Доклад Российского Национального комитета по биоэтике Москва, 1994



страница14/15
Дата28.09.2017
Размер1.08 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15

Заключение

Изложенное в докладе позволяет, как представляется, зафиксировать две главные проблемы, которые возникают в связи с проводимой ныне политикой в области профилактики инфекционных заболеваний. Каждая из них, помимо специально-технического, имеет и очевидное социально-этическое и юридическое содержание. Именно этим и объясняется обращение РНКБ к теме вакцинопрофилактики.

Первая проблема - качество вакцин, применяемых для массовой иммунизации населения. Характерно, что в федеральной программе "Вакцинопрофилактика" на 1993-1997 гг. отмечается низкий уровень контроля за качеством выпускаемых вакцин, крайне неудовлетворительное состояние материальной базы и технического оснащения предприятий, производящих иммунобиологические препараты. Немало конкретного материала по этому поводу представлено и в докладе.

Очевидно, что низкое качество вакцин является фактором риска, обусловливающим вероятность ятрогенных патологий при проведении прививок. Дело специалистов - определить, соизмерить статистику риска распространения инфекционных заболеваний, с одной стороны, и ятрогений, обусловленных низким качеством вакцин, - с другой. Можно допустить, что руководители служб здравоохранения и санэпиднадзора владеют статистикой, убедительно показывающей, что величина первого из названных факторов риска неизмеримо меньше величины второго (хотя, судя по разбросу приводимых в тексте Г. П. Червонской статистических данных о заболеваемости дифтерией, в это поверить трудно). Но, в таком случае, соответствующие службы должны были бы максимально широко информировать население об этих данных. Отказ или нежелание делать это является очевидным нарушением норм этики, а с введением в действие "Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан", в статье 19 которых зафиксировано право граждан на информацию о факторах, влияющих на здоровье, и нарушением юридических норм.

Ещё более серьёзным нарушение норм этики и права будет в том случае, если сколько-нибудь убедительной статистики такого рода у соответствующих служб нет. Вообще говоря, хотя федеральной программой "Вакцинопрофилактика" на 1993-1997 гг. и предусмотрены меры по улучшению качества вакцин, очевидно, что эти меры дадут эффект, в лучшем случае, через несколько лет, тогда как кампания по массовой вакцинации против дифтерии развернулась уже сейчас.

Вторая острая проблема, поставленная в докладе - проблема индивидуального подхода при проведении прививок. Наличие большого числа противопоказаний, в частности, к противодифтерийным вакцинам, само по себе подтверждает риск, которому подвергается каждый прививаемый. Этот риск, очевидно, тем более велик, что установить основания для отвода от прививок по некоторым противопоказаниям технически очень непросто, особенно - в условиях кампании по массовой вакцинации, и детей, и взрослых.

Но и эта проблема вовсе не является только технической. Этическая её сторона связана с тем, что, в конечном счёте, именно гражданин, которому предлагается вакцинация, подвергается двоякому риску - либо согласиться на прививку, с определённой вероятностью более или менее серьёзных поствакцинальных осложнений, либо, отказавшись от прививки, он будет рисковать заразиться дифтерией больше, чем если пройдет вакцинацию. Представляется, таким образом, неэтичным отказывать самому гражданину в праве на выбор, притом - на выбор информированный. И, опять-таки, после вступления в силу "Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан", в соответствии со ст. 30, пп.7,8,9 и ст.32, это право приобрело и юридическую силу.

В этой связи важно иметь в виду следующее обстоятельство. Сейчас нередко приходится читать и слышать ностальгические сетования по прошедшим временам, когда государство через посредство своих служб здравоохранения якобы эффективно обеспечивало эпидемиологическое благополучие населения, пусть даже это и достигалось преимущественно принудительными мерами. Более того, на уверенность в исключительной эффективности государственно-патерналистских мер в борьбе с инфекционными болезнями неявно, а порой и явно опирается и нынешняя политика принудительной массовой вакцинации. Мы не можем вдаваться сейчас в обсуждение того, в какой мере эта политика действительно была эффективной в прошлом (а сомнения в этом возникают как вследствие недоверия к легко манипулировавшейся статистике прошлых лет, так и из-за отсутствия сколько-нибудь четких критериев оценки её эффективности). Подчеркнем лишь то, что сегодня, после принятия ряда новых законов в области здравоохранения и новой Конституции, в ходе тех преобразований субъектов практики здравоохранения, которые уже произошли и продолжают происходить, и о которых пишет в настоящем докладе П. Д. Тищенко, продолжение такой политики представляется, по меньшей мере, бесперспективным.

Главное здесь заключается в том, что государственные службы здравоохранения и санэпиднадзора ныне попросту не в состоянии оставаться единственной инстанцией, директивно формирующей и монопольно осуществляющей политику в этой области. Как показывает настоящий доклад, реализация установки на принудительную массовую вакцинацию населения фактически создает питательную почву для взяток и поборов, и открывает дорогу массовому же очковтирательству - как в завышении процента реально прошедших вакцинацию, так и в том, что таким образом стимулируется искажение информации о поствакцинальных осложнениях.

Особенно безнравственным в этой связи представляется экономическое стимулирование местных служб за массовый охват прививками и факты взимания платы с граждан за проведение прививок.

Совершенно иным становится и статус населения, граждан во взаимодействии со службами здравоохранения, и санэпиднадзора. Гражданин получает возможность из позиции объекта, подчинённого этим службам, перейти в позицию и юридически, и фактически независимого субъекта, принимающего решение и действующего в соответствии со своими собственными интересами. А это значит, что реалистическая политика должна основываться не столько на принуждении (о нём может идти речь лишь применительно к чётко оговоренному и ограниченному кругу ситуаций), сколько на убеждении.

Меняющиеся взаимоотношения сторон, далее, позволяют в полной мере осознать и оценить то обстоятельство, что, скажем, Госсанэпиднадзор - это ведомство, имеющее и отстаивающее, помимо всех прочих, и свои специфические ведомственные интересы, которые далеко не автоматически и не всегда соответствуют интересам граждан и отдельных групп населения.

Рассмотрим - ради иллюстрации - такой сценарий, который можно воспринимать как чисто гипотетический. Ведомство широко оповещает об эпидемиологической опасности, возникающей в связи с распространением некоторого инфекционного заболевания. После соответствующей пропагандистской обработки и населения, и властных структур - а успех этой обработки будет предопределен в той мере, в какой ведомство монопольно владеет и распоряжается статистикой по данному вопросу - само же ведомство предлагает программу выхода из кризисной ситуации. Естественно, на реализацию этой программы оно запрашивает - и получает - определенный объем полномочий и ресурсов - финансовых, кадровых и иных. По прошествии какого-то времени ведомство сообщает о несомненных успехах в реализации программы, о преодолении кризиса и пр. Опять же монопольное владение статистической информацией позволяет сделать это достаточно просто. В результате же ведомство убедительно демонстрирует как властям, так и обществу и свою незаменимость, и свою эффективность.

Подчеркнем, что возможность действовать по такому сценарию определяется не злокозненностью руководителей ведомства, а той объективной ситуацией, в которую оно поставлено. И именно это объективное положение дел будет побуждать ведомство в каких-то случаях ставить свои специфические интересы выше интересов тех, кого оно по идее должно обслуживать, т. е., российских граждан.

Единственный возможный способ предотвратить перерастание этих ведомственных интересов в самодовлеющие - эффективный контроль над ведомством со стороны общества. А такой контроль предполагает, во-первых, наличие независимой от ведомства и достоверной статистики и, во-вторых, независимую от ведомства оценку целей, средств реализации и эффективности предлагаемой программы. Иначе говоря, ведомство должно быть подчинено обществу, а не наоборот.

Таким образом, обществу, отдельным слоям и группам населения надлежит стать самостоятельными участниками процесса выработки и реализации политики в области здравоохранения. И, опять-таки, вполне естественно, что ведомство в силу своих специфических интересов не очень-то склонно идти на участие общества в принятии решений, которые, по существу своему, являются политическими, хотя, по видимости, и относятся к очень далекой от сегодняшних политических баталий сфере медицины и здравоохранения. Ведомству проще продолжать действовать в духе традиционного для нашей страны государственного патернализма по отношению к гражданам, чем идти на равноправный диалог с общественностью, который ведь может оказаться острым и нелицеприятным.

Самый очевидный и обычно используемый аргумент в пользу этого - то, что неспециалисты не поймут технических вопросов, связанных с политикой вакцинопрофилактики. Но, не менее, очевиден и контраргумент, который мы уже приводили: коль скоро именно граждане подвергаются тем или иным рискам при вакцинации, они имеют полное право - и моральное, и юридическое - знать об этих рисках и делать осознанный выбор. Тем более, что частью общественности являются сами врачи и другие медицинские работники, способные независимо, заинтересованно и профессионально отстаивать свои собственные права как пациентов.

В современных условиях ведомство уже не в состоянии тотально контролировать информацию о негативных последствиях вакцинирования; не лучшей будет и тактика игнорирования материалов об этом, появляющихся в средствах массовой информации. При этом не лучшей она будет с точки зрения интересов (не сиюминутных, а долгосрочных) самого же ведомства, поскольку такое игнорирование неизбежно повлечет за собой - и уже влечет - падение доверия к ведомству со стороны населения. И коль скоро ведомство не может дальше полагаться исключительно на методы тоталитарного контроля и принуждения, уровень общественного доверия становится важным параметром, определяющим позиции и реальные возможности ведомства.

Следует также учесть, что новые "Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан", и, в частности, статьи 66 (часть первая) и 68, закрепляют права граждан на возмещение вреда, причинённого их здоровью, и ответственность медицинских работников за нарушение прав граждан в области охраны здоровья. По мере того, как эти законоположения будут входить в реальную жизнь, ведомство при игнорировании прав граждан начнет нести не только моральный, но и материальный ущерб. В конечном счёте, таким образом, установление равноправного диалога соответствует коренным интересам и общества, и ведомства, хотя, надо сказать, сегодня в обществе ещё не оформились те структуры, которые могли бы стать достаточно авторитетным партнером (со стороны общества) в этом диалоге.

В целом, по материалам данного доклада РНКБ считает необходимым сформулировать следующие рекомендации.

1. В России пока что не создана в полной мере правовая база, необходимая для надежной защиты прав человека при проведении вакцинопрофилактики - безусловно, самой массовой формы медицинского вмешательства. В частности, требуют пересмотра те нормы закона РФ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии", которые противоречат и "Основам законодательства РФ об охране здоровья граждан", и новой Конституции РФ, а, может быть, и вся концепция этого закона. Нет ни чётких оснований, ни законного порядка для принятия решений о недобровольной вакцинации.

2. Серьезным фактором, препятствующим выработке такой политики в области вакцинопрофилактики, которая защищала бы права человека и одновременно обеспечивала бы эпидемиологическое благополучие населения, является отсутствие надёжной и достоверной статистической информации. Более того, и объективное положение дел, и ведомственные интересы толкают на искажение статистики в сторону недоучета заболеваемости, вызываемой поствакцинальными осложнениями.

3. Представляется важным привлечение к проблемам вакцинопрофилактики внимания со стороны структур, занимающихся медицинским страхованием. Создание надежной статистической базы, объективная оценка соотносительных рисков для граждан являются необходимым условием их деятельности, и потому именно со страховыми компаниями можно связывать надежды на изменение характера взаимоотношений между ведомствами и гражданами.

4. В соответствии с требованиями вновь принятых законов должна быть проведена специальная работа по определению объёма и содержания той информации, которую в обязательном порядке надлежит сообщать гражданам перед проведением вакцинации.

5. Как свидетельствуют приводимые в докладе данные, односторонний акцент на массовый охват населения прививками ведёт к тому, что службы санэпиднадзора уделяют недостаточное внимание работе по локализации очагов инфекции и контролю состояния тех, кто находится в контакте с заболевшим.

6. Факты негуманного обращения с людьми как объектами биомедицинских экспериментов, свидетельствуют об актуальности создания независимой от исследователей федеральной этико-правовой экспертизы научных проектов. РНКБ мог бы взять на себя ответственность за координацию работы по подготовке пакетов документов для организации подобного рода системы.

7. В докладе сообщается об экспериментах на людях, в том числе на детях, проводимых с нарушением этических, а после принятия новых законов - и юридических норм. РНКБ считает необходимым в этой связи создание банка данных о таких экспериментах и проводящих их авторах. Предполагается сделать сведения, содержащиеся в этом банке данных, доступными для фондов и иных структур, финансирующих биомедицинские исследования.

8. Особенно настораживают содержащиеся в докладе сведения, касающиеся качества вакцин, которые поставляют в Россию зарубежные фирмы, и сообщения об участии западных ученых в экспериментах, проводимых в России с нарушением этических норм. РНКБ считает необходимым в этой связи привлечь к таким фактам внимание международных биоэтических организаций. Имеет смысл и проведение независимой экспертизы с участием зарубежных специалистов по вопросу о качестве импортируемых в Россию вакцин, а также разработка эффективных механизмов этического и правового контроля международных научных проектов, использующих человека и животных в качестве объекта экспериментов или клинических испытаний.

Г. П. Червонская, Российский Национальный комитет по биоэтике РАН, Международная Организация прав человека, г. Москва

Приложение: Медицина и права ребёнка

В последние десятилетия мы живём в таких условиях, когда государственным органам России, правда, пока ещё не очень охотно, приходится считаться с мнением общества. В частности, растёт озабоченность самих граждан не только ухудшающейся окружающей средой, но и состоянием здоровья, как собственного, так и отсутствием здоровья у детей, а также крайне низким качеством оказания "детской" медицинской помощи. Наряду с этим, "Конвенция о правах ребёнка" /1/, сертифицированная Россией, провозглашает "права детей на пользование наиболее совершенными услугами систем здравоохранения и новейших технологических достижений, способствующих сохранению индивидуальности, здорового физического и психического развития ребёнка... чтобы ни один ребёнок не был лишён своего права на доступ к подобным услугам системы здравоохранения" /1, статьи 8, 17, 24/.

Очень трудно отстаивать у нас "право на сохранение индивидуальности" при полном отрицании индивидуального подхода к каждому ребёнку, например, в самом массовом медицинском вмешательстве в природу человека - в вакцинопрофилактике. Это тем более важно в условиях, когда, по официальным данным /в зависимости от регионов/ в России рождается всего 2-7 процентов "практически здоровых детей", да и те - "условно здоровы" /2 - 4/.

Каждый современный человек не просто имеет право, но обязан знать всё, что касается особенностей его генов /6/, а также клеток иммунной системы /5-Ю/. Обдуманно принимать решения, обеспечивающие возможность иметь качественное здоровье и жизнеспособное, не болеющее потомство. При этом каждый из нас должен обладать свободой выбора для принятия решения, как мы того хотим, и столь рационально, насколько это в наших силах /10 - 13/. Но не по приказам чиновников: "На прививку, шагом марш!", а сообразно индивидуальности, т. е. после предварительной диагностики, отвечающей на вопросы - НАДО ли и МОЖНО ли вводить чужеродный белок, именуемый иммунобиологическим препаратом.

Вакцины со времён Дженнера считались и продолжают считаться небезопасными /14 -17/. Усиливающаяся неблагоприятная тенденция в ухудшении здоровья детей России тоже, как известно, началась не вчера и даже не 10 лет назад, а с 60-х годов уходящего столетия /18 - 20/. Уже в те времена к "нарастающей детской лейкемии в последние годы" пытался привлечь внимание отечественный вирусолог-онкоиммунолог Л. А. Зильбер /21/. Его не услышали у нас, но сведения очень быстро стали достоянием других стран. Очевидно, ещё и поэтому "у них" лечат от лейкемии до 80% заболевших детей, а у нас - всего 5% при наличии прекрасных специалистов, которые не так давно признались в том, что были уверены в своих методах лечения, как в "лучших в мире", до момента посещения западных клиник /22/.

Непросто ещё и потому, что трагедия отечественного здравоохранения в нескольких поколениях состояла в необходимости медперсонала выступать в роли чиновников /!/, назначенных государством для управления здоровьем масс как казённой собственностью и по единой схеме. Не обошло это стороной и прививки - иммунопрофилактику, т.е., буквально, профилактику иммунной системы по принципу "всех детей подряд" /23/. Обоснование массового охвата примитивно, безнравственно и неэтично: "поскольку это удобно с организационной точки зрения".

Увы! Многим медицинским работникам, согласно их нравственной категории, и по сей день не хочется расставаться с положением "начальника": приказывать и наказывать, не принимать и не выписывать, скажем, рецепт на детское питание (если ребёнок не привит), низводить детей и родителей до отсутствия у них всякого человеческого достоинства.

"О каких правах на собственного ребёнка можно с ними говорить?", - пишут нам родители. О таких врачах "не очень добросовестных и малокомпетентных", однако, продолжающих практиковать, написано теперь предостаточно /25 - 27/.

Тем не менее, всё больше профессия медработника приобретает новое качество, становясь основой не только законодательного регулирования, но и повсеместного юридического и правового контроля со стороны граждан /10 -13/.

Само собой, "скоро сказка сказывается", народная же мудрость гласит: "Дерево можно вырастить за 10 лет, а изменить человеческую психологию - лишь за 100". Предыдущие 100 лет прошли. Новые времена для будущих поколений России только наступают, и мы, специалисты, должны сделать всё возможное, от нас зависящее, чтобы содействовать развитию индивидуальности, сознательно /1/ подменённой в нашей стране понятием "всех подряд".

Нет в природе одинаковых людей! Разве что однояйцовые близнецы, хотя и здесь, как теперь известно, не без индивидуальных проблем /5-Ю, 28/.

Принимая во внимание сказанное и факт ратификации "Конвенции о правах ребёнка" нашей страной, а также законодательные акты в области здравоохранения, принятые Российской Федерацией /Ю -13/, необходимо:

- пропагандировать медицинские знания среди школьников;

- готовить детей к пониманию ими законов и прав человека в сфере здравоохранения;

- информировать о правовых положениях для развития, поддержания и формирования сознания ребёнка; понимания им прав на сохранение своей индивидуальности;

- добиваться осуществления в полной мере доступа ребёнка к информации и материалам из различных национальных и международных источников, "особенно к таким, которые направлены на здоровое физическое и психическое развитие" /1, ст. 8, 17. 24/

Совершенно очевидно, что передача школьникам правовых знаний, в том числе и в медицине, должна строиться с учетом наиболее распространённых жизненных ситуаций /29/.

Самой "распространённой жизненной ситуацией" в той области здравоохранения, которой я занимаюсь более 30 лет, будучи вирусологом /Ю, 30, 31/, является массовое "иглоукалывание", осуществляемое у нас под лозунгом великой добродетели - "всех привьём - спасемся от инфекционных болезней". Вроде бы только так охраняется здоровье детей против инфекций и обеспечивается "санитарно-эпидемиологическое благополучие населения" всей страны /23, 24, 32/.

Однако не всё так просто и однозначно. Как известно, даже при самом тотальном и безнравственном охвате всех подряд новорождённых противотуберкулёзной вакциной БЦЖ, туберкулёз растёт /2-4, 33/. Дифтерия тоже не хочет ликвидироваться и, по официальным сведениям, во время эпидемии, продолжающейся 7 лет/?/, 80 - 85% заболевших... были привитые дети /34/. Эпидемия привитых?

Во-первых, 7 лет "эпидемии" выходит за рамки всех классических представлений и положений об эпидемиях /7, 10, 17,21,24-36/.

Во-вторых, привить не всегда означает - защитить. Прививка может и не состояться, прежде всего в организме нездоровых, иммуноослабленных детей /2,3 - Ю, 14 - 17, 33 - 36/.

В-третьих, вакцинировать следует лишь незначительный процент детей, исключительно /!/ восприимчивых к туберкулёзу, дифтерии, полиомиелиту и другим возбудителям инфекционных болезней. Если все /!/ были бы одинаково чувствительны ко всем патогенным агентам, человечество давно бы вымерло только от инфекционных болезней. Вакцинам всего 200 лет /1796 г/, а человечеству? Основному контингенту детей присуща природная сопротивляемость к инфекции. Ещё её называют врождённо-конституциональной, генетически закреплённой настроенностью против туберкулёза, дифтерии, кори и т.д. /3,5 - 10, 14 -17, 34-36/.

Кроме того, легендарный Гастон Рамон, автор дифтерийного анатоксина, входящего в состав АКДС-вакцины и её модификаций, предостерегал: "Уничтожить и не ждать ответного удара, не подумать, а не займут ли освободившееся под солнцем место другие, более агрессивные микробы?" /цит. по 17, с. 23/. Занимают! Известно угрожающее распространение ВИЧ-инфекции /7/. Вакцина может и разрушить приобретенную специфическую невосприимчивость в случаях, когда ребенок, переболев, предположим, дифтерией в клинически выраженной или скрытой формах приобретает к ней так называемый естественный иммунитет /10, 14- 17, 34-36/.

В-четвёртых, прививать можно было и раньше /14-17, 36/ далеко не всех даже восприимчивых. Поэтому и существуют общие противопоказания к введению любых вакцин /сердечная недостаточность, заболевания почек и др./ и специфические - к КАЖДОЙ вакцине; например, категорически противопоказано использовать живые вакцины, если ребёнок /или взрослый пациент/ с ослабленной иммунной системой /7,10,17,35,36/. Видимо, в нашей стране нет таких детей... Значительный процент генетически предрасположен к своеобразному, неадекватному реагированию на разного рода факторы окружающей среды, поступающие в организм даже естественным путём - через рот, нос. Но, может, и такие у нас не родятся? Вакцина в любом случае чужеродна, даже если она высокоочищена. Прививка - искусственно привносимая профилактическая "забота", следовательно, как ни рассуждай - насилие над природой человека. Укол, боль - тем более антифизиологичны для организма ребёнка, поэтому являются стрессом для всех клеток организма, не только иммунной системы /2, 3, 5-10, 14-17, 35-36/.

В-пятых, теперь уже одно законодательство РФ /32/ входит в явное противоречие с другим /12/, а также существующими общечеловеческими и принципиально важными международными положениями о правах человека и пациентов /1, 10-13/. Так, в законодательстве "Об охране здоровья граждан" /12/ сказано: "Любое медицинское вмешательство может быть осуществлено после информированного, осознанного и добровольного СОГЛАСИЯ гражданина, начиная с 15 лет, а до 15 - только с разрешения родителей или других законных представителей" /ст. 30-33/, отнюдь не по приказам! Приказы - подзаконные акты, которым совершенно необязательно повиноваться. Представляется, что это касается, прежде всего, парентеральных, чрезкожных, инъекционных процедур, посредством которых проводят и прививки. Так что, принуждение к уколу - нарушение теперь уже отечественного законодательства.

Существующая в нашей стране система прививок - физическое, психологическое насилие и, как правило, небрежное обращение с детьми в момент проведения вакцинации, противоречит одновременно и "Конвенции" в статье 19 /1/.

Подобная "профилактика" здоровья сравнима во многом с бывшей психиатрической "помощью" во "имя спасения окружающих" /27, 32/. Даже предпосылки одни и те же: и в том, и в другом случаях опасения за разрушение благополучия, ни больше - ни меньше - всей страны /23, 24. 27, 32/.

Такой подход нередко оборачивается трагедией для здоровья ребёнка. По сути, нет ни одной области медицины, куда бы прививки не привнесли ятрогенную патологию - "обилие поствакцинальных осложнений" /10, 17, 35, 37, 38/. Это - детская инвалидность, о которой у нас мало кто знает.

История применения вакцин /10, 14-17, 35/ донесена до жителей нашего государства в искажённом и даже в значительной степени - в фальсифицированном варианте /23, 24, 32, 39 - 41/. С одной стороны, десятилетиями вдалбливали, мол, вакцинируем "как во всём мире" и согласно Расширенной Программы Иммунизации /РПИ/ ВОЗ /23, 24, 32, 39-41/. На самом деле, в каждой стране свои программы, свои инфекционные болезни, свои эпидемии /в основном экологические/, календари прививок отличаются от страны к стране и меняются 3 - 8 лет. У нас календарю прививок не менее 40 лет!

Во многих государствах не прививают детей против туберкулёза, тем более - новорождённых /10/. И что уж совсем странно - там нет и туберкулёза.

С другой стороны, вроде бы РПИ была рассчитана на Африку и прочие "слаборазвитые страны" /4I/. Ну, а с третьей - было известно диаметрально противоположное первой и второй версиям: "Советский Союз всегда занимал ведущее место в мире по массовости планового использования вакцин, что является оригинальностью нашей позиции" /39/. "…Такого нигде не было" /40/. Я склонна доверять двум последним утверждениям, поскольку имеющаяся у меня специальная литература /10/, частично приводимая здесь, а также законодательства США. Швейцарии, Германии, Японии и других государств, подтверждают систему "всех детей подряд" /23, 24, 32, 39-41/ советским изобретением.

Ни одна страна не борется с возбудителями инфекционных болезней только с помощью прививок. Документы и специальная литература свидетельствуют о том, что в конце 18 столетия - начале применения вакцин - непременным условием являлся комплекс противоэпидемических мероприятий. "Необходимо поэтому, чтобы каждый член общества был воспитан на уважении к общественному здравию, в убеждении необходимых личных гигиенических мер, что чистота жилища и чистое содержание тела - главные условия здоровья, что чистота предохраняет человека от заразительных болезней". /15, с. 2/

Мы же совершенно забыли об элементах личной гигиены! А приведённое выше относится к 1887 г.

1875 г.: "Оспопрививание должно быть для практического врача делом чести... Простой укол настолько же заслуживает внимания врача, насколько и все другие важные хирургические операции" /15/.

Сам Эдвард Дженнер считал: "Знакомство в общих чертах с прививкой далеко не достаточно для того, чтобы сделать врача способным выполнить оспопрививание: он должен обладать точными знаниями его, и я настаиваю на этом как на главнейшем условии", - слова эти врачи приводили в каждой монографии, в каждой лекции, помнили в повседневной практике /14-17/.

С великой благодарностью цитирую основоположников прививок и старых докторов, отдавая им дань уважения, в том числе за то, что, не имея в руках современных эффективных методов иммунодиагностики, опираясь на данные анамнезов vitae et morbi, опыт, интуицию, они осторожно относились к прививкам и брали на себя ответственность, не вакцинируя слабых, болезненных детей, "с тонкой жировой, клетчаткой и в первые 2-3 месяца жизни" /14-17, 35, 36/.

Вакцины готовятся по технологии времен Дженнера и Пастера. Детей здоровых нет. Вакцинируем так, будто задались целью самоуничтожения, будто все предыдущие 100 лет страна не выходила из эпидемий "по всем ликвидированным инфекциям" /39-41/.

Ну, нельзя же сдерживать эпидемию, создавая искусственную "напряжённость иммунитета"… в течение 100 лет! Всех привьём - не будет эпидемий - иллюзия, не имеющая никаких научных обоснований. Будто бы: "прививки против оспы, предохранившие каждого из нас /? - Г. Ч./ от вероятности заболеть оспой привели к полной ликвидации этой страшной болезни потому, что ВОЗ завершила выполнение глобальной программы поголовной вакцинации всех жителей всех стран" /?!/. Даже странно, что написано это известным отечественным иммунологом /42/. В то же время именно такие заблуждения и привели к отсутствию в отечественных программах по иммунопрофилактике методов новой иммунологии, Предвижу извечный вопрос: разве не прививки ликвидировали оспу?

Нет, не только прививки. Борьба с оспой увенчалась успехом исключительно благодаря комплексу противоэпидемических мероприятий, в том числе - прививок. И вот факт из публикаций ВОЗ: "…Действительно, первоначально господствовала точка зрения, что кампании вакцинации вполне достаточно для победы над этой болезнью... Неадекватность такого подхода стала очевидной, как только приступили к реализации РПИ... Выяснилось, что важнейшими направлениями стали учёт и контроль всех этнических, социальных, климатических, географических и других условий в разных странах... Помимо этого проводили идентификацию групп риска, определяли роль трущоб как постоянного источника инфекции... Проводили вакцинацию только контактов, а не групп населения в целом /выделение моё - Г.Ч./...Смертность резко снизилась ещё до широко рекомендованной программ иммунизации во многих регионах по другим причинам - благодаря улучшению питания, обеспечению качественной питьевой водой, улучшению в целом санитарно- эпидемиологических условий… Кроме того, "компанию с оспой нельзя считать подходящей моделью для борьбы с другими инфекционными болезнями", или: "…Надежды на то, что инфекционное заболевание может быть побеждено с помощью вакцин, направленных против этого возбудителя, оказались слишком упрощёнными, связанными, в первую очередь, с природой, свойствами и меняющимися характеристиками возбудителя... Никакая программа по профилактике инфекционных болезней и их лечению не даёт успеха без всесторонней поддержки эффективного эпидемиологического надзора" /7а, б, в, г/.

Всё так и есть в нашей современной жизни при вакцинации "всех детей подряд": туберкулёз растёт, дифтерия не отступает. И нет в этом ничего удивительного, потому как общеизвестно и причины давно установлены: "Нельзя ликвидировать дифтерию только с помощью прививок" /7д, е, ж, з, 43/.

В век антибиотиков доводить бактериальные заболевания до летальных исходов могут позволить себе очень невежественные санитарно-эпидемиологические службы и совершенно неподготовленные педиатры и инфекционисты /7д, е/.

В 1997 г. состоялся VII съезд эпидемиологов, микробиологов и паразитологов России /34/. Судя по отчётам чиновников от здравоохранения в материалах этого съезда /два тома по 500 с./, "эпидемию дифтерии" всё-таки победили. В который раз за последние полвека массовых прививок "против дифтерии"! Хотя пока ещё не изобретена вакцина против возбудителя этого заболевания /10, 17, 34 -36, 43/. Есть анатоксин, с помощью которого "победить" дифтерию невозможно - пишут об этом те же, которые и побеждают /43./ И это ещё одна проблема в вакцинологии.

Победили благодаря "памяткам для родителей, липким аппликациям, плакатам" и, разумеется, "охватом прививками до 92,7% детей" /34, т 2, с. 157-158/, а точнее - выполнением плана по охвату на 100 %" /34, т 2, с. 39/ - ничего нового, всё те же приписки и фальсификация "статистически достоверных данных".

Но что в этом двухтомнике обращает на себя внимание, так это нежелание или неумение администрации прислушиваться и анализировать данные практических врачей-педиатров и санэпидслужб, сделавших не столь радужные выводы о "победе". Многие специалисты не выступают на сей раз в прежней монолитной сплоченности с руководством и, наконец, открыто говорят о том, что чем больше вакцинируем, тем меньшая сопротивляемость у детей и подростков к той же дифтерии /34, т. 2, с. 159/, о "вызывающих тревогу фактах заболевания привитых детей... Несмотря на охват прививками 90% детей, купировать вспышки не удаётся" /34, т. 1, сс. 10, 22, 37/, что значительная часть привитых стала носителями возбудителя дифтерии.

Среди умерших "большинство" непривитых /34, т. 1, с. 26/, А как относиться к "меньшинству" умерших? Как к привитым?

Что подразумевается в данном случае под безликими "мёртвыми душами", и что такое "большинство-меньшинство", когда речь идёт о вопиющем - смерти детей от бактериальной инфекции в век антибиотиков?! И ещё констатируется не изменившаяся цикличность инфекционных болезней - какой была до прививок, такой сохранилась и доныне. И тут ничего нового: надо знать труды учёного-энциклопедиста А. Л. Чижевского.

Специалисты признают, что привить - не значит защитить, необходим диагностический контроль за фактически иммунной-неиммунной прослойками населения, которая создаётся природной, естественно приобретённой невосприимчивостью и искусственно - прививками; это же классика! /34, т. 2. с. 72/

Вместе с тем, в условиях отсутствия диагностики, вакцинированные и невакцинированные находятся в одинаковой степени неизвестности: у вакцинированных прививка может не состояться /но они числятся в охваченных и защищённых/, а непривитым вакцина, может, и не нужна, поскольку у них сопротивляемость такова, что им не страшны ни вспышки, ни эпидемии. Кто же опаснее?

Но наши чиновники, превосходя самих себя в абсолютной некомпетентности, не меняют санкции и продолжают ужесточать приказы о непринятии в школы непривитых. Иными словами, продолжают осуществлять построение нереального, эфемерного благополучия, ссылаясь как бы даже на разумные идеи, но совершая при этом нелепые, бессмысленные поступки, трагичные для здоровья малышей.

Витком абсурда "самой оригинальной" является то, что отечественные предприятия десятилетиями /!/ производят диагностические препараты, позволяющие осуществлять эту медицинскую помощь грамотно. Но об их существовании не знают ни иммунологи, ни участковые педиатры, ни, видимо... сами чиновники. Очевидно, эти диагностикумы отконтролированы как-то сверхтайно в ГосНИИ стандартизации и контроля /ГНИИСКе/ им. Л. А. Тарасевича, который, кстати говоря, обязан не только их стандартизовать, но и внедрять.

Попробуй-ка, разберись во всех этих премудростях, приписках и явно фальсифицированных данных: списываются же куда-то финансовые затраты на производство диагностических препаратов...

Вакцинология - дисциплина очень многогранная. Она должна рассматриваться в комплексе с другими разделами здравоохранения. Последствия привнесённой ятрогении имеют далеко идущие последствия не только для иммунной системы, но и для генетики, неонатологии, сердечно-сосудистых и почечных заболеваний и т. д. /3, 6-Ю, 17, 33-38, 44, 46-48/. Совершенно нигде и никак не фиксируется остит - поражение опорно-двигательного аппарата - как осложнение после неразумного использования БЦЖ /3, 10, 44, 45/. Вместе с тем, давно надо было бы внести его в детскую инвалидность, возникшую в результате ятрогенной патологии - патологии, порождаемой врачами.

Каждый ребёнок России должен иметь своё лицо - "лицо" генетическое и иммунологическое. Должны быть известны исходные данные и занесены в медико-генетическую карту и паспорт иммунного статуса. Как следить за динамикой изменения, если исходные данные неизвестны?

Бытующая у нас система прививок невольно заставляет сделать логическое заключение: все наши дети - ошибка природы! А иначе, какая необходимость проводить поголовную профилактику иммунной системы? Даже очень серенькому обывателю понятно, что профилактика любой машины, любого механизма, сердца, почек, печени и др. - нужна только в случае необходимости. Какая необходимость всех только что родившихся детей превращать в единообразных пациентов - всем - БЦЖ? Прямо в роддоме на 3-5 сутки, т. е., в перинатальный период /он исчисляется первыми семью днями после рождения/! Естественно, рождаются Ивановы, Петровы, Сидоровы с разной иммунной системой и по "количеству" и по качеству, и по массе тела. У нас же в стране, в отличие от "всего мира", отсутствует понятие "педиатрической" дозы вакцины. Всем приказано реагировать одинаково, а не по "каким-то" там индивидуальным характеристикам!

Но иммунная система не понимает языка приказов и инструкций, и реализует свои возможности у каждого ребёнка индивидуально, следовательно, по-разному: одни "переваривают" чуждый им антиген - БЦЖ без последствий, другие приобретают остит на всю оставшуюся жизнь, третьи становятся хронически инфицированными - носителями микобактерий туберкулёза /никто не может предсказать, когда и чем обернётся для них и для окружающих эта "помощь"!/, четвёртые "просто" заболевают активной формой туберкулёза потому, что они - из категории высокочувствительных, да ещё и с ослабленной иммунной системой. И это далеко не все прелести прививки БЦЖ "всех подряд" /З, 10, 33, 37, 38, 44, 45/.

Туберкулиновая проба /реакция Манту/ не может испытываться после массового введения живых микобактерий. Это надо делать задолго ДО. И это ещё одна ошибка нашей системы прививок /44,45/.

Бедные Дженнер и Пастер! Они предположить не могли, как из их радужного и целесообразного /на случай опасности/ сделают советскую "атомную бомбу", вакцинальный Чернобыль!

Сотворён очередной миф. При том, что всегда были и есть противники вакцин, а также специалисты, категорически выступающие против массовости в этом медицинском вмешательстве, многие не приемлют вакцинацию детей в грудном возрасте /3, 6, 10, 14- 17, 35,44, 45/, Например, уже более 20 лет врачи Франции называют "дьявольским упорством" рекомендации РПИ ВОЗ /10/, и... фирмы этой страны, производящие вакцины по качеству ничуть не лучше наших, ринулись в Россию...

Человек родился - каков он? "Неонатология - раздел педиатрии, изучающий физиологические особенности и болезни детей 1-го месяца жизни" /46, 47/.

Значит, руководствуясь только этим, следует изучать, а не вприглядку манипулировать новорожденными. Генетики, физиологи, психологи, как известно, также рекомендуют наблюдать за ребёнком, по меньшей мере, до трёх лет, У нас человек родился, и тут же его превращают в общую "массу". Совершенно не учитываются ни индивидуальная адаптация к условиям внеутробной жизни, ни скрытые пограничные состояния /3, 5-10, 46-48/. А если ребёнок уже чем-то инфицирован, в том числе микобактериями туберкулёза? /44, 45/. Целый ряд наследственных заболеваний тоже проявляется не в первые дни и даже не в первый год жизни. /5-10, 46-48/.

Всё усугубляется ещё и тем, что неонатология - период, когда смертность имеет наибольший удельный вес в структуре общей детской смертности и без БЦЖ, а многие патологические процессы новорождённых оставляют глубокие следы и проявляются значительно позже, приводя к диспропорции роста, приобретённым порокам развития и ко многому другому /3, 46-48/.

Многие годы специалисты пытаются убедить чиновников в отмене БЦЖ новорожденным, что, по их наблюдениям, резко снизит детскую смертность в неонатальном периоде /3, 44, 46, 47/.

Неоспоримая истина в том, что всё в организме взаимосвязано. Взаимосвязано индивидуальными нитями, нет ничего "отдельно функционирующего", как представляют себе вакцинаторы разных рангов.

Казалось бы, какое отношение имеет к прививкам массовое тугое пеленание новорождённых? Оказывается, самое прямое: оно, вопреки природному индивидуальному развитию, нарушает многие физиологические процессы у еще не адаптировавшегося ребёнка. А БЦЖ, как и любая другая прививка, предполагает наличие здорового организма. Доказано, что в насильственно вытянутых ручках и ножках новорождённого, затянутых тугими пелёнками, резко нарушено нормальное кровообращение. Пеленание "сразу заглушает в ребёнке естественный инстинкт свободы... Есть основание полагать, что подобное пеленание развивает в ребёнке будущую психологию подчинения и имеет ряд негативных запоминаний" /48/. Не могу с этим не согласиться.

Как известно, щадящее отношение к матери и ребёнку в наших роддомах, как правило, отсутствует. И вот на этаком-то фоне неизвестности и безответственности прививают БЦЖ и одномоментно /видимо, ради очередного "удобства" для медперсонала/ наносится другая травма - укол для пробы на ФКУ. Вся естественная иммунологическая устойчивость, внутренняя среда новорожденного сотрясается от форсированного болевого, антифизиологичного вторжения в экологию - дом-организм ребёнка.

Такое обращение со здоровьем /тем более нездоровых детей!/, с иммунной, центральной нервной системами во всех отношениях аморально. Воистину, "кого Бог хочет погубить, того он прежде всего лишает разума".

Искусственное состояние "напряжённости иммунитета" не позволяет ни у одного ребёнка закрепиться тому, что называется внутренним индивидуальный постоянством организма /3, 5-10, 42, 44, 46-48/. Мы систематически наводим иммунологический дисбаланс в то время как каждый организм воспроизводит свои "сто слов" - белков, типичных только для Петрова, но не для Иванова /5-9, 42/. Беспечно насаждаем чужеродные биологические агенты с такими же небезопасными химическими веществами /10, 30, 31, 42 б, 49а/, кроме всего чужеродного, поступающего из пищи, воды и современного воздуха.

"Положено" /бытует такое слово среди медработников/ быть "нечто" среднеарифметическим, среднестатистическим, обязанным всю жизнь работать по "чужим чертежам" /42/, поскольку за БЦЖ следуют АКДС, АДС и прочая "забота".

Мы сами уничтожаем свой генофонд и основное предназначение иммунной системы - иммунологический надзор, извращая контроль за индивидуальным постоянством внутренней среда человека. У иммунной системы не остаётся сил на всё остальное, задача первостепенная: "переварить" без потерь для организма искусственно навязываемые "не Я" /42/ - вакцины, чужеродные антигены. В то же время, иммунная система - не вечный двигатель. В конце концов, в том числе в немалой степени и от прививок, выводятся из строя либо важные части этой системы, либо вся машина... и дорога к детской онкологии открыта.

Так иммунная система, принуждаемая /!/ работать сверх лимита - нормы, отведённой каждому человеку в индивидуальном "количестве", изнашивается, стареет преждевременно: "ослабляется организм настолько, что грозит, поэтому, нарастание слабых, болезненных поколений, а средняя продолжительность жизни уменьшится", - предостерегали нас специалисты ещё в конце 19-го века /15, с.37/.

Что же с нами происходит?

Что происходит с тимусом - основным лимфоидным органом, продуцирующим иммунокомпетентные клетки, после введения живых туберкулёзных микобактерий - БЦЖ? Хоть и невероятно, но научные данные отсутствуют, по крайней мере, в том аспекте, как происходит вакцинация в нашей стране. Достаточно сказать, что нет ни одного эксперимента на новорождённых и "грудных" животных, поставленного по той схеме, по которой вакцинируют наших малышей /10, 30, 31/.

Основные функции тимуса развиваются до 10-12 лет, до индивидуального полового созревания каждого подростка /5-10, 42/, т. е., в самый разгар интенсивного вмешательства с помощью иммунопрофилактики.

Развивается ли тимус, или происходит его инволюция после неожиданного агрессивного "удара", введения БЦЖ?

Новая иммунология, которой уже более полувека, так и не пришла на помощь отечественной вакцинопрофилактике. Расправа с иммунной системой "на глазок" равносильна вмешательству в выделительную, сердечно-сосудистую и другие системы при абсолютном неведении, надо ли и можно ли?

Так и живём, никто не знает своих генов, не имеет паспорт иммунного статуса, а новейшая медтехника и методы обследования доступны лишь высшим эшелонам власти.

Нельзя "осмотром" определить, как работает иммунная система. Это вполне конкретные показатели. Некачественная иммунограмма, например, может констатировать физиологическую незрелость новорожденного /5-9, 44, 46-48/, вследствие сниженной иммунологической устойчивости, физиологическая незрелость, своевременно не компенсированная /или привнесённая/, является "поставщиком таких состояний как психическая неполноценность, духовная инфантильность… Думается, что с этим в определённой степени связаны и рост числа правонарушений, и развитие алкоголизма, наркомании и жестокости среди подростков" /48б, с. 17/.

В целом, выпускаем ребёнка "в свет" с полным незнанием его здоровья-нездоровья. Но БЦЖ прививаем. И это в то время, когда известно более трёх тысяч генетической патологий, иммунодефицитов /первичных и вторичных - приобретённых/? Среди них поражения центральной нервной системы в случаях, когда не создаются соответствующие условия, способствующие меньшему проявлению этих трагедий в жизни ребёнка /5Ю, 44, 46 - 48/.

На такой благодатной почве современного неблагополучия со здоровьем детей мы вакцинируем вслепую, увеличивая возможности поражения центральной нервной системы, что подтверждается полувековыми наблюдениями практических медицинских работников /12, 3, 7 и 10, 37, 38, 44, 45/. Если иммунолог "на ощупь" определяет готовность ребёнка к прививке, то подобная "диагностика" ничем не отличается от знахарства. Как правило, эта серьезная иммунобиологическая операция сводится лишь к вакцинации по принципу "укололся и пошёл". И занимаются этим педиатры и санврачи, (как правило, последние выступают ещё и в роли эпидемиологов), не знающие ни основ, ни методов новой иммунологии, ни достижений в других областях медицины и экологии человека. Практические врачи, если уж берутся за прививки, то обязаны в современных условиях сочетать знания нескольких дисциплин, пограничных с иммунологией и педиатрией. Иначе приходится читать о парадоксальных конференциях, проведённых "на современном уровне", где решаются глобальные иммунобиологические вопросы: "экологические проблемы иммунологии", "экология, иммунология, экология тела и внутренней, среда человека", "связь иммунной системы с экологическими заболеваниями", вопросы "иммунокоррекции" и "иммунофармакологии" - как всё это можно решить, если жители нашего государства не понимают /большинство из них/, что такое паспорт иммунного статуса /образец прибалтийских стран я рецензировала ещё в 1977 г.!/.

Односторонняя информация, отсутствие диагностики и ответственности за проводимую иммунобиологическую операцию, в целом "вульгаризация этой профилактической медицинской помощи" /35/ заставили многих современных родителей взять решение проблемы в свои руки. Сам отвечаю за здоровье собственного ребёнка - такая инициатива приобретает сейчас массовое движение, несмотря на ужесточение карательных мер со стороны Минздрава. Так ведь и рожать в роддомах отказываются...

Вот почему так важна доступная разъяснительная работа консультации специалистов, широкая информация о том, что такое вакцинология. Почему прививка может не состояться, действительно ли привитой защищён, а непривитой опасен и обязательно заболеет, почему растет туберкулёз и дифтерия среди привитых, кто гарантирует качество вакцин и несёт ответственность за поствакцинальные осложнения? На все поставленные вопросы нереально ответить в одной статье.

Вышедший в 1994 г. доклад-сборник "ВАКЦИНОПРОФИЛАКТИКА И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА" /10/ - одна из попыток широкого и общественно необходимого разговора по существу затронутых вопросов с точки зрения индивидуальности, медицинской этики, юридических подходов и правовых норм. Изначально он назывался "К проблемам экологии человека: массовая вакцинопрофилактика - фактор риска для здоровья детей". Сборник издан Российским Национальным Комитетом по Биоэтике /РНКБ/ РАН. Изложенное в сборнике фиксирует внимание на пяти основных проблемах, которые существуют у нас в стране в связи с проводимой насильственной политикой прививок и о которых идёт речь в представляемом здесь обзоре.

Каждая из пяти проблем, помимо специального, совершенно очевидно имеет социально-этическое, юридическое и правовое содержание. Представлен фактический материал, доказывающий отсутствие качественных вакцин, производимых в бывшем СССР, а также несоответствие контроля качества и безопасности вакцин международным стандартам /10, 17, 30, 31, 35, 42б, 49а/. Характерно, что в федеральной программе "Вакцинопрофилактика" на 1993-1997 гг. отмечается крайне низкий уровень методов изучения безопасности вакцин, совершенно неудовлетворительное состояние материальной базы и технического оснащения предприятий, производящих эти "иммунобиологические" препараты. Вместе с тем, ни одна вакцина не изучена по её влиянию на клетки иммунной системы, следовательно, не имеет никаких оснований называться "иммунологической". Практически все вакцины содержат в конечной продукции опасные химические вещества: ртутьорганическую соль, формалин, фенол и т.д., что не позволяет причислять их к "биологическим" /10/.

Обсуждается обилие поствакцинальных осложнений, наблюдаемых практическими врачами последние... 35-40 лет.

Отсутствие индивидуального подхода, наличие противопоказаний, которые в реальной жизни не учитываются, а также низкое качество вакцин /в том числе и поставляемых из-за рубежа/, являются факторами риска, обусловливающими вероятность ятрогенных патологий, начиная с новорожденности.

Апогеем безнравственности являются многочисленные факты "экспериментов на практически здоровых детях". Этому посвящён целый раздел /10, сс. 47-54/. Опыты проводят врачи-экспериментаторы, чьи фамилии приводятся из научных публикаций со ссылками на номер и год издания журнала. С огорчением должна констатировать, пока эти чудовищные манипуляции с детьми не приобрели достойного резонанса, хотя эксперименты на детях д/садов, школ, интернатов с разрешения Минздрава проводятся и по сей день...

В силу юридической неграмотности родителей, эксперименты принимаются за "положенные бесплатные прививки", следовательно, вопросов не возникает. Недостатка детей-"добровольцев" в эксперименте - детской биомассы - и здесь нет, и не только для отечественных медработников, но и для заезжих благотворителей. Все материалы документированы.

Завершается сборник предложениями и аналитическими статьями, написанными медиками и биологами разных дисциплин, генетиками, акушерами-гинекологами, юристом и философами, специализирующимися в области медицинской биоэтики.

Культурно-ведомственная система формирования плановых прививок, приказные установки, отсутствие информации или представляемая очень однобоко, факты поствакцинальных осложнений /вплоть до летальных исходов/, фальсифицированные сведения и об эпидемиях, и о защите населения от инфекционных болезней "только" с помощью прививок, неизбежно влекут за собой падение доверия к ведомствам со стороны населения. И коль скоро ведомство не сможет использовать в современных условиях свои обычные, традиционные приёмы принуждения и насилия, уровень общественного доверия становится важным параметром, определяющим позиции и реальные возможности этого ведомства. Пока же "дорогой ценой приходится платить нашему обществу за экологическую неграмотность малокомпетентных и безнравственных чиновников" /120/, что в полной мере можно отнести к нашей проблеме. Именно поэтому представляется небезынтересным этакое "преображение" вершителей "самой оригинальной".

Совсем недавно в одной из телепередач теперешний главный государственный санврач сделал невероятные /для него самого/ признания: а) вакцины - лекарственные средства (наконец-то, везде и во все времена относились к лекарственным препаратам, кроме бывшего СССР), следовательно, б) как от любого лекарства "конечно" /!/ могут быть осложнения; в) отнёсся с осуждением к "бытовавшим ранее" у нас тенденциям, мол, от вакцин только польза и никакой опасности - неправильный был подход! Однако категорически не согласился с тем, что будто бы прививки и сейчас проходят с насилием и принуждением, безо всяких предварительных разъяснений и получения согласия. Перед телекамерой возмутился и... издал приказ, предписывающий не принимать непривитых детей в д/сады, школы...

Другой чиновник ещё больше удивил на этой передаче своим циничным признанием в том, что врачи, как правило, своих детей не вакцинируют...

После моей первой публикации в центральной прессе 15 сентября 1988 г. (до того не принимала ни одна редакция, в которые я обращалась), будто бы вся страна отказалась от вакцинации. После единственной статьи? До неё не было никаких причин?

Были! Шквал писем обрушился на редакцию Родители, врачи и медицинские сестры писали о своих бедах, о безвыходности, о трагедиях и инвалидности детей после прививок. А у чиновников одна забота: нарушен глобальный план прививок, не будет такой системы охвата - будут эпидемии. Не хотят слышать ни рекомендаций экологов ВОЗ, ни предупреждений основоположников вакцин, ни других специалистов, никаких разумных доводов. Они не помнят даже собственных отчетов. Так, в Москве, по их данным, к 1982 г. было привито всего 28- 43% /в зависимости от районов/, но… эпидемий не было! Тогда они это объясняли отличной санитарно-эпидемиологической службой в других сферах ее деятельности, т.е., комплексом других мер.

Вот так: пишут одно, говорят другое и не ведают, что творят с природой человека. Многие отечественные вакцинаторы, нарушающие и поныне нормы профессионально-медицинской этики, думаю, не знают историю прививок и не понимают, что с позиций силы и "осмотра" врача-предсказателя нельзя сделать организм невосприимчивым к инфекционным болезням. И всё-таки, некоторые из них, хоть и очень робко, начинают признавать имеющие место злоупотребления в вакцинопрофилактике и пытаются установить с нами некий диалог, подвергая критике то, в чём им принадлежит не последняя роль: "раньше общественные ценности имели безусловный приоритет над индивидуальными, когда профилактические и противоэпидемические мероприятия осуществлялись с использованием методов принуждения посредством действовавших механизмов государственного командно- административного воздействия. Инструментом такого принуждения выступало Министерство здравоохранения и его учреждения на местах... Не признавалось право индивидуума на осознанный и свободный выбор... Противоэпидемическая практика была ориентирована не на охрану здоровья отдельной личности, а на управление санитарно-эпидемиологическим благополучием в целом /такое управление "в целом" и привело к туберкулёзу во всех уголках России - Г. Ч./, право на возмещение ятрогенного ущерба от прививок не было подкреплено юридически" /13, с 116/.

Будто бы сейчас возможен "свободный выбор" делать - не делать прививку всего лишь после осмотра ребёнка?!

"Массовая вакцинация", - каются другие, - "нередко сопровождалась нарушениями принципов медицинской этики. В связи с этим, уровень доверия к вакцинопрофилактике дискредитирован. Доступ общественности к медицинской информации по вакцинации крайне ограничен, отсутствует механизм расследования жалоб населения на нарушения при вакцинации, несовершенна система регистрации поствакцинальных осложнений и компенсации за причинённый ущерб здоровью" /49а, с. 116/.

Признания чиновников во многом дословно повторяют наши материалы, опубликованные РНКБ /10/. Позволю себе усомниться в искренности покаяния администраторов, поскольку в жизни мало что меняется. Такие признания - мера вынужденная. В силу того, что этико-правовые нормы, с трудом, но входят в нашу реальную жизнь, Минздрав при игнорировании прав человека уже несёт не только моральный, но и материальный ущерб. Родители начинают возбуждать судебные процессы, предъявляя иски за правонарушения, а также за причинённый ущерб здоровью детей в результате прививок.

Вместе с тем, резко меняющиеся условия жизни вряд ли заставят наших чиновников в ближайшее время в корне пересмотреть устаревшие догмы в этой сфере медицинской помощи. Есть здесь не только определённая предвзятость, но, видимо, и какая-то зависимость от политики Комитета ВОЗ по РПИ. Тем не менее, другие комитеты ВОЗ, например, по ВИЧ-инфекции, рекомендуют: "... Следует пересмотреть существующий порядок иммунизации..., национальную политику и практику в отношении лекарств, вводимых инъекционным путём... Сократить введение лекарств, связанных с нарушением кожного покрова" /7к, с. 7, 22/.

Можно ли заразиться вирусом иммунодефицита человека в процессе вакцинации?

Как свидетельствуют материалы эпидемиолога В. Л. Черкасского, "Одной из трагедий, вызванных нарушением правил иммунизации /выделение моё - Г.Ч./, является вспышка СПИДа в 1990 г. в Элисте, где дети были заражены ВИЧ-инфекцией в медицинском стационаре" /13, с. 129/. С трудом и в разных вариантах достоверности этот случай всё-таки стал достоянием гласности, но можно ли верить в то, что больше нигде такого не происходит? Как известно, число ВИЧ - инфицированных детей растёт.

РНКВ и МСЧП предпринимают всё возможное с "целью упразднения традиционной практики, отрицательно влияющей на здоровье детей" /1, ст. 24, п. З/ и в этой области медицины. Сделано немало, но ещё больше осталось.

Проблема очень запущена. Мы как бы "озвучили" её, заставили услышать и обсуждать, требуя современных подходов, позволяющих увидеть вакцинологию во всей глубине и многоаспектности. В конечном счете, сейчас уже многое зависит от самих граждан.

У родителей интерес огромный, сужу по консультациям и моим встречам с ним. Для меня очень важно, когда молодёжь хочет знать!

Врачи - одни стали внимательнее во время проведения прививок, другие продолжают освобождать детей от вакцинации /многие нелегально!/, поскольку не могут привить квалифицированно в соответствии со здоровьем конкретного ребёнка, третьи - "озверели" /из писем родителей/, с угрозами и запугиванием продолжают осуществлять насилие, согласно установкам Минздрава и тех самых... кающихся чиновников. В этой процедуре нередко помогают администрация д/садов и школ, воспитатели и преподаватели. Не хотелось бы видеть этих специалистов в роли сторонников принуждения.

При подготовке этого обзора потребовался дополнительный анализ материалов съездов микробиологов и эпидемиологов, проходивших в нашей стране с 60-х по 1997 гг. /10, 21, 34/. Проблемы качества вакцин, техники проведения прививок, отсутствия диагностики - не менялись и не "обновлялись" все 40 лет. Как и в других отраслях бывшего СССР, утверждались пятилетние планы по "усовершенствованию и реформированию". Однако всё, что было "актуальным и перспективным" в отечественной иммунопрофилактике в 60-е, осталось и теперь. Оказывается, только ещё приступаем "к созданию методов вакцинации и профилактики ослабленных детей с нарушениями функций иммунной системы /аллергии, вторичные иммунодефициты, индуцированные неблагоприятными экологическими или социальными факторами" /41б, с. 137/.

Таким образом, как не было, так и нет вакцин, соответствующих нашим нездоровым малышам, но охват продолжается, а туберкулёз и дифтерия не хотят ликвидироваться. Охватываем препаратами, приготовленными по технологии 150-200-летней давности. Не годятся они для современных детей и других, по крайней мере, трёх предыдущих ослабленных поколений. Кроме вреда здоровью, ничего другого ждать от них не приходится. /2, 3, 10, 33-38, 44-48/

В вакцинологии, может быть, как ни в одной другой медицинской дисциплине, величайшее множество разнокачественных, часто спорных, но вполне объединяемых показателей. В поисках истины, в течение всей жизни приходится анализировать огромный по масштабам материал не только вирусологического, эпидемиологического, медико-генетического и иммунологического, но и общебиологического, экологического, социологического, а также исторического, этического и правового характера. Кому же неизвестна ситуация, когда исследователь ищет одно /по плану!/, а находит множество других фактов, вроде бы отвлечённых от основного направления поиска. И опять всё сначала: литература, знакомство с новыми достижениями в смежных областях, новые сомнения, а в том, что казалось решённым и принятым на веру, обнаруживается много неясного.

Вакцинология всегда требовала разносторонний и нетривиальный, истинно творческий подход. И давно наступило время по-иному взглянуть на природу человека в связи с искусственной нагрузкой чужеродными белками "во имя спасения человечества от инфекционных болезней", увидеть просчёты в массовости этого медицинского вмешательства. Вполне естественно при этом, что достичь реального успеха могут лишь те исследователи, практические медицинские работники и организаторы здравоохранения, которые обладают способностью неординарно мыслить, преодолевая гипноз устоявшихся представлений, плохо подкрепленных наукой и практикой.

Нам бы хоть чуть-чуть прислушаться к голосу разума, призывающего жить в согласии с окружающей природой и природой человека. Ведь сами основоположники предупреждали об осторожности обращения с вакцинами: "Я - автор вакцины /Гастон Рамон - Г.Ч./, но не могу утверждать, что она совершенно, полностью безвредна. Прежде, чем наступать таким образом на инфекции, следует спросить у людей: хотят ли они идти по этому пути /выделение мое - Г.Ч./? Известны ли им все "за" и "против"? Как хотите, но обязанность сохранить жизнь даёт нам одно право - знать. А я пока не знаю, что лучше" /цитата по 17б, с. 84/,

В заключение информирую желающих знать.

В новом календаре прививок /приказ № 375 от 18.12.97 г./ на с. 12 впервые в России введён и № 19, гласящий: "Акт отказа от прививок с отметкой о том, что медицинским работником даны разъяснения о последствиях такого отказа, оформляется в соответствующих медицинских документах и подписывается как гражданином, так и медицинским работником". Конечно же, пугают "последствиями отказа". Находясь в безвыходном положении после ратификации различных международных "человеческих" соглашений и Конвенций, чиновники вынуждены внести в календарь обозначенный пункт. Но таково их представление о "добровольном согласии".

Законодательство об иммунопрофилактике находится в ГосДуме. Я принимала участие в его разработке в экспертно-рабочей группе. Надеюсь на утверждение того варианта, который был представлен к первому чтению, но может быть всякое...





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница