«Эмоциональная атмосфера в высших эшелонах власти Великобритании и США в ХХ в.»



страница1/5
Дата26.04.2016
Размер3.65 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5
Правительство Российской Федерации
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение

высшего профессионального образования
«Национальный исследовательский университет
«Высшая школа экономики»


Факультет прикладной политологии
Кафедра политического поведения

БАКАЛАВРСКАЯ РАБОТА



На тему «Эмоциональная атмосфера в высших эшелонах власти Великобритании и США в ХХ в.»


Студент группы № 441

Сотников Н.Ю.


Руководитель ВКР

д.п.н., профессор, Урнов М.Ю.
Москва – 2013
Содержание

Введение 2

Истории болезней лидеров XX столетия 16

Лидеры США 16

Лидеры Великобритании 28

Психосоматическая реконструкция 35

Выявление значимых эмоциональных компонентов и их смыслового содержания 49

Заключение 52

Список литературы 54





Введение


Говоря о политике, исследователи склонны, в большей степени, изучать структуру общества, методы его формирования, институты, идеологию. Однако стоит признать, что при изучении каждого из этих элементов не менее важным окажется уделить внимание конкретным лицам, инициирующим какие-либо изменения, приводящим в действие тот или иной проект по реструктуризации определенной сферы существования государства и общества. Можно долго спорить о различиях таких двух понятий, как «политик» и «управленец». Однако в данной работе предлагается определить первого человека государства, как лицо, принимающее решения, чтобы не склоняться к подмене понятий и не быть вынужденным опираться на собственные аксиомы уже на этом уровне. Также прежде, чем перейти к исследованию, нам необходимо определить рамки понятия «высшие эшелоны власти». В данном исследовании буду рассматриваться заболевания исключительно глав государств. Однако, понимая, что главы государства являются катализаторами эмоциональной динамики, мы говорим о том, что собираемся анализировать эмоциональную атмосферу именно в высших эшелонах власти.

Главы правительств (как в случае с Великобританией) и главы государств (как в случае с США) принимают необъятное количество решений уже с первого дня вступления на управляющую должность. Последствия этих решений распространяются на такое грандиозное количество компонентов жизнеобеспечения общества, что от них иногда зависят жизни целых групп граждан.

Когда Бисмарк произносил свое популярное утверждение о том, что «политика есть учение о возможном», он подразумевал, что политик должен быть максимально сдержан в своих амбициях. Другими словами, одними из важнейших качеств политика (лица, принимающего решение) должны быть компетентность и умение судить о перспективах своих решений с реалистических позиций. Именно поэтому, когда мы допускаем нечто, что способно навредить здравому суждению, мы можем нанести значительный и при этом безосновательный вред при принятии решения.

Если мы исходим из предпосылки о том, что важнейшими качествами политика должны быть компетентность и умение реалистично рассуждать о перспективах решений, тогда нам нужно обратить внимание на то, что политик – тоже человек, то есть его здоровье подвержено заболеваниям. Нам необходимо обратить внимание на то, как болезни могут влиять на принятие решений, ведь они имеют большое количество разнообразных последствий. Не говоря уже о том, что любое более или менее серьезное заболевание рефлексируется человеком также на эмоциональном уровне. Отсюда мы можем плавно перейти к актуальности выбранной тематики исследования.

Итак, мы видим, что при изучении политических процессов, у нас есть множество возможных инструментов и объектов исследования, которые связаны скорее со структурами и процессами, чем с непосредственными личностями, принимающими решения. Когда мы представляем себе любого человека, мы можем говорить о некоем эмоциональном фоне, в рамках которого этот человек существует в какой-либо промежуток времени. И, когда мы рассуждаем о процессе принятия решений, мы учитываем лишь влиятельные факторы, не находящиеся в пространстве человека, но не учитываем тот самый эмоциональный фон. Мы обладаем знанием о том, что институциональные факторы влияют на процесс принятия решений и, соответственно, на его результаты. Мы также имеем богатое представление о моделях поведения человека в рамках парадигмы, утверждающей и устанавливающей рациональное поведение индивида на вершине «пирамиды» возможных человеческих поступков. Однако существуют определенные действия политиков, которые не могут быть объяснены исключительно институциональным фактором или через рационалистский пафос. Показательным примером в этом случае служит ситуация, которая сложилась у Гарольда Вильсона, премьер-министра Великобритании в периоды с 1964 по 1970 годы и с 1974 по 1976 годы. Нам известно, что проблемы политического и экономического толка, существующие в Великобритании второго периода его правления, набирали обороты, однако, нельзя было сказать, что Гарольд Вильсон приходил к успешным решениям. Вместо этого он совершенно неожиданно ушел в отставку в 1976 году. Как мы еще успеем выяснить далее, он был практически вынужден подать в отставку из-за развивающегося сердечно-сосудистого заболевания.

Что касается исследования эмоций в сфере политического, то внимание научного сообщества в большей степени было уделено изучению эмоциональной атмосферы социальных групп (в зависимости от дискурса: толпы или масс). Так, например, профессор психологии в университете Висконсин-Мэдисон Леонард Берковиц, исследуя причины и результаты эмоциональных состояний различного рода (значительная часть работ посвящена исследованию агрессии), часто занимается трансляцией знания, полученного на основе экспериментов и интервьюирования отдельных личностей, через призму социального пространства, что позволяет его работам приобретать социально-психологический характер. Показательной работой в этом смысле является его «Агрессия: причины, последствия и контроль» (Берковиц, 2001). В данной работе автор изучает причины возникновения агрессии в обществе, апеллируя к индивидуальным экспериментам. В контексте настоящего исследования считается важным отметить тот факт, что Берковиц в своей работе не отрицал биологические влияния на возникновение и формирование определенного типа настроения (именно психосоматическая теория, о которой пойдет речь в данной работе, рассматривает любое устойчивое эмоциональное состояние через призму биохимических механизмов), однако, сам их не рассматривал. Так или иначе, Берковиц, исследуя устойчивые эмоциональные состояния, которые сам называл «настроением», обращался либо к индивидам в обществе, либо к самому обществу как продукту суммы индивидов: изучение эмоциональных состояний высших уровней власти осталось в стороне.

Крэйг Андерсон и Брэд Бушман, так же, как и Берковиц, занимающиеся исследованиями агрессивных состояний, в своей знаменитой статье «Human Aggression» изучают знание об агрессивных состояний с точки зрения различных теорий, среди которых в том числе можно увидеть теорию социального научения (теория, формирующая представление о человеке как существе, на протяжении жизни вынужденно проходящем через определенные этапы социализации, что и является основой становления характера человека) и теорию социального взаимодействия (теория, изучающая микроуровни коммуникации между индивидом и его социальным окружением) (Anderson, Bushman, 2002). Помимо указанного выше, будучи психологами по образованию и сфере научных интересов, Андерсон и Бушман в своем исследовании более не уделяют внимание социальному значению и социальным причинам агрессии. Таким образом, мы вновь сталкиваемся с довольно жесткими рамками изучения индивидуальных характеристик и их связей с обществом.

Указанные выше исследования касались в большей степени психологии как самостоятельной науки или ее социальной интерпретации. Однако в начале двадцатого века было создано такое понятие, как «политическая психология», возникшее как реакция на рационалистский и институциональный пафосы. Тем не менее о каких-либо более или менее фундаментальных работах в рамках политической психологии можно говорить лишь применительно к концу второй половины двадцатого века. Так, в 1996 году появился труд Филиппа Брода, который в переводе с французского называется «Эмоции в политике» («L'émotion en politique») (Braud, 1996). Работа в первую очередь важна тем, что в ней впервые уделено фундаментальное внимание вопросам значимости политической психологии. В частности, в работе изучаются отношения между психологией и политикой, которые являются сложными и порождающими большое количество споров. Суть споров сводится к образованию двух лагерей, отношения между которым условно описываются тем, что социология относится к коллективному поведению, а психология к индивидуальному. Таким образом, можно ожидать, что политические исследователи, которые применяют коллективный или структурный подходы в исследованиях политических отношений, неохотно признают актуальность политической психологии, в то время как те, кто поддерживает индивидуалистический подход с большой долей вероятности признают ее полезность или даже будут обсуждать ее необходимости. Сама политическая психология в интерпретации Брода включает в себя аспекты личности, групповые и массовые явления, эмоциональный интеллект и политический символизм. На его работы повлиял психоанализ, литература по антропологии и исследования конструктивистов. Брод делает акцент на политической психологии и символизму в политике. Больше всего его интересуют вопросы соотношения насилия физического и символического (в качестве примера приводится убийство Джон Кеннеди, которое со следующими поколениями обросло мифами и образами). Он утверждает, что эмоциональное часто недооценивается в исследованиях политики и маскируются теорией рационализма. Тем не менее эмоциональные факторы важны. И важны в двух аспектах (два уровня): первый - то как и в какой мере эмоциональное состояние акторов влияет на процесс принятия решений и создание; второй - поведение определяется социальной системой (ожидания, проекции и т.д.). Поэтому важно изучать эмоциональное в социально значимых ситуациях. Отсюда возникает "психология ситуаций". Автор также уделяет особое внимание тому символическому, которое видно в работе политика, а именно идиомам, ключевым словам, что существует из-за влияния ритуальных и обрядовых практик, существующих вокруг политика, памятников, произведений искусства и прочих никак, казалось бы, не связанных с этим вещей.

Таким образом, мы видим, что Филипп Брод уделяет внимание личности политика в большей степени, чем это делали исследователи в сфере социальной психологии, однако, в данном случае, говоря о соотношении физического и символического, мы скорее чувствуем влияние школы постструктурализма, а именно таких авторов, как М. Фуко и Ж. Бодрийяр. Брод не уделяет внимание личности как таковой для исследования ее эмоционального пространства. Автор изучает те факторы личности, которые, выражаясь в дискурсе постмодернистов, формируют определенную действительность, на которую в том числе влияют эмоции.

Еще одним примером изучения эмоций в политическом поведении является работа Джорджа Маркуса, Рассела Ноймана, Майкла Маккуина «Affective Intelligence and Political Judgment» (Marcus et al., 2000). В работе отрицается постулат о всеобъемлющей рациональности индивида (гражданина). Авторы указывают на необходимость включения эмоционального компонента в исследованиях, в том числе в электоральных исследованиях. Такие заключения не являются инновациями для электоральных исследований. Еще в 1960 году была впервые опубликована работа Ангуса Кэмпбелла, Филиппа Конверса, Уоррена Миллера и Дональда Стоукса под названием «Американский избиратель» (Campbell, 1980). Суть работы сводилась к формулированию так называемой «теории партийной идентификации» (социально-психологический подход экспрессивного голосования), согласно которой избиратель идет на выборы по причине психологической необходимости выражения такого рода поддержки партии. Однако Маркус и соавторы, и тем более Кэмпбелл и его коллеги, даже учитывая психологические факторы, в больше степени занимаются вопросами электоральных процессов.

Среди западных специалистов в области гуманитарных наук, связывающих политические процессы с психологическими или эмоциональными состояниями, можно также выделить Московичи с его работой «Век толп» (Московичи, 1998). Работа посвящена глубокому и систематическому анализу феномена «толпы» с использованием в качестве основы теорий Фрейда, Лебона и Тарда. Работа является очень важной вехой в исследовании психологии масс, однако, она, как и все упомянутые выше работы, не позволяет нам узнать что-либо об устойчивых эмоциональных состояниях в высших эшелонах власти. К таким работам может также быть отнесена работа Теда Гарра «Почему люди бунтуют» (Гарра, 2005), посвященная изучению агрессивных стимулов в обществе и отдельных социальных группах.

Среди представителей отечественной школы политической психологии могут быть упомянуты такие имена, как Дмитрий Ольшанский («Психология масс») и Марат Еникеев («Энциклопедия. Общая и социальная психология»). И один, и другой авторы изучают зависимость общества от психологических и, в частности, устойчивых эмоциональных состояний. Ольшанский и Еникеев продолжают традицию изучения политического поведения социальных групп с минимальной привязкой к индивидами. Хотя Ольшанский и пытается, опираясь на постулаты Лебона и Фрейда, ответить на такие вопросы, как «почему масса вбирает в себя индивида», «если индивид первичен, а масса вторична, тогда почему индивид ведет себя так, а не иначе, позволяя массе вобрать себя и разрушить»1.

Так или иначе, все упомянутые выше исследования все еще находятся слишком далеко от исследований эмоциональной атмосферы, которые бы приводили к знанию о постоянном, устойчивом эмоциональном состоянии лидеров государств или членов правящей верхушки. Исследования, о которых было сказано, предоставляют нам уникальное знание об эмоциональном поведении социальных групп (экспрессивном или устойчивом). Но они также создают блестящий научный фон для дальнейших разработок в сфере исследований эмоций в политике. Изучая общество изнутри, следя за стимулами и реакциями различных социальных групп, мы сможем понимать общество, но мы не сможем понимать процессы со всех сторон, если не будем обращать внимание на устойчивые и порой доставляющие катастрофические неудобства эмоциональные состояния глав государств и лидеров правящей верхушки.

Марк Урнов в своей монографии «Эмоции в политическом поведении» указывает на две причины, по которым необходимо изучение устойчивых эмоциональных состояний (Урнов, 2008): а)эмоции как устойчивые компоненты существования индивида влияют на его характер поведения и мировосприятие2; б)перманентные эмоциональные состояния, становящиеся настроениями, имеют «фоновый» характер, а значит они незаметно влияют на политическое поведение и могут приводить к различным, не поддающимся прогнозу результатам3.

Таким образом, актуальность данного исследования представляется достаточно очевидной: нам необходимо уделить внимание влиянию еще одного, эмоционального, фактора на процесс принятия политических решений. Без изучения перманентных эмоциональных состояний, влияющих на процесс принятия конкретных решений, дальнейшее изучение эмоциональной динамики социальных групп представляется бессмысленной. Нам необходимо понять, какова эмоциональная атмосфера на верхних уровнях управления государством, в противном случае мы не сможем достигнуть конструирования полноценной картины той или иной ситуации, состоящей из многочисленных граней.

Тем не менее автор осознает всю глубину существующей проблемы, поэтому не претендует на нахождение безусловного истинного знания, дающего ответ на вопрос о том, как именно или в какой мере заболевание может влиять на принятие того или иного конкретного политического решения. В данной работе в задачи автора входит попытка переопределить повестку дня для профессионального сообщества лиц, занимающегося исследованиями процессов принятия решений, указать на существование неисследованной грани политического знания, находящейся на стыке трех дисциплин: психологии, психосоматики и политической науки, как таковой.

Как уже было сказано выше, в любом исследовании мы имеем определенное знание. Проблема исследования может быть определена путем перехода от этого знания к тем переменным, которые нам неизвестны. В данном исследовании отсутствующее знание можно определить следующим вопросом: почему лица, принимающие решения поступают так, а не иначе? Здесь, как мы выяснили выше, может включиться неинституциональный личностный фактор. Таким образом, более конкретно проблему настоящего исследования можно определить через отсутствие знания о том, существуют ли неинституциональные факторы (эмоциональный фон), влияющие на процесс принятия решений.

Если говорить об объекте и предмете исследования, то объектом данного исследования будет являться тот самый эмоциональный фон, сформированный в пространстве какого-либо главы государства, а предметом – характер эмоционального фона.

Главная цель исследования – определить, каков характер эмоциональной составляющей существования личности, участвующей на высшем уровне процесса принятия решений. Цель сформулирована именно таким образом лишь для того, чтобы путем выяснения характера эмоционального фона определить, насколько целесообразным будет изучать степень его влияния на процесс принятия решений в дальнейшем. Второстепенной целью является обратить внимание научного сообщества на проблему, которая имеет место быть, путем компетентного анализа через призму психосоматики мотивов поведенческих реакций лидеров двадцатого столетия. Для достижения главной цели нам необходимо пройти несколько этапов, которые, в свою очередь, согласованы с задачами исследования и со структурой самого текста.

В первую очередь, в задачи настоящего исследования входит сбор наиболее подробных биографических сведений из жизней политических лидеров двадцатого столетия. При этом данные будут носить скорее медицинский характер. Автор намерен изучить всю возможную литературу, которая абсорбировала в себе сведения из открытых и закрытых медицинских карт. Как правило, авторы таких источников стараются не упускать из виду и общие, контекстные, биографические сведения, что поможет нам сразу находить связь между здоровьем изучаемой личности и конкретным процессом принятия решений.

Так как данная работа посвящена изучению, так называемого, эмоционального фона, следующей задачей автора станет попытка психосоматической реконструкции на основании полученной информации о заболеваниях лидеров двух государств. Почему избрана методика психосоматической медицины? Дело в том, что психосоматика – это наука, находящаяся на стыке традиционной, лабораторной, медицины и психологии (психоанализа). Сама наука изучает влияние именно психических отклонений на развитие и течение соматических заболеваний, однако, за годы изучения этого предмета многие психиатры и неврологи сумели сформулировать устоявшиеся паттерны зависимостей между соматикой и психикой, что позволит нам провести реконструкцию. То есть, учитывая медицинские карты лидеров (в которые в том числе входят показания чисто психологического толка), мы сможем проследить через набор паттернов, какие эмоции лежат в основе того или иного заболевания.

После создания общих конструктов мы сможем проследить за тем, какая эмоция будет превалировать над другими у большинства лидеров, из чего мы сможем сделать определенный вывод о характере эмоциональной атмосферы в высших эшелонах власти. Это поможет нам сконструировать общую картину эмоционального фона во властных элитах двух стран.

Что касается методологии, то здесь я использую рамки необихевиоризма, который использует совокупность различных методик, позволяющих выполнять поставленные задачи. Именно необихевиоризм позволит мне, используя психосоматические паттерны зависимостей, реконструировать доминирующие эмоции лидеров. В зависимости от характера эмоции мы сможем делать какие-либо выводы о том, какое влияние она имеет на процесс принятия решений.

Что касается новизны исследований, то можно с уверенностью заявить, что поиском ответа на вопрос, влияют ли неформальные факторы на результаты какого-либо политического действия, занимались очень многие до этого исследования. Другой вопрос, что никто еще не пытался реконструировать характеристики политических лидеров для ответа на этот вопрос. Автор находит это необходимым, так как видит в этом еще одну грань большого процесса принятия политического решения. Без исследования этой грани мы не сможем рассуждать о каком-либо знании природы того или иного факта. Мы можем говорить о новизне также потому, что сама психосоматическая медицина имеет еще достаточно много вопросов в собственных рамках, поэтому исследователям в этой области имеет больше смысла работать на полноценное становление этой науки. В рамках данного исследования мы будем использовать лишь признанные и устоявшиеся методики психосоматической дисциплины, чтобы реконструировать образы и проследить зависимость между показаниями медицинских карт и процессом принятия решений.

Когда мы говорим о конкурентной политике в области рекрутмента в высших эшелонах, мы склонны ограничиваться лишь категориями «справедливости», «демократичности» и прочими относительными категориями. Тем временем, если посмотреть на истории США и Великобритании, мы можем увидеть, что эти страны, как и многие другие, находились во многих войнах, в перманентном состоянии враждебности. Это – показатели эпохи неорелизма во внешней политике (кто кого одолеет, игра с нулевой суммой). Автор не берется обсуждать преимущества и недостатки этого инструмента. Нам необходимо полностью абстрагироваться от обсуждения целесообразности внедрения категории «конкурентности» в нашей жизни. Вместо этого необходимо отметить, что, с точки зрения психологии, конкуренция (в том числе, как неотъемлемый элемент теории эволюции) – это инструмент агрессивного характера. Отсюда вырастает «дефект» конкурентной политики в области рекрутмента во властных элитах. Суть этого «дефекта» в том, что наверх «выбираются» люди с наиболее агрессивным типом личности (как и в теории Дарвина о том, какие виды смогут выжить). Отсюда можно вывести исследовательскую гипотезу. Дело в том, что согласно Ф. Александеру, одному из классиков психосоматической теории, нарушения парасимпатической нервной системы и далее, в зависимости от того, каким именно заболеванием обладает человек, можно говорить о природе заболевания, которая лежит в агрессии. В свою очередь теория психоанализа говорит нам о том, что чаще всего агрессия – проявление инфантилистских зависимостей, в которых Фрейд видел попытку регрессировать до уровня ухода от необходимого действия. Если мы окажемся правы и природа характеров лидеров в большинстве своем находится в области агрессивной эмоции, тогда, в зависимости от заболевания, мы сможем более уверенно утверждать, что какой-либо процесс принятия решений был приведен в действие в состоянии психического расстройства личности. Это, в свою очередь, не может не повлиять на способность реалистичной оценки ситуации, а значит неинституциональные факторы действитeльно имеют грандиозное влияние на процесс принятия решений.

В данной работе в качестве отправной точки автор использовал монографию лорда Дэвида Оуэна, который успешно сочетал карьеру врача и политика (был в должности министра иностранных дел Великоберитании с 1977 по 1979 годы). В его книге можно обнаружить грандиозную сводку основных медицинских фактов, связанных с лидерами Великобритании и США. Он старается как можно подробнее разбирать основные недуги политиков, проводя параллели с ключевыми событиями их политических практик. При этом сам Оуэн исключает в своей работе вероятность оперирования такими терминами, как «сумасшествие», «безумие», «психопатия» и прочие. Он тщательно разграничивает эти понятия, которые можно часто заметить в прессе или в беседах, и медицинскую терминологию. Оуэн глубоко убежден в том, что примеры терминов, указанных выше, совершенно неуместно применять одновременно к таким несхожим между собой диктаторам, как Мао Цзэдун, Иди Амин, Адольф Гитлер, Саддам Хуссейн, равно, как и к несхожим между собой демократическим политикам (Линдон Джонсон, Маргарет Тэтчер, Ричард Никсон и другие).

В настоящем исследовании можно будет также часто видеть ссылки на работу психиатра Джонатана Дэвидсона, который вместе с группой других психиатров подробно разобрал все возможные биографические ресурсы, касающиеся 37 Президентов США (в данной работе нам будут интересны лишь те, чья карьера попала в выбранный временной период).

Среди прочего я использовал многочисленные источники исключительно биографического характера отдельных политических лидеров.

Что касается профессиональный психосоматической литературы, то здесь основополагающим источником для исследования стала классическая работа Франца Александера «Психосоматическая медицина», в которой подробно разбираются основы теории, и приводятся многочисленные примеры из медицинской практики автора этой работы.

Также использовалась работа Антонио Менегетти «Психосоматика», в которой известный клинический психолог старается показать, насколько применима сама теория, о которой большую часть времени рассуждал Ф. Александер, в жизни и реальных практиках. Также было уделено внимание не менее важной работе американского исследователя в области психосоматики Хэлен Фландерс Данбар. В ее работе «Психосоматические диагнозы» она разработала «теорию специфических типов личности» или иначе «теорию личностных профилей». Во многом благодаря этой работе у нас есть возможность воспользоваться готовыми паттернами, проверенными многочисленными практиками и опытами, зависимостями и, переложив их на разработанную классификацию заболеваний Александера, провести полноценную реконструкцию психотипов политических лидеров 20 столетия.


Каталог: data -> 2013
2013 -> Эконометрический анализ преступности в г. Перми
2013 -> Связь характеристик индивидуального пути с
2013 -> Бакалаврская работа
2013 -> «Система госзакупок высокотехнологичного медицинского оборудования»
2013 -> «Анализ административной практики защиты прав участников размещения заказов»
2013 -> Проблемы социальной адаптации внутренних мигрантов в условиях мегаполиса
2013 -> «Применение международных стандартов информационной безопасности при деятельности российских коммерческих организаций»
2013 -> Диссертация «Воздействие бюджетного дефицита и государственного долга на экономический рост: анализ на примере развитых и развивающихся стран»
2013 -> Программа дисциплины Саморегуляция. Аутотренинг. Медитация для направления 030300. 68 Психология для магистерских программ
2013 -> Особенности маркетинговой стратегии компании Тойота на рынках стран Европы


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница