Эндокринно-метаболическое обоснование лечения гиперпластических процессов эндометрия у больных с синдромом поликистозных яичников 14. 00. 01 «Акушерство и гинекология»



Скачать 263.48 Kb.
Дата01.05.2016
Размер263.48 Kb.
ТипАвтореферат диссертации


На правах рукописи

УДК: 618.11-006.2-02: 618.145-007.61-085.357



ИСАБАГАНДОВА

Зубейда Гаджиевна




Эндокринно-метаболическое обоснование лечения гиперпластических процессов эндометрия у больных с синдромом поликистозных яичников




14.00.01 – «Акушерство и гинекология»

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук




Москва - 2008

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет Минздравсоцразвития РФ»



Научный руководитель:

доктор медицинских наук,

профессор Геворкян Марияна Арамовна

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор Хашукоева Асият Зульчифовна

ГОУ ВПО «Российский государственный

медицинский университет

Минздравсоцразвития России»
доктор медицинских наук Зайдиева Яна Зайдиевна

ФГУ «Научный центр акушерства,

гинекологии и перинатологии

им. В.И.Кулакова Росмедтехнологий»



Ведущая организация:

ГОУ «Московский областной научно-исследовательский институт акушерства и гинекологии» Министерства здравоохранения Московской области


Защита состоится « 17 » __февраля 2009 года в 1300 часов на


заседании диссертационного совета Д 208.041.06 при ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет Минздравсоцразвития России» по адресу: 127473, Москва, ул. Делегатская, д.20/1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного медико-стоматологического университета (127206, Москва, ул. Вучетича, д. 10а).

Автореферат разослан «_30 » __декабря__2008 года.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор медицинских наук, профессор М.М.Умаханова

Актуальность проблемы
Синдром поликистозных яичников (СПКЯ) встречается у 11-16 % женщин репродуктивного возраста, до 70% в структуре эндокринного бесплодия [Геворкян М.А., 2000; Серов В.Н. с соавт., 2006; Сметник В.П. с соавт., 1997], до 95% среди причин гиперандрогении [Barnes R.B., 1998; Legro R. 1997] и от 14 до 75% у пациенток с рецидивирующими гиперпластическими процессами эндометрия [Baker T.R., 1995; Плиева Э.Г., 1997; Мамаева Г.М., 1986]. Несмотря на многочисленные экспериментальные, лабораторные и клинические исследования, патогенез СПКЯ остается до конца не изученным. Сложность проблемы заключается в многофакторном генезе СПКЯ, поскольку причиной развития данной патологии являются не только нарушения на уровне гипоталамо-гипофизарно-яичникового комплекса, но и экстраовариальных систем, в частности надпочечников, жировой ткани, иммунной системы. В последние годы показана важная роль различных факторов роста, участвующих в ауто-паракринной регуляции не только биосинтеза стероидов, но и патофизиологии гиперпластических процессов эндометрия.

В настоящее время для установления СПКЯ большинство исследователей придерживаются критериев диагностики принятых на Роттердамском консенсусе в 2003 году – это наличие хронической ановуляции, гиперандрогении и эхографических признаков ПКЯ. При исключении других причин формирования ПКЯ, наличие 2-х из этих трех критериев позволяет диагностировать СПКЯ.

В последние годы интерес исследователей привлекают нарушения метаболизма глюкозы: инсулинорезистентность и, как следствие, гиперинсулинемия в патофизиологии СПКЯ [Овсянникова Т.В. с соавт., 1999; Dunaif A., 1992; Nestler J E с соавт., 2001]. Эти метаболические нарушения усугубляют имеющиеся при СПКЯ эндокринологические изменения за счет усиления ЛГ-зависимого синтеза андрогенов в яичниках [Серов В.Н., 2006; Nestler J E с соавт., 2001]. Кроме того, инсулин, подавляя синтез ПССГ в печени, приводит к увеличению концентрации в крови биологически активных стероидов (как тестостерона, так и эстрадиола), что усугубляет относительную гиперэстрогению и повышает риск развития рака эндометрия у инсулинрезистентных больных с СПКЯ [Potetsky L., 1991]. Гиперинсулинемия способствует изменению липидного профиля крови в сторону увеличения атерогенных фракций липидов. Эндокринологические и метаболические изменения у больных с СПКЯ независимы от массы тела и являются фоном для развития гиперпластических процессов в органах не только репродуктивной, но и экстрагенитальной систем, а также атеросклероза, сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета 2 типа, манифестирующих в 4-5 десятилетие и ухудшающих качество жизни женщины [Talbot E. с соавт., 1998; Марчук Е.Ю с соавт., 1997; Мартынов А.И., 2000].

Отсутствие единой классификации гиперпластических процессов эндометрия (ГПЭ) создает трудности в интерпретации результатов различных исследований. Решающими факторами в патогенезе гиперплазии эндометрия считаются гиперэстрогения и гиперинсулинемия [Чернуха Г.Е., 1999; Legro R., 1997]. Влияние ауто-паракринной системы на развитие и степень дифференцировки ГПЭ активно изучается.

Дискуссионными остаются и вопросы эффективной терапии. Внимание клиницистов в основном направлено на лечение бесплодия при СПКЯ и носит симптоматический характер. К сожалению, на сегодняшний день все популярные методы индукции овуляции оказывают временный эффект и вскоре после реализации генеративной функции отмечается рецидив заболевания.

Без постоянной профилактики ГПЭ принимают рецидивирующий, прогрессирующий характер и являются фактором повышенного онкологического риска в репродуктивном и пременопаузальном возрасте [Horn L.C., 2004]. Трудности коррекции сопутствующих метаболических нарушений, возможно, также приводят к усугублению степени выраженности ГПЭ. Кроме того, характерные для ГПЭ менометроррагии, частые диагностические выскабливания и постоянная онконастороженность приводят к потере трудоспособности и различным психопатиям, что снижает качество жизни больных.

Исходя из выше изложенного, становится очевидным, что внимание клиницистов должно быть обращено не только на восстановление репродуктивной функции, но и на лечение гиперпластических процессов эндометрия и отдаленных метаболических последствий СПКЯ. Несмотря на то, что онкологические аспекты СПКЯ известны издавна, проблема профилактики и дифференцированной терапии ГПЭ с учетом современных представлений об эндокринно-метаболических нарушениях остается актуальной не только в медицинском, но и социальном аспекте и требует дальнейших исследований.

Цель настоящего исследования – обоснование дифференцированной терапии гиперпластических процессов эндометрия у больных с синдромом поликистозных яичников с учетом эндокринно-метаболических особенностей заболевания.

Достижение указанной цели требовало решения следующих задач:


  1. Провести комплексное клинико-инструментальное обследование исследуемых групп больных с различными формами гиперпластических процессов эндометрия.

  2. Определить частоту и характер гиперпластических процессов эндометрия у больных с СПКЯ в зависимости от сопутствующего ожирения.

  3. Изучить особенности характера гиперпластических процессов эндометрия в зависимости от эндокринно-метаболических проявлений и клинико-морфологических форм СПКЯ.

  4. Определить факторы риска развития гиперпластических процессов эндометрия у исследуемых больных с СПКЯ.

  5. Разработать дифференцированные методы лечения и профилактики гиперпластических процессов эндометрия у больных СПКЯ с учетом характера гиперплазии эндометрия, эндокринно-метаболических нарушений и клинико-морфологических форм СПКЯ.

Новизна исследования.

На основании комплексных исследований будут:



  • изучены эндокринно-метаболические и клинико-морфологические особенности у больных с СПКЯ и различными формами гиперпластических процессов эндометрия;

  • определена зависимость частоты и характера гиперпластических процессов эндометрия у больных с СПКЯ от эндокринно-метаболических и клинико-морфологических особенностей;

  • установлено влияние содержания ингибитора апоптоза sFas в крови на характер гиперпластических процессов эндометрия;

  • оценено влияние коррекции метаболических нарушений на эффективность лечения гиперплазии эндометрия;

  • разработан алгоритм дифференцированной терапии гиперпластических процессов эндометрия у больных с СПКЯ;

  • предложены оптимальные методы профилактики рецидива гиперпластических процессов эндометрия.

Практическая значимость исследования.

Оптимизированная комплексная методика лечения гиперпластических процессов эндометрия у больных с СПКЯ с дифференцированным подходом в зависимости от характера гиперплазии эндометрия, клинико-морфологических и эндокринно-метаболических особенностей заболевания позволяет добиться более стойкого эффекта.

Проведенное исследование позволило предложить принципы профилактики гиперпластических процессов репродуктивных органов, рецидива и отдаленных осложнений СПКЯ.

Кроме того, включение в комплекс лечения медикаментозной терапии инсулинорезистентности повышает эффективность гормонотерапии гиперплазии эндометрия и является профилактикой отдаленных последствий СПКЯ.



Основные положения выносимые на защиту.

  1. Морфологическая структура ГПЭ у больных с СПКЯ на фоне ожирения достоверно смещается в сторону сложных форм гиперплазии эндометрия.

  2. У больных с СПКЯ гиперплазия эндометрия на фоне хронической ановуляции принимает рецидивирующий характер, особенно при сопутствующих метаболических нарушениях, что связано с трудностями лечения ожирения.

  3. Морфологический характер ГПЭ больше зависит не от абсолютных значений половых стероидов, а от их биодоступности. II тип ПКЯ и инсулинорезистентность независимо от массы тела ассоциированы с более сложными формами ГПЭ.

  4. Дифференцированная гормонотерапия ГПЭ с учетом эндокринно-метаболических нарушений способствует регрессу ГПЭ у всех обследованных больных с СПКЯ. Выявлена положительная динамика изменения чувствительности к инсулину, которая больше зависит от эффективности метаболической терапии, чем от выбора гормонального препарата.

Личное участие.

В процессе выполнения настоящей работы автором лично осуществлено планирование исследования: подбор больных основной (80 больных) и контрольной (20 чел.) групп; раздельное диагностическое выскабливание эндометрия и эндоцервикса под контролем гистероскопии; УЗ мониторинг органов малого таза; подбор оптимальной терапии с учетом эндокринно-метаболических особенностей заболевания; наблюдение больных в процессе лечения, ведение индивидуальных карт на бумажном и электронном носителях; анализ результатов клинико-лабораторных и инструментальных исследований до лечения и в динамике терапии; математическая обработка полученных результатов; подготовка иллюстративного материала; публикация основных результатов исследований.



Внедрение результатов исследования.

Основные результаты работы внедрены в практику врачей гинекологического отделения городской клинической больницы №68 и используются в учебном процессе кафедры акушерства и гинекологии лечебного факультета МГМСУ (зав.каф., д.м.н., проф. И.Б.Манухин).



Апробация диссертационного материала.

Основные положения и результаты исследования доложены на конференции «Новые горизонты гинекологической эндокринологии». М.,2002; Х Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство». М.,2003; Российском конгрессе по гинекологической эндокринологии и менопаузе. М.,2004. Обсуждение диссертации состоялось на заседании кафедры акушерства и гинекологии лечебного факультета МГМСУ 02.07.08.



Публикации.

Основные положения диссертации отражены в 12 научных работах, 6 из которых опубликованы в журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.



Структура и объем диссертации.

Работа построена по традиционному плану и состоит из введения, 5 глав, выводов, практических рекомендаций и указателя литературы; изложена на 154 страницах машинописного текста, содержит 20 таблиц и 18 рисунков. Библиография включает 250 литературных источников, в том числе 102 отечественных и 148 зарубежных авторов.


Основное содержание работы.

Материал и методы исследования.

Исследование проводилось на клинической базе кафедры акушерства и гинекологии лечебного факультета Московского Государственного медико-стоматологического университета: кабинет для консультативного приема больных, гинекологическое отделение родильного дома при ГКБ № 68.

За период с 2002 по 2004 годы было обследовано 80 больных с морфологически диагностированными гиперпластическими процессами эндометрия с СПКЯ и 20 практически здоровых женщин в возрасте 30 - 37 лет. Диагноз СПКЯ устанавливали при наличии хронической ановуляции, гиперандрогении и эхографических признаков ПКЯ. Обследованные больные разделены на 3 группы в зависимости от варианта гиперпластических процессов эндометрия. Использована морфологическая классификация гиперплазии эндометия рекомендуемая ВОЗ (1994): простая и сложная гиперплазия эндометрия без атипии (ГЭ); простая и сложная атипическая гиперплазия эндометрия (АГЭ).

I группа – 31 пациенток с железистыми полипами эндометрия (средний возраст 33,2+1,2 лет с длительностью ановуляции 13,3+2,1 года).

II группа – 31 пациенток с гиперплазией эндометрия без атипии (средний возраст 32,3+1,2 лет с длительностью ановуляции 12,6+1,7 года).

III группа - 18 пациенток с атипической гиперплазией эндометрия (средний возраст 33,0+1,7 лет с длительностью ановуляции 13,2+2,1 года). Контрольную группу составили 20 практически здоровых женщин репродуктивного возраста (средний возраст 32,0+1,5 лет).

В работе использовали комплекс современных методов исследования: общеклинических, биохимических, эхографических, эндоскопических и морфологических.



Биохимические методы исследования. Биохимические исследования проводились в сети лабораторий «INVITRO» г. Москвы.

Радиоиммунологическое определение гормонов (ЛГ, ФСГ, общего тестостерона, эстрадиола, пролактина, инсулина, ДГЭА-С, кортизола) проводилось иммунохемилюминесцентным методом. Половые стероидсвязывающие глобулины (ПССГ) определяли на автоматической системе «Immunolite One» (DPS, США). Вычисляли индексы свободных эстрогенов (ИСЭ=Э2/ПССГ) и андрогенов (ИСА=Т*100/ПССГ).

Для идентификации инсулинорезистентности применили стандартный пероральный глюкозотолерантный тест с расчетом индексов HOMA-IR (HOMA-IR=глюкоза натощак (моль/л) х инсулин натощак (мкЕД/мл) / 22,5

Показатели липидного спектра определяли на анализаторе «Express-550» («CibaCorning», Великобритания) с использованием реактивов Human (Германия) и расчетом коэффициента атерогености (КА=ОХС-ХС ЛПВП /ХС ЛПНП).

Определение содержания в крови обследованных пациенток ингибитора апоптоза растворимого Fas антигена проводили в лаборатории клинической биохимии НИИ Российского онкологического научного центра им. Н.Н.Блохина РАМН, руководимой член-кор. РАМН, проф. Кушлинским Н.Е. Концентрацию растворимого ингибитора апоптоза sFas в сыворотке крови определяли иммуноферментным методом на спектрофотометре MR 700 Microplate Reader («Dynatech Labs», США).

Полученные результаты сравнивали с данными обследования контрольной группы.



Ультразвуковое исследование органов малого таза проводили всем обследованным на 5-7 день после РДВ и через 3, 6, 12 месяцев на аппарате Aloka 2200, Siemens, относящимся к системе контактного сканирования с конвексным и линейными датчиками частотой 3,5 МГц (для исследования методикой наполненного мочевого пузыря) и 7,5 МГц (при вагинальном сканировании).

Раздельное диагностическое выскабливание эндоцервикса и эндометрия выполнялось под контролем гистероскопии всем больным с использованием аппаратуры фирмы «Storz» в жидкой среде.

Для контроля эффективности лечения гиперпластических процессов эндометрия у всех больных проводили ультразвуковой мониторинг через 3, 6, 12 месяца и у больных с атипической гиперплазией эндометрия и сложной гиперплазией эндометрия без атипии - гистероскопию, РДВ через 3 и 6 месяца.



Гистологическое исследование соскоба эндометрия проводили в патогистологической лаборатории городской клинической больницы №68.

Статистический анализ полученных результатов исследования проводили на персональном компьютере с использованием пакета программы «Statisticа 6,0» (StatSoft Inc., USA, 1984-1996). Расчитывали среднюю арифметическую величину (M) и ошибку средней арифметической (m). Показатель достоверности был расчитан с использованием парного критерия Стьюдента и U-критерия Манна-Уитни. Для определения связи между параметрами проводили корреляционный анализ. Статистически значимыми для всех показателей считали критерий достоверности р <0,05.
Результаты исследования и их обсуждение.

Основной мотивацией обращения пациенток с СПКЯ было нарушение менструального цикла по типу менометроррагии и/или эхографические признаки патологии эндометрия. Всем пациенткам было проведено РДВ под контролем гистероскопии.

В морфологической структуре ГЭ без атипии достоверно чаще выявлены сложные формы (71,0%) (р<0,05), в то время как при атипической ГЭ в частоте верификации простых (44,4%) и сложных (55,6%) форм нет такой разницы. Распределение пациенток в зависимости от массы тела и морфологической структуры эндометрия показано на рисунке 1.

Отмечено отличие распределения структуры гиперпластических процессов эндометрия в зависимости от массы тела. Как видно на рисунке 1, у больных с СПКЯ и нормальной массой тела наиболее часто (64,5%) встречались полипы эндометрия (р<0,05), а у больных с ожирением морфологическая структура эндометрия носила следующий характер - полипы эндометрия – 36,5%, ГЭ без атипии - 67,7% и атипическая ГЭ – у 88,9%. При ожирении достоверно чаще выявляли простую и сложную форму атипической ГЭ и сложную форму ГЭ без атипии (р<0,01).

Выявлена зависимость морфологической структуры эндометрия не только от сопутствующего ожирения, но и от характера распределения жировой ткани. У 48 (60%) из обследованных пациенток имело место ожирение: среди них у 35 (72,9%) больных выявлен мужской тип ожирения и только у 13 (27,1%) - женский тип ожирения. Структура ГПЭ на фоне мужского ожирения достоверно смещается в сторону сложной ГЭ без атипии (82,4%) (р<0,05). Полученные данные согласуются с результатами других исследований [Томилова М.В., 2006]. При атипической ГЭ такой достоверной разницы не выявлено: сложные формы диагностированы в 64,3% наблюдений.

Такое распределение ГПЭ обусловлено не только влиянием экстрагонадных половых стероидов, но и сопутствующими метаболическими нарушениями, более выраженными при висцеральном типе ожирения.

Такой типичный признак инсулинорезистентности, как “нигроидный акантоз” наблюдали не только у 16,7% больных с висцеральным ожирением, но и у 6,3% больных с нормальной массой тела. Подробное изучение особенностей менструальной функции показал, что возраст наступления менархе варьировал от 11 до 15 лет и в целом по группам не имеет значимых различий. Однако отмечено, что у больных с нормальной массой тела средний возраст наступления менархе составлял 14,1±1,2 лет, а при ожирении – 11,5±1,6 лет (р<0,05). У больных с СПКЯ и ожирением возраст менархе достоверно более ранний по сравнению с группой обследованных без ожирения, что можно объяснить влиянием на половое развитие андрогенов и эстрона экстрагонадного происхождения [Бабичев В.Н., 2004; Бурлеев В.А., 2000; Городецкая М.Д., 2002]. Более поздний возраст менархе у пациенток с СПКЯ и нормальной массой тела можно объяснить тем, что в атретичных фолликулах синтезируется незначительное количество эстрадиола, источником которого больше является растущий доминантный фолликул [Манухин И.Б. с соавт., 2006; Подзолкова Н.М. с соавт., 2003].

Нарушение менструального цикла у всех больных отмечено с периода менархе, поэтому длительность ановуляции четко коррелировала с возрастом. На период начала клинического исследования длительность заболевания, и, следовательно, ановуляции составляла 12-19 лет, в среднем 13,3±2,1, 12,6±1,7 и 13,2±2,1 лет, соответственно в группах с полипами эндометрия, ГЭ без атипии и АГЭ. У подавляющего большинства больных (57-71,3%) нарушение менструального цикла было по типу олигоменореи с периодами менометроррагий. По-видимому, на длительность менструального цикла оказывают действие не только внегонадно синтезируемые половые стероиды, как считали ранее, но и множество других факторов.

Клинические проявления гиперандрогении у всех обследованных характеризовались гирсутизмом, степень выраженности которого достоверно выше у больных c ожирением (р<0,05). Избыточное оволосение у всех больных отмечалось с менархе и прогрессировало с возрастом, т.е. с длительностью овариальной гиперандрогении. Отмечено достоверное увеличение гирсутного числа у больных с атипической ГЭ независимо от массы тела по сравнению с группой с полипами эндометрия (р<0,05). Данный факт можно объяснить тем, что подавляющее большинство из этих больных были инсулинорезистентны и имели мужской тип ожирения. Как известно, инсулин усугубляет гиперандрогению, а жировая ткань является местом синтеза тестостерона [Подзолкова Н.М.с соавт, 2003; Серов В.Н., 2006; Azziz R., 2003].

По данным эхографии молочных желез и маммографии у 56 (70,0%) больных диагностированы различные формы мастопатии, что согласуется с данными других исследователей [Овсянникова Т.В., 2005].

Из данных анамнеза выявили, что частота нейроинфекций (хронического тонзиллита и ОРВИ) у больных с ожирением достоверно выше (р<0,05). Высокий инфекционный индекс в пубертатном периоде нарушает формирование цирхорального ритма секреции ГнРГ. Это приводит к дисрегуляции в системе гипоталамус-гипофиз-яичники и развитию хронической ановуляции [Козуб Н.И., 1998]. Большинство из обследованных больных ранее (97,5%) принимали множество гормональных препаратов по поводу ГПЭ. Подавляющему большинству больных в плане лечения бесплодия проводили стимуляцию овуляции, которая способствовала наступлению беременности и родов у 6 (18,8%) больных с нормальной массой тела и 10 (20,8%) - с ожирением.

У всех больных с СПКЯ гиперпластические процессы эндометрия носят рецидивирующий характер, что связано с хронической ановуляцией и часто сопутствующим ожирением. Частота рецидивов в группах с ГПЭ не имела достоверной разницы и колебалась от 2 до 5 раз. У больных с ожирением рецидивы ГПЭ отмечали чаще, что связано с усугубляющим влиянием ожирения.



При эхографии толщина эндометрия колебалась от 2 до 5 мм и каких-либо особенностей в зависимости от морфоструктуры эндометрия на 5-7 день после выскабливания не выявлено.

У всех больных были диагностированы признаки ПКЯ. Особое внимание обращали на расположение фолликулов по отношению к строме. Было выделено два типа ПКЯ. I тип ПКЯ - диффузное расположение фолликулов по отношению к строме, обнаружен у 25 (31,3%) больных. Данный тип ПКЯ достоверно чаще (р<0,05) выявляли у больных с нормальной массой тела (20 из 25) и полипами эндометрия (14 из 25) (р<0,05). II тип ПКЯ - периферическое расположение фолликулов по отношению к строме, обнаружен у 55 (68,7%) больных. Наиболее часто II тип ПКЯ отмечали у больных с ожирением (43 из 55) и практически у всех больных с атипической ГЭ независимо от массы тела и других характеристик СПКЯ. Результаты данной работы согласуются с исследованиями других авторов [Макарищев А. Я., 2007; Городецкая М.Д., 2002].



У обследованных больных с СПКЯ концентрации ЛГ, Т достоверно выше по сравнению с практически здоровыми женщинами контрольной группы (р<0,05).

Оценка содержания половых стероидсвязывающих глобулинов (ПССГ) в сыворотке крови выявила достоверно значимое снижение его уровня у всех больных с СПКЯ по сравнению с контрольной группой (р<0,05), что согласуется с данными других авторов [Томилова М.В., 2006; Городецкая М.Д., 2002]. В зависимости от типа ожирения такой достоверной разницы не выявлено. Возможно, что на синтез ПССГ больше оказывает влияние инсулин, чем сопутствующее ожирение. У больных с АГЭ выявлено достоверно более выраженное снижение ПССГ (р<0,01), поскольку все эти больные были инсулинорезистентны.

Показатели индекса свободных эстрогенов (ИСЭ) (от 5,9 до 17,7) были достоверно выше у обследованных больных по сравнению с контрольной группой (от 1,4 до 4,7). Значения данного индекса у больных с атипической ГЭ были значимо выше (от 10,7 до 17,8).

Среди всех обследованных больных с ГПЭ гиперинсулинемия выявлена в 66,3% наблюдений (у 53 больных): из них у 14 (26,2%) и 39 (73,8%) больных с СПКЯ, соответственно, с нормальной массой тела и с ожирением, что соответствует данным литературы [Beato M., 2000]. По группам обследованных больных с различными вариантами ГПЭ гиперинсулинемию выявили у 35,4%, 77,4% и 100% соответственно с полипами эндометрия, с ГЭ без атипии и с атипической ГЭ.



На основании проведенного исследования выявлены достоверно более высокие концентрации общего холестерина, триглицеридов, ЛПНП и низкие - ЛПВП у инсулинрезистентных больных с СПКЯ по сравнению с больными с нормоинсулинемией, что согласуется с другими результатами исследований [Goodarzi M.O et al., 2003; Talbot E. et al., 1998]. Различия липидного спектра крови у больных с различными вариантами ГПЭ нами не выявлены.



Исследование уровня ингибитора апоптоза sFas показало: наиболее высокая экспрессия sFas отмечена у всех больных с ожирением независимо от чувствительности к инсулину, более выраженное при гиперинсулинемии, также при сложной форме ГЭ без атипии и атипической ГЭ (рис. 5).

Основываясь на полученных результатах настоящего исследования, мы подбирали дифференцированную терапию ГПЭ. При выборе препаратов учитывали: вариант гиперплазии эндометрия; возраст; наличие сопутствующего ожирения; инсулинорезистентность; объем и тип ПКЯ; сопутствующую гинекологическую и экстрагенитальную патологию;

противопоказания к препарату.



Больным с железистыми полипами эндометрия независимо от массы тела назнаали диеногест-содержащие ОК в циклическом режиме. Препарат не оказывает отрицательное влияние на метаболические параметры крови и чувствительность к инсулину, что показано в проведенной работе и других исследованиях [Горенкова О.С., 2005; Саидова Р.А.. 2004; Тихомиров Л.А. с соавт., 2003]. Для регулярного отторжения эндометрия (эффект «гормонального кюретажа») предпочтительней применять препарат в циклическом режиме - 21 день приема и 7 дней перерыва. При контрольных исследованиях отмечено достоверное снижение уровня гонадотропинов, объема яичников (рис. 7); по данным эхографии выявлены атрофические процессы в эндометрии. Следует отметить, что у этой группы больных изначально были достоверно ниже показатели ЛГ, объема ПКЯ по сравнению с больными с атипической ГЭ и ГЭ без атипии.

Лечение больных с гиперплазией эндометрия без атипии (n=31) проводили аГнРГ по стандартной схеме во IIa группе (n=16) и дезогестрел-содержащие ОК (ДГЛ-ОК) в пролонгированном режиме (63 дня приема, 7 дней перерыва) во IIb группы (n=15) в течение 6 месяцев. Выбор препаратов связан с высоким антигонадотропным эффектом аГнРГ и прогестагена дезогестрела, входящего в состав ОК, что очень важно у больных с высоким базальным уровнем ЛГ [Charoenvisal C. с соавт., 1997; Mango D. с соавт. 1996] и усилением антигонадотропного эффекта при приеме ДГЛ-ОК в пролонгированном режиме. Кроме того, дезогестрел не обладает побочным андрогенным действием. Пролонгированный режим приема КОК усиливает не только антигонадотропное, но и местное действие препарата.



Лечение атипической ГЭ у 18 больных проводили с применением аГнРГ в течение 6 месяцев независимо от клинических, эхографических и эндокринно-метаболических особенностей заболевания. Из всех препаратов, используемых для лечения ГПЭ, аГнРГ оказывают наиболее выраженное антигонадотропное действие (снижение уровня ЛГ), в результате чего происходит значительное уменьшение объема ПКЯ и овариального стероидогенеза. Резкое снижение уровня эстрадиола приводит к регрессу ГПЭ. Кроме того, аГнРГ не оказывают отрицательного влияния на показатели метаболического гомеостаза, что отмечено другими исследованиями [Шахламова с совт., 2005; Agoratos T. С соавт., 1997; Cheung A.P. c соавт., 1997]. При контрольных исследованиях отмечено уменьшение объема ПКЯ (с 25,6 до 7,3 см3) (рис.7), снижение уровня гонадотропинов, половых стероидов, атрофические изменения эндометрия по результатам биопсии через 3 и 6 мес лечения. Параллельно проводимая метаболическая терапия способствовала редукции массы тела, повышению чувствительности к инсулину. Только у 2 больных не удалось добиться значимого снижения массы тела, несмотря на положительную динамику в показателях метаболизма глюкозы в результате терапии метформином. Этим больным сразу после получения гистологического исследования, подтвердившего атрофические изменения в эндометрии, рекомендовали введение левоноргестрел-рилизинговую внутриматочную систему (ЛНГ-ВМС). Как показано многими авторами [Абакарова П.Р., 2002; Острейкова Л.И., Прилепская В.П., 2001; Пестрикова Т.Ю. с соавт., 2006], ЛНГ-ВМС наиболее надежная защита эндометрия от пролиферативных процессов.

Результаты настоящего исследования не выявили отрицательного влияния обоих режимов гормонотерапии на исследуемые параметры метаболического гомеостаза (рис.6). Оба препарата способствовали значительному снижению секреции гонадотропинов, уменьшению объема ПКЯ. Через 6 мес лечения отмечены атрофические изменения в эндометрии. В литературе много работ по применению ОК в лечении ГПЭ [Саидова Р.А., 2004; Татарчук Т.Ф., 2001; Charoenvisal C. с соавт., 1996; Erkkola R., 1990], но не по пролонгированному режиму приема и в сравнении с аГнРГ.

Ведущее место в комплексном лечении метаболических нарушений у больных с СПКЯ и ожирением является назначение гипокалорийной (редукционной) диеты в сочетании с регулярными физическими нагрузками, направленная на снижение потребления калорий и увеличение расхода энергии, т.е. модификация образа жизни. Из арсенала медикаментозных средств применяли сибутрамин (Меридиа) - селективный ингибитор обратного захвата медиаторов (серотонина и норадреналина) в синапсах центральной нервной системы. Меридиа назначали по 10-15 мг в сутки на 6 мес в зависимости от исходной массы тела и темпов ее снижения. Больным, допускающим погрешности в диете, рекомендовали ксеникал (Орлистат). Ксеникал оказывает ингибирующее действие на желудочно-кишечную липазу. Нерасщепленные триглицериды быстро выводятся из организма, что способствует снижению уровня холестерина в крови [Городецкая М.Д., 2002; Мишиева Н.Г., 2002].

Инсулинрезистентным больным назначали метформин (сиофор)- препарат из класса бигуанидов. Метформин повышает чувствительность периферических тканей к инсулину. Применение метформина является одним из основных направлений лечения ИР при СПКЯ [Городецкая М.Д., 2002; Григорян О.Р., Анциферов М.Б., 2000; La Marca A., 1999].

В результате комплексной, дифференцированной в зависимости от степени выраженности ожирения и инсулинорезистентности метаболической терапии у подавляющего большинства больных отметили нормализацию массы тела. По контрольным исследованиям параметров метаболического гомеостаза выявили положительную динамику.

Таким образом, результаты исследования показали важную роль метаболической терапии в комплексном лечении ГПЭ у больных с СПКЯ.



При ведении больных с СПКЯ и ГПЭ необходимо учитывать рецидивирующий характер данной патологии и назначать вторым этапом профилактическую терапию. Большинству из обследованных больных рекомендовали метаболически инертные КОК с антиандрогенным действием, содержащие в качестве прогестагена дроспиренон, диеногест. Больным с атипической ГЭ, при отсутствии эффекта от метаболической терапии, направленной на редукцию массы тела, рекомендовали ЛНГ– ВМС.


Суммируя результаты клинико-лабораторных и инструментальных методов исследований можно заключить, что эффективность лечения ГПЭ у больных с СПКЯ зависит от эндокринно-метаболических особенностей заболевания. Коррекция метаболических нарушений является обязательной в комплексе гормонотерапии ГПЭ. Вторым этапом необходимо проводить профилактику рецидива ГПЭ, поскольку при СПКЯ имеет место хроническая ановуляция.

ВЫВОДЫ

  1. Наиболее характерными проявлениями синдрома поликистозных яичников у обследованных пациенток с гиперплазией эндометрия являются: хроническая ановуляция, повышение в крови общего тестостерона более 3 нмоль/л, эхопризнаки ПКЯ, олигоаменорея / менометроррагии, рецидивирующая гиперплазии эндометрия, высокие значения ИСЭ и ИСА, гиперинсулинемия (66,3 %), ожирение с менархе (60%);

  2. Характер гиперпластических процессов эндометрия у больных с СПКЯ распределяется следующим образом: полипы эндометрия - 38,75%; гиперплазия эндометрия без атипии – 38,75% (из них простая гиперплазия эндометрия без атипии – 29,0%; сложная гиперплазия эндометрия без атипии – 71,0%) и атипическая гиперплазия эндометрия – 22,5% (из них простая атипическая гиперплазия эндометрия – 44,4%; сложная атипическая гиперплазия эндометрия – 55,6%).

  3. Сопутствующее ожирение является одним из ведущих факторов определяющих частоту и характер различных форм гиперпластических процессов эндометрия. Так, атипическая гиперплазия эндометрия выявлена у 11,2% и 88,8% больных и гиперплазия эндометрия без атипии - у 32,3% и 67,7% больных, соответственно с нормальной массой тела и с ожирением. Железистые полипы эндометрия встречались в 64,5% наблюдений при ИМТ<25 кг/м² и в 36,5% - при ИМТ>30 кг/м².

  4. Для больных с железистыми полипами эндометрия и простой гиперплазией эндометрия без атипии чаще характерно: нормальная масса тела, I тип ПКЯ (диффузное расположение фолликулов по отношению к строме), объем ПКЯ менее 20 см³. Для больных со сложной гиперплазией эндометрия без атипии и атипической гиперплазией эндометрия характерно: ожирение, II тип ПКЯ (периферическое расположение фолликулов по отношению к строме), объем ПКЯ более 25 см³, инсулинорезистентность (у 92,5%).

  5. Отмечена корреляция между концентрацией ингибитора апоптоза sFas и морфологическим характером гиперплазии эндометрия: у больных с атипической гиперплазией эндометрия и сложной гиперплазией эндометрия без атипии отмечаются наиболее высокие цифры sFas.

  6. Выделены следующие факторы риска предрака эндометрия у больных с СПКЯ:

  • длительность ановуляции более 13-14 лет;

  • висцеральное ожирение;

  • инсулинорезистентность независимо от массы тела;

  • объем II типа ПКЯ более 25 см³;

  • высокие концентрации в крови ингибитора sFaS.

  1. Лечение гиперплазии эндометрия у пациенток с СПКЯ должна носит комплексный характер и сочетать в себе компоненты гормональной и метаболической терапии.

  2. У инсулинрезистентных больных гормонотерапия гиперплазии эндометрия проводится на фоне приема метформина независимо от массы тела, при избыточной массе тела в сочетании с терапией ожирения.

  3. Циклический прием диеногест-содержащих-ОК наиболее оптимально для лечения железистых полипов эндометрия. При гиперплазии эндометрия без атипии одинаково эффективны и метаболически инертны дезогестрел-содержащие ОК в пролонгированном режиме и аГнРГ. У больных с атипической гиперплазией эндометрия показана терапия аГнРГ.



ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

    1. Больные с СПКЯ относятся к группе риска по гиперпластическим процессам эндометрия, что обусловлено хронической ановуляцией и сопутствующими метаболическими нарушениями.

    2. Факторами риска развития предрака эндометрия у больных с СПКЯ являются:

- длительность ановуляции более 13-14 лет;

- висцеральное ожирение;

- инсулинорезистентность независимо от массы тела;

- объем яичников II типа более 25 см³;



- повышение экспрессия ингибитора апоптоза sFas.

    1. Лечение гиперпластических процессов эндометрия у больных с СПКЯ должна носит комплексный характер и сочетать в себе компоненты гормональной и метаболической терапии.

  • - Больным с СПКЯ и полипами эндометрия рекомендуется диеногест-содержащий ОК в циклическом режиме с целью получения эффекта «гормонального кюретажа».

  • - Больным с гиперплазией эндометрия без атипии при нормальной и избыточной массе тела можно применять дезогестрел-содержащие - ОК в пролонгированном режиме или аГнРГ.

  • - Больным с атипической гиперплазией независимо от массы тела рекомендована терапия аГнРГ.

    1. Больным с СПКЯ и ожирением показана комплексная метаболическая терапия (рациональное питание, физические нагрузки, медикаментозная терапия ожирения). Инсулинрезистентным больным независимо от массы тела показана терапия метформином.

    2. Длительность лечения составляет шесть месяцев, при динамическом наблюдении рекомендуется УЗ контроль за состоянием эндометрия 1 раз в 2-3 мес. Повторное РДВ показано пациенткам с СПКЯ со сложной гиперплазией эндометрия без атипии, а также с атипической гиперплазией эндометрия через 3-6 месяцев гормонотерапии.

    3. Учитывая рецидивирующий характер гиперплазии эндометрия у пациенток с СПКЯ, вторым этапом необходимо проведение профилактических мер. С этой целью рекомендуются метаболически инертные и оказывающие антиандрогенное действие низкодозированные ОК содержащие диеногест, дросперинон. При наличии противопоказаний к ОК или больным не приверженным к длительному приему ОК рекомендована ЛНГ-ВМС.

    4. Инсулинрезистентным больным один раз в год проводить оральный глюкозотолерантный тест для решения вопроса о терапии метформином.

    5. Учитывая важную роль сопутствующих метаболических нарушений как фактора в развитии гиперплазии эндометрия, пациенткам с ожирением рекомендовать придерживаться принципов рационального питания.





СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ РАБОТ

  1. Е.И.Манухина, И.Б.Манухин, М.А.Геворкян, З.Г.Раджабова. Терапия гирсутизма у больных с синдромом поликистозных яичников: сравнение эффективности диане-35 и бусерелина в сочетании с мерсилоном // Проблемы репродукции. – 2002. - № 6.–С.37-40.

  2. И.Б.Манухин, М.А.Геворкян, Е.И.Манухина, З.Г.Раджабова. Тактика ведения больных с синдромом поликистозных яичников // Вопросы гинекологии акушерства и перинатологии.–2002.- Том 1,№2.–С.90-95.

  3. И.Б.Манухин, М.А.Геворкян, Е.И. Манухина, З.Г.Раджабова. Применение Бусерелина в лечении гиперплазии эндометрия у больных с синдромом поликистозных яичников (СПКЯ). // Материалы конференции «Новые горизонты гинекологической эндокринологии».- М.,2002.- С.29-30.

  4. И.Б.Манухин, М.А.Геворкян, Л.Б. Студеная, З.Г. Раджабова, Х.М. Бахис. Эффективность Золадекса и Бусерелина в лечении гиперплазии эндометрия у больных с синдромом поликистозных яичников // Материалы X Российского национального конгресса “Человек и лекарство”.– М.,2003. - С.43-44.

  5. И.Б. Манухин, М.А.Геворкян, Х.М. Бахис, З.Г.Раджабова. Влияние препарата Меридиа на функцию коры надпочечников у больных с ожирением // Материалы X Российского национального конгресса “Человек и лекарство”. - М., 2003. – С.65.

  6. М.А.Геворкян, Е.И.Манухина, Т.П.Захарова, А.Я.Макарищев, З.Г.Раджабова, Х.М.Бахис. Результаты стимуляции овуляции у больных с различными типами поликистозных яичников // Материалы Российского конгресса по гинекологической эндокринологии и менопаузе. – М.,2004.–С.20.

  7. И.Б.Манухин, М.А.Геворкян, З.Г.Раджабова, А.Я.Макарищев, М.Д. Скобенникова. Эффективность лечения бесплодия у пациенток с различными клинико-морфологическими формами синдрома поликистозных яичников // Проблемы репродукции.–2006.–Специальный выпуск.- С.80-83.

  8. И.Б.Манухин, М.А.Геворкян, Л.Б.Студеная, А.Я.Макарищев, З.Г.Раджабова, М.Д.Скобенникова. Результаты консервативных методов стимуляции овуляции у больных с СПКЯ // Проблемы репродукции.–2007. – Специальный выпуск.– С.328-329.

  9. И.Б.Манухин, Л.Б.Студеная, Е.И.Манухина, З.Г.Раджабова, А.Я.Макарищев, М.Д.Скобенникова. Синдром поликистозных яичников // Акушерство и гинекология.–2007. -№ 5.–С 62-67.

  10. И.Б.Манухин, М.А.Геворкян, Л.Б.Студеная, А.Я.Макарищев, З.Г.Раджабова, М.Д.Скобенникова Повышение эффективности лечения бесплодия у пациенток с синдромом поликистозных яичников // Проблемы репродукции.–2007.-№5.–С.74-76.

  11. И.Б.Манухин, М.А.Геворкян, Л.Б. Студеная, Е.И. Манухина, З.Г. Раджабова, М.Д.Скобенникова Выбор метода индукции овуляции у пациенток с I типом поликистозных яичников // Рос.вестник акушера-гинеколога.-2008.-№3.-С.84-86.

  12. И.Б.Манухин, М.А.Геворкян, Л.Б. Студеная, Е.И. Манухина, З.Г.Раджабова. Дифференцированный подход к лечению гиперпластических процессов эндометрия у пациенток с синдромом поликистозных яичников // Проблемы репродукции. -2008.- №5.-С.35-39.


Заказ №287. Объем 1 п.л. Тираж 100 экз.

Отпечатано в ООО «Еполиграф»

г. Москва, 3-я Мытищинская, д.3.


Каталог: userdata -> manual -> doc -> avtoref -> 2009 02
2009 02 -> Газообмен, метаболизм и физическая работоспособность у больных сахарным диабетом 1-го типа 14. 00. 05 «Внутренние болезни» 14. 00. 03 «Эндокринология»
avtoref -> Влияние комбинированной терапии на суточный профиль артериального давления, эндотелиальную дисфункцию и микроциркуляцию у больных артериальной гипертонией. 14. 00. 06 «Кардиология»
avtoref -> Клинико-биохимическая оценка эффективности комплексного лечения заболеваний пародонта препаратами растительного происхождения 14. 01. 14-«Стоматология» 03. 01. 04-
avtoref -> Состояние портально-печеночного кровотока при хронических диффузных заболеваниях печени (межорганные и гемодинамические взаимоотношения) 14. 00. 05 «Внутренние болезни»
2009 02 -> Эндолимфатическая лекарственная терапия в комплексном лечении сочетанных травм органов живота и костей таза 14. 00. 27 хирургия, 14. 00. 22 травматология и ортопедия
2009 02 -> . общая характеристика работы актуальность проблемы
2009 02 -> Оптимизация лечебно диагностического алгоритма при эктопической беременности 14. 00. 01 «Акушерство и гинекология» 14. 00. 15 «Патологическая анатомия»
2009 02 -> Роль нарушений церебральной гемодинамики в патогенезе гестоза 14. 00. 13 «Нервные болезни» 14. 00. 01 «Акушерство и гинекология»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница