«Доктрина Клинтона» как основа концепции «Нового атлантизма» 52


Переход от однополюсного мира



страница6/8
Дата28.09.2017
Размер0.99 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8

2.3 Переход от однополюсного мира

Естественная диффузия мощи предопределяет шаткость положения лидера. Отсутствие непосредственных соперников, забвение прямых (и даже косвенных) угроз неизбежно порождает самоуверенность, чувство самодовольства, чреватое невниманием к проблемам других, что стимулирует их объединение, ведущее к конечной потере лидером своего преимущества. История учит, что гегемония – с трудом удерживаемая позиция. В большом историческом смысле Америка не может рассчитывать на феноменальную историческую исключительность. Конечность ее лидерской миссии определена природой человеческих и межгосударственных отношений.

Односторонность американского внешнеполитического поведения подвергается сомнению и критике еще и потому, что она не является уже ответом на некую (прежде советскую) угрозу, а проявляется как качество само по себе – как неукротимое стремление к лидерству. Это не первый в истории случай, когда лидерство параллельно с огромными возможностями, несет с собой опасность противостояния с недовольным внешним миром. Два столетия назад в положении Соединенных Штатов находилась Великобритания – она тоже испытывала страх перед потерей глобального могущества. Один из ее великих мыслителей и ораторов Эдмунд Берк выразил свои сомнения так: «Я боюсь нашей мощи и наших амбиций; я испытываю опасения в отношении того, что нас слишком сильно боятся… Мы можем обещать, что мы не злоупотребим нашей удивительной, неслыханной доселе мощью, но все страны, увы, уверенны в противоположном, в том, что мы, в конечном счете, своекорыстно воспользуемся нашим могуществом. Раньше или позже такое состояние дел обязательно произведет на свет комбинацию держав, направленную против нас, и это противостояние закончится нашим поражением»41. Мы стали свидетелями, того, как сбылась первая часть его предсказания.

Американский век не может наступить по объективным причинам, к числу которых относится, во-первых, многоструктурность и сложность современного мира. Даже в самом благоприятном для Америки случае установления ее полного мирового господства, она не сможет контролировать все происходящие процессы. Предотвратить мировую анархию не в состоянии никакая сила, даже если учитывать только материальные обстоятельства. Полвека назад США производили половину мирового валового продукта, в своей торговле имели колоссальное положительное сальдо, хранили у себя две трети мирового запаса золота, кредитовали едва ли не все развитии мира. В начале XXI века на США, в которых живут менее 5 % мирового населения, приходится почти 20 % мирового валового продукта. У них хронический торговый дефицит, золотые запасы Америки вдвое меньше европейских. Америка превратилась в крупнейшего мирового должника.

Для поддержания гегемонии, по оценкам экспертов, США должны увеличить свой военный бюджет на 60-80 млрд. долларов в год. Это минимальные цифры. Неизбежные экономические проблемы повлекут ограничение внешнеполитических возможностей.

Во-вторых, будущее уже не предоставит Америке таких невероятно благоприятных возможностей, как прежде. В начале XXI века долг США перевалил за 1 трлн.долл., увеличиваясь ежегодно на 300 млрд.долл. В будущем инвестиции иностранцев в Америку в значительной степени превзойдут американские инвестиции за рубежом, знаменуя собой окончание великого наплыва американских инвестиций во внешний мир. Теперь внешний мир сам пришел в Америку.

В-третьих, Соединенным Штатам, поднявшимся на недосягаемую вершину, все более трудно рассчитывать на поддержку союзников. Действует неистребимое правило: отчуждение лидера влечет почти автоматическое формирование контрбаланса. в условиях паранойи холодной войны союзников заставляла идти на компромиссы и подстраиваться друг под друга внешняя угроза. Как только она исчезла, исчезли и союзнические отношения, а им на смену пришли жестокие законы рынка, в которых каждый «сам за себя».

В-четвертых, периферия всегда объединялась против центра. Остальные страны начинают ощущать, что они более не могут доверять, сотрудничать, получать нечто позитивное от гегемона. В то же время колоссальная военная мощь никогда не будет достаточной для контроля над азимутами.

Американские экономическая и политическая системы, как показало время, оказались не совершенными, США не смогли уберечься от кризиса даже сами, не говоря уже о том, чтобы решить чужие проблемы. И пока Америка решала внутренние вопросы, ее позиция на мировой арене в значительной степени ослабло, хотя имперские амбиции остались. Примером может служить цитата государственного секретаря США в администрации президента Клинтона М. Олбрайт, она ответила на вопрос об определении Америки в современном мире: «Нация, без которой невозможно обойтись. Она остается богатейшим, сильнейшим, наиболее открытым обществом на Земле. Это пример экономической эффективности и технологического новаторства, икона популярной культуры во всех концах мира и признанный честный брокер в решении международных проблем»42. Место Америки, объясняла американскому сенату государственный секретарь Олбрайт, «находится в центре всей мировой системы... Соединенные Штаты являются организующим старейшиной всей международной системы». Ее заместитель С. Тэлбот в том же ключе подчеркнул: «Если мы не обеспечим мирового лидерства, никто не сможет вместо нас повести мир в конструктивном, позитивном направлении».

Несмотря на явную утрату своих позиций, Америка сегодня еще верит в возможность своей гегемонии, и пытается вернуть свои прежние позиции. Однако для этого она не обладает уже ни достаточными ресурсами, ни необходимым авторитетом в мире, ни четко определенной цели.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Целью данной дипломной работы было поставлено исследование американской экономической и политической системы как основы «нового мирового порядка» в мире после окончания Второй мировой войны. Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:

1. исследование «американской системы» как основы глобальной экономической стабильности в годы администрации Б. Клинтона;

2. рассмотреть региональные аспекты распространения «американской системы» в мире;

3. изучить основные проблемы и достижения «американской системы» в условиях современной глобализации экономики.

Впервые идея о том, что либеральная международная экономика требует сильного политического лидерства и доминирующей экономической власти, была сформулирована Чарльзом Киндлебергером в его книге «Мир в депрессии, 1929-1939». Существование либеральной международной экономики, по мнению Киндлебергера, требовало политического лидера, который мог и будет использовать свое влияние, чтобы создать международную экономическую систему и впоследствии исполнять множество необходимых экономических функций, чтобы держать систему, работающую эффективно.

Согласно американской официальной точке зрения, миром правят три идеи — мир как наиболее предпочитаемая основа взаимоотношений между странами; демократия как наиболее релевантный способ организации внутренней политической жизни; свободный рынок как лучшее средство создания материальных богатств.

С момента окончания Второй Мировой войны США стали последовательно проводить в жизнь свою идею об установлении нового мирового порядка под своим контролем. Находить себе союзников и удерживать лидирующие позиции ей помогало ведение холодной войны, огромная экономическая и военная мощь. И, хотя политика установления мирового господства была крайне активной, она несла в себе больше позитивных черт: стремясь установить лидерство США использовали метод «пряника», завлекая союзников оказанием реальной экономической помощи, способствуя развитию и укреплению экономик союзников.

Однако никакие запасы не являются неисчерпаемыми, в том числе (а, может быть, в первую очередь) финансовые. Стало понятно, что американский век не может наступить. Во-первых, многоструктурность и сложность современного мира не позволит США контролировать все происходящие процессы. Предотвратить мировую анархию не в состоянии никакая сила, даже если учитывать только материальные обстоятельства. Во-вторых, будущее уже не предоставит Америке таких невероятно благоприятных возможностей, как прежде. В-третьих, Соединенным Штатам, поднявшимся на недосягаемую вершину, все более трудно рассчитывать на поддержку союзников. Действует неистребимое правило: отчуждение лидера влечет почти автоматическое формирование контрбаланса. В условиях паранойи холодной войны союзников заставляла идти на компромиссы и подстраиваться друг под друга внешняя угроза. Как только она исчезла, исчезли и союзнические отношения, а им на смену пришли жестокие законы рынка, в которых каждый «сам за себя».

В-четвертых, периферия всегда объединялась против центра. Остальные страны начинают ощущать, что они более не могут доверять, сотрудничать, получать нечто позитивное от гегемона. В то же время колоссальная военная мощь никогда не будет достаточной для контроля над азимутами. Ослабление внешнеполитической роли США мгновенно вызвало тенденцию к перераспределению мировых экономических группировок и альянсов, появлению огромного числа новообразований на международной арене. Они стали не только экономически более эффективными, но и получили власть над мировыми экономическими, производственными и финансовыми процессами.

Экономика Америки, как и любого другого государства, пережила чреду подъемов и спадов, в результате которых, и ряда других причин уже не могла больше поддерживать свою лидирующую позицию. Полвека назад США производили половину мирового валового продукта, в своей торговле имели колоссальное положительное сальдо, хранили у себя две трети мирового запаса золота, кредитовали едва ли не все развитии мира. В начале XXI века на США, в которых живут менее 5 % мирового населения, приходится почти 20 % мирового валового продукта. У них хронический торговый дефицит, золотые запасы Америки вдвое меньше европейских. Америка превратилась в крупнейшего мирового должника.

Для поддержания гегемонии, по оценкам экспертов, США должны увеличить свой военный бюджет на 60-80 млрд. долларов в год. Это минимальные цифры. Неизбежные экономические проблемы повлекут ограничение внешнеполитических возможностей. Пришлось пойти на уступки и компромиссы. Это обстоятельство озлобило американскую элиту и породило стремление к захвату ресурсов силовым путем. Впервые такие настроения появились еще в годы правления Б.Клинтона, по сути, именно он определил американский захватнический курс, не решившись реализовать его.

Главное положение, которое выделило доктрина Клинтона - это признание и обоснование возможности и, в отдельных случаях, необходимости использования военной силы для урегулирования международных проблем и конфликтов, поддержания стабильности в ключевых для США и его союзников регионах, обеспечения безопасности.

Допускалось проведение военных операций для предотвращения попыток той или иной страны получить доступ к ядерному оружию или технологиям в нарушение соглашения о нераспространении ядерного оружия. Объявлялись допустимыми и необходимыми военные операции в гуманитарных целях в ходе межгосударственных конфликтов и в ходе внутригосударственных конфликтов (гражданская война), как это произошло в бывшей Югославии. Признавалось возможным участие США одновременно в нескольких военных операциях по обеспечению безопасности. Мы получили возможность наблюдать, как от слов США перешли к действию.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница