Энергоинформационный механизм лечебного действия гомеопатических препаратов



Скачать 106.5 Kb.
Дата09.09.2017
Размер106.5 Kb.

ЭНЕРГОИНФОРМАЦИОННЫЙ МЕХАНИЗМ
ЛЕЧЕБНОГО ДЕЙСТВИЯ ГОМЕОПАТИЧЕСКИХ
ПРЕПАРАТОВ

Еще при жизни Ганемана возник вопрос, на который не было ответа: чем лечит гомеопатия, в каком виде ее лечебная информация поступает в организм и поступает ли вообще. После опубликования Ганеманом «Органона врачебного искусства» в 1811 году было открыто число Авогадро, и ученые доказали, что, начиная с разведения С12, в единице объема любого гомеопатического препарата практически не содержится ни одной молекулы исходного лекарственного вещества... Но если, начиная с разведения С12, в растворах не остается ни одной молекулы лекарства, то какую информацию могут передать эти растворы друг другу на каждом последующем этапе разведения при получении более высоких потенций С30, С50, С200 и так далее?

Аргументация гомеопатов долгое время сводилась главным образом к таким представлениям, как «душа» и «жизненная сила». Нет слов – это емкие понятия. К душе, например, апеллируют все религии мира. Это звучит убедительно, когда главным аргументом является вера. Но для науки главный критерий – знание. А так как ни термину «душа», ни термину «жизненная сила» до сих пор точного научного определения не дано, то и все доводы, основанные на этих понятиях, несостоятельны.

Не убеждают и случаи поразительных излечений (даже задокументированных), которыми достаточно богата гомеопатическая практика. Ведь в медицине есть такое понятие, как эффект плацебо (placebo). Он заключается в том, что пациенту дают мнимый лекарственный препарат, не содержащий никакого лечебного вещества. Главное, больной убежден в том, что принял сильнодействующее эффективное средство. Обычно после приема такого «лекарства» не только пациенту становится лучше, но и объективные данные подтверждают это. Считается, что срабатывает механизм самовнушения, и организм, подключая резервные защитные силы, излечивает себя сам. Так вот, не получая никакого аргументированного ответа на возникающие вопросы, академическая медицина все ссылки гомеопатов на удивительные случаи излечений легко интерпретировала как эффекты плацебо.

Тем не менее, бурное развитие биологии в ХХ веке неминуемо должно было привести к развязке в этом 200-летнем споре между гомеопатией и академической медициной. И арбитром в споре становится сама академическая наука.

Публикации в журналах «Биофизика» и «Молекулярная биология» в 1977 году В.П. Ямсковой и А.Г. Маленкова о том, что выделенные ими адгезивные белки в низких концентрациях (до 10-11 М) проявляют биологическую активность, а в высоких концентрациях – нет, стали в определенной степени научной сенсацией. По всем законам, принятым тогда в академическом мире, такого явления не должно было быть в принципе. И поэтому адекватной реакции со стороны ученых не последовало.

В середине 1979 года, молодые биохимики – селекционеры из Московской ветеринарной академии им. К. И. Скрябина решили попытаться определить границу, при которой препарат нитрозодиметилмочевина (НДММ), вызывающий комплексный физиологический ответ на клеточном уровне, перестанет проявлять свою биологическую активность. С удивлением исследователи обнаружили, что такой границы нет. По крайней мере там, где по всем известным законам физики и химии растворы разведенного препарата должны были «замолчать», они продолжали «действовать». Сначала они решили, что ошиблись и свои опыты повторили. Результат был тот же. Опыты на разных клеточных культурах (семенах растений, томатах, куриных яйцах, птицах, свиньях, дрозофилах). Дали не только с НДММ, но и другими биологически активными веществами. Повторяющиеся результаты даже тогда, когда разведения были доведены до фантастической для академической науки того времени степени – 10-60М, то есть далеко за число Авогадро.

Возникло предположение, что все дело – в воде, что это она «запоминает» и «передает» биологическую информацию от разведения к разведению.

В отличие от доктора биологических наук Г.Н. Шангина-Березовского, возглавившего эти исследования, его молодые коллеги – недавние студенты – С.А. Молоскин, О.С. Рыхлецкая и В.Я. Адамов гомеопатии не знали, предполагали, что это нечто вроде лженауки. Знали также, что действие физиологически активных веществ в сверхмалых концентрациях обсуждать на серьезном уровне не принято, поскольку ниже числа Авогадро никаких веществ в растворах просто нет. Однако Шангин-Березовский был человеком неординарным, а его коллеги – молоды. И потому, заручившись поддержкой члена-корреспондента АН СССР И.А. Рапопорта (того самого, который в молодые годы пытался защитить генетику в СССР), начали с 1976 года понемногу публиковать свои работы. Но и на этот раз ответом было полное молчание медицинской общественности. Попытались выступать: их слушали, и... не слышали.

Тем временем, в середине 80-х годов кандидат биологических наук В.П. Ямскова приступила к созданию препарата «Адгелон» на основе выделенных ею адгезивных белков, используя эти самые белки в концентрации 10-16 М. С точки зрения академической науки того времени терапевтический эффект нового медикамента был совершенно необъясним, но специалисты ЦИТО им. Н. И. Пирогова, МНТК «Микрохирургия глаза» и НИИ глазных болезней им. Г. Гельмгольца были в восторге от «Адгелона». Складывалась парадоксальная ситуация: лекарство входило в клиническую практику, но не имело права оказывать терапевтический эффект в концентрации


10-16 М. Однако академическую практику опровергать сложнее, чем гомеопатическую. Поэтому на результаты Шангина-Березовского и Ямсковой смотрели как на экспериментальный артефакт – случайный выброс, полученный в результате какой-то методической ошибки. Никто не верил, что открыта закономерность, которой в высоких разведениях, то есть в сверхмалых дозах, подчиняются почти все биологически активные вещества. Такие факты накапливались во всем мире. И неестественность ситуации по отношению к гомеопатии – молчаливое признание ее «де-факто» при одновременном отказе ей в «де-юре» – объяснялась просто. Академическая наука не могла дать объяснения тем явлениям, которые раньше она могла позволить себе не замечать, теперь же эти явления все настойчивее стучались в дверь к ней самой (В.С. Зильбер 2003).

Настоящая драма разыгралась после публикации в июне 1988 года в престижнейшем международном научном журнале «Nature» статьи французского ученого-иммунолога, заведующего отделом Национального НИИ медицины и здравоохранения Франции доктора Жака Бенвениста. Он сообщал о результатах экспериментов по проверке действия сверхмалых концентраций антител на силу иммунного ответа клеток человеческой крови – базофилов. Выводы ученого оказались сенсационными: передача биологической информации возможна и при отсутствии в растворе исходных молекул – носителей этой информации.

И хотя ситуация со сверхмалыми дозами вообще и в гомеопатии в частности давно уже предвещала сенсацию, наука оказалась к ней не готова. Снова в ход пошли не только аргументы, но и предположения или даже голословные утверждения типа того, что «этого не может быть, потому что не может быть никогда». Даже несмотря на то, что еще до публикации по требованию главного редактора «Nature» эксперименты были повторены в Италии – в миланском университете, в институте Рут Бен Ари в Израиле и в университете Торонто в Канаде, Бенвениста стали критиковать, в газетах появились карикатуры. Опасаясь, что теперь достанется и «Nature», главный редактор журнала поспешил создать комиссию, в которой, между прочим, не оказалось ни одного специалиста-иммунолога. Но тем не менее она сочла возможным за пять дней опровергнуть результаты многочисленных пятилетних экспериментов. Однако Жак Бенвенист, не сомневаясь в своей правоте, заявил: «Ситуация необратима. Пошел процесс научного осмысления феномена гомеопатии».

Реакция взаимодействия базофилов и их антител хорошо известна в научном мире. Для ее визуального контроля используют специальную добавку, которая окрашивает смесь базофилов и их антител в определенный цвет сразу же, как только они вступают во взаимодействие друг с другом. Антитела, прежде чем их смешать с базофилами, последовательно разбавляли в 10 раз, доведя их концентрацию до такой низкой степени, что в водном растворе уже не оставалось ни одной молекулы. Оказалось, что, если при каждом таком последовательном разбавлении раствор антител энергично встряхивать, то реакция их взаимодействия с базофилами будет такой же, как если бы антитела и не разбавляли – краситель также меняет цвет. И наоборот, если в процессе последовательных разбавлений раствор антител не встряхивать, то, начиная с определенной степени их разведения, окрашивание перестает наблюдаться. Результат эксперимента показал, что передача биологической информации в отсутствие исходных молекул – носителей этой информации зависит только от встряхиваний водного раствора.

Широкий общественный резонанс вокруг работы Бенвениста привел к тому, что в умах людей произошел определенный поворот – ученые всех стран мира заговорили о новом феномене – «памяти воды». После публикации его работ ситуация в науке коренным образом изменилась. Стало принципиально невозможным утверждать, что эффекта сверхмалых доз не существует. Наоборот, начиная с 1988 года число работ, представительных конференций и съездов, посвященных вопросу биологической активности сверхмалых доз различных веществ, резко возросло. Бенвенист первым заставил широкую научную общественность посмотреть на воду как на посредника в передаче биологической информации в мнимых растворах (так стали называть растворы, в которых отсутствуют молекулы исходных веществ).

На протяжении длительного времени всесторонние исследования действий сверхмалых доз (СМД) различных веществ проводились под руководством Елены Борисовны Бурлаковой – доктора биологических наук, профессора, лауреата Государственной премии, заместителя директора, заведующей лабораторией Института биохимической физики им. Н. М. Эмануэля (ИБХФ РАН). Эти исследования привели к уникальным результатам, на основе которых сделаны открытия, имеющие фундаментальный характер. Oзнакомимся с основными выводами, к которым пришли ученые на основании результатов исследований:

Исследователи пришли к выводу, что общие закономерности влияния сверхмалых доз препаратов наиболее ярко проявляются при изучении дозовых зависимостей. В некоторых случаях эта зависимость бимодальная: эффект возрастает при сверхмалых дозах препаратов, затем, по мере увеличения дозы, уменьшается, сменяется «мертвой зоной» и вновь усиливается. Иногда в дозовой зависимости обнаруживается стадия «перемены знака» эффекта. Например, если в области сверхнизких доз отмечалась ингибирующая активность, то по мере роста концентрации она сменялась на стимулирующую, а затем вновь проявлялся ингибирующий эффект.

Известны случаи, когда эффект в очень большом интервале концентраций не зависит от дозы. Так, в одной из ранних работ, где мы исследовали действие гербицида из класса гидропероксидов на растительную культуру клеток, было обнаружено, что препарат проявляет одинаковую активность при дозах, различающихся на шесть порядков (10-13 и 10-7 М), а в интервале промежуточных концентраций эффект отсутствует. Оказалось, что в проявлениях влияния на клеточный метаболизм сверхмалые дозы биологически активных веществ и физические факторы низкой интенсивности обнаруживают много общих особенностей, которые касаются как формальных признаков (дозовые зависимости), так и показателей биологической активности.

Природа этого феномена, как полагают ученные, может быть связана с общностью критических мишеней, например клеточных и субклеточных мембран, а также с особенностями кинетики реакций, в которых важную роль играют слабые взаимодействия. К числу характерных для эффектов СМД свойств, предлагается отнести:

- немонотонную, полимодальную зависимость «доза-эфект». В большинстве случаев максимумы активности наблюдаются в определенных интервалах доз, разделенных между собой так называемой «мертвой зоной»;

- изменение чувствительности (как правило, увеличение) биообъекта к действию разнообразных агентов как эндогенных, так и экзогенных. Последние могут быть как той же, (в случае воздействия СМД) так и иной природы;

- проявление кинетических парадоксов, а именно возможности уловить эффект СМД биологически активных веществ, когда в клетке или в организме имеется то же вещество в дозах на несколько порядков выше, а также влияния на рецептор вещества в дозах на порядки более низких, чем константы диссоциации комплекса лиганд-рецептор; зависимость «знака» эффекта от начальных характеристик объекта; «расслоение» свойств биологически активного вещества по мере уменьшения его концентраций, при которой еще сохраняется активность, но исчезают побочные эффекты; для физических факторов усиление эффекта с понижением их интенсивности в определенных интервалах мощности и доз.

Е.Б. Бурлакова так же отмечает сложность научного обоснования действия СМД:

«На наш взгляд, основную трудность в построении этих гипотез представляет объяснение первичного акта взаимодействия единичных молекул с биомишенями. В наших исследованиях мы обнаружили, что всякий раз при введении сверхмалых доз биологически активного вещества в организм животного, клеточную культуру или модельную систему, содержащую суспензию мембран, отмечается изменение структурных характеристик мембран. В свою очередь изменения структуры мембран могут приводить к изменению функционального состояния клетки, а наличие полимодальности в ответе можно объяснить сменой механизма действия вещества в том или ином концентрационном интервале на структуру мембраны. Но как объяснить первичный акт взаимодействия биологически активного вещества в СМД с белком или липидом мембраны, если отношение числа молекул этого вещества к числу молекул белка равно 1: (106-109)?» (Е.Б. Бурлакова, А.А. Конрадов, Е.Л. Мальцева, 2003 г.).

Как полагают авторы, чтобы понять, механизм действия сверхмалых доз препаратов на биологические объекты, нужно в первую очередь объяснить с кинетической точки зрения саму возможность взаимодействия столь малого количества молекул со своими мишенями. При концентрации 10-15 М и ниже перестает работать закон действующих масс Вант-Гоффа и в определенной степени теряется смысл понятия «концентрация» (Е.Б. Бурлакова, А.А. Конрадов, Е.Л. Мальцева 2003).

Большинство современных гипотез, пытающихся объяснить механизм действия гомеопатических препаратов, сводится к феномену «памяти воды». Согласно представлениям К. Смита, «память воды» обеспечивается специальной агрегацией молекул воды в форме клатратов. Возможность существования «полостей» в жидкостях общепризнана, так как, в частности, в воде ее молекулы объединяются в пентагональные или гексагональные формы благодаря водородным связям. На формирование полостей, а также поверхностного натяжения, вызывающего отрицательное давление внутри, помимо водородных связей, оказывают влияние дипольные взаимоотношения (Смит С. 1994).

Как предполагает С.В. Зенин, вода состоит из ячеек полумикронного размера и эта структура является основной для нового информационно-фазового состояния. Каждая ячейка состоит из большого числа (порядка 2,8 млн) структурных элементов воды, которые имеют в ячейке полностью детерминированное расположение, идентичное для всех ячеек.

Согласно предлагаемой гипотезе, комбинация структурных элементов воды в ячейке изменяется под влиянием возникших внешних факторов, например, при растворении в воде субстанции гомеопатического препарата, и если это изменение оказалось необратимым, то вследствие молекулярной информационной ретрансляции, все оболочки ячеек могут перейти в новое состояние, что означает переход водной среды в иную микрофазу с другими свойствами. Передача зарядового рисунка оболочки рассматривается как информационный процесс, а каждая такая микрофаза водной среды, – как информационно-фазовое состояние (Зенин С.В. 2002).

Ludwig W. приводит результаты экспериментов, связанных с физическими методами оценки УФ-измерений при очень коротких длинах волн, анализа сигнала и спектрального изображения в полярных координатах (диаграмма Нюквиста). На основании полученных данных показано, что гомеопатические средства содержат определенную электромагнитную информацию, способную входить в резонанс с собственными частотами живых организмов. (Ludwig W. 2002).

В.Н. Сорокин проводил исследование физико-химических процессов, протекающих по ходу потенцирования. При растирании гомеопатических лекарственных средств с лактозой или встряхивании экстрактов со спиртом протекают механохимические реакции, в результате чего образуются неионизированные протонсодержащие соли. Предполагается, что в образованных неионизированных солях может происходить передача информации от гомеопатического лекарственного сырья молекулам воды в присутствии протонов. (Сорокин В.Н. 1997).

На основании результатов собственных и других авторов экспериментов Ф.Р. Черников утверждает, что лекарственная активность гомеопатических средств не связана с присутствием молекул лекарственного сырья, а определяется коллективным динамическим состоянием среды. «Лекарственная активность гомеопатических средств определяется тонкой настройкой протонной (и тесно с ней связанной электронной) подсистемы жидкой среды, проявляющейся в колебательной структуре молекул и клатратных систем воды» (Черников Ф.Р. 2002).

Как отмечают Strube J., Stolz P., Maier W., даже в результате многократной дистилляции воды и перегонки спирта не удается полностью избавиться от примесей. Авторы утверждают, что высокие потенции также содержат аминокислоты и пептиды и полагают, что аминокислоты и пептиды могут играть решающую роль для стабильного сохранения информации и реализации терапевтического действия (Strube J., Stolz., Maier W. Sind. 2002).

Основываясь на результатах собственных исследований, профессор В.Л. Воейков предполагает, что содержащиеся в воде биологически активные субстанции в процессе потенцирования накладывают свой специфичный отпечаток на колебательно-волновые процессы, обеспечивая специфичность действия гомеопатического препарата на биологическую модель (Воейков В.Л. 2004).

Профессор В.И. Лобышев также полагает, что механизм действия гомеопатических препаратов можно объяснить способностью молекул воды образовывать разнообразные, включая фрактальные, параметрические структуры, состоящие из тысяч молекул, обретающих комплементарность к различным биологическим структурам в результате потенцирования (Лобышев В.И. 2004).

Критики Жака Бенвениста утверждают, что причины, по которым молекулы воды в жидкой фазе навряд ли могут приобретать активность антител и других сложных биомолекул после сильного разведения, слишком многочисленны. Как говорит физик и специалист по воде Хосе Тексейра (José Teixeira), «Любые упоминания об эффектах памяти в чистой воде должны быть преданы забвению».

Однако искоренить эту идею из умов не так-то просто. Луис Рэй (Louis Rey), исследователь из Швейцарии, сообщает, что растворы солей демонстрируют существенно различные термолюминис-центные сигналы в разных гомеопатических разведениях, будучи сначала заморожеными, а потом нагретыми вновь. Чешские исследователи описывают необъяснимые изменения вязкости воды, просто постоявшей какое-то время в комнате. Несмотря на ожесточенную критику, Бенвенист перешел к притязаниям на открытие того, что активность биомолекул может быть «записана в цифровом виде» и передана воде посредством радиоволн и по системе Интернет в виде файла.

До самой смерти в 2004 году он уверял, что его открытия приведут к новой эре «цифровой биологии». А давний коллега Бенвениста, Йолен Томас (Yolène Thomas), сообщил о некоторых успехах радиочастотного «программирования» воды на определённые биомолекулярные эффекты, в частности, подобных «сигналам», индуцируемым бактерией Escherichia coli, – ингибирование белковой коагуляции и расширение сосудов в сердечной мышце морской свинки.

Критики негодуют: «теоретические рассуждения на тему «памяти воды» идут намного дальше. В этой области возник собственный deux ex machina – надуманная теория «когерентных квантовых доменов» в воде. Сторонники этой теории видимо считают, что можно изобрести физику воды заново, «из головы», ничуть не считаясь с десятилетиями скрупулёзного труда и тщательнейших измерений» (Филипп Болл (Philip Ball)), новостная колонка на сайте Nature за 8 августа 2007 года).

Похоже, критики «не в курсе», что биохимические процессы могут быть провоцированы не только действием одних молекул на другие. Специально для них напомним, что фотосинтез начинается с поглощения фотона молекулой хлорофилла, то есть воздействием кванта электромагнитного поля. Через зрачки глаз также поступает информация в виде электромагнитного поля – волн видимого диапазона, а в слуховой аппарат информация поступает, как известно, в виде волн акустических…

Основываясь на результатах собственных многолетних исследований в области энергоинформационной медицины, считаю, что объяснить научные основы гомеопатии исключительно свойствами воды невозможно, но доказать существование «памяти воды» и подтвердить выводы Ж. Бенвениста не сложно.

В энергоинформационной медицине принцип подобия нашел применение не только в лечении, но и в диагностике, при тестировании волновых характеристик микробов, вирусов, патоморфологических тканей и т. д. Этот принцип можно сформулировать, как «подобное диагностируется подобным». Результаты двойного слепого исследования с использованием медикаментозного тестирования, а также результатов этиотропного лечения в авторской модификации позволяют сделать научные выводы, которые объясняют все феномены гомеопатии и энергоинформационной медицины.

Для научного обоснования гомеопатии и энергоинформационной медицины представляет интерес гипотезы, дающие обоснованные ответы на следующие вопросы:



  1. Что является носителем «жизненной силы», извлекаемой из лекарственного сырья и почему важно многократно встряхивать растворы или перетирать порошки при приготовлении гомеопатических препаратов.

  2. Где в молекулах исходного вещества «содержится» «жизненная сила», почему она переходит в лекарственную основу только в результате динамизации и где фиксируется «жизненная сила».

  3. В чем заключается принцип подобия, и при каких условиях реализуется лечебное действие гомеопатических лекарственных средств.

  4. Как объяснить феномен медикаментозного тестирования, возможность хранения свойств потенцированных препаратов в ячейках флэш-памяти микросхем, электронной перезаписи этих свойств и возможность дистанционной передачи этих свойств, в том числе и по системе Интернет.

Если предлагаемая гипотеза не отвечает хотя бы на один из поставленных вопросов, гипотеза должна считаться несостоятельной.

Анализ приведенного материала, современных данных фундаментальной науки и результатов собственных исследований, указывает, что специфическое свойство «памяти воды», не смотря на ее важность, все же, не является единственным и исключительным явлением природы, которые раскрывает научные основы гомеопатии.

Известно, что для возникновения взаимодействий необходимым условием является достаточно близкое расположение заряженных (активных) участков молекул. Стереохимические особенности молекул обеспечивает избирательность при их взаимодействии, но само взаимодействие может быть Кулоновским, Вандер-Ваальсовским или обусловлено электромагнитным полем. Все эти взаимодействия имеют свойства волн, так как и потенциалы зарядов, и поля обусловлены заряженными частицами, находящимися в постоянном движении (колебания, вращения).

Волны имеют как энергетические, так и информационные (частотные) характеристики. Характер взаимодействия волн и частиц может быть обусловлен только параметрами энергии (энергетическим) или действием одновременно и энергии, и совпадения частотных (информационных) характеристик, иначе говоря, результат будет обусловлен энергоинформационным действием в результате резонанса на уровне внутримолекулярных связей или Молекулярного электростатического потенциала (МЭСП).

Очень важно иметь в виду принципиальные различия между ними. Для одних процессов важно количество энергии кванта или поля (волны), этот вариант взаимодействия можно условно называть энергетическим. Для других процессов решающее значение имеют волновые свойства поля или кванта (частота и фаза). Этот вариант взаимодействия логично называть энергоинформационным, и специфический результат возможен только при совпадении частоты (информации) взаимодействующих полей или частиц, обладающих волновыми свойствами, благодаря резонансу или интерференции.

Энергетическое от энергоинформационного воздействия отличается тем, что во втором случае при существенно малых энергетических затратах возможен результат и что самое важное – это действие будет обладать избирательностью, другими словами специфичностью. Если мы поставим на одинаковом расстоянии от рояля семь камертонов, каждый из которых соответствует определенной ноте, то при нажатии клавиши ноты «ми» – зазвенит соответствующий камертон, а остальные не отреагируют.

На камертон, резонирующий на волне ноты «ми» оказано энергоинформационное действие, а на остальные камертоны – только энергетическое.

Представим на месте семи камертонов – семь атомов различных химических элементов с разными спектрами поглощения. При направлении на них по одному фотону с одинаковой частотой – только у атома того химического элемента, спектр поглощения которого совпадет с частотой фотона, электрон перескачет на более дальний энергетический уровень – атом «зазвенит». Фотон в этом случае оказал энергоинформационное воздействие на связь между электроном и ядром. У остальных 6 атомов разных химических элементов электроны останутся на прежнем энергетическом уровне, так как на них было оказано только энергетическое воздействие в связи с тем, что длина волны (соответственно и частота) не совпали со спектром поглощения.

Принципиальные отличия энергетического и энергоинформационного процессов можно понять также из следующего примера: представим ситуацию, когда несколько десятков или сотен мобильных телефонов одной и той же марки находятся в одном помещении. На этом месте может зазвенеть любой из подобных телефонов, так как волны от миллионов других телефонов, на которых набираются номера, действуют на все аппараты.

Энергетическая составляющая этих волн практически одинаковая для всех телефонов, а зазвенит только тот, который настроен на соответствующую набранному номеру длину (соответственно и частоту) волны. Только для телефона, номер которого был набран, процесс носит энергоинформационный характер, а на остальные аппараты действует только энергетическая компонента волн всех телефонов, звонивших в это время и тех, по которым говорили. На энергию одновременно действующих волн от миллионов подобных телефонов, а также телевизионных и радиосигналов при несовпадении частот (отсутствии резонанса) – аппараты никак не реагируют. Для функционирования гораздо важнее совпадение информационных компонентов взаимодействующих волн, и частиц, и полей, обладающих волновыми свойствами.

В своих исследованиях, направленных на изучение процессов, которые лежат в основе, как извлечения и переноса «жизненной силы» при потенцировании, так и ее механизма действия, использовался аппаратно-программный комплекс «ЮПРАНА» для электропунктурной (энергоинформационной) диагностики с медикаментозным тестированием. Обследование проводилось по авторской модификации.

1. Группа для исследований включала 9 человек (5 женщин и 4 мужчин среднего возраста). Их объединяло то, что исходные показатели электропроводности (ЭП) на всех исследуемых биологически активных точках (БАТ), были низкими (от 35 до 48 условных единиц), а при подключении для тестирования гомеопатического препарата Rhus toxycodenron C6 у всех исследуемых показатели на всех исследуемых БАТ соответствовали норме (60 условных единиц в данной модификации), независимо от исходных показателей.

С использованием специальной электронной техники в ячейки флеш-памяти микросхемы была произведена инжекция электронов, причем в 3 ячейки с подключением в цепь препарата Rhus toxycodendron C6, а в 3 ячейки без подключения препарата. С точки зрения кибернетиков все эти ячейки имели заряд соответствующий «1». Для двоичной системы кибернетического языка все 6 ячеек микросхемы соответствуют «1» и между ними разницы нет. Разницу ощущает живой организм, она проявляется, в частности, в виде изменений ЭП БАТ.

При подключении к измерительной цепи ячейки с информацией Rhus, у всех испытуемых показатели ЭП на всех БАТ соответствовали норме, а при подключении ячеек, куда электроны инжектировались без информации препарата Rhus, показатели не менялись. Испытуемые и оператор при этом не знали последовательность подключаемых ячеек. Повторение опыта через 2 часа показало такие же результаты, только исходные показатели незначительно отличались от первоначальных показателей ЭП БАТ. При изменении полярности тока, который подавался на щуп с «+» на «-», опыт воспроизвести не удалось. Эти результаты дают основание полагать, что носителями информации могут служить электроны, эту информацию электроны могут хранить в виде колебаний и передавать другим электронам в виде частотной модуляции.

2. Группа для исследования та же. Проведено тестирование различных веществ (воды, водно-спиртового раствора, сахарного сиропа, вазелинового масла), обработанных лучом полупроводникового лазера, к цепи питания которого поочередно подключались 6 ячеек флеш-памяти микросхемы (3 с информацией о препарате Rus и 3 без информации). Показатели ЭП становились нормальными только в тех случаях, когда в цепь измерительного тока подключалось любое вещество, обработанное лучом лазера (потоком фотонов), в цепь питания которого подключалось одна из 3-х ячеек флеш-памяти микросхемы, в которые были инжектированы электроны с волновой информацией препарата Rhus. Анализ результатов позволяет сделать следующие предположения:



а) фотоны, как и волны, могут быть промодулированы волновыми характеристиками электронов, которые составляют ток питания лазера;

б) лазерный луч (поток фотонов) может передать «жизненную силу» гомеопатических препаратов различным веществам.

Таким образом, данная гипотеза предполагает, что:

1. Факторами специфических свойств, передаваемых в процессе динамизации, являются волновые характеристики поля, обеспечивающего внутримолекулярные и межмолекулярные взаимодействия (связи), волновые характеристики акустических волн, возникающие или усиливающиеся при разрывах связей по ходу динамизации.

2. Переносчиками этих энергоинформационных характеристик могут служить электромагнитные и акустические волны, возникающие при разрывах связей, а также частицы, обладающие волновыми свойствами (электроны, протоны, фотоны и др.), входившего в состав исходного вещества.

3. Фиксироваться «жизненная сила» может в новых связях, возникающих в процессе потенцирования, в виде частотных модуляций волновых характеристик этих связей и МЭСП этих молекул.

4. Результат лечебного действия обусловлен конструктивной или деструктивной интерференцией, возникающей только при совпадении (подобии) частотных характеристик химических связей или МЭСП молекул – мишеней и молекул – носителей волновой информации, то есть гомеопатических или энергоинформационных средств.



5. Объяснить феномен медикаментозного тестирования, возможность хранения свойств потенцированных препаратов в ячейках флэш-памяти микросхем, электронной перезаписи этих свойств и возможность дистанционной передачи этих свойств, в том числе и по системе Интернет, невозможно, ссылаясь только на «память воды». Положения данной гипотезы позволяют во многом осмыслить и понять эти феномены.



Каталог: upload -> doc lib
upload -> Конкурсного собеседования при поступлении в ординатуру по специальности
upload -> Секция авиации и космической техники «физика космоса»
upload -> Методические рекомендации организация деятельности по резервам финансовых и материальных ресурсов для ликвидации чрезвычайных ситуаций
upload -> Кардиоренальные взаимоотношения и качество жизни при лечении больных хронической сердечной недостаточностью с сопутствующим сахарным диабетом 2 типа 14. 00. 06 Кардиология


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница