в городе не мог приготовить его так хорошо.

- Умею, - не стала отрицать девушка, - но никогда не буду создавать подобное зелье. И по возможности не допущу, чтобы ты смогла купить его где-то еще. Если ты не успокоишься и не оставишь мысли извести невинное дитя, я…

- Если ты откажешься, можешь прощаться с этим местом и со своими близкими, - прервала ее посетительница в черном. – Тебе не сдобровать.

- Я уже отказалась, - сказала Хельга. – А вот если ты не уйдешь подобру-поздорову, я позову охрану. - Девушка сказала это в надежде, что странная гостья не знает, что охранник тут только один на всю улицу, Никодим. Все дни он обычно просиживает в придорожной корчме, пропивая деньги таких, как Нежана, которые платят ему, чтоб он спускал им с рук небольшие шалости, вроде торговли приворотным снадобьем. Но, судя по ядовитой улыбке, искривившей тонкие губы гостьи, она это прекрасно знала.

- Что ж, свой выбор ты сделала.

Хельга моргнула, а когда открыла глаза, то увидела лишь колыхнувшуюся завесу на дверном проеме и услышала быстрые удаляющиеся шаги. Она постаралась скорее изгнать из головы неприятные мысли, оставленные гостьей, и принялась протирать пыль и мести пол. Она нисколько не жалела о своем выборе, потому что существовали вещи, которые она никогда не могла бы сделать. Она могла продать ложное приворотное снадобье, могла даже смешать порошок, чтобы муж расхотел гулять по другим женщинам – о таком ее просили два дня назад, невзирая на то, что побочные эффекты порошка не очень приятны ни для мужа, ни для жены, подсыпавшей ему это. Однако, отнять невинную жизнь девушка не могла, и сулить ей богатства было бессмысленно.

Хельга постаралась поскорее забыть неприятный инцидент и никому не рассказала о нем. Она договорилась с Нежаной, что закончит текущие дела и возьмет выходной, чтобы сходить с Драганом к князю. А на другой день к ней вломились двое здоровенных детин в железных шлемах, объявили об аресте и, скрутив руки, посадили в повозку и повезли в тюрьму.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2016
2016 -> Xx неделя здорового сердца
2016 -> Хел Херцог Радость, гадость и обед
2016 -> Правила и сроки госпитализации граждан в обуз курская городская больница
2016 -> «казұму 85 жыл: жетістіктері мен келешегі» халықаралық ғылыми-тəжірибелік конференция аясындағы «клиникалық фармация: халықаралық ТƏжірибе мен қазақстанның денсаулық сақтаудағы даму ерекшеліктері»
2016 -> Перечень видов, форм и условий медицинской помощи, оказание которой осуществляется бесплатно
2016 -> В рамках Территориальной программы бесплатно предоставляются виды помощи
2016 -> Памятка для пациента: Как предупредить появление и прогрессирование остеохондроза
2016 -> Юрий Александрович Никитин Трансчеловек Странные романы


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   19


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница