Энциклопедический словарь (В) Ф. А. Брокгауз Ваал



страница24/44
Дата28.09.2017
Размер6.86 Mb.
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   44

Викинги

Викинги. – Так назывались дружины морских разбойников, выходивших в начале средних веков из Скандинавии и разорявших все побережье западной и южной Европы своими смелыми хищническими набегами. Викинги имели свою организацию, усложнявшуюся соразмерно с числом членов шайки; их адмиралы носили название"Викинг-ворд". Свои походы они совершали как небольшими отрядами, так и целыми войсками; впоследствие от грабежа они стали переходить к завоеваниям и основали несколько государств. С распространением христианства на Севере походы викингов постепенно прекратились. См. Стрингольма «Походы викингов» (русский перевод Шемякина, Москва, 1861).



Вико

Вико (Джиамбаттиста Vico) – итальянский мыслитель, род. в 1668 г., в Неаполе, где и умер в 1744 г. Получив юридическое образование, он посвятил себя, однако, преподавательской деятельности, сначала в качестве домашнего учителя, потом – профессора риторики. В 1734 году король Карл сделал его своим историографом, и с этого времени только улучшилось его материальное положение. Его сочинения следующие «De antiquissima Italorum sapientia» (1710), «De uno universi juris principio et fine uno» (1720) и «Principj di una scienza nuova intorno alla commune natura delle nazioni» (1726 г.; лучшее издание в двух томах, с примечаниями Галотти, 1826), не считая посмертных «Opuscoli raccolti», изданных в 1818 г. Главнейшим трудом В. была «Новая наука», в которой он проявил большую оригинальность мысли, остроумие и смелость взглядов; в исторической критике он предвосхитил некоторые идеи Фридриха Августа Вольфа и Нибура но особенно он сделался известен благодаря своей историко-философской теории, по которой все народы проходят свой жизненный путь одинаковым образом, вследствие чего всеобщая история представляет собою вечный круговорот возвращения одних и тех же явлений (corsi е ricorsi). В XVIII в. В. был одинокий и неизвестный мыслитель, и настоящая его слава началась лишь в двадцатых годах XIX в., когда его провозгласили даже родоначальником философии истории. В 1822 г. вышел в свет немецкий перевод «Новой науки» Вебера; в 1827 г. сделал краткое ее изложение, с восторженным введением, Мишле; с этого времени только и стали говорить о В., издавать его сочинения (полное собрание в изд. Феррари 1836 – 37; сокращенное Мишле 1836; полный франц. перевод «Новой науки» 1844) и изучать его жизнь и произведения. Литература о В. весьма обширна Ferrari, «Vico et l'Italie» (1839); Werner, «Ueber Vico als Geschichtsphilosophen» (1877) и «Gr. Vico als Philosoph und gelehrter Forscher» (1881); Flint, «G. Vico» (1884) и др. Порусски изложение учения В. см. в «Опыте исторического обзора главных систем философии истории» М. М. Стасюлевича (1866). Ср. статью о В. и его новой науке в «Отечествен. Записках» за 1872 г. Остальные указания в I т. «Основных вопросов философии истории» Н. Кареева (стр. 5 – 7).


Н. Карпев.

Виконт

Виконт (фр. Vicornte, англ. Viscount, итальян. Visconte, испан. Vicecomte) – так назывался в средние века наместник в каком-нибудь владении графа (от vice comes). Впоследствии отдельные В. так усилились, что сделались независимыми и владели известными уделами (Бомон, Пуатье и др.) стало соединяться с званием В. В настоящее время этот титул во Франции и в Англии занимает среднее место между графом и бароном. Старший сын графа обыкновенно носит титул В.



Виктория

Виктория (Victoria) – растение из семейства кувшинниковых (Nymphaeaceae), составляющее один род с единственным надежным видом V. regia. Оно открыто лет 30 тому назад сначала в р. Амазонской, а затем в больших ее притоках и в Ориноко. Это гигантское водяное растение, будучи многолетним в своем отечестве, возделывается в наших теплицах как однолетнее. Плавучие листья, выходящие из столетнего корневища, погруженного в подводном иле, почти круглой формы и снабжены длинными черешками. Они иногда бывают двух метров в диаметре. Края их сначала загнуты вверх, а затем расправляются; толстые нервы усажены снизу острыми шипами. Большие цветы бывают в 3 дециметра ширины и большие; состоят из очень большого числа лепестков. Распускаются вечером и даже ночью; сначала они белые, затем розовеют, а под конец становятся в центре пурпуровыми. Семена В. употребляются на родине растения в пищу под именем водяного маиса (Mais del aqua). Культура В. производится в особых для нее построенных аквариях, так как она требует особых условий вода в акварие должна иметь не меньше 25°Ц., а освещение должно быть возможно сильное; необходимо довольно частое возобновление воды; для посадки на дне аквария делается из земли бугор, в верхушку которого и закладываются семена.


А. Бекетов.

Вилла

Вилла, у древних римлян – первоначально род деревенской усадьбы, мызы или фермы, т. е. жилой дом с различными хозяйственными постройками (Villa rustica). Малопомалу В. утратила этот характер и превратилась в дом, отделанный с расточительной архитектурною городскою роскошью и служащий для житья и отдохновения богатых людей во всякое время года (villa urbana). При этом, разумеется, она строилась в приятной местности и снабжена была садом. Таковы были, напр., Арпинум Цицерона и принадлежавшие к самым богатым и изящным виллы Метелла и Лукулла. О великолепных В. времен римских императоров мы знаем по описаниям Плиния Младшего и сохранившимся остаткам таких сооружений; из них к числу известнейших принадлежит В. императора Адриана в Тиволи, близ Рима. Во времена Каролингов королевскими виллами (villae regiae) назывались земли государей, на которых они нередко имели свою резиденцию; но понятие о римских виллах было совсем чуждо средним векам, и только в эпоху Возрождения стали снова являться в Италии виллы богатых и знатных людей, окруженные роскошными садами, щеголяющие изяществом архитектуры и наполненные произведениями искусства, но менее древнеримских вилл приспособленные к жизни в холодную пору года. Из римских вилл этой эпохи особенно знамениты виллы Альбани, Боргезе, Лудовизи и Фарнезина. В настоящее время В. называется более или менее изящная дача с садом, в которой владелец, и его семейство проводят летние месяцы, а также городской дом особняк с садом, террасами, верандами и пр.


А. С – в.

Вильгельм Завоеватель

Вильгельм Завоеватель – король Англии (1066 – 1087) род. в 1027 г. и был побочным сыном нормандского герцога Роберта II Дьявола. В 1033 г., когда Роберт Дьявол отправился на богомолье в Палестину, В. был признан его наследником. При известии о смерти Роберта (1035), нормандские бароны и во главе их родственники умершего герцога восстали против его незаконнорожденного преемника, и только вмешательство французского короля Генриха I, который был сюзереном и опекуном В., сохранило за ним престол. Юность Вильгельма прошла в войнах с соседями (особенно с гр. Анжуйским, Годефруа Мартелом, и с французским королем), из которых он вышел победителем, подчинив Нормандии графство Мэн (1060), и в борьбе с баронами, которых ему удалось принудить к полному повиновению. Предмет особых забот В. составляла нормандская церковь он сам руководил духовными соборами и старался поднять умственный и нравственный уровень духовенства. Сотрудником его в церковных преобразованиях был приор знаменитой бекской школы Ланфранк.


В 1051 г. В. посетил своего родственника, английского короля Эдуарда Исповедника, и впоследствии стал утверждать, что бездетный Эдуард во время этого свидания назначил его своим наследником, хотя такое назначение, без согласия витенагемота, не имело законной силы. Тем не менее, когда в 1066 г. умер Эдуард и английский престол перешел к его шурину Гарольду, В. заявил свои притязания, ссылаясь на завещание Эдуарда, на свое родство с ним (его отец был племянником матери Эдуарда, Эммы) и на клятву самого Гарольда – в случае смерти Эдуарда способствовать избранию В. английским королем. Притязания В. поддерживал папа Александр II; он отлучил Гарольда от церкви и возложил на В. миссию привести Англию к покорности св. престолу. Под знамена В. собрались с разных концов западной Европы рыцари и простые воины, жаждавшие приключений и быстрого обогащения. Численность его войска простиралась до 60000. Нормандский флот отплыл из гавани С. Валери (в устье Соммы) и 29 сентября 1066 г. пристал к берегам Англии у Певенси, близ Гастингса; около этого города вскоре и произошла битва, которая отдала Англию в руки Вильгельма. Немногие города оказали сопротивление норманнам. Лондон провозгласил королем последнего представителя англосаксонской династии, Эдгара Этелинга, и готовился к обороне; но, когда на сторону В. стали один за другим переходить светские и духовные магнаты, граждане Лондона отправили к В. депутацию, и во главе ее стоял сам Эдгар Этелинг. В. очень заботился о том, чтобы возложить на себя корону не в качестве завоевателя, а в качестве законного наследника Эдуарда, и короновался в Вестминстере с соблюдением всех обычных обрядов. Гарольд и его сторонники были объявлены изменниками; их земли подверглись конфискации и были розданы сподвижникам В. Но никаких важных изменений в англо-саксонских законах не было произведено на первых порах; привилегии Лондона В. подтвердил особой грамотой. Свое положение В. считал настолько упроченным, что на следующую весну уехал в Нормандию. Вскоре после его отъезда вспыхнуло восстание, вызванное насилиями норманнов. Возмутившимся англосаксам помогали валлийцы и некоторые норманские бароны, недовольные В.
Вернувшийся В. восстановил порядок и построил целый ряд замков, в которых разместил норманские гарнизоны. Но брожение продолжалось, и в 1068 г., когда в устье Гумбера появился флот датского короля Свена, возмущение охватило весь запад Англии. Добившись, путем подкупа, мира у датчан, В. жестокими мерами принудил мятежников к покорности; он подвергнул страшному опустошению восставшие области, причем особенно пострадала страна на севере от р. Гумбера. Последнее, в такой же степени как и прежнее неудачное восстание англо-саксов, которое поддерживал шотландский король Малькольм III, относится к 1071 г. Мятежи последующих лет уже не имеют характера национальной борьбы, и причиной их является своеволие или честолюбие норманских баронов. Таково, например восстание баронов под предводительством старшего сына В., Роберта, который добился того, что отец отдал ему в управление Нормандию (1080).
Последовательный ряд восстаний англо-саксов изменил положение В.; после их усмирения он владеет Англией уже не только на правах преемника Альфреда Великого и Эдуарда Исповедника, но и по праву завоевания. Этот двойственный характер его власти выразился в его правительственной системе, которая представляет соединение прежнего англо-саксонского строя с нормандским феодализмом. Почва для установления феодального порядка была уже подготовлена, так как еще до появления норманнов феодальная система землевладения распространилась на большую часть крупных земельных участков, и аллодиальная собственность оставалась, в виде исключения, в руках самых знатных родов. Раздавая своим норманнам земли на феодальных основаниях, В., в тоже время, старался принять меры против последствий феодализма. Английская феодальная система, введенная норманским завоеванием, очень существенными чертами отличается от континентальной. Владения многих баронов достигали очень значительных размеров, но они были разбросаны по всей стране, и это обстоятельство служило препятствием образованию системы крупных поместий. В графствах В. ввел управление шерифов – чиновников, которые получали назначение и находились в непосредственной зависимости от короля. Большие графства, созданные Канутом Вел., были уничтожены, и только в трех местах В. основал палатинаты (честерский, дергемский и кентский); два из них были отданы духовным лицам, которые, разумеется, не могли передавать своей власти по наследству. В то же время противовесом феодализму служили старые английские учреждения, отчасти сохраненные В. Он усилил систему круговой поруки десятен (frankpledge) и сохранил суды сотен и графств. Всякий вассал, кроме той присяги, которую он приносил сеньору, обязан был еще давать клятву верности королю. Оплотом против феодализма служила организация церкви. Низложив кентерберийского архиепископа Стигаида, В. возвел на его место Ланфранка и большую часть английских прелатов заместил нормандскими. Зависимость церкви от короля была увеличена епископ приносил королю ленную присягу; королевский вассал не мог быть отлучен от церкви без дозволения короля. Светская и церковная юрисдикции были строго разделены. Постановления соборов получали утверждение от короля. Сношения церкви с папой были также подчинены его контролю. Относительно св. престола В. вообще держался вполне независимо и на требование Григория VII принести ленную присягу отвечал гордым отказом. В 1086 г. В. велел составить подробную перепись земельных участков и повинностей, связанных с землевладением; запись эта носит название Domesdaybook и на ряду с "Leges et Consuetudines Willelmi etc. " («Англо-саксонское право с добавлениями и изменениями В.») является главным источником для знакомства с внутренней историей Англии при В. Завоевателе.
Перед смертью В. пришлось вести войну с возмутившимися баронами Нормандии и помогавшими им соседними французскими владетелями. Объезжая пылавшие развалины взятого им города Манта, В. был сброшен с седла и получил смертельный ушиб. Его перевезли в Руан, где он и умер (7 сент. 1087 г.). Старший сын В. Роберт наследовал ему в Нормандии, второй, Вильгельм – в Англии. Кроме общих сочинений, см. Aug. Thierry, «Histoire de la conquete de l'Angleterre par les Normands»; Planche, «The Conqueror and his companions»; Freeman, «History of the Norman Conquest of England» и его же, «William the Conqueror».
А. Кудрявцев.

Вина

Вина (culpa, Schuld, culpabilite) составляет необходимое условие ответственности, как гражданской, так и уголовной, за недозволенные деяния. Она заключается в внутреннем отношении дееспособного субъекта к совершаемому им деянию. В. образует так называемый внутренний состав деяния, за которое субъект или виновник подлежит ответственности. Как внутренний психологический элемент деяния, вина противополагается самому действию, вызвавшему известное изменение во внешнем мире, имевшему известные последствия – элементу внешнему, физическому. Констатируя в каком-либо случае наличность вины, мы констатируем, вместе с тем, что данное деяние есть не только произведение рук человека, но и продукт его внутреннего мира, его воли, сознания и т. д. Суждение о человеке по деяниям его основано на предположении об определенном, внутреннем отношении его к совершаемым им деяниям.


По различию понятия ответственности, различается и понятие вины. Самому широкому понятию ответственности – нравственной – соответствует и самое широкое понятие вины – нравственной; более узким является понятие юридической вины. Последняя, в свою очередь, может быть виною уголовною или гражданскою.
Так как этика определяет обязанности человека не только к другим, но и к самому себе, и нормирует не только действия человека, но и душевные движения, то всякое отступление от нравственности даже в одних побуждениях, в одних помыслах обосновывает собою наличность нравственной вины. В. юридическая всегда предполагает, наоборот, какое-либо действие, нарушающее право или правовую норму. Мотивы, побуждения, вызвавшие действие, не обуславливают собой ответственности, а могут лишь влиять на определение размера ее – и то если речь идет об ответственности уголовной. Сравнительно ближе к нравственной вине стоит В. уголовная. Последняя часто даже смешивалась в доктрине с первой, подобно тому как и самая область безнравственного смешивалась с областью преступного. Представителями этого взгляда служили главным образом последователи гегельянской школы, признававшей безусловную свободу воли и усматривавшей как в преступном, так и в безнравственном деянии отрицание абсолютной свободы, которая осуществляется в праве и морали (Kostlin, Berner). В современной доктрине преступное отличают от безнравственного, хотя и нельзя точно определить границу между тем и другим (Таганцев, «Лекции» I, стр. 32 и сл.).
Элементами вины в смысле уголовном являются, прежде всего, воля и сознание. Всякое деяние постольку лишь может быть вменено в вину (imputatio juris, в отличие от вменения фактического, т. е. констатирования причинности – imputatio facti), поскольку оно есть продукт воли деятеля. Для представителей теории свободы воли, индетерминистов, воля деятеля представляется причиною деяния, а вместе с тем и причиною последствия от деяния (Causa causae est causa causati). Но и для приверженцев теории несвободы воли, детерминистов, особенно для представителей теории закономерности человеческих действий, воля есть также главный элемент виновности. Не может быть ответственности за действия, которых деятель не хотел, к которым не направлена была его воля. Одной воли, однако недостаточно для наличности вины; самые действия могут соответствовать воле субъекта, но результат действия может оказаться вовсе несоответствующим ей не только потому, что этого результата субъект не хотел, а потому что он его не сознавал или не знал о возможности его наступления. Особенно важным является момент сознания относительно тех преступных деяний, состав которых выполняется лишь наступлением известных последствий (наприм. убийства). Для наличности сознания необходимо предвидение последствий или представление о них. Наконец, третьим необходимым элементом вины в новейшее время (Биндинг) признают сознание законопротивности деяния (Normwidrigkeit). В доктрине уголовного права понятие вины и значение элементов, входящих в него, чрезвычайно спорно и до настоящего времени служит предметом контроверс; в разрешении вопросов, касающихся вины, громадную роль играют учения о воле, сознательной и бессознательной (Hartmann, Binding), о психологических моментах «представления» и «сознания» и т. д. В системе уголовного права учение о вине почти никем из криминалистов особо не выделяется из учения о вменении и о видах виновности – умысле и неосторожности.
В истории уголовного права В. не всегда служила необходимым условием ответственности. В эпоху господства частной мести, когда карательная деятельность государства ограничивалась регулированием проявления мести со стороны потерпевшего, внутренний момент вины не имел никакого значения обиженный мстил за нанесенный ему деянием виновного вред, независимо от того, желал ли или не желал виновник нанести этот вред. Такое же безразличное отношение к внутреннему моменту деяния господствует и в следующей стадии – при развитии системы композиций (compositio), определенного вознаграждения в пользу потерпевшего или так называемой виры (или вергельда). Только постепенно и, главным образом, под влиянием канонического права, момент В. приобретает все большее значение; в настоящее время ни одно уголовное законодательство не упускает его из виду. Законодательных определений понятия В. не существует, но целый ряд постановлений об умысле, неосторожности, случай, ошибке и т. д. достаточно вытесняет отношение законодательств к внутреннему составу преступления. Исключение относительно В., как необходимого условия уголовной ответственности, сделано лишь для полицейских нарушений (contraventions, Uebertretungen), т. е. деяний, заключающих в себе не нарушения какого-либо права, а только неисполнение предписаний, ограждающих безопасность или фискальный интерес. Для ответственности за нарушение обыкновенно довольствуются наличностью одного факта нарушения, безразлично, произошло ли оно по вине привлекаемого к ответственности, или при таких обстоятельствах, которые, в других случаях, вполне исключали бы В. Так например, наличность неоплаченного таможенной пошлиной товара влечет за собою карательные последствия для собственника его, хотя бы в действительности он не был виновен в том, что товар остался неоплаченным.
Уголовная В. имеет степень. Обнаружившаяся в преступном деянии злая воля или В. может быть более или менее интенсивной, вызывать различную степень ответственности, даже при тождественности самого деяния в его вредных последствий. На этом свойстве уголовной В. основано деление ее на виды, главным образом – на умысел и неосторожность. Признаками этих видов служат различные степени как воли, так и сознания. Точно установленных начал для этого различения ни наука, ни положительное право еще не выработали. Наряду с указанными видами виновности, различаемыми в качественном отношении, уголовное право знает и другие степени В. и во всяком случае признает В. способною видоизменяться и в количественном отношении. Поэтому возможно говорить о большей и меньшей В. Размер В. зависит от обстоятельств, при которых данное преступное деяние совершилось и которые по существу своему или не могли не оказать известного влияния на волю или сознание преступника, или сами по себе обнаруживают большую или меньшую степень интенсивности злой воли. Обстоятельствами, влияющими на определение размера В., могут быть, поэтому, как факты, предшествовавшие совершению преступления, так и факты, одновременные с ним и следовавшие за ним, и не только факты внешние, физические, но и внутренние, психические (например, крайняя нужда, провокация, возмещение происшедшего от преступления вреда, особенности средств и способов совершения преступления, предумышленность, легкомыслие, запальчивость, раздражение и т. д.). О классификации этих обстоятельств и признаках их в доктрине и положительном праве
Совершенно отсутствует В. у субъектов невменяемых, а также при наличности случая, т. е. когда или самое деяние не есть результат решимости и воли субъекта, а случайное, внешними явлениями природы вызванное действие его, или когда последовавший от деяния результат является случайным отступлением от обыкновенного, могущего быть предусмотренным хода вещей. Возможно, наконец, отсутствие В., обусловливаемое обстоятельствами, исключающими преступность деяния (необходимая оборона, согласие потерпевшего на причинение ему вреда и т. п.), или обстоятельствами, исключающими В. (например, принуждение – физическое, vis absoluta, и психическое, vis compulsiva; состояние крайней необходимости и т. п.). Обстоятельствам первого рода французские юристы присваивают наименование excuses legales, обстоятельствам второго рода – faits justificatifs. От понятия об уголовной В. отличается понятие о В. гражданской. Гражданская ответственность шире уголовной; первую, поэтому, могут обусловливать такие внутренние явления, которые недостаточны для уголовной ответственности. На различии В. гражданской и уголовной часто основывали различие гражданского и уголовного правонарушения или неправды (Bekker, Fichte, Trendelenburg, отчасти гегельянцы Berner, Kostlin, Halschner; см. об этом, главным образом, Merkel, «Kriminalistische Ahhandlungen», и, Лейпц. 1867 г.; Binding, «Die Normen und ihre Uebertretung», I, 2 изд., Лейпц. 1890; Таганцев, «Лекции по русскому уголовному праву», I, стр. 51 – 64). Для наличности гражданской В. не требуется, обыкновенно, сознания противозаконности совершаемого, не требуется и предвидения и сознания последствий деяния, а достаточно сознание совершаемого и воля совершить именно то, что совершено.
Г. С.

Виндельбанд

Виндельбанд (Вильгельм Windelband) – немецкий философ, род. в 1848 г., состоял профессором в страсбургском университете. Ученик Куно Фишера и Лотце, он примкнул к неокантианцам. Написал «Ueber die Gewissheit der Erkenntniss» (Берлин, 1873), «Ueber den gegenwartigen Stand der psycholog. Forschung» (Лейпциг, 1876), «Die Geschichte der neuern Philosopbie in ihrem Zusammenhange mit der allgemeinen Kultur und den besondern Wissenschaften» (т. I «Von der Renaissance bis Kant», Лейпциг, 1878; т. 2, «Von Kant bis Hegel und Herbart, die Blutezeit der deutschen Philophie», Лейпц., 1880) и «Praludien, Reden und Aufsatze zur Einleitung in die Philosophic» (Фрейбург и Тюбинг. 1884; общедоступное изложение начал критической философии).



Виндикация

Виндикация – общее название для вещных исков, в специальном же значении (соответственно римской rei vindicatio) означает иск собственника о признании его права собственности на вещь и о передаче ему на этом основании его вещи. Истцом по римскому праву мог быть только собственник, утративший владение вещью; современное право допускает виндикацию и со стороны владеющего собственника (напр. против лица, неправильно названного собственником в вотчинных книгах). Истец должен доказать свое право собственности, т. е. законный способ приобретения вещи (напр. передачу ему вещи по покупке, давностное владение). По римскому праву, если этот способ был производный, нужно было доказать еще и способ приобретения как своего непосредственного предшественника, так и его предшественников, по крайней мере в пределах давностного срока; средневековые юристы назвали такое доказательство «дьявольским». Ответчиком является тот, кто владеет вещью или только держит ее от чужого имени (напр., арендатор); но последний может освободиться от ответственности, назвав суду лицо, от имени которого он держит. Исковое требование состоит в том, чтобы суд признал право истца, откуда уже вытекает обязанность ответчика выдать вещь со всеми ее приращениями, количество которых определяется различно для добросовестного и недобросовестного владельца вещи. Предметом В. может быть всякая физическая вещь, способная быть объектом собственности, если только можно отличить ее от других однородных вещей; можно виндицировать даже совокупность вещей (аптеку, библиотеку), но нельзя виндицировать, напр., хлебные зерна или денежные знаки, смешанные с другими такими же зернами или знаками. Римское право не различало в отношении В. вещей движимых от недвижимых, и пространство действия этого иска не было ограничено соображениями об интересе добросовестного владельца «я виндицирую свою вещь от всякого, у кого найду ее», а владелец пускай ищет свой убыток с того, от кого приобрел. В. не допускалась только против тех, кто приобрел вещи от казны. Наоборот, германское право выработало для В. движимых вещей особые нормы, юридическое основание которых выразилось в поговорке Hand muss Hand wahren. Собственник, лишившийся вещи по своей же неосмотрительности, не вправе делать за это ответственным последующего добросовестного приобретателя ее; поэтому собственник, который сам выпустил вещь из своих рук – напр., отдал ее на хранение или в наймы лицу, не оправдавшему его доверия, – должен пенять на собственный неосмотрительный выбор контрагента и искать свои убытки с него, но не вправе обращаться с виндикационным требованием к добросовестному третьему лицу, купившему вещь от недобросовестного хранителя или нанимателя. Впрочем, в некоторых партикулярных правах В. в означенных случаях допускалась под условием возмещения третьему лицу уплаченной им цены. Подобное правило действует, напр., в современном прусском праве, где, впрочем, в целом ряде случаев В. не допускается вовсе (против лиц, приобретших вещь на аукционе или в магазине купца и т. п. ). Отдавая, при столкновении интересов собственника и третьего лица, предпочтение этому последнему, современные законодательства руководствуются тем соображением, что интересы третьего лица совпадают с потребностью гражданского и особенно торгового оборота в спокойствии и уверенности в прочности сделок и основанных на них приобретений неограниченная же В. нарушала бы эту уверенность и препятствовала бы быстрому обращению товаров. Вследствие этого по общегерманскому торговому уставу, напр., В. движимости осталась только для обратного истребования похищенных и потерянных вещей; что же касается до бумаг на предъявителя, то их нельзя виндицировать даже в случае похищения. По французскому гражданскому праву В. движимости вообще не допускается изъятие сделано только для похищенных и потерянных вещей, которые можно истребовать от добросовестного приобретателя под условием, однако, возмещения ему уплаченной им цены. Французский закон 1872 г. касательно похищенных бумаг на предъявителя удачно примиряет интересы потерпевших собственников с интересами третьих лиц, устанавливая порядок ответственности биржевых агентов и банкире в.
В русском законодательстве В. недвижимости вовсе не встречает ограничения в интересах третьих лиц, что, при отсутствии у нас ипотечной системы, не мало вредит крепости поземельных прав. Исключение сделано для имущества, проданного наследниками по закону до открытия спора со стороны наследников по завещанию (ст. 1301 I ч. Х т. Св. Зак.); то же допущено в отношении конкурса, требующего возвращения имения в массу, если имение перешло уже от безденежного приобретателя в третьи руки (ст. 555 2 ч. XI т. Св. Зак.). Движимость, похищенная у собственника, подлежит В. от лица, купившего ее от неизвестного или неблагонадежного продавца без поручительства (ст. 1511 и 1512 I ч., Х т.); но судебная практика исключает из понятия движимости, о которой говорится в этих законах, деньги и бумаги на предъявителя, и по отношению к ним В. не допускается. Кроме того, судебная практика (см. особенно реш. гр. касс. деп. пр. сен., 1884 г., № 6) отвергает применимость В. к движимостям, которые поступили от хозяина в постороннее владение не вследствие преступления, и затем проданы владельцем добросовестному третьему лицу, хотя бы и против воли хозяина. Порядок, который в области действия гражданских законов Империи зиждется пока только на непрочном основании – на судебной практике, установлен для наших западных окраин их законодательством. В губерниях бывшего Царства Польского действуют всецело постановления французского кодекса. В Прибалтийских губерниях допускается только личный иск к тому, кому собственник вверил свою вещь, а отнюдь не к третьему добросовестному владельцу; но в городах Эстляндии и Лифляндии, собственник вправе требовать вещь, уплатив ее покупную сумму или же стоимость, если она досталась третьему лицу в дар. В Финляндии также собственник вправе обратиться с личным иском к тому, кто не оправдал его доверия, но может, впрочем, и выкупить вещь от добросовестного третьего лица; у недобросовестного приобретателя вещь отбирается без выкупа, и он, сверх того, уплачивает штраф.
М. Брун.

Каталог: download
download -> Современный взгляд на значение ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента в лечении артериальной гипертензии у пожилых
download -> Жизнь Александра Флеминга Андре Моруа
download -> Мбоу сош №42 с. Сандата основы формирования здорового образа школьников
download -> Н. И. Доста, А. А. Вальвачев Доброкачественная гиперплазия предстательной железы: новый взгляд на этиопатогенез и лечение. Белмапо, Минск Эпидемиология
download -> «Доброкачественная гиперплазия предстательной железы (аденома)»
download -> Актуальность. Определение понятия «синдром эмоционального выгорания»
download -> А. В. Ракицкая // Психологический журнал. 2011. Я№3 4 (29 -30). С. 48 55


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   44


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница