Энциклопедический словарь (В) Ф. А. Брокгауз Ваал



страница22/44
Дата28.09.2017
Размер6.86 Mb.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   44

Виадуки

Виадуки или путепроводы (франц. Viaduc, нем. Viaduct, англ. Viaduct). – Обыкновенно принято называть так значительных размеров мосты, устраиваемые чрез овраги или сухие долины, или, вообще, там, где требуется провести шоссейную или железную дорогу выше поверхности земли. Постройка виадуков составляет очень важный отдел инженерного искусства, в особенности в странах с большими неровностями земной поверхности. В России, в Крыму, при постройке ЛозовоСевастопольской железной дороги пришлось прибегнуть к их помощи; с постройкой же железных дорог на Кавказа для виадуков в России открылось обширное поле.


Когда приходится провести дорогу на значительной высоте над земной поверхностью, вопрос о том устроить ли для этой цели виадук или просто земляную насыпь, решается на основании следующих соображений. Объем насыпи, небольшой при малых ее высотах, быстро возрастает по мере увеличения высоты и при том не пропорционально ей, а почти пропорционально ее квадрату. Примерно также возрастает и ее стоимость. Стоимость же В. мало изменяется с увеличением высоты, так как пролетные части остаются приблизительно те же, а увеличиваются только быки; возрастание их стоимости идет гораздо медленнее и более приближается к простой пропорциональности высоте. Таким образом оказывается, что начиная с известного предела высоты насыпь становится уже более дорогой, чем В. Этот предел зависит от многих условий стоимости работы, материалов, системы В. и пр. Для каменных виадуков его можно полагать примерно в. 10 – 15 сажен. Далее насыпь, пересекая долину, преграждает сток дождевым и снеговым водам. Если бассейн долины обширен, то для пропуска этих вод в насыпи придется делать очень значительные отверстия, в виде мостов, при чем в случаях исключительных по обилию атмосферных вод, которые заранее трудно предвидеть, оставленные отверстия могут оказаться недостаточными и насыпь под давлением скопляющейся воды может разрушиться. Виадук вполне избавляет от возможности подобных катастроф. Наконец, площадь основания насыпи очень велика по сравнению с площадью, занимаемой виадуком, что часто имеет важное значение.

Виардо

Виардо (Michelle-Pauline Viardot-Garcia), знаменитая певица и сочинительница многих музыкальных произведений, родилась в Париже в 1821 г., дочь певца Гарсиа и сестра знаменитой Марии Малибран; пению училась у своего отца, по фортепиано была ученицей Листа, по теории композиции – Рейха. Превосходное контральто, необычайного объема – от fa в малой октаве до верхнего сопранового do – соединялось у В. с чрезвычайно счастливой артистической натурой. В. принимала участие в концертах с 1837. г., а на сцене дебютировала в 1839 г., в Лондоне. В том же году она выступила в Париже, в итальянской опере, находившейся под дирекцией Виардо, за которого и вышла замуж несколько лет спустя. Блестящий успех не покидал ее на оперных сценах Вены, Берлина, Петербурга, Москвы и др. В 1849 году В., по желание Мейербера, исполнила в Париже парию Фидес в «Пророке». В этой роли она выказала себя не только замечательной певицей, но и даровитой актрисой. Необычайный успех имела В. в 1859 в «Орфее» Глюка) в Theatre-Lyrique в Париже. Из сочинений В. пользуются большим распространением в музыкальном мире серия романсов на французские тексты, двенадцать русских романсов, шесть мазурок Шопена, переложенных для пения. Кроме того, В. написала три небольшие оперы; «Le dernier sorcier», «L'orgie», «Trop de femmes». Сочинения В. отличаются самостоятельностью, вкусом и прекрасной музыкальной подготовкой. В настоящее время В. занимается педагогической деятельностью. Ее советами пользовались многие русские и иностранные певицы. Из детей В. получил большую известность скрипач Поль Виардо, ученик Леонарда. Он концертировал с большим успехом, между прочим и в Петербурге. Известна многолетняя дружба, соединявшая нашего Тургенева с В. и ее мужем; в доме В. он и умер.


И. С.

Вибрация

Вибрация (Vibratio – колебание, от латинского vibrare) – музыкальный и научный термин, обозначающий колебание воздуха, происходящее от дрожания какого-нибудь тела, как-то струны, металлической пластинки, голосовых связок, натянутой кожи, колокола, а также от дрожания столба воздуха в каждом духовом инструменте Это колебание производит музыкальный звук. Не следует смешивать вышеупомянутую вибрацию с так называемою вибрацией голоса певца или играющего на струнном инструменте. Такая вибрация или тремолирование состоит скорее в очень быстром, равномерном и весьма незначительном чередовании повышения и понижения звука. Такой прием называется vibrato, tremolando. Н. С.



Вивальди

Вивальди (Антонио Vivaldi) – итальянский скрипач и композитор, род. в Венеции во второй половине XVII ст., умер в 1743 г., был аббатом и директором консерватории в Венеции. В. был так предан музыке, что однажды во время богослужения оставил алтарь с целью записать пришедшую в голову очень счастливую музыкальную мысль. За это В. чуть не подвергся преследованиям инквизиции и спасся только тем, что был признан человеком ненормальным. В. развил форму скрипичного концерта. Он написал 30 скрипичных концертов, много симфонических произведений, трио, сонат для скрипки и 26 опер.


Н. С.

Виварий

Виварий (Vivarium) – помещение, назначенное для содержания живых животных.



Вивисекция

Вивисекция или живосечение есть оперативный прием, применяемый на живых животных, с целью выяснения отправлений тех или других органов нашего тела и в особенности внутренних, мало или вовсе недоступных непосредственному наблюдению. Путем вивисекций, конечно, различных в разнообразных случаях, исследователь проникает в разнообразные полости – в черепную, грудную, брюшную и т. д., доходит до интересующего органа, будет ли то сердце, печень, мозг, нерв и т. д., исследует их на месте путем физико-химических способов, узнает эффекты или продукты их деятельности механического, химического или нервного характера; или же удаляет органы из тела, чтобы последующим наблюдением выпадающих из жизненного оборота явлений составить себе представление о роли, которую играл удаленный орган в теле. Наконец, вивисекция предпринимается иногда с целью только удаления из тела того или другого органа – сердца, печени, мышцы и т. д., функция которых уже исследуется вне тела при определенных физико-химических условиях, изменяемых по произволу исследователем. Таким путем и добыть почти весь ценный фактически материал, относящийся к области явлений кровообращения, дыхания, пищеварения, выделения, к иннервации различных органов, к общей нервной и мышечной физиологии и к специальной физиология спинного и головного мозга и нервов. Таким образом очевидно, что В. является орудием физиологического экспериментального исследования, с которым неразрывно связан поступательный ход биологических и медицинских наук. Не будь вивисекций на животных, мы бы не имели никакого представления о животном электричестве, т. е. электрических токах мышц, нервов и мозга, о функциях чувствующих и двигательных нервов, психомоторных и сенсорных функциях головного мозга и вообще о механизме нервных актов, и так во всем, что касается жизни нашего тела. Если бы что-либо могло не дать развиться вивисекциям со времен Гипокрита и по наши дни, то наука о жизни вся бы покоилась на одних условных фантастических гипотезах и умозрениях. В. представляют необходимейшее орудие исследования как для патолога, применяющего их с целью выяснения причин патологических уклонений функций или отдельных органов, или целого тела в совокупности, так и для фармаколога, ставящего себе задачей определить механизм действия тех или других лекарственных веществ и ядов на различные органы тела. Герофил и Эразистрат, вожди Александрийской школы, первые произвели рассечение на живых животных – козах и даже на преступниках, приговоренных к смерти, а знаменитый Гален (между 131 и 200 годом) развил и укрепил вивисекционный метод в добыл значительное количество ценных физиологических фактов. Это вивисекционное направление в физиологии в последующие за Галеном столетия периодически то затихало на долгое время, то вновь выражалось в лице лучших представителей биологических и медицинских наук – Гарвея, Граафа, Мальпигия, Левенгука, Галлера, Спалланцани, Фонтана, Чарльза Белля, Легаллуа, Гальвани, Александра Гумбольдта и Маттеучи. Но, как метод исследования, была окончательно введена и установлена в области биологических и медицинских наук лишь с начала этого столетия, благодаря Мажанди (1783 – 1855) и Иоганна Мюллера(1801 – 1858). От них берет начало плеяда ученых, достигших огромной известности в области биологических наук, каковы, напр., Клод-Бернар, Пфлюгер, Дюбуа-Раймон, Гельмгольц, Лудвиг, Гейденгайн, Германн, Сеченов, Мечников и т. д., доказавших, что поступательное движение биологии и медицины не мыслимо без широкого разумного применения вивисекционного метода, открывающего нам при содействии ныне очень развившихся приемов физики, химии и микроскопии не только механизм нормальных функций органов тела, но и причины уклонения этих функций от нормы при разнообразных физиологических и патологических условиях жизни живых организмов. Описательная анатомия, изучаемая на трупах. не в состоянии открыть нам того, что делается в частях организма во время жизни, т. е. историю протекающих в них событий. На трупе, напр., артерии почти всегда бывают пусты или только наполнены газом, и всякий, кто подобно Эразистрату наблюдал бы артерии только на трупах, не был бы в состоянии оценить роль артерий в кровообращении; и в самом деле, этот выдающийся исследователь смотрел на артерии, как на воздухоносные трубки, находящиеся в сообщении с воздухоносными трубками легкого. Между тем Галену стоило только обнажить артерии на живых животных, чтобы сразу видеть эти трубки наполненными пробегающей в них кровью и отчетливо определить их назначение в теле, и так во всем, что касается функций различных органов животного организма. Первым приобретением В. метода была точная локализация жизненных функций по различным анатомическим аппаратам животного тела. Первые вивисекторы полагали, что этим исчерпываются назначения В., и такое направление последних изменилось лишь с той минуты, когда биологами и физиологами был установлен вопрос о механизме функций и наука о жизни приняла механическое направление, в течение настоящего столетия принесшее такие плоды, о которых никогда и не мечтали исследователи прежних виталистических и анимистических школ. Применение физико-химических и механических знаний к исследованию явлений жизни возвысило значение В. как в биологии, так и в медицине до такой степени, что лаборатории, снабженные всем, что необходимо для В., являются неизбежным атрибутом даже всех почти без исключения клиник. Вопросы, возникающие из наблюдения над течением болезней у больных людей, а равным образом и над лечением последних теми или другими средствами, изучаются и детально анализируются путем целесообразных опытов на животных, на которых выясняется механизм нарушения функций, соответствующий данной форме заболевания, и действие при этом на организм тех или других физических условий и лекарственных веществ. Клиника ставит вопросы экспериментальной лаборатории, а последняя, опираясь на вивисекц. метод исследования животных, ближайших к человеку, силится открыть механизм заболевания и агенты, могущие восстановить нормальные функций в заболевшем организме. Утилитарное значение В. сказывается особенно резко в области практической медицины, так как открытие источников заболевания, механизма расстройства функций и механизма действия лекарственных веществ немыслимо без опытов на животных. Только убедившись в безвредности вещества или тех или других физических условий животных организмов или даже в благоприятном действии изучаемых агентов на деятельность различных органов тела, позволительно приступать к применению этих средств или физических агентов на больной организм человека такова основная мораль современной медицины. Для последней объектом экспериментального исследования может служить только животный организм, доступный анализу только путем В.; обязанности же медицины перед больным человечеством сводятся лишь к облегчению его страданий и восстановлению его здоровья по известным уже строго определенным способом. Из сказанного очевидно то огромное значение, которое должен иметь В. экспериментальный метод в области не только биологии, но и медицины.
Исключение из науки вивисекции, как непозволительного метода исследования, свелось бы к одному из двух или к полному застою наших медицинских знаний, к обречению ее на неподвижность, или, что скорее, к усилению человеческих страданий и к повышению смертности, так как при этом объектами исследования, за неимением других, стали бы сами люди и они бы поневоле испытывали на себе невыгодные последствия всевозможных проб и манипуляций, не прошедших через контрольный ряд опытов на животных. Представителями антививисекционного взгляда являются общества покровительства животных. Сперва во Флоренции, в которой действовал знаменитый вивисектор Шифф, а затем и в Англии с 1870 г. поднялась сильная агитация со стороны общества покровительства животных против производства каких бы то ни было опытов на животных, – сопряженных с пролитием их крови. Результатом этого движения, прошедшего через ряд горячих прений в стенах английского парламента (1876 г. 11 августа), явился билль (Cruelty to animals act), по которому право производства опытов на животных с физиологической целью ограничивалось определенными государственным секретарем лицами и учреждениями, причем лошади, ослы, собаки, кошки должны были быть совершенно исключены из числа объектов для В. опытов; кроме того, все остальные, допускавшиеся до опытов животные, должны быть наркотизованы до бесчувственности и тотчас после опыта должны быть убиваемы. Не удовлетворившись подобного рода ограничениями В., главное агитировавшее против них общество – Society for the prevention of cruelty to animal и другие общества защиты животных, распространением сенсационных брошюр о бесполезных истязаниях, которым подвергают ученые различных животных в своих лабораториях, стремились восстановить общественное мнение настолько, чтобы В. были окончательно воспрещены законом, чего однако не удалось достигнуть, в виду резкого протеста ученых сил страны. Аналогичное движение, хотя и в более слабой степени, разыгралось почти в то же время и в Германии, и во главе его Эрнст Вебер, в сочинении своем «Die Folterkammern der Wissenschaft. Eine Sammiung von Thatsachen fur das Laienpublikum» (Лейпциг, 1879), нападал на злоупотребления В., называя знаменитейших физиологов нашего времени бессовестными преступниками и палачами, и доказывал, не понимая дела, всю иллюзорность пользы В. в научном отношении и т. д.; он требовал, чтобы все общества покровительства животных соединились для общего протеста против В. направления физиологии и для внесения в рейхстаг петиции monstre о полном запрещении В. на животных. Но здравый смысл нации и интеллигентного общества, подкрепляемый и просвещаемый такими прекрасными брошюрами, как L. Hermann, «Die Wivisectionsfrage» (Лейпциг, 1877); Ludwig, «Die Wissenschaftliche Thatigkeit in den physiologischen Instituten» (Лейпциг, 1879); Heidenhain, «Die Vivisection im Dienste der Heilkunde» (Лейпциг, 1879) и Holz, «Wider die Humanaster. Rechtfertigung eines Vivisektors» (Страсбург, 1883) – устранил всякие серьёзные последствия раздувавшегося Эрнстом Вебером антививисекционного движения и право В. без всяких ограничений осталось, как и прежде, достоянием всех экспериментальных лабораторий и клиник. У нас в России курляндское общество покровительства животных, 4 августа 1880 года подало петицию министру юстиции, касающуюся ограничения злоупотребления В. в различных факультетах и академиях Империи. Опираясь на то положение, что закон преследует вообще всякое терзание и истязание животных в обыкновенном смысле слова, и что творится при вивисекции в лабораториях, по мнению курляндского общества, возбуждает лишь один ужас и негодование с точки зрения гуманитарной цивилизации и морали, общество это требовало вмешательства закона, который бы допускал В. только в крайне необходимых случаях и устранял возможность злоупотребления ими. Там, где В. сопровождались мучениями животных, превосходящими пределы того, что требовалось научной постановкой опыта, или там, где В. производится без достаточной научной необходимости, там виновники должны быть строго наказаны законом. Не вступая в подробности требований этого общества, указывавшего в частности еще и на то, что учащиеся не в праве делать В. без специального руководства профессора и его ассистентов, что В. не должны быть практикуемы для демонстраций (на лекциях) установленных уже в науке положений, что к ним не следует прибегать там, где цель достигается путем мертвого материала, что экспериментируемые животные должны быть непременно наркотизованы до бесчувственности, если только условия опыта допускают это, и что животные после тяжелых операций должны быть по достижении цели эксперимента тотчас же убиваемы, если не требуется над ними дальнейших наблюдений, – так, не вникая во все эти отдельные пункты требований общества, отступление от которых должно было быть наказуемо законом, мы видим что общество курляндское хлопотало не о воспрещены В., а об ограничении злоупотребления ими, как в количественном, так и в качественном отношении.
Профессора экспериментальных наук физиологии, экспериментальной патологиии и фармакологии, часто, по мнению общества, производят В. там, где они вовсе не необходимы для развития научных знаний и притом подвергают животных большим мучениям, чем это требуется условиями самого опыта. Петиция эта, насколько нам известно, была представлена в факультеты различных университетов, а также и в медицинскую академию, но была окончательно отклонена. И в самом деле, каким образом власть или закон могут вмешиваться в вопрос о том следовало ли или не следовало профессору, или его ассистентам и работающим под его руководством, сделать данную В. для решения того или другого специального научного вопроса? Профессора той же специальности, т. е. товарищи по ремеслу, никогда бы не взялись за роль судей контролеров в таких сложных и запутанных научных вопросах, так как им самим из личного опыта известно, что вопрос о том, следует ли решить тот или другой вопрос В. и какой именно, зависит много от индивидуальности и личных взглядов экспериментатора на свой предмет и нередко мало обещающие В. давали прекрасные неожиданные результаты и наоборот. Ошибки в этом отношении возможны огромные. Таким образом государство или закон лишены возможности контролировать деятельность профессоров и их учеников в той части ее, которая относится к позволительности или непозволительности вивисекций при разработке тех или других научных вопросов, и это по отсутствию компетентных в этом отношении судей. Таким образом только профессора специалисты могут являться судьями того, злоупотребляют ли они вивисекциями или нет. Мыслимо, конечно, что в отдельных редких случаях экспериментатор, недостаточно вникнув в сущность разбираемого вопроса, прибегает к нецелесообразным формам вивисекций, сопряженных при том же с чрезмерными мучениями животного, и все это быть может напрасно, благодаря дурной постановке опыта по недостаточно обдуманному плану. Но эти примеры, по нашему глубокому убеждению, не могут служить основанием для преследования В., как научного метода исследования или их запрещения, а могут быть лишь мишенью для печатной критики, карающей необдуманность и жестокость тех или других актов любого общественного деятеля. Не подлежит также сомнению, что экспериментаторы не лишены чувства сострадания к животным и везде, где только можно, наркотизуют испытуемых животных, во избежание излишних мучений, и по окончании опыта тотчас уничтожают их, если они уже не оказываются нужными. К сожалению, исследование функций многих органов, напр. мозга, сердца, сосудистой системы и т. д. невозможно при полном наркозе животных, вследствие изменения нормальной реакции этих органов на различные внешние раздражения, а потому приходится нередко для изучения нормальной функции органов экспериментировать на ненаркотизованных животных; также точно значение поставленного опыта не ограничивается иногда продолжительностью вивисекций, а приходится нередко наблюдать животное после операции в течение целых дней и недель. В таком случае животные попадают в положение хирургических больных, излечимых или неизлечимых и за которыми устанавливается бдительный уход. Судя по тому, что делается в лучших иностранных и русских лабораториях, общество должно знать, что во главе этих лабораторий стоят люди не кровожадные, не отличающиеся профессиональной жестокостью, а только мирные труженики науки, имеющие одну лишь цель – это расследование жизненных функций, неминуемо связанное с вивисекциями на животных. Если исследователь, в поисках истины, скрепя сердцем, приступает к кровопролитной и болезненной вивисекций, то утешением ему служит лишь то, что она послужит в будущем на расширение наших познаний о явлениях жизни и тем самым не останется без последствий и для страждущего человечества. Мы в начале уже показали то огромное значение, которое имеют вивисекции для развития наших биологических и медицинских знаний, следовательно – какую огромную полезность представляют вивисекции в качестве орудия исследования. Противники вивисекций, очевидно, игнорируют все это. В заключение укажем здесь еще на брошюру известного дерптского физиолога Александра Шмидта, написанную в ответ на притязания курляндского общества покровительства животным «Zur Vivisectionsfrage» (1881, Dorpat u. Fellin).
И. Тарханов.

Виги

Виги – Название этой английской партии появляется впервые в 1679 г., также как и название тори, обозначающее противников вигов. В это время вновь начинала разгораться борьба между королем и парламентом, приведшая в сороковых годах к первой английской революции. Оказалось, что реставрация Карла II не примирила окончательно противоположности, выразившиеся в борьбе между круглоголовыми и кавалерами. С одной стороны протестантское течение, постоянно усиливавшееся в среде нации, требовало терпимости по отношению к диссентерам и даже допущения их к политическим правам, вооружалось против католиков и обращалось против королевской прерогативы своими попытками устранить католика герцога Йорского от престолонаследия. С другой, верноподданная высоко-церковная партия старалась отстоять привилегии англиканизма и преобладание начала монархического. Первое направление получило от противников кличку парии вигов, по имени пуританских фанатиков Шотландии, которые доходили в своей ревности до открытого восстания. Кличка «тори» была дана в ответ, чтобы попрекнуть монархистов связями с католиками, бунтовавшими в Ирландии. Изменническая политика Карла II и Иоанна II, стремившаяся к расширению королевской власти при помощи подчинения Англии патронату Людовика XIV, подорвала положение торийской партии и заставила ее вождей нехотя примкнуть к революции 1688 г. Несмотря на сравнительно мирный ход этого переворота, он придал вигской теории договорного отношения между королем и народом значение основного законоположения. Принцип был выдвинут конвенцией, посадившей Вильгельма III на престол. В религиозном отношении виги добились только смягчения принудительных мер против диссентеров, но не политического их уравнения. Вследствие самой победы своей виги в значительной степени потеряли характер партии реформаторов. С 1689 г. до 1770 г. они, за редкими исключениями, держали в руках правительственную власть и важнейшее их дело за это время состояло в том, что они фактически установили практику кабинетного правления, т. е. солидарного министерства, представляющего политические взгляды не короны, а большинства палаты общин. На почве избирательного порядка XVIII века, допускавшего к выборам весьма немногочисленный и случайно подобранный класс граждан, эта система приняла характер своеобразной парламентской олигархии, которая при случае, как напр. в деле Вилькса (1768), способна была обратиться против идеи политического верховенства нации, подобно тому как она стояла против политического верховенства короля. Состав партии за это время вполне отвечал ее принципиальной программе. Ее сила основывалась на влияний крупнейших землевладельцев и на городских классах. Первым постановка партии обеспечивала господство, вторые дорожили ею главным образом вследствие религиозной терпимости, которая отличала вигизм от англиканского торизма. В 1770 г. Георг III нанес партии решительный удар назначением министерства Норта составленного из партии среднего и мелкого землевладения, не имевшей большинства в нижней палате. Это была первая успешная попытка короля вновь выдвинуть свою власть в качестве самостоятельного политического фактора. Долгое господство олигархии, несмотря на значительные заслуги в области международной политики и финансов, привело к полному упадку политической нравственности, организованной системе подкупов и фаворитизму в администрации. Общественное мнение поддержало короля. Как в 1770 году, так и в 1784 ему удалось провести своих министров, наперекор палате общин. Оба раза новые выборы подтверждали его политику. Но это все-таки были только временные вспышки королевского влияния. Эпоха преобладания торизма, которая открывается министерством Питта младшего в 1784 г. и тянется почти без перерывов до 1830 года, очень скоро вернулась к кабинетному правлению, выработанному вигами. Принципиально торийская партия утвердилась, после некоторых колебаний, на начале традиционного строя Англии, которое противополагалось колебаниям и революциям на материке Европы. Виги сначала распались под влиянием своего нравственного и политического крушения. Аристократические и либеральные тенденции партии подали повод к образованию самостоятельных групп. Гренвиль, Рокингэм, Борк, несмотря на значительную разницу оттенков, в общем представляют аристократическую филиацию партии, Чатам, Шельберн, Фокс – либеральные идеи. Последние одержали верх, и в XIX веке виги окончательно перешли на сторону реформы. До падения Наполеона у них не было никаких шансов на успех. Но уже в эпоху Священного Союза обнаружились первые признаки того, что английское общественное мнение оправилось от паники перед революцией и сознает свою солидарность с европейскими либералами. Внешняя политика Каннинга совершенно порвала с Священным Союзом, несмотря на то, что исходила от представителя торийской партии. Во внутренней политике благоразумный Пиль также вступил на путь уступок они выразились прежде всего в отмене важнейших ограничений, отстранивших диссентеров и католиков от политической жизни. Но все эти меры были только признаками приближения более существенных реформ, в которых торийская партия не в состоянии была принять инициативы. Появление вигов вновь в качестве руководящей партии связано с вступлением лорда Грея в министерство в 1830 г. и с первою реформою палаты общин. Расширение избирательного права, в силу соображений отвлеченной справедливости и благоразумия, знаменует новую эпоху в английской государственной жизни. Долго задержанное демократическое течение неудержимо прорывается вперед и одним из характерных признаков коренного изменения условий является то обстоятельство, что политические партии оставляют мало-помалу старые клички, слишком тесные и специальные для новых противоположностей. Выступает группировка на консерваторов и либералов, за которыми намечается и небольшая, но многозначительная радикальная фракция. Термин виги не был вполне оставлен, но потерял свою определенность и стал применяться к самой умеренной части либералов, которая не сочувствовала быстрым реформам. На французском парламентском языке вигов последнего времени назвали бы людьми левого центра. В общем можно сказать, что английские виги прошли в своей истории три стадии развития. Они сформировались, как партия, отстаивавшая идею договора между правительствами и подданными, и в этом смысле проведи революцию 1688 г. В течение почти непрерывного восьмидесятилетнего преобладания они разработали формы парламентского верховенства и довели его до своеобразной олигархии. Реорганизация парии после ее свержения при Георге III совершилась вокруг идеи реформы как раз этого узкоолигархического строя.
В истории Соединенных Штатов слово «виг» также сыграло роль, хотя и не такую продолжительную и блестящую, как в Англии. Вигами стали называться в двадцатых годах преемники федералистов, защитники национального единства против претензий отдельных штатов, ослаблявших значение союзного правительства. Несмотря на то, что партия вигов считала в своих рядах нескольких из наиболее выдающихся государственных людей и ораторов Америки (Генри Клей, Вебстер), политика ее отличалась вообще неясностью и нерешительностью по капитальному вопросу американской истории – вопросу о невольничестве. После попытки поставить его распространение в известные границы Миссурийским компромиссом (1820) начался ряд уступок южным демократам, завершившихся Клеевским компромиссом 1850 г., который подарил союз законом о преследовании беглых рабов. Все эти жертвы были принесены для того, чтобы умилостивить южных рабовладельцев и отвратить их от нападений на союз. Но при таких условиях подрывалась в корне сама идея союза, как учреждения, стоящего выше местных интересов и особенностей. Виги не одолели этого противоречия и распались в 1852 – 1854 гг., чтобы уступить место более энергичной и последовательной республиканской партии, которой суждено было провести дело освобождения и этим устранять коренную причину розни в союзе.
П. Виноградов.

Каталог: download
download -> Современный взгляд на значение ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента в лечении артериальной гипертензии у пожилых
download -> Жизнь Александра Флеминга Андре Моруа
download -> Мбоу сош №42 с. Сандата основы формирования здорового образа школьников
download -> Н. И. Доста, А. А. Вальвачев Доброкачественная гиперплазия предстательной железы: новый взгляд на этиопатогенез и лечение. Белмапо, Минск Эпидемиология
download -> «Доброкачественная гиперплазия предстательной железы (аденома)»
download -> Актуальность. Определение понятия «синдром эмоционального выгорания»
download -> А. В. Ракицкая // Психологический журнал. 2011. Я№3 4 (29 -30). С. 48 55


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   44


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница