Этническое самосознание личности в эпоху интенсификации интеграционных процессов (на материале исследования народов Дагестана) 19. 00. 01 общая психология, психология личности, история психологии



страница1/5
Дата28.04.2016
Размер0.63 Mb.
ТипАвтореферат
  1   2   3   4   5
На правах рукописи

Гаджимурадова Зугра Магомедовна

ЭТНИЧЕСКОЕ САМОСОЗНАНИЕ ЛИЧНОСТИ В ЭПОХУ
ИНТЕНСИФИКАЦИИ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ
(на материале исследования народов Дагестана)

19. 00. 01 – общая психология, психология личности, история психологии


АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание учёной степени доктора

психологических наук

Москва – 2008
Работа выполнена на кафедре психологии развития факультета педагогики и психологии Московского педагогического государственного университета


НАУЧНЫЙ КОНСУЛЬТАНТ:

Доктор психологических наук, профессор

Хвостов Андрей Анатольевич


ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ:

Доктор психологических наук, профессор

Шабельников Виталий Константинович








Доктор психологических наук

Дубов Игорь Глебович








Доктор психологических наук, профессор

Сухарев Александр Владимирович


ВЕДУЩАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ:


Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации


Защита состоится «02» июня 2008 г. в 14 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.154.12 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 103051, г. Москва, Малый Сухаревский пер., д. 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского педагогического государственного университета по адресу:

119992, г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1.


Автореферат разослан «____» ______________ 2008 г.



Ученый секретарь

Диссертационного совета



А.С. Обухов



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Проблема этнического самосознания личности, как «этнический парадокс современности», приобрела особую актуальность в XXI веке.

Каждая эпоха характеризуется ведущими идеями, которые определяют ценностные ориентации, выстраивающие и наполняющие структурные звенья самосознания. Внешним условием, доминантно влияющим на самосознание личности в XXI веке, является интенсификация интеграционных процессов, суть которых – в объединении в целое всей сложности слагаемых, возникающих сегодня в мире.

Интенсификация интеграционных процессов имеет особое значение для той составляющей самосознание личности, которую принято относить к её этническому компоненту. Интеграционные процессы, происходящие сегодня на мировой арене, изменяют самосознание этноса и каждой личности в него входящей. Глобальная информационная культура стала причиной возрождения прежних и возникновения новых идентичностей.

Попав под прессинг новых, никогда прежде не возникавших условий, неизбежных тенденций глобализации, отдельная личность и общество в целом столкнулись с небывалой ранее незащищенностью от деструктивных воздействий новых внешних условий, которые воспринимаются обыденным человеком как негативные факторы. Эти факторы получили в глобальной системе множественные направленности. Среди прочих негативных факторов следует назвать их диапазоны: от международного терроризма до хакерства, от стандартизации культурных ценностей до распространения различных слухов (о катастрофах, стихийных бедствиях, войнах, «неизбежном столкновении ключевых цивилизаций»), об идее «золотого миллиарда» и т.п. Процессы дезориентации личности в сфере социокультурных норм и ценностей, стандартов потребления и стилей жизни общества, распространение состояния душевной усталости и тревоги за личную безопасность, усилили у большинства людей протест против унифицирования новых способов и форм бытия.

Интеграционные процессы по-разному влияют на ментальность разных народов мира, на различные слои и страты одного и того же общества. Эти влияния зависят от реалий, которые организуют условия бытия и развития личности. Кардинальные изменения, происходящие в России, имеют свою специфику, связанную с тем, что общество поляризовалось, а традиционные этносы, проживающие в едином государстве, вступили в конфликтные столкновения, что бесспорно сказалось на особенностях их самосознания. Процессы глобализации глубоко повлияли на сложившееся в СССР самосознание многих россиян. Фактически основной проблемой нового времени явился так называемый расколотый человек российского общества.

Одним из самых сложных в политическом и социально-психологическом отношении регионов России является Северный Кавказ, где наблюдается переплетение общероссийских и всемирных тенденций с национальной спецификой. Кавказский регион сегодня является зоной жизненных интересов и ареной соперничества мировых геополитических конкурентов России. Речь идёт о США, Турции, нефтедобывающих странах арабского Востока.

Особое место занимает Дагестан, представляющий собой уникальнейший феномен исторически сложившегося лояльного взаимодействия и этнической консолидации более 30 коренных этносов, компактно проживающих на сравнительно небольшой территории (50,3 тысяч кв. км). Являясь «южным форпостом» России и занимая ключевое положение на Северном Кавказе, Дагестан определяет основные векторы развития большинства республик региона с точки зрения перспектив российской государственности и сохранения территориальной целостности Российской Федерации.

Республика расположена на стыке Европы и Азии и граничит по суше и Каспийскому морю с пятью государствами (Азербайджан, Грузия, Казахстан, Туркменистан и Иран), ориентированными сегодня не столько на Россию, сколько на Турцию и США. Последними активно эксплуатируется религиозно-этнический фактор в борьбе за вытеснение Кавказа из сферы национальных интересов России с применением военной силы, что четко просматривается на примере Чечни и Дагестана.

Рассмотрение особенностей самосознания представителей тесно контактирующих этносов с культурой и новыми идеями мирового сообщества и друг с другом в таком стратегически важном для безопасности России регионе как Дагестан, актуальная для Российского государства проблема. Эта проблема остро нуждается в её психологическом изучении: приоритетным в психологии личности является феноменологическая сущность этнического самосознания личности.

Актуальность данной проблемы для психологии личности является безусловной.

Общей методологической основой исследования этнического самосознания личности в условиях исторического межэтнического взаимодействия и интенсификации интеграционных процессов в мире является утвердившаяся в отечественной науке марксистская идея о развитии личности путем присвоения материальной и духовной культуры общества. Согласно К. Марксу, каждое новое поколение «застает в наличии определенный материальный результат, сумму производительных сил, исторически сложившееся отношение людей к природе и к друг другу, <...> которые предписывают ему его собственные условия жизни и придают ему определенное развитие»1. В контексте нашего исследования мы будем исходить из этих основополагающих положений К. Маркса для теоретического проникновения в сущностные феноменологические особенности самосознания личности.

В нашем исследовании этническое самосознание личности рассматривается также в русле концепции В.С. Мухиной о феноменологии развития и бытия личности, вслед за которой мы понимаем самосознание личности как «универсальную, исторически сложившуюся и социально обусловленную психологически значимую структуру, присущую каждому социализированному индивиду, состоящую из звеньев, которые составляют содержание ключевых переживаний личности и выступают внутренними факторами рефлексии ее отношения к самой себе и окружающему миру»2.

В то же время, мы разделяем позицию В.С. Мухиной относительно того, что в соответствии со своей социально-психологической феноменологией человек существует в двух присущих ему ипостасях: как социальная единица и как уникальная личность, способная самостоятельно решать проблемные ситуации, возникающие в социально-нормативном пространстве. Все структурообразующие основы самосознания через присвоение ценностного мира реалий, согласно автору, отражены в самосознании механизмами «идентификация» и «обособление». Мы солидаризируемся с этим пониманием развития и бытия личности и принимаем его за одну из своих позиций, позволяющих структурировать теоретическую и эмпирическую части исследования.

Вместе с тем для диссертационной работы имеют концептуальное значение исследования морального сознания личности А.А. Хвостовым. Структура, генезис и детерминанты морального сознания, согласно автору, в значительной мере определяются этнокультурными факторами, предполагающими возможность развития принципиально иных типов морального сознания в разных культурах3. Я солидаризируюсь с этой позицией автора и ставлю перед собой задачу специально рассматривать данный аспект этнического самосознания личности.



Указанные методологические принципы и подходы явились основой для структурирования нашего исследования в целом и реконструкции результатов научных изысканий в области психологии личности, самосознания личности и этнического самосознания личности, в частности.

Цель исследования – изучение особенностей этнического самосознания коренных этносов Дагестана (аварцев, даргинцев, кумыков, лезгин и лакцев) в эпоху интенсификации интеграционных процессов в первое десятилетие XXI века.

Объект исследования – этническое самосознание коренных этносов Дагестана.

Предмет исследования – структурно-содержательные характеристики и условия развития особенностей этнического самосознания представителей старшего (от 40 до 80 лет) и младшего (от 18 до 25 лет) поколений аварцев, даргинцев, кумыков, лезгин и лакцев как представителей коренных, наиболее многочисленных (78,6% от общей численности населения Дагестана) и тесно контактирующих этносов Дагестана. При выборе возрастных страт мы руководствовались данными социально-психологических исследований, согласно которым интенсивность проявлений этнического самосознания и этнических предубеждений выше в крайних возрастных группах – у молодежи и лиц предпенсионного и пенсионного возрастов. Молодежь, отличаясь особой сенситивностью к традициям и к новым влияниям, является по существу индикатором социальных изменений в обществе.

Гипотезы исследования. Основанием для построения гипотез послужили: анализ этнологических, психологических, политологических, исторических и литературных источников (фольклор, мифы, легенды, предания, сказки, песни); долговременный опыт проживания диссертанта в регионе и осуществление им включенного наблюдения в соответствии с задачами исследовния; практическая работа диссертанта с молодежью Дагестана; анализ результатов опросов, бесед, интервью, сочинений, анкетирования и др. В результате анализа всего комплекса проведенных работ были сформулированы следующие гипотезы:

I. Этническое самосознание личности дагестанца в эпоху интенсификации интеграционных процессов изменяется под влиянием внешних условий, но одновременно в значительной мере определяется традиционными этнокультурными факторами: разные новообразования ценностно-ориентированных идентификаций взаимодействуют друг с другом по типу кругов Л. Эйлера, по модели конъюнкции. Модель конъюнкции выстраивается в соответствии с внешними условиями многоуровневых идентификаций и внутренней позицией человека как уникальной личности, и показывает особенности этнического самосознания. Связи по типу конъюнкции реально предполагают варианты возможных пересечений.

II. У народов Дагестана предполагается наличие особого этнического самосознания, которое включает в себя синкретическое соединение многоуровневых идентичностей. В связи со сложившимися в истории особенностями традиционных взаимодействий народов их составляющих, этническое самосознание личности дагестанца выстраивается взаимодействиями разноуровневых идентичностей.

В то же время у народов Дагестана просматривается тенденция к развитию личностной самоидентификации по модели новой идеологии – общероссийской и развитых стран Европы и США. При этом единый тип этнокультурных отношений дагестанцев детерминирует однородные особенности морального сознания.



III. Этническое самосознание личности народов Дагестана в эпоху интенсификации интеграционных процессов претерпевает разительные изменения. Новое время порождает выраженные, как интегрирующиеся, так и сепарирующиеся типы. В сфере религиозных ориентаций предполагается возрождение традиционной исламской и появление новой радикальной тенденции – ислама ваххабитского толка. Кроме того, возможно увеличение числа индифферентных к религии дагестанцев.

IV. Этническое самосознание личности народов Дагестана имеет свою специфику в плане возрастных характеристик. Мы предполагаем, что у молодежи в сравнении со старшим поколением в наибольшей мере проявляются разнонаправленные отклонения от традиционных ориентаций: в сторону ценностных ориентаций, определяющих международную интеграцию и радикальный ислам ваххабитской ориентации. В то же время у старшего поколения, взращенного в условиях СССР, нет выраженного интереса к интеграции ценностей западных цивилизаций в современном понимании этого процесса (здесь не обсуждаются традиционные паломничества к исламским святыням).

V. Этническое самосознание личности народов Дагестана имеет свою специфику в плане половой идентификации: в целом продолжает сохраняться традиционная жесткая детерминация мужского и женского мышления и поведения; намечаются тенденции смягчения традиционных ожиданий от мужчин и женщин.

Для достижения поставленной цели в соответствии с гипотезами были поставлены следующие задачи:



  • проанализировать исследования, посвященные проблеме самосознания личности вообще и этнического самосознания в частности;

  • исследовать этническое самосознание народов Дагестана – в ретроспективе истории и на этапе первого десятилетия XXI века;

  • отработать тезаурус исследования, отражающий концептуальную позицию автора относительно особенностей этнического самосознания дагестанцев;

  • выявить особенности морального самосознания, присущие разным этносам в условиях исторического межэтнического взаимодействия;

  • выявить особенности аккультурации дагестанцев (аварцев, даргинцев, кумыков, лезгин и лакцев) в условиях общей интенсификации интеграционных процессов в начале XXI века.

Методы исследования. Целям и задачам нашего исследования отвечает следующий комплекс методов: включенное наблюдение; этнопсихологический опросник; исследование этнического самосознания дагестанцев в контексте межэтнических отношений: проективный метод депривации структурных звеньев самосознания (В.С. Мухина, 1992); методика выявления содержания этнического стереотипа Д. Катца и К.В. Брейли (D. Katz, K.W. Braly, 1933); шкала социальной дистанции Э.С. Богардуса (E.S. Bogardus, 1956); экспресс-диагностика межэтнической аккультурации Дж. Бери (в модификации В.С. Мухиной, 2000). Среди методов исследования морального сознания: методики диагностики общего морального сознания (А.А. Хвостов, 2005); методика исследования моральных суждений (J. Jibbs и др., 1992); методики исследования прикладных аспектов морального сознания: целей жизни; нормы тактичности (И.Г. Дубов, 1997); нормы семейных отношений (О.В. Здравомыслова, 2003). Рефлексивный самоотчет: «В чем я вижу смысл моей жизни?»

Достоверность результатов исследования и обоснованность выводов обусловлены: конструктной валидностью использованных методов – представлены теоретические описания диагностируемого феномена; содержательной валидностью (репрезентативностью) – имеются задания на все рассматриваемые структурные звенья самосознания. Некоторые методики имеют дополнительные характеристики валидности (внешнюю валидность).

Для обработки полученных результатов использовались качественные методы анализа – феноменологические описания, контент- и дискурс-анализы текстов, бесед и интервью (нарративов). Статистические методы обработки данных – факторный анализ, кластерный анализ, критерий Фишера – φ* (угловое преобразование Фишера), критерий Л. Закс, Х(Хи-квадрат), Т-Тест (критерия Стьюдента), U – критерий Манна-Уитни.



Эмпирическая база исследования. Исследование проводилось с 1991 по 2007 годы в восьми городах и двадцати аулах и поселках Дагестана. По анкетному исследованию, по методу Дж. Бери и по рефлексивному самоотчету общая выборка составила 1000 человек, по проективному методу – 500 человек, по разным методикам исследования морального самосознания – 1800 человек.

Научная новизна и теоретическое значение исследования:

  • Этническое самосознание дагестанцев, проживающих в условиях исторического межэтнического взаимодействия в едином геоисторическом пространстве, впервые рассматривается: через контекст этнического самосознания в условиях интернализации новых ценностей, «культурного шока» и угрозы столкновения цивилизаций. Самосознание изучается через контекст теоретических позиций относительно феноменологии бытия и развития личности (самосознание личности и самосознание этносов), включая изучение моральное самосознания в реалиях социально-нормативного пространства.

  • В исследовании показано, что моральное сознание как отдельной личности, так и отдельных этносов (аварцев, даргинцев, кумыков, лезгин, лакцев), подверженных, с одной стороны, влиянию других этносов, проживающих в едином геоисторическом пространстве и в сходных традициях, а с другой – влиянию глобальной аккультурации, обладает спецификой единого универсального (общедагестанского) морального самосознания.

  • Научная новизна исследования состоит в выявлении общих черт типологии этнического самосознания коренных дагестанцев, проживающих в едином геоисторическом пространстве.

Проведенный теоретический анализ идей, сопряженных с целями нашей диссертации, а также тщательно проанализированные результаты анализа нашего эмпирического исследовательского материала, позволили сформулировать положения, выносимые на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту:

I. Самосознание дагестанцев фактически развивалось в постоянно возникающих экстремальных условиях. Дагестан – это место, где на протяжении веков выраженно осуществлялись миграционные процессы, нашествия, военные действия и обнажались геополитические амбиции мировых конкурентов России.

Самосознание дагестанцев (аварцев, даргинцев, кумыков, лезгин и лакцев) в условиях межэтнического взаимодействия в первое десятилетие XXI века преимущественно остается фиксированным на традициях, мифах, адатах (доисламские обычаи предков) и ценностях, связанных с исторически сложившейся общедагестанской межнациональной идентичностью.



Дагестанцы открыто отождествляют себя со своей этнической общностью через этноним, через пристрастное отношение к своей этничности, через идентификацию с именем собственным, через традиционные притязания на признание, традиционную половую идентификацию в контексте социально-нормативного пространства. При депривации указанных звеньев самосознания происходит выраженная фрустрация у всех этносов (обоих полов). У мужчин фрустрация проявляется преимущественно в агрессивных реакциях, у женщин – в игнорировании. При этом фрустрации подвержены все звенья самосознания, что говорит о ценностном отношении дагестанцев к своему этническому «Я».

II. В самосознание дагестанцев проникают новые ценности – следствие интенсификации интеграционных процессов. Сегодня дагестанцы, наряду с сохранением антропонимического фонда, подвластны влиянию глобализационных процессов. Это происходит через новые идентификации с именами собственными: и взрослые, и молодежь лояльно относятся к привнесенным именам различного происхождения; через новые тенденции в притязаниях на признание: меняются предпочтения в одежде, вкусах, появляются новые ценности в межличностных отношениях и в профессиональных притязаниях; через изменяющиеся тенденции половой идентификации: сегодня, наряду с жёстким мужским и женским разделением приоритетов, появляются тенденции к идентификации с западными моделями поведения мужчины и женщины.

III. Этническое самосознание личности дагестанца в современную эпоху интенсификации интеграционных процессов, изменяясь под влиянием внешних условий, в то же время в значительной мере определяется традиционными этнокультурными факторами: разные новообразования ценностно-ориентированных идентификаций взаимодействуют друг с другом по типу кругов Л. Эйлера, по модели конъюнкции. Модель предполагает множественность вариаций из идентификаций: с родом (этносом); с Дагестаном как с родственной в этнокультурном отношении социально-политической общностью (так называемая малая Родина); с Россией как большой Родиной; с мировым сообществом. В то же время осуществляется идентификация отдельного человека с самим собой как уникальной личностью. Модель конъюнкции, которая выстраивается в соответствии с внешними условиями многоуровневых идентификаций и внутренней позицией каждого человека как уникальной личности, показывает особенности самосознания личности с его этническим компонентом.

IV. Многоуровневая многоплановая структура, состоящая из взаимосвязанных между собой идентификаций – от этнической (родовой, джамаатской), межэтнической (общедагестанской) до общероссийской и в настоящее время – общепланетарной составляет основную особенность самосознания современных дагестанцев. Совершенствуясь в процессе истории на основе самоопределения этнической принадлежности через межэтнические отношения в ходе взаимодействия с представителями других этносов, живущих на сопряженных и общих территориях, народы Дагестана сегодня тяготеют к единой общей модели самосознания. В первую очередь осуществляется идентификация со своим этносом и этносами, проживающими в едином геоисторическом пространстве.

При этом возникающие типы самосознания личности дагестанца могут быть многовариативны, что объясняется выраженной разнонаправленностью ценностных ориентаций. Особенностью самосознания современных дагестанцев, на фоне расширения идентичности до масштаба общечеловеческих ценностей, является сохранение этнорегиональной, общедагестанской, общероссийской идентичностей, а также возрождение родовых, джамаатских ориентаций и выраженной идентификации в этой сфере.



V. Этническое самосознание дагестанцев характеризуется универсальным (общедагестанским) моральным сознанием, связанным с общностью традиций, сложившихся в условиях одновременного повышенного конфликтогенного потенциала и вынужденной консолидации. Особенности морального самосознания дагестанцев зависят от этнокультурных ценностей: в культуре Дагестана особо выражены партикуляризм и традиционализм, которые обусловливают собой феномен двойной морали, способствующий сохранению многих, сложившихся в истории стереотипов, в том числе и негативных (кровная месть, эндогамия и пр.). В моральном сознании отчетливо выражены гендерные различия: они проявляются практически во всех категориях морального сознания – в ценностных ориентациях и принципах; в представлениях о мужских и женских достоинствах и пороках; в решении моральных дилемм; в представлениях о нормах тактичности; в особенностях моральных суждений в целом. Это касается всех аспектов морального сознания (этики профессиональной деятельности; этики семейных отношений; биомедицинской и экологической этики).

VI. Смыслы и цели жизни, как категории морального сознания, в целом отражают ценности традиционной родовой коллективистской культуры и лежат в социальной плоскости: удачно жениться (выйти замуж) и родить детей; построить дом; занять достойное место в обществе.

Анализ смыслов жизни дагестанской молодежи позволил разделить юношей и девушек на традиционалистов и интегратистов.



Традиционалисты составляют большую часть молодежи: они консервативны, ригидны, живут по алгоритму в условиях внешней зависимости поведения от общественнозначимых ценностей. Среди них – религиозные юноши и девушки, в число которых входят как умеренные, так и ортодоксальные исламисты-тарикатисты (традиционный ислам) и исламисты крайнего (радикального) толка – ваххабиты. Ортодоксальные исламисты и ваххабиты в условиях аккультурации избирают сепарацию как традиционно приоритетную стратегию поведения.

Меньшую по численности, но значительную по степени воздействия часть молодежи составляют интегратисты. В их среде можно выделить прогрессистов, характерной особенностью самосознания которых является направленность на ценности индивидуалистской культуры с присущим ей чувством личности, тяготением к личной свободе и отстаиванием прав перед этносом и государством. Интегратисты в условиях глобализации избирают интеграцию как наиболее приемлемую и эффективную стратегию поведения.



VII. Возрождение исламской и появление новой ваххабитской идентичностей составляет особую психологическую проблему в условиях всеобщей интеграции. Значительно увеличилось число молодых людей всех этносов, обоих полов, идентифицирующих себя с исламистами-радикалами через отрицание догм, обрядов традиционного ислама, соблюдение религиозных, кардинально отличных от привычных для дагестанцев, норм общения и поведения. Эта молодежь исповедует отчуждение от любых светских развлечений, аскетический образ жизни, выраженную внешнюю знаковую представленность: в специфике речи, в одежде, прическе и поведении.

Новая идентичность ваххабитской ориентации проявляется в отчуждении от представителей, разделяющих иные ценностные ориентации. Ваххабизм играет дезинтеграционную роль в ассимиляционных процессах и чинит препятствия на пути идентификации дагестанцев с Россией и со всеми другими народами, не входящими в умму (мусульманское мировое сообщество).

В то же время отмечаем, что поставленная в начале работы гипотеза о возможном росте числа индифферентных к религии дагестанцев в эпоху интенсификации интеграционных процессов не подтвердилась, скорее наоборот, среди молодежи выявилось меньше неверующих и индифферентных к религии, чем среди взрослых дагестанцев, что говорит о тенденции роста конфессионального компонента в этническом самосознании.

Практическая значимость исследования. Анализ содержания этнического самосознания личности в условиях традиционного межэтнического взаимодействия, с одной стороны, и переустройства миропорядка, с другой стороны, позволяет выявить в психологической практике новые аспекты психологии личности. В работе предложены методы изучения психологических особенностей самосознания личности в ситуации нестабильности. Более глубокое понимание проявлений особенностей самосознания уникальной личности в реальной жизни открывает перспективы развития культуры самосознания личности. Данные исследования позволяют повысить эффективность психодиагностики особенностей этнического самосознания личности посредством включения в арсенал практического психолога валидных методик, использованных в исследовании.

Полученные результаты могут быть использованы: для работы в многонациональных школах и вузах различных регионов страны; как материал для программ развития культуры самосознания и толерантности; для гармонизации межэтнических отношений в полиэтнической среде.



Апробация работы. Основные положения исследования были использованы при чтении авторского спецкурса «Этнопсихология» на иностранном и филологическом факультетах Даггоспедуниверситета. Материалы исследования использовались на семинарах и консультациях для преподавателей, родителей и старшеклассников Таркинской школы № 19 Республики Дагестан в 1992-2006гг; на телешоу «Традиции Дагестана – духовная основа общества», 1996-2006гг.

Результаты исследования отражены в докладах на международных и общероссийских научно-практических конференциях: «Этнопсихологические парадигмы современного мира», Махачкала, 16-18 апреля 2005; «Этнопсихологические проблемы в современном мире» – Благовещенск: БГПУ, 1 ноября 2006; «Этнопсихологические парадигмы в социокультурном пространстве Сев. Кавказа»: проблемы, опыт, перспективы. – Махачкала: ИПЦ ДГУ, 21-23 апреля 2005; «Проблемы сохранения толерантности в условиях полиэтнического и многоконфессионального региона». – Махачкала: ДНЦ РАН, 12-13 апреля 2007; «Этнополитическая безопасность юга России в условиях глобализации» – Махачкала: ДНЦ РАН, 18-20 сентября 2007; «VII конгресс этнографов и антропологов России».– Саранск, 9-14 июля 2007; VI съезда РПО – Ростов-на-Дону, 18-21 сентября 2007; «Этнопсихологические проблемы в современном мире». – Благовещенск: БГПУ, 1 ноября 2007.



Структура и объем диссертации. Работа выполнена в двух томах, на 653 страницах; том I включает 500 страниц и состоит из введения, четырех глав, библиографии. Библиография состоит из 509 наименований, из них – 76 – на иностранных языках. В приложении том II на 153 страницах, представлены методы исследования, результаты математической обработки.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Каталог: common -> img -> uploaded -> files -> vak -> announcements -> psiholog
announcements -> Социальная культура здравоохранения в российском обществе начала ХХI века: проблемы и пути их решения
psiholog -> Социальные представления о здоровье и болезни: структура, динамика, механизмы. 19. 00. 05 Социальная психология
announcements -> Фундаментальные аспекты создания на основе минерала бишофит магний-содержащих лекарственных средств 14. 00. 25 фармакология, клиническая фармакология
announcements -> Научное обоснование совершенствования организации, планирования и финансирования амбулаторно-поликлинической помощи в крупном городе 14. 00. 33 общественное здоровье и здравоохранение
announcements -> Преимущество антиоксидантов над ингибиторами протеаз в лечении острого панкреатита и профилактике его осложнений (Экспериментально-клиническое исследование) 14. 00. 27 хирургия
announcements -> Инновационная разработка комбинированных глазных капель на базе информационных технологий 15. 00. 01 Технология лекарств и организация фармацевтического дела
announcements -> Роль медико-социальных факторов в формировании здоровья детей подросткового возраста и пути совершенствования профилактической помощи 14. 00. 33 «Общественное здоровье и здравоохранение» 14. 00. 09
psiholog -> Психология посттравматического стресса: интегративный подход 19. 00. 04 Медицинская психология
psiholog -> Психологические основы профилактики наркотической зависимости личности 19. 00. 07 Педагогическая психология


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница