Действующие лица вдова полковник



страница1/9
Дата01.09.2018
Размер0.49 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9



ЮХАН СМУУЛ

ВДОВА ПОЛКОВНИКА
ИЛИ
ВРАЧИ НИЧЕГО НЕ ЗНАЮТ

Сцены из жизни.

1965 год

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ВДОВА ПОЛКОВНИК.

АВТОР.

РЕМАРКА.


ВОЕННАЯ МУЗЫКА.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА БЕЗ ТЕКСТА
ДОЧЬ ВДОВЫ.

ЗЯТЬ ВДОВЫ.

ВНУЧКА ВДОВЫ.

ПОДРУГА ВДОВЫ.

ДОМРАБОТНИЦА ВДОВЫ.

ВРАЧ.


КАВАЛЕР ВНУЧКИ.

ГЛУХОЙ СТАРИК.




Время действия – сегодняшний вечер.
В облике женщины дивной красоты и в сопровождении военной музыки

появляется Р е м а р к а.
Р е м а р к а. Вся эта история начинается и кончается военной музыкой. Военная музыка сопровождает вдову, раскрывает и выражает ее душу, окрыляет героиню, дает ей время на передышку, комментирует поведение второстепенных героев и выпроваживает их со сцены. Рубленый ритм военной музыки часто будет определять темп действия, глубину эмоциональных бездн и высоту воодушевляющих вершин. С помощью музыки мы прикроем слабости пьесы и подчеркнем ее достоинства. Короче говоря, наряду с вдовой, автором и мною музыка станет чрезвычайно важным и таинственным персонажем этих сцен, их четвертым измерением, и, поскольку автор питает крайнее почтение к музыке, ему хотелось бы руководить композитором и направлять его, как Вергилий направлял Дане, то есть на итальянском языке. Только вот образование не позволяет. Впрочем, невежество еще никогда не мешало усаживаться в учительское кресло тем, кто испытывал глубокую внутреннюю потребность учить других, и если писатель берется учить композитора, то этим он не создает никакой новой традиции, нет, это уже старо и проверено на практике. У таланта и знаний и даже у гениальности есть свои границы. У глупости их нет: она безбрежна и безгранична. Склоним же голову перед ее величием!

Поучая композитора, автор не создает новой традиции. Но, выпуская на сцену меня, он уже претендует на что-то новенькое. Я – Ремарка. Я разговариваю и хожу по сцене впервые – по этой сцене, во всяком случае. Смотрите, какая я красивая! Половина из вас и во сне не видела таких красавиц. А я всего-навсего Ремарка. Десятилетиями я жила в ссылке на режиссерском столе, а в книгах меня печатали курсивом, как нечто несущественное и маловажное. И еще терроризировали мною актеров, ибо, уж если я, Ремарка, скажу, что актер скручивается двойным узлом, так он, бедняга, и скручивается. И уж если я скажу: «На сцене веселое оживление», так на сцене мигом оживляются, хотя бы в зале плакали и спали. Но мне уже прискучила эта роль – сидеть за кулисами и дергать актеров за ниточки, мне захотелось хоть раз в жизни почувствовать себя живым человеком. Я уже настолько стара, что имею право на второе рождение! Эстонская поэтесса Ундер писала: «И плоть стала словом». Недурно, не правда ли? Но я – слово, ставшее плотью, каковой и намерена оставаться до конца всей этой истории! Тут по тексту роли у меня написано: «Военная музыка, выражающая главную идею и отделяющая слова Ремарки от слов автора». Послушаем, что это за идея.


Раздается военная музыка. Ремарка садится в угол и начинает прихорашиваться. Военная музыка выражает идею. Под музыку появляется А в т о р.
А в т о р. У каждого человека есть какое-то словцо, которым он пользуется так часто, что оно становится его тенью, его вторым «я». Человек может сто раз сходить в баню, сносить четыре пары перчаток и три костюма, а словцо будет все тем же, и лишь постепенно на смену ему народится и выберется на первый план другое словцо, и мы пойме, что в человеке скрыто, но неотвратимо совершились изменения, поверхностные или глубокие.

Я начал с этого лишь потому, что надо же с чего-то начинать. Еще Библия предостерегала композиторов: вначале было слово. Вот я и начал со слов-сателлитов. Вы их знаете: «А что я говорил» или «О, этого следовало опасаться» - у людей злорадных это всегда под рукой. Или возьмем словечко «муть», которое выражает всё мировоззрение стиляги, все его знания, дела, развлечения и хлеб насущный, - оно отражает его полностью от макушки до пят. Или вслушайтесь в этот дамский вопль, такой земной и милый: «Ой, мамочки!» - и вам сразу станет ясно, что где-то что-то подгорело. А если вам шепнут на ушко: «Господи, нельзя!» - то уж тут и сам господь может быть уверен, что все его десять заповедей полетели к чертям и что это самое «нельзя» отнюдь не впервые дает разрешение на все…

Этих слов-сателлитов, наверное, не меньше, чем людей, и если вы прислушаетесь к себе, то найдете и свое собственное словцо. Дерните себя за язык, и оно окажется у вас в руках. Поглядите, каково оно с виду, это ваше зеркало, ваш двойник.

Моя героиня начнет свой марафонский монолог со слов-сателлитов, сопровождавших ее в последние годы с собачьей преданностью: «Врачи ничего не знают». Она в это убеждена. Если она хоть в чем-то твердо убеждена, так это в том, что полковник умер, а она жива и что врачи ничего не знают. Но все это мы еще услышим.

В течение времени, что мы проведем вместе, вы будете слышать со сцены слова, слова, слова. Мои слова и слова моей героини. Слова – это моя профессия, вот почему у меня такой обильный запас слов-сателлитов. И сегодня я выудил для вас одно скептическое и многозначительное выраженьице, за которым может скрываться что угодно: и несчастье, и чудо, и подлость, и честность. На его пороге останавливается каждый день тысячеликое Человеческое Сомнение. Это два слова: «может быть». Они напоминают мне двухстворчатую дверь. Распахните ее – и «может» станет одной створкой, а «быть» - другой, и за дверью вы увидите… «Может быть» - это дверь в ночь. «Может быть» - это дверь в радость. «Может быть» - это внутренняя неуверенность, какая одолевает меня: ведь я и сам не знаю, что тут наговорит и натворит моя героиня. Я смотрю ей в лицо со страхом – она для меня еще не раскрытое «может быть», и ничего хорошего я от нее не жду. Но меня мучает нечто другое, боле существенное: а вдруг она вовсе не одинока, вдруг она вовсе не исключение, подтверждающее правило, а нечто, склеенное из кусочков, позаимствованных у многих из вас, уважаемые зрители, и даже у меня самого, если уж быть беспощадным. Я собрал свою героиню среди людей, это они мне дали глину, а я лишь придал глине облик и форму, но сам-то материал взят мною взаймы или украден. И то, что моя героиня выглядит так, как она выглядит, ведет себя так, как она себя ведет, зависит уже не от меня, но от материала, из которого она слеплена. Богов высекали из мрамора, генералов и президентов отливали из бронзы, посмертную славу поэтов, этих властителей хрупких настроений и нежных красок, увековечивает серый гранит. А у меня под рукой была лишь глина пополам с навозом. Из уважения к материалу я вылепил из него не бога, не генерала, не президента, не мыслителя, не поэта, а вдову полковника.


Каталог: files
files -> Вопросы сертификационного экзамена для врачей по специальности «лфк и спортивная медицина»
files -> Рабочая программа составлена в соответствии с Требованиями к содержанию дополнительных профессиональных образовательных программ
files -> Рабочая программа дисциплины Лечебная физическая культура и массаж Направление подготовки 050100 Педагогическое образование
files -> Лечебная физкультура
files -> К рабочей программе дисциплины «Лечебная физкультура и спортивная медицина»
files -> Рабочая программа учебной дисциплины «медицинская реабилитация» цикла Медицинская реабилитация для специальности 310501 «Лечебное дело» по специализации 310501 «Лечебное дело»
files -> Лекции (час) Семинары (час) Самост работа Всего баллов Модуль 1
files -> Влияние мобильного телефона на здоровье человека


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница