Динамика психических нарушений у участников ликвидации последствий аварии на чернобыльской аэс: клинические, иммунологические, социальные и реабилитационные аспекты 14. 00. 18 психиатрия



страница1/3
Дата29.04.2016
Размер0.5 Mb.
ТипАвтореферат диссертации
  1   2   3

На правах рукописи




Сединина Наталья Степановна

ДИНАМИКА ПСИХИЧЕСКИХ НАРУШЕНИЙ

У УЧАСТНИКОВ ЛИКВИДАЦИИ ПОСЛЕДСТВИЙ

АВАРИИ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС:

КЛИНИЧЕСКИЕ, ИММУНОЛОГИЧЕСКИЕ, СОЦИАЛЬНЫЕ

И РЕАБИЛИТАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ

14.00.18 – психиатрия (медицинские науки)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Москва – 2009

Работа выполнена на кафедре психиатрии, наркологии и медицинской психологии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Пермская государственная медицинская академия им. академика Е.А.Вагнера Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию».

Научные консультанты:

доктор медицинских наук Нина Константиновна Сухотина

доктор медицинских наук, профессор Ада Александровна Быкова

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор Галина Петровна Киндрас

ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы

Министерства здравоохранения и социального развития»

доктор медицинских наук Людмила Николаевна Горобец

ФГУ «Московский научно-исследовательский институт психиатрии

Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

доктор медицинских наук, профессор Александр Константинович Зиньковский

ГОУ ВПО «Тверская государственная медицинская академия

Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»



Ведущее учреждение: ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет Росздрава»
Защита состоится « » 2009 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 208.044.01 при Федеральном государственном учреждении «Московский научно-исследовательский институт психиатрии Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» по адресу: 107076 г. Москва, ул. Потешная, д.3.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГУ «МНИИП Росздрава».

Автореферат разослан « » 200 г.
Ученый секретарь

Диссертационного совета,

кандидат медицинских наук Т.В.Довженко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. 26 апреля 1986 г. произошла одна из самых масштабных ядерных катастроф современности: реактор и здание 4-го энергоблока Чернобыльской АЭС были разрушены серией взрывов, в результате которых огромное количество радиоактивных веществ поступило в атмосферу. Эта авария, учитывая её специфику экономических, социальных, психологических и медицинских последствий, создала много проблем, решением которых будет заниматься не одно поколение. Многие проблемы актуальны не только для территорий, вовлеченных в этот экологический инцидент, но и для регионов, где проживают участники ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС (УЛПА на ЧАЭС). В одном только Пермском Крае проживают около 4000 человек, получивших радиационное воздействие в разных ситуациях, 3118 из них являются УЛПА на ЧАЭС. Этим в значительной мере определяется актуальность медицинских проблем последствий радиационной аварии.

Исследование психических расстройств в зоне аварии на ЧАЭС были начаты уже в апреле 1986 г. коллективом сотрудников под руководством Ю.А.Александровского. В последующем было опубликовано значительное количество работ (Ю.А.Александровский 1988, 2003; В.Н.Краснов 1993, 2008; Г.М.Румянцева 1993, 2000; К.Н.Логановский, А.И.Нягу 1993, 2003; Б.Н.Пивень 1993, 2003 и др), в которых авторы убедительно показали, что психические нарушения играют ведущую роль в структуре всех медицинских последствий этой аварии. Отмечен высокий уровень заболеваемости и полиморфизм клинических синдромов у УЛПА, полисистемность общей патологии, прогрессирующей в отдаленные после аварии сроки.

Однако, многие аспекты рассматриваемой проблемы изучены недостаточно и носят дискуссионный характер. Так, до настоящего времени нет полного единства взглядов в оценке генеза психических и полисистемных соматических расстройств у УЛПА. Одни исследователи причинное значение отводят исключительно психогенному фактору (З.Яворовски 1999; А.К.Гуськова 2001; Г.М.Румянцева 2000), другие – радиационному (А.П.Ромоданов, А.Р.Винницкий 1993). Наиболее адекватным можно считать подход, согласно которому прогредиентное течение психических расстройств у УЛПА на ЧАЭС зависит не только от дозы облучения, а от комплексного, сочетанного влияния многих моментов аварийной ситуации, различных неблагоприятных факторов, воздействующих до и после аварии, имеют многофакторную экзогенно-органическую природу (В.Н.Краснов 1993, 2003, 2008; Б.Н.Пивень 1995; Л.А.Крыжановская 1997; А.И.Нягу, К.Н.Логановский 1990, 1998).

До настоящего времени нет единства взглядов и в оценке патогенеза психических расстройств у УЛПА, вклада различных факторов (радиационных, психогенных, профессиональных, экологических, возрастных, иммунологических сдвигов, наличие полисистемных и полиорганных заболеваний) в формирование, динамику, прогредиентность клинических проявлений психических расстройств. Отсутствует единая концепция закономерностей становления и последующей динамики психических расстройств у УЛПА. Остаются расхождения в распознавании, клинической и экспертной оценке взаимосвязи имеющихся психических нарушений с сопутствующей полисистемной и полиорганной соматической патологией, не освещены вопросы дифференциальной диагностики, влияния психических нарушений на частоту и выраженность социальной, личностной дезадаптации, степени ограничения жизнедеятельности, а также определения реабилитационного потенциала и прогноза при оценке нарушенного здоровья у УЛПА.

Не изучены социальный статус УЛПА в отдаленном периоде, эффективность реабилитационных мероприятий.

Не исследовано иммунологическое состояние у УЛПА разных годов участия в работах в зоне аварии в отдаленном периоде, не определена взаимосвязь иммунологических, соматических и психических нарушений, причина поддержания вторичного иммунодефицита

Проблемы здоровья, социального статуса УЛПА остаются актуальными и через 18 лет после аварии. Все большее количество УЛПА нуждаются в социальной, психологической, психиатрической и иной медицинской помощи. Всё острее встают вопросы диагностики, лечения, оценки степени ограничения жизнедеятельности, причинной связи заболеваний с воздействием малых доз радиации и других факторов радиационной аварии, оценки реабилитационного потенциала УЛПА и эффективности различных видов лечебно-реабилитационных мероприятий.

Цель и задачи исследования. Целью настоящего исследования является выявление закономерностей формирования психических нарушений у участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС с установлением факторов, обуславливающих эти закономерности и структурные особенности формирующихся психопатологических расстройств при наблюдении в течение 17-18 лет.

Исходя из поставленной цели, определены следующие задачи:



  1. Выяснить динамику и структуру психических нарушений у УЛПА на ЧАЭС в различные периоды: до аварии на ЧАЭС, во время пребывания в зоне аварии, в последующие годы (срок катамнеза 17 – 18 лет).

  2. Установить зависимость между выраженностью и структурой психических нарушений у УЛПА и наличием соматических и иных заболеваний, особенностей реакции на факторы аварийной ситуации (стресс- и лучевые реакции).

  3. Установить зависимость между сроками формирования психических нарушений у УЛПА и факторами аварийной ситуации.

  4. Определить особенности формирования алкоголизма у УЛПА, оценить его влияние на формирование структуры психических нарушений и динамику.

  5. Определить социальный статус УЛПА и возможности реабилитации на отдаленном этапе.

  6. Разработать иммунологические способы выявления радионуклидов (стронция и цезия) и метод выявления антител к нуклиду в крови УЛПА на ЧАЭС в отдаленном периоде в качестве маркеров радиационного воздействия.

  7. Оценить состояние фагоцитарной системы иммунитета у УЛПА и её ответ на радионуклиды: а/ % фагоцитоза, число, индекс б/ поглотительную активность фагоцитов, в/ в НСТ-тесте изучить состояние кислородзависимых механизмов бактерицидности нейтрофилов (спонтанная, стимулированная зимозаном, стимулированная аналогом радионуклида пробы)

  8. Установить нарушения иммунитета путем изучения состояния медиаторных (серотонин-, Ах-, Дф-, адренергических) систем в тесте иммунного розеткообразования для доказательства наличия у УЛПА вторичного иммунодефицита в отдаленном периоде и обоснования необходимости соответствующей иммунореабилитации.

  9. Определить влияние общественной занятости на психическое состояние УЛПА.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования непосредственно связаны с основной целью и реализацией поставленных научных задач.

  1. Впервые проведено исследование динамики формирования клинической структуры психических расстройств и представленности их у УЛПА в отдаленном периоде через 17-18 лет после аварии на ЧАЭС.

  2. Определен системный характер патологических сдвигов после многофакторного воздействия в зоне аварии у УЛПА, постепенное включение всех систем организма в болезненный процесс.

  3. Сформирована концепция прогредиентного течения психических расстройств, системных соматических заболеваний, иммунологических нарушений за счет внешнего и внутреннего инкорпорированного воздействия радионуклидов и в зависимости от ряда факторов экстремальной ситуации.

  4. Уточнена роль различных факторов (перенесенных заболеваний, ЧМТ, алкоголизации, работа в неблагоприятных условиях труда) влияющих на выраженность и динамику психических расстройств.

  5. Доказано наличие нарушений иммунитета в отдаленном периоде, выявляющихся в фагоцитарном звене, в иммунной регуляции нейромедиаторов, свидетельствующих о наличии у УЛПА вторичного иммунодефицита, показана необходимость проведения соответствующей иммунокоррекции и иммунореабилитации.

  6. Разработаны оригинальные иммунологические способы выявления радионуклидов (стронция и цезия) в организме в качестве маркеров радиационного воздействия.

  7. Впервые выявлены антитела Ig G к цезия хлориду в сыворотке крови УЛПА на ЧАЭС в отдаленном периоде.

Практическая значимость результатов исследования.

  1. Результаты исследования позволяют оказывать комплексную медицинскую помощь и проводить организационные мероприятия, направленные на улучшение качества жизни УЛПА, основанные на выявленных особенностях их соматического и психического статуса.

  2. Разработаны способы нахождения радионуклидов в организме, выявлены антитела к нуклиду в крови УЛПА в отдаленном периоде, что может быть использовано для подтверждения факта облучения в конфликтных, спорных ситуациях.

  3. Результаты, полученные при проведении НСТ-теста, подтверждают глубокие нарушения метаболических процессов в нейтрофилах крови, дают возможность достоверно подтвердить наибольшую глубину нарушений у УЛПА 1986 г. участия в работах на ЧАЭС.

Внедрение результатов исследования.

  1. Результаты проведенного исследования включены в учебный процесс на кафедре психиатрии, наркологии и медицинской психологии Пермской государственной медицинской академии.

  2. Изданы: Информационно-методическое письмо «Психические нарушения у участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС и их лечение» (1995 г.), методические рекомендации «Фитотерапия в комплексном лечении пограничных нервно-психических расстройств у ликвидаторов аварии на ЧАЭС» (2002 г.), которые через Пермский областной отдел здравоохранения распространены среди врачей г. Перми и Пермской области, занимающихся проблемами здоровья УЛПА на ЧАЭС, методические рекомендации для студентов «Психическое здоровье УЛПА на ЧАЭС» (2006 г.), монография «Динамика психических нарушений у участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС: клинические, иммунологические, социальные и реабилитационные аспекты» (2007 г.).

  3. Способ выявления острого радиоактивного заражения организма. (Патент на изобретение №2104544, зарегистрирован 10 февраля 1998 г.) в соавт. с А.А.Быковой.

  4. Способ выявления радионуклидов в организме. (Свидетельство на интеллектуальный продукт, № 73200000131, 15 ноября 2000 г. зарегистрирован в ВНТЦ.) в соавт. с А.А.Быковой.

  5. Способ выявления радиоактивного облучения организма. (Свидетельство на интеллектуальный продукт № 73200300083, зарегистрирован в ВНТЦ 24.04.2003) в соавт. с А.А.Быковой и С.М.Шаклеиной.

  6. Способ создания маркера для индикации радионуклида в организме (Патент на изобретение № 2256915, зарегистрирован 20 июля 2005 г.) в соавт. с Быковой А.А.

Апробация работы. Основные положения диссертации доложены и обсуждены на международной конференции. «Загрязнение окружающей среды. Проблемы токсикологии и эпидемиологии.» – Москва - Пермь, 11-19 мая 1993; на Региональной научно-технической конференции «Экологическая безопасность населения в зонах градопромышленных агломераций Урала. – Пермь, 1995 г.; на конференции «Актуальные проблемы психиатрии», посвященной 75-летию кафедры психиатрии ПГМА - Пермь, 1997г.; на ежегодных заседаниях Научных сессий Пермской государственной медицинской академии в 1996, 1997, 1998, 1999, 2000, 2001, 2002, 2005, 2006 г.г.; на VIII Международной научной конференции “Family health in the XXI century”, г. Гоа (Индия) 2004 г.; на VI Международной конференции “Environmental pollution” Perm-Kazan-Perm, 20 – 25 сентября 2005 г.; на Х1У съезде психиатров России, 15 – 18 ноября 2005; на XI Международной научной конференции “Family health in the XXI century”, Амстердам, 26 апреля - 6 мая 2007 г.; на межрегиональных научно-практических конференциях «Будущее клинической психологии» в Пермском государственном университете 27 апреля 2007 г. и 27 марта 2008 г.; на Х11 Международной конференции “Family health in the XXI century”, г.Эйлат, Израиль, май, 2008

Публикации результатов исследования: по материалам диссертации опубликовано 58 печатных работ, из них 9 статей в центральных резензируемых журналах, издана монография, имеется 2 патента на изобретение и 2 свидетельства на интеллектуальный продукт. Список публикаций приводится в конце автореферата.

Личный вклад соискателя. Соискателем лично динамически прослежено на протяжении 17 - 18 лет 360 (из 440) участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в условиях пограничных отделений (клиническое и неврозов) Пермской клинической областной психиатрической больницы № 1 и в отделении психотерапии Пермского городского психотерапевтического центра. Остальные 120 человек осмотрены консультативно на амбулаторных приёмах.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Психические нарушения у УЛПА на ЧАЭС формируются поэтапно и имеют прогредиентный тип течения – от астенических реакций, к психовегетативным и астено-гиперестетическим состояниям, с постепенным присоединением неврозоподобных расстройств с астенодепрессивной и астеноипохондрической симптоматикой до различной структуры и выраженности психоорганических синдромов.

  2. Генез формировании психических нарушений обусловлен комплексом факторов, большой вклад вносят социально-трудовые и биологические факторы, существовавшие в доаварийный период, а также факторы аварийной ситуации, важнейшими из которых являются год участия в работах на ЧАЭС, доза полученной радиации в этот период.

  3. Психические нарушения углубляются за счет формирования системных соматических заболеваний, самая высокая степень влияния принадлежит заболеваниям сердечно-сосудистой системы, которые также имеют прогредиентный тип течения.

  4. Все соматические заболевания и психические нарушения протекают на фоне вторичного иммунодефицита, проявления которого сохраняются в течение всех лет после облучения в зоне аварии. Наиболее выраженные иммунные нарушения наблюдаются у УЛПА, работавших в зоне аварии в 1986 году и имеющих более выраженные психические нарушения.

  5. Разработанные нами методы иммунной диагностики на клеточном (индикация заражения стронцием и цезием прижизненным способом розеткообразования) и гуморальном (иммуноферментным способом выявлены у УЛПА антитела к цезию) уровнях подтверждают наличие радионуклидов в организме УЛПА и через 17-18 лет после участия в работах в зоне аварии.

  6. Проводимые лечебные и реабилитационные мероприятия имеют невысокую эффективность. Умеренные положительные результаты лечения кратковременны и не сдерживают прогредиентный тип течения заболеваний, скорее всего за счет воздействия инкорпорированных и продолжающих воздействовать радионуклидов.

  7. В охране психического здоровья и реабилитации УЛПА должны присутствовать не только медицинские, но и социально ориентированные программы, включающие участие УЛПА в работах различных общественных организаций, а также индивидуально ориентированные программы с включением психотерапевтических методов лечения.

Объем и структура диссертации. Основное содержание диссертации изложено на 355 страницах машинописного текста, состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов исследования, результатов собственных исследования, заключения, выводов, списка использованной литературы, приложений. Работа иллюстрирована 88 таблицами, 32 рисунками. Библиографический указатель литературы включает 620 источников, в том числе 471 отечественный и 149 иностранных.

МАТЕРИАЛЫ, МЕТОДЫ И ДИЗАЙН ИССЛЕДОВАНИЯ.

Объектом обследования явились 440 участников ликвидации последствий аварии (УЛПА) на Чернобыльской АЭС (ЧАЭС). Все - мужчины, призванные военкоматами и работавшие в зоне аварии в 1986 г., 1987 г. и 1988/89 г.г. На основании года призыва они были подразделены на 3 группы. 1 группа - 175 человек, работавшие на ЧАЭС в 1986 г., 2 группа - 170 человек, работавшие в 1987 г. и 3 группа – 95 человек, работавшие в 1988/89 г.г. Все обследованные проживали в г. Перми и Пермской области в регионе зобной эндемии и экологически неблагополучной территории с интенсивным промышленным производством.

Обследование УЛПА проводилось в динамике в отделениях профессиональной патологии Областной клинической больницы и МСЧ №2 г. Перми с 1989 года по 2004 год. В последующем на базе профпатологических отделений были организованы центры диагностики, лечения и реабилитации лиц, пострадавших от радиационного воздействия. Кроме этих учреждений УЛПА лечились в пограничных отделениях Пермской областной клинической психиатрической больницы №1, куда поступали многократно, добровольно, часто по своей инициативе.

Всего сплошным безвыборочным методом в динамике с 1989 г. по 2004 г. обследовано 440 УЛПА. Во время участии в работах по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС преобладал возраст УЛПА от 31 до 45 лет. К моменту первичного обследования возраст участников ликвидации аварии на ЧАЭС составил от 21 до 55 лет



Группы сравнения: контролем служили данные, полученные при обследовании по единой схеме, с использованием тех же клинико-психопатологических и психологических методов, что и у УЛПА, 96 мужчин того же возраста, проживающих в аналогичных условиях. Всего было 2 группы сравнения:

  • 1 группа сравнения - 66 мужчин, проживающих в том же регионе, работавших в различных производствах с неблагоприятными условиями труда, но не имевших контакта с радиацией. Обследование этих людей проводилось в условиях отделений профессиональной патологии Областной клинической больницы и МСЧ №2 г. Перми, куда они поступали для обследования, диагноз профессионального заболевания им не выставлялся.

  • 2 группа сравнения - 30 мужчин, больных хроническим алкоголизмом, проживающих в тех же условиях в Пермской области, не имевших контакта с радиацией. Обследование проводилось у условиях стационарного отделения Областного наркологического диспансера г. Перми, где больные проходили курс реабилитационного лечения.

Возраст пациентов из групп сравнения на момент обследования преобладал в группах от 36 до 45 лет. Существенных достоверных различий между возрастными группами УЛПА и возрастными группами сравнения не было (х² > 0,05).

Продолжительность работы в зоне аварии у УЛПА на ЧАЭС была от 20 до 186 дней. Доза облучения по документам составила от 0,6 до 32 сГр, в зависимости от года участия в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. У 28 (6,4%) УЛПА доза не установлена, в основном это лица, командированные организациями и учреждениями в зону аварии в 1986 году.

Были использованы методики психологической диагностики: для оценки восприятия - методики «Сюжетных картинок», «Узнавание фигур»; внимания - методики «Таблицы Шульте»; память - «Заучивание 10 слов», «пиктограммы», методики А.Н.Леонтьева; мышление - «Толкование пословиц», «Выделение существенных признаков», «исключение 4-го лишнего». При исследовании психологических свойств и состояний личности использованы: методика Ч.Д.Спилбергера – Ю.Л.Ханина, Айзенка, определения уровня невротизации и психопатизации (УНП), опросник САН, личностный опросник Бехтеревского института (ЛОБИ); для изучения признаков вегетативных изменений применялись анкеты двух вариантов - «Вопросник для выявления признаков вегетативных изменений» и «Схема исследования для выявления признаков вегетативных нарушений».

Использованы иммунологические методы: проведена оценка состояния фагоцитарной системы у УЛПА (процент фагоцитоза, фагоцитарное число, индекс), НСТ-тест при изучении фагоцитарной системы крови у УЛПА, НСТ-тест: спонтанный и нагрузочный цезия хлоридом и никеля хлоридом, методы иммунного розеткообразования для определения количество розеткообразующих клеток специфичных серотонину, ацетилхолину и дофамину, а также ферментно-сорбентный тест, разработанным доктором медицинских наук профессором О.В. Долгих, позволяющий определить специфические антитела к цезия хлориду.



РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

При изучении психического статуса УЛПА на ЧАЭС в динамике определена последовательность формирования психопатологических синдромов:



  1. стресс-реакции (астенические нарушения, преходящая головная боль, нарушения сна, повышенная утомляемость, чувство напряженности) и лучевые реакции (раздражение слизистой ротовой полости и дыхательных путей с першением, кашлем, изменением вкусовых и обонятельных ощущений, тошнота, диспептические расстройства, кровоточивость десен, увеличение лимфатических желез)

  2. латентный период – период времени до обращения за медицинской помощью

  3. простые астенические реакции (чувство общей слабости, состояние раздражительной слабости, повышенной возбудимости и истощаемости, утомляемость, разбитость, непродуктивность в деятельности)

  4. психовегетативный синдром (долгое засыпание, частые пробуждения, укорочение продолжительности сна, неустойчивость артериального давления, патологическая метеотропность, зябкость кистей и стоп, онемение, чувство «ползания мурашек», гипестезия, потливость кистей и стоп)

  5. неврозоподобные синдромы (астенодепрессивный - сочетание астенической симптоматики с отчетливо выраженными депрессивными компонентами; астеноипохондрический - присоединение опасений за свою жизнь, фиксация на признаках плохого самочувствия с тенденцией к образованию сверхценных идей ипохондрического содержания)

  6. психоорганический синдром (церебрастенический вариант - интеллектуально-мнестические нарушения, стойкая, монотонная астения – по МКБ 10 F 06.6 или F 06.7; энцефалопатический варианты – присоединяется неврологическая органическая микросимптоматика: рефлексы орального автоматизма, снижение брюшных рефлексов, тремор пальцев рук – по МКБ 10 F 07.0 или F 07.9).

Нами проведен анализ динамики клинической структуры психических нарушений с учетом времени, для этого весь период наблюдения разделили на два этапа: с 1989 по 1994 год, так как к этому сроку уже наблюдалось формирование психоорганического синдрома у ряда УЛПА и с 1995 по 2004 год включительно.

Уже в 1994 г. у части УЛПА можно было констатировать наличие сформированных психоорганических расстройств. Из общего количества обследованных УЛПА психоорганические синдромы выявлены у 99 (22,5%), при этом преобладали церебрастенический вариант у 77 (17,5%) чел., а энцефалопатические у 22 (5%). В 2004 г. эти соотношения изменились: психоорганический синдром констатирован у 352 (80%) УЛПА, из них церебрастенический вариант наблюдался у 112 (22,45%), энцефалопатический у 240 (54,54%) УЛПА.

В 2004 г. количество УЛПА с психоорганическими расстройствами увеличилось в 3,5 раза, а имеющих энцефалопатический вариант психоорганического синдрома увеличилось в 10,9 раза.

При оценке психического состояния УЛПА на ЧАЭС выявлены медленная врабатываемость и увеличение времени на выполнение работы, нарушение функционирования процессов узнавания наглядного материала, снижение количества узнанных фигур, нарушается устойчивость, объем и распределение внимания, снижается память на текущие события, цифры, названия, имена, затрудняется воспроизведение информации в нужный момент, опосредование при исследовании памяти по методике А.Н.Леонтьева не улучшало запоминания, при работе с методикой пиктограмм у УЛПА наблюдалось большое количество конкретных рисунков, что позволяет предположить преобладание у испытуемых конкретно-действенного мышления, которое подразумевает оперирование непосредственно воспринимаемыми объектами и связями или практическое мышление, направленное на разрешение частных конкретных задач в практической деятельности. Мышление замедляется по темпу, снижается уровень суждений, происходит лексическое обеднение речи, часто преобладал неверный способ решения, при котором вместо существенных выделялись частные конкретно-ситуационные признаки заданного слова, не улавливалось абстрактное значение тех или иных понятий.

Эмоционально-личностные нарушения становятся более выраженными, больные склонны к аффективным, эксплозивным, дисфорическим, паранойяльным реакциям, в их аффективности появляется вокальная откликаемость, больные реагируют на изменившуюся тональность голоса собеседника. У некоторых УЛПА преобладает благодушие, эйфория, со временем учащаются слабодушные реакции, реже выявляется апатия со снижением побуждений к деятельности.

Теряются такие качества личности, как решительность, выдержка, самоконтроль, настойчивость, снижается активность, уверенность в принятии решений. В связи с этим решение обычных бытовых проблем больные перекладывают на своих жен, особенную несостоятельность обнаруживали в сложных, конфликтных ситуациях. Выявлено преобладание низких оценок самочувствия, активности и настроения, преобладание высокого уровня тревожности, высокие показатели по шкале нейротизма, что подтверждает высокую лабильность, склонность к раздражительности, к быстрой смене настроения, к депрессивным реакциям и неустойчивости в стрессовых ситуациях с легким формированием невротических состояний.

Проведенный анализ позволяет сделать вывод о прогредиентном типе течения психических нарушений у УЛПА. Особенностью формирования психических нарушений у УЛПА является постепенное включение в болезненный процесс практически всех систем организма. Возникшие заболевания эндокринной, сердечно-сосудистой, пищеварительной, дыхательной, мочеполовой систем усиливают прогредиентность психических изменений. Среди обследованных 440 УЛПА практически здоровых в 1994 году было 6,1%; нуждающихся в дообследовании было 3,1%, больных – 90,8%.

В 2004 году практически здоровых не было, нуждающиеся в дообследовании составили 1,3%, больные - 98,7%.

Объяснить накопление заболеваний возрастным фактором не удается, т.к. имеющиеся болезни, начинаясь в молодом возрасте (до 40 лет), усложняются, вовлекая в болезненный процесс отдельные органы и системы (рис. 1).

Рис.1. Рост количества заболеваний (по системам органов)

у УЛПА на ЧАЭС с 1994 по 2004 г.г.

(*р0,05 показатели 2004 г. по сравнению с 1994 г.)

Для более полной оценки влияния различных факторов на возникновение психических нарушений у УЛПА на ЧАЭС мы использовали методику факторного анализа. Выявление факторов риска и оценка их доли, силы и степени влияния на возникновение психической патологии у УЛПА на ЧАЭС проводилось по методике, разработанной Б.Д.Петраковым и Б.Д.Цыганковым (1996).

Комплексный анализ для установления значимости основных факторов риска для формирования психоорганического синдрома (церебрастенического и энцефалопатического вариантов) у УЛПА разных годов участия в работах по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС проведен на 1994 и 2004 г.г. Все ведущие факторы риска были разделены на социально-трудовые и биологические, существовавшие до участия УЛПА в работах на ЧАЭС и связанные с самим пребыванием в зоне аварии, и вторичные, явившиеся следствием воздействия всей аварийной ситуации на здоровье УЛПА. Среди вторичных, в качестве наиболее значимых, рассмотрены факторы риска, связанные с соматическими заболеваниями, приобретающими на определенном этапе развития самостоятельное патогенное воздействие на головной мозг УЛПА, способствуя утяжелению и видоизменению психических нарушений.

В 1994 г. анализ показателей интегрального коэффициента ИК (т.е. степени влияния фактора риска) показал, что самая высокая степень влияния на формирование энцефалопатического варианта ПОС в короткие сроки (к 1994 г.) принадлежит заболеваниям сердечно-сосудистой системы: у цереброваскулярной болезни (26,3); далее следует кардиосклероз (18,7); гипертоническая болезнь 2 ст. (10,8); инсульт (5,0); ИБС (2,9) – рис.2.

Рис. 2. Степень влияния основных ФР на возникновение

энцефалопатического варианта ПОС у УЛПА на ЧАЭС в 1994 г.
В 2004 г. анализ показателей интегрального коэффициента ИК показал, что работа с неблагоприятными условиями труда, в частности на химическом производстве, увеличивает риск формирования энцефалопатического варианта ПОС в 1,2 раза; водительские профессии – в 1,7 раза. Во время пребывания в зоне аварии на ЧАЭС высокая степень влияния принадлежит фактору «1986 год участия в работах на ЧАЭС», у которого интегральный коэффициент (ИК) – 172,6; возрасту на момент призыва для работы на ЧАЭС более 35 лет, ИК – 4,6; нарушению мер защиты, ИК – 29,8; нахождению в зоне аварии более 60 дней, ИК – 1,8; получению дозы облучения более 10 сГр, ИК – 14,6. Из соматических заболеваний самая высокая степень влияния на формирование энцефалопатического варианта ПОС к 2004 г. принадлежит заболеваниям сердечно-сосудистой системы: у гипертонической болезни 3 ст. - 22,7; у цереброваскулярной болезни - 15,8; далее следует ИБС (11,9); стенокардия (11,6); гипертоническая болезнь 2 ст. (6,6); кардиосклероз (3,9) – рис. 3.

Рис. 3. Степень влияния основных ФР на возникновение

энцефалопатического варианта ПОС у УЛПА на ЧАЭС в 2004 г.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница