«Эмоциональная атмосфера в высших эшелонах власти Великобритании и США в ХХ в.»


Истории болезней лидеров XX столетия



страница2/5
Дата26.04.2016
Размер3.65 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5

Истории болезней лидеров XX столетия


В настоящей главе автор предлагает обратиться к различным источникам литературы, содержащим сведения из медицинских карт и записок личных врачей президентов и премьер-министров США и Великобритании соответственно. Для систематизации значительного блока информации предлагается рассматривать каждого лидера по отдельности, начиная с США, затем перейти к сбору информации о высших эшелонах власти Великобритании. Для начала нам необходимо собрать всю информацию о состояниях здоровья и лишь затем выделить ключевые, наиболее часто встречающиеся заболевания для дальнейшего их анализа.

Лидеры США


Итак, первым лидером, чье состояние здоровья будет рассмотрено, является Теодор Рузвельт. Говоря о Рузвельте, нам стоит в первую очередь упомянуть имя одного из главных биографов лидера Эдмунда Морриса, который в попытках дать описание его взбалмошному характеру обращается к рассказу Леона Базальжетта, приводя следующую цитату: «Эти потоки внешней агрессии, отчасти свирепой, отчасти смешной, свидетельствовали более об энергичности, нежели о способности серьезно мыслить. Они были частью той неумеренности, что составляла принадлежность характеру Рузвельта»4. Известно, что Рузвельт страдал частыми депрессивными приступами. Уже одно это позволяет нам полагать, что на президентском посту США находился человек, который страдал биполярным расстройством. Так или иначе, в 2006 году группа психиатров официально заявили о том, что Рузвельт страдал биполярным расстройством I типа (Davidson et al., 2006).

Что же касается соматических условий существования Рузвельта, то здесь стоит отметить, что в детстве Рузвельт переносил астматические приступы, а также приступы гастроэнтерита. Из-за астмы, которая ослабила сердечную мышцу, Рузвельту категорически запретили заниматься серьезными физическими нагрузками. В 1883 году Рузвельт вновь перенес сильнейший приступ астмы и диареи. В 1884 году от брюшного тифа умерла его мать, а через несколько часов от почечной недостаточности умерла его жена. Через несколько недель Рузвельт перенес сразу несколько приступов астмы. Перед самыми родами второй жены Рузвельта у последнего снова возникает приступ астмы, сопровождающийся диареей. Мы можем полагать, что, судя по тому, сколь закономерно появление приступов, тревога являлась постоянным соседом Рузвельта, что и провоцировало сами приступы. Как известно, тревожные состояния являются производными от страха перед неизвестностью, однако, к определению эмоции, лежащей в качестве основы характера Рузвельта в тот или иной период, мы перейдем позже. Проблема симптомов тревожных расстройств отошла на второй план ближе к 42 годам, однако, вернулась юношеская проблема со сдерживанием агрессивных припадков или, как иначе это называется, с управлением гневом. Эдмунд Моррис писал: «В молодости вспышки агрессии могли внезапно охватить его, но в зрелом возрасте он обладал достаточной силой, чтобы сдерживать себя, подобно тому, как расплавленная вулканическая лава сдерживается покровом лавы затвердевшей…»5. Дэвид Оуэн считает, что наиболее значительных результатов лидер достигал именно в моменты успешного управления гневом6. Проблема агрессивных вспышек заключается еще и в том, что они опасно граничат с так называемыми маниакальными эпизодами. И даже если у нас нет оснований считать, что это были именно они, невозможно отрицать саму склонность к маниакальным состояниям. Это выражалось в характере сна президента: «неровный, непродолжительный, после восемнадцатичасового рабочего дня становился здоровым и восстанавливал силы». Именно такой характер сна присущ людям с маниакальными эпизодами.

Это все, что мы имеем по медицинской карте Рузвельта, по крайней мере, важного для последующего использования психосоматического подхода.

Следующим президентом США после Теодора Рузвельта стал Вудро Вильсон, который пришел на президентский пост, страдая от артериальной гипертензии, дававшей осложнения на сосуды головного мозга, что, в свою очередь, приводило к целому ряду неврологических заболеваний. Из-за артериальной гипертензии Вильсон был предрасположен к тромбозу, который часто приводит к изменению в стенках сосудов. В данном случае это были стенки артерии в сетчатке глаза. Из исследований конца 1980-х годов нам известно, что уже в 1919 году Вудро Вильсон был склонен к неестественным вещам, выдающим в нем прогрессирующую деменцию или иначе регрессирующие умственные способности (слабоумие) (Princeton University Press, 1988). Это приводило к тому, что он уже не мог рационально (сообразно собственному привычному поведению) оценивать ситуацию: в необходимой мере влиять на расстановку политических групп, быть объективным, приходить к компромиссу и даже видеть его. Считается, что деменция Вильсона являлась следствием некоторого количества микроинсультов. Эдвин Вайнштейн упомянул в своем исследовании мемуары современника Вильсона, в которых указано следующее: «Вильсон…становится все более эгоцентричным, подозрительным, скрытным и бестактным в отношениях с людьми»7. Безусловно, эти качества не могли бы стать базовыми для человека, занимающего президентский пост. Джордж Вальден указывал в своем крупномасштабном исследовании психических расстройств в высших эшелонах власти США слова премьер-министра Франции Жоржа Клемансо, который обвинил Вильсона в патологической религиозности и наличии психологических отклонений на этой основе.

Так или иначе, к концу 1919 года Вильсон перенес тромбоз крупной артерии правого полушария головного мозга, что привело к тотальному нарушению сознания и параличу всей левой половины тела. Несмотря на абсолютно непригодное к государственной службе состояние здоровье Вильсона, Кэри Грейсон, личный врач Вильсона с 1913 года, заявил на заседании кабинета министров, что президент находится лишь в состоянии нервного срыва, которое сопровождается нарушением пищеварения. Таким образом, личный врач президента дал понять, что не считает последнего недееспособным, хотя Вильсон не мог ни читать, ни проговаривать речь.

Уоррен Гамалиель Гардинг занял президентское кресло сразу после Вудро Вильсона и имел вид абсолютно здорового мужчины. Однако на самом деле Гардинг несколько лет страдал заболеванием сердца, которое приводило к серьезной одышке. Немаловажным фактом является наличие тотальных депрессивных состояний Гардинга. Расстройство было столько велико, что привело к нескольким сердечным приступам. В конечном счете Гардинг умер в 1923 году от инсульта, причиной которого стала сердечно-сосудистая патология. Уоррен Гардинг не является хоть сколько-нибудь выдающейся личностью относительно президентского кресла, тем более удивительно, что человек с такими серьезными заболеваниями в конечном счете добился победы в ходе предвыборной гонки, хотя фактически не выходил за порог крыльца своего дома.



Что касается следующего президента США, то медицинская карта Калвина Кулиджа является куда более интересной в рамках настоящего исследования, чем история его предшественника. Кулидж, как никто другой на его месте среди президентов США, не был способен абстрагироваться от влияния на его состояние не только стресса, связанного с политической и административной работой, но и в большей степени от стресса, связанного с его личной жизнью. Сын Кулиджа умер от сепсиса, что без сомнения повлияло на психологическое состояние жены президента. Однако на этом проблемные внешние факторы для Кулиджа не закончились, потому что уже в 1927 году президент отказался баллотироваться на второй срок ввиду ухудшающегося здоровья жены (Ferrell, 1998). В 1928 году у его жены нашли раковую опухоль в почке. Все это развило в Кулидже глубокое депрессивное расстройство, что подтвердилось в исследованиях 2006 года Йонатана Дэвидсона (Davidson et al., 2006). Кулидж также страдал невротическими страхами, которые тоже могли стать причиной сильного депрессивного расстройства. Среди прочего в детстве он был весьма склонен к аллергии, что привело к затрудненной проходимости носовых ходов и к развитию астмы. Эти заболевания мучали его до конца жизни. В конце концов, еще в студенческое время, Кулидж приобрел признаки агрессивного поведения. Его приступы гнева также продолжались до конца его жизни, однако, это не помешало ему не только обзавестись семьей будучи «занудным адвокатом»8, но и затем стать президентом США. Дональд Маккой, личный биограф Калвина Кулиджа, писал о том, что депрессия и невротические страхи президента могли бы еще долго оставаться его тайной, если бы не так называемая «потомакская лихорадка», которая приводила его к отрицанию факта о том, что кто-либо еще может занять президентский пост после Кулиджа. Именно поэтому меланхолические состояния усилились после ухода в отставку и в 1933 Калвин Кулидж скончался от инфаркта миокарда.

К сожалению, медицинские данные некоторых лидеров стран так и остались закрытыми или, как в случае с Гербертом Гувером, утеряны (возможно ввиду их уничтожения). До наших дней дошла лишь информация о том, что Гувер страдал хронической депрессией9. Конечно, данные, касающиеся депрессивных расстройств, также имеют немаловажную роль для нашего исследования, о чем будет сказано в следующей главе, и еще более важную для более глубоких исследований влияния неинституциональных факторов на процесс принятия решений.

Следом за Гувером пост президента США занял Франклин Делано Рузвельт. Как известно, Франклин Рузвельт провел четыре года на посту губернатора Нью-Йорка и двенадцать на президентском посту будучи инвалидом, большую часть времени прикованным к инвалидному креслу из-за перенесенного полиомиелита.

За несколько месяцев до подписания Атлантической хартии с Уинстоном Черчиллем на борту «Принца Уэльского» Рузвельту поставили диагноз «артериальная гипертензия», которая была осложнена железодефицитной анемией, подразумевавшей переливание крови. Тем не менее, в 1941 году после налета авиационных сил Японии на базу Перл-Харбор Рузвельт был вынужден вступить в войну. Но уже в период с 1942 по 1944 состояние здоровья президента ухудшалось настолько, что в 1944 он был вынужден ненадолго оставить политические вопросы на своих советников и пройти полноценное медицинское обследование, которого он избегал с самого вступления на пост президента США. В ходе обследования был поставлен диагноз «гипертензия, левожелудочковая недостаточность, острый бронхит» (McIntire, 1946. P.139). После нескольких врачебных консилиумов было решено давать Рузвельту лекарства (дигиталин), которые могли помочь ему с перемежающимся пульсом.

В феврале 1945 года состоялась Ялтинская конференция. Состояние здоровья Рузвельта было далеко от идеала даже с лекарствами, поэтому его советники предлагали ему отказаться от личного участия в конференции. Тем не менее, Рузвельт был непреклонен. Однако до сих пор не ясно, была ли идеи отправления Рузвельта на конференцию положительной с политической точки зрения. Незадолго до конца конференции, восьмого февраля, у Рузвельта начались проблемы с частым чередованием сильных и слабых ударов сердца, что указывало на серьезное заболевание сердца. Из дневника личного врача Уинстона Черчилля, Чарльза Уисона, известно следующее: «Врачебному взгляду президент представляется серьезно больным человеком. У него все симптомы выраженного склероза мозговых артерий, и, о моим оценкам, жить ему осталось лишь несколько месяцев»10. В 2005 году было проведено нейрофизиологическое исследование (ретроспективное: такие исследования важны для выявления деградации образа мышления человека и проводятся посредством анализом речей и записей) речи Рузвельта в Конгрессе в 1945 году (A. Salerian, G. Salerian, 2005). В ходе исследования выяснилось, что президент не мог следовать подготовленному тексту, часто оговаривался (произнес «Мальта» вместо «Ялта») , был непоследователен и скуден относительно словарного запаса.

Франклин Рузвельт умер от обширного инсульта, который будет проанализирован с точки зрения психосоматики в следующей главе.

Дуайт Эйзенхауэр является неоднозначной фигурой для истории Соединенных Штатов Америки: с одной стороны, это – эпоха роста благосостояния, с другой – сопутствующий росту консерватизм. Так или иначе, нас интересует его весьма богатая на диагнозы медицинская карта. Еще во времена Второй мировой войны, а именно в 1943 году, Эйзенхауэру поставили диагноз «артериальная гипертензия». Помимо этого президент всю жизнь испытывал катастрофические неудобство из-за желудочно-кишечного заболевания, которое во время клинических эпизодов сопровождалось спазмами и приступами диареи. Все сведения об этих «эпизодах» имеются в личном дневнике Эйзенхауэра, частично изложенном в монографии Дэвида Оуэна. Это желудочно-кишечное заболевание впоследствии был определен как болезнь Крона.



За свою жизнь Эйзенхауэр перенес несколько сердечный приступов, первый из которых случился еще до вступления в должность президента, в 1949 году, и имел среднюю тяжесть (Lasby, 1997). Второй приступ случился в 1955 году: его личный врач, Говард Снайдер, диагностировал сердечный приступ с тромбозом коронарной артерии. Однако общественности в тот момент стала доступна лишь версия о «простом несварении»11.

В 1956 году, только оправившись от тяжелого сердечного приступа, Эйзенхауэра затронул новый приступ илеита (болезни Крона) со всеми сопровождающими этот приступ обстоятельствами. После окончательного выздоровления Эйзенхауэр баллотировался на второй срок. Однако уже в 1957 году, после начала второго президентского срока, Эйзенхауэр перенес транзиторную ишемическую атаку, которая началась с головокружения и частичного онемения в правой руке. Так как с этого момента и до конца жизни Эйзенхауэр страдал от небольшого дефекта речи, можно сделать вывод, что скорее всего президента поразил инсульт.

В 1965 году Эйзенхауэр перенес свой третий инфаркт миокарда. Стоит отметить, что каждый из приступов Эйзенхауэра вполне резонно сопровождался депрессивными расстройствами разной степени тяжести.

Дуайт Эйзенхауэр скончался от четвертого и последнего инфаркта в 1969 году.

Преемником Эйзенхауэра стал Джон Фицджеральд Кеннеди, состояние здоровья которого является не менее достойным рассмотрения для настоящего исследования. Так, известно, что жизнь Кеннеди с самого начала сопровождалась значительным количеством болезней (Dallek, 2002). В 1934 году у него диагностировали колит. В 1937 у врачей, занимающихся лечением колита, появилось предположение о наличие гипофункции надпочечников. В 1938 году после аварии, случившейся в период обучения в Гарварде, у Кеннеди развился остеопороз.

Уже в 1943 году Кеннеди был поставлен диагноз «язва двенадцатиперстной кишки». В 1944 году в ходе операции на спине хирурги обнаружили дегенерацию волокнистой хрящевой ткани. Наконец переломным моментом в жизни Кеннеди стал 1947 год, когда впервые прозвучал диагноз «болезнь Аддисона». Наиболее важным фактором влияния состояния здоровья Кеннеди на его политическую жизнь является не столько само заболевание (или заболевания), а скорее лечение, которое было прописано. Дело в том, что, имея различные заболевания, относящиеся к разным сферам изучения человека, Кеннеди нанял несколько врачей узкого профиля, каждый из которых прописывал свои (часто рискованные) препараты для лечения или профилактики заболевания, за которое отвечал. Для того, чтобы наиболее полно описать все препараты, которые принимал Кеннеди, приводится цитата из биографической книги, написанной Робертом Даллеком: «Дневник приема лекарств Джей Эф Кея («JFK» от John Fitzgerald Kennedy – прим. автора)…содержал записи об инъекциях и оральном приеме кортикостероидов, суть которых сводилась к компенсации надпочечниковой недостаточности, а также инъекциях прокаина, синтетического кокаина, для профилактики боли в спине, а также ломотил, болеутоляющие, фенобарбитал, метамуцил, тестостерон, трансентин для диареи, пенициллин и прочие антибиотики для лечения от инфекций мочевых путей и туинал для избавления от бессонницы»12. Как мы можем видеть, Кеннеди принимал значительное количество препаратов, которые часто мешали одно другому. Из-за скачков содержания тестостерона Кеннеди был вынужден избирать роль «мачо» по мнению Дэвида Оуэна13. После действия лекарств Кеннеди впадал в депрессию. Высадка в заливе Свиней обернулась для Кеннеди глубоким стрессом, из-за чего прием тестостерона и стероидов при болезни Аддисона в нужных дозах был нарушен. Во время самого вторжения Кеннеди переживал острую диарею. Все это привело его в такое напряжение, что следующие несколько встреч в рамках заседаний кабинета министров вполне могли прерываться граничащим со срывом состоянием Кеннеди (Foreign Relationships of the United States 1961-1963, Vol.10, 1997. P. 305). Кеннеди часто ударялся в слезы, мучился от бессонницы, часами проводил время в одиночестве. В таком состоянии (разумеется имеющем определенную динамику в зависимости от приема лекарственных препаратов) Кеннеди провел остаток своей жизни вплоть до его убийства в 1963 году.

Линдон Джонсон, к которому перешли полномочия убитого Джона Кеннеди, перенес инфаркт еще задолго до вступления в должность президента США в 1955 году. Роберт Каро в своей монографии утверждал, что Джонсон, еще будучи лидером сенатского большинства, работал в «сумасшедшем темпе»14. Получив свой первый сердечный приступ, президент до конца жизни боролся с непреодолимым страхом перед инфарктом. После приступа Джонсона поразило глубокое депрессивное расстройство, которое эпизодами проявлялось и после выздоровления.



Случай Джонсона интересен во многом тем, что после приступа острого холецистита в 1965 году он обратился к Дуайту Эйзенхауэру с целью получить совет по поводу обнародования сведений о собственном состоянии здоровья. И хотя Эйзенхауэр посоветовал признаться во всем общественности, Джонсон не смог перебороть собственное помешательство на секретности. Подобное помешательство прогрессировало на протяжении всей карьеры, перерастая в некое подобие паранойи.

Стоить также отметить тот факт, что история семьи Джонсона пестрит сведениями об алкоголизме и гиперсексуальности, что свидетельствует о наличии в его семье биполярного расстройства, передающегося на генетическом уровне по наследству. Учитывая периодические депрессивные эпизоды, можно полагать, что и сам Джонсон страдал от этого же расстройства.

Тогда же в 1965 году спичрайтер Джонсона Ричард Гудвин стал беспокоиться по поводу переменчивого поведения президента, что стало причиной его обращения к нескольким психиатрам. Вот, что написано в монографии самого Гудвина: «Во всех случаях диагноз был одинаков: мы описывали классический случай параноидной дезинтеграции, всплеск давно подавлявшейся иррациональности. Будущее оставалось неопределенным»15. К сожалению, сведений от конкретных практикующих психиатров найти невозможно как раз в силу чрезмерной подозрительности Джонсона: все бумаги, содержащие информацию о его психическом здоровье, уничтожали. Тем не менее, психиатры, проводившие исследование в 2006 году, которое уже упоминалось выше в связи с Теодором Рузвельтом, заключили, что, как и Рузвельт, Джонсон страдал биполярным расстройством I типа (Davidson, 2006).

Паранойя Джонсона развивалась, что стало основанием полагать, что были подорваны ясность суждений, рациональность поступков и решений16.

В 1967 году Джонсону в ходе операции удалили злокачественную опухоль, что так же скрывалось от общественности, как и прочие сведения о здоровье президента. Джонсон умер в 1973 году от инфаркта, первый случай которого и развил в нем страх, перешедший впоследствии в паранойю.

Ричард Никсон, занявший пост президента после Джонсона, за время пребывания в должности президента по выражению Дэвида Оуэна «подошел к психозу вплотную»17. Врач общего профиля, принявшийся разбираться с психологическим здоровьем Никсона, Арнольд Хатшнекер, в одной из своих статей пишет о том, что Никсон является лидером возбудимого типа (Summers, 2000). На практике это означало лишь то, что Никсон страдал от агрессивных вспышек. Современники часто говорили о Никсоне как заядлом алкоголике. Лоренс Иглбургер заявил, что на совещаниях Никсон «рвет и мечет, до одури напиваясь в самый разгар кризиса». Из исследования уже упомянутого Йонатана Дэвидсона известно, что Никсон был «в шаге» от нервного срыва, что усугублялось серьезными проблемами с алкоголем (Davidson et al., 2006. P. 364). Подобная «балансировка» привела к развитию у Никсона паранойи, что выражалось в его все более частых попытках уединиться для размышлений.



Рональд Рейган отличался от своего предшественника и Линдона Джонсона тем, что не имел никакого внутреннего конфликта по поводу обнародования сведений о своем здоровье. Ввиду того, что его мать последние годы жизни страдала старческим слабоумием, он пришел к выводу о необходимости собственного прохождения медицинского обследования на выявление психического состояния, а также наличия у него болезни Альцгеймера. Медицинское обследование не выявило никаких серьезных отклонений на тот момент, и, как отмечает Дэвид Оуэн, при встрече с ним было крайне тяжело проанализировать его умственные способности, однако, через несколько лет после вступления в должность стало ясно, что у Рейгана присутствуют серьезные проблемы с памятью18. Это стало причиной подозревать у него признаки прогрессирующей болезни Альцгеймера. В 1987 году было проведено нейрофизиологическое исследование речей Рейгана, в ходе которых выяснилось, что за четыре года со времен дебатов в 1980 году у президента появились признаки старческого слабоумия (Hugh L'Etang, 1995). В 1993 году у Рейгана все же диагностировали болезнь Альцгеймера (Lawrence K. Altman, 2004).

Наконец, последней фигурой, рассмотренной в контексте анализа лидеров США, станет Джордж Буш-старший, история болезни которого значительно беднее, чем у его предшественников. Так, единственной проблемой, связанной со здоровьем президента Буша, стал диагностированный тиреотоксикоз. Джордж Буш-старший также пострадал в 1991 году от мерцательной аритмии, что возможно привело к весьма пассивного характера предвыборной кампании на выборах в 1992 году, которые и привели к победе Билла Клинтона. Сам Билл Клинтон не страдал никакими серьезными заболеваниями.

Далее мы рассмотрим глав правительства Великобритании, которые занимали этот пост в период XX столетия.

Каталог: data -> 2013
2013 -> Эконометрический анализ преступности в г. Перми
2013 -> Связь характеристик индивидуального пути с
2013 -> Бакалаврская работа
2013 -> «Система госзакупок высокотехнологичного медицинского оборудования»
2013 -> «Анализ административной практики защиты прав участников размещения заказов»
2013 -> Проблемы социальной адаптации внутренних мигрантов в условиях мегаполиса
2013 -> «Применение международных стандартов информационной безопасности при деятельности российских коммерческих организаций»
2013 -> Диссертация «Воздействие бюджетного дефицита и государственного долга на экономический рост: анализ на примере развитых и развивающихся стран»
2013 -> Программа дисциплины Саморегуляция. Аутотренинг. Медитация для направления 030300. 68 Психология для магистерских программ
2013 -> Особенности маркетинговой стратегии компании Тойота на рынках стран Европы


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница