Галина Шаталова Здоровье человека. Философия, физиология, профилактика



страница4/35
Дата22.04.2016
Размер1.83 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Тем не менее, благодаря работам отдельных энтузиастов с достаточно большой долей уверенности можно утверждать, что наш организм восполняет расходуемый белок и за счет усвоения газообразного азота. Очень жаль, что в свое время мимо внимания большинства ученых прошла книга замечательного человека, «исследователя от бога» М. И. Волского «Фиксация азота сложными растениями и животными», вышедшая в 197 году в Горьком. Серией простых и остроумных опытов он доказал, что процесс, сформулированный им в заглавии книги, действительно происходит. Назову только некоторые из них. Михаил Иванович помещал растение под стеклянный колпак и удалял оттуда азот. Растение чахло, как говорится, на глазах. Из эмбрионов сложных животных, развившихся в таких же условиях, рождались уродцы. Особенно наглядно демонстрировали это опыты с куриными яйцами, где эмбрион цыпленка, казалось бы, изначально обеспечен всем необходимым для нормального развития.

Следует сказать, что работы М. И. Волского в какой-то мере способствовали успеху наших исследований, осуществляемых на космических кораблях и орбитальных станциях. Именно Михаил. Иванович сумел убедить С. П. Королева в том, что в составе воздуха, которым дышат космонавты, ни в коем случае нельзя заменять азот гелием, как это предполагалось сделать.

В то время я работала в Институте космических исследований АН СССР, и эксперименты М. И. Волского привлекли мое внимание. Поехала в Горький, чтобы лично познакомиться с ним, и увидела интереснейшего человека, которому блестящий ум исследователя позволил выйти за рамки избранной им специальности (он был в ту пору уже доктором технических наук, заведовал кафедрой сопротивления материалов в Горьковском университете) и успешно работать в области биологии. У Михаила Ивановича была небольшая лаборатория, которую он долгие-долгие годы содержал на свои личные средства. Правда, когда я ознакомилась с программой проводившихся в ней исследований, сразу же обратила внимание на то, что значительная их часть была посвящена изучению уже открытого и доказанного десятки лет назад.

Тогда же я предложила поставить новый опыт. Дело в том, что М. И. Волский в эксперименте, продолжавшемся пять часов, отметил, что выдыхаемый воздух обогащается азотом. Встал вопрос: почему? Не происходит ли это в результате распада избыточно потребленных белков пищи?

Чтобы проверить это предположение, я предложила исследовать дыхание человека, питающегося в соответствии с нормами целебного питания. Получила согласие на участие в эксперименте одного из своих пациентов Эберлина, строго соблюдавшего требования видового натурального питания, составляющего один из элементов Системы Естественного Оздоровления.

Опыт проходил в лаборатории МГУ им. М. В. Ломоносова. Мы обнаружили, что питающийся правильно человек на протяжении всех пяти часов, в течение которых осуществлялся эксперимент, постепенно снижал количество азота в выдыхаемом воздухе. Таким образом, наши предположения о том, что в первом опыте источником повышенного содержания азота в выдыхаемом воздухе является белок пищи, подтвердилось. Помню, в шутку сказала тогда, что человеку больше нечего делать, как только обогащать атмосферу Земли азотом.

Мы решили продолжать исследования с другими моими пациентами, я уже подобрала для этого женщину, но оказалось, что размеры ее шеи не подошли к использовавшемуся в опытах скафандру, и исследования временно были прекращены. А потом случилось непоправимое — Михаил Иванович ушел из жизни, и перспективное направление научного поиска на долгие годы заглохло.

Долгое время исследования М. И. Волского отстаивал его сын.

Немалый вклад в разработку проблемы внесли ученые, связанные с ветеринарной наукой, в частности, академик Гулый, обративший внимание на прямую зависимость величины привесов животных от концентрации углекислоты и ее соединений в потреблении.

К сожалению, из-за инертности «большой» науки, академических институтов изучение проблемы восполнения расходуемых организмом белков путем фиксации атмосферного азота остается уделом талантливых одиночек. А ведь решение этой проблемы позволило бы в корне изменить все наши взгляды на питание, на обеспечение белкового баланса человеческого организма.

Выбирать нам

Мы уже выяснили с вами, что современная наука о питании явно не на высоте. Под словом «мы» подразумеваю не только нашу страну, а человечество в целом. Теория сбалансированного питания привела людей в тупик, выбраться из которого путем ее «уточнения», «доработки» и прочими полумерами невозможно. Она неверна в самой своей основе, что все мы ощущаем на себе. Смерть от старости как естественное завершение процесса тизни, как постепенное угасание, не связанное с долгими мучениями, стало для нас недосягаемой мечтой. Болезни, одна другой опаснее, косят людей в возрасте, который биологически должен быть для человека возрастом расцвета, возрастом мудрости, плодотворной работы, любви, рождения и воспитания детей. Ослабленный неправильным образом жизни, и прежде всего несвойственным ему питанием, организм становится легкой добычей всевозможных заболеваний.

Вы спросите: где же выход? Неужели, объединив усилия ученых всего мира, нельзя создать-таки теорию питания? Отвечу однозначно: нельзя! Пока мы сами не определимся, кто мы и каково наше место в природе.

Первый и главный вопрос,

на который всем нам, следует дать ответ: какие мы, плодоядные или всеядные? И сделать это поможет сама природа.

Обратимся к фактам, которые она нам во множестве представляет. Часть из них я уже приводила: это видовые анатомические и физиологические особенности человеческого организма, это положительный опыт людей, полностью исключивших мясо из своего рациона питания, это, наконец, печальные для человека последствия потребления мяса.

Согласна, на каком-то этапе развития животный белок стал той ступенькой, которая позволила человеку стать человеком. Но означает ли это, что мы и дальше должны жить на лестничной площадке? Может быть пора уже обустраивать свою «квартиру» в той экологической нише, которую отвела нам природа? Да так, чтобы не тревожить соседей, не отравлять им жизнь своим бескультурьем и невежеством, чтобы наши удобства, которым мы так привержены и которыми сверх всякой меры дорожим, не оборачивались для них погибелью и разорением. Если мы допустим это, то и наша «квартира» станет для всех нас коллективным могильным склепом.

второй, решающий, вопрос:

Предположим, мы сделали выбор в пользу целительной пищи. Во всяком случае я надеюсь на это и делаю все, что в моих силах, чтобы способствовать правильному выбору. В таком случае наука о питании должна будет ответить на является ли пища единственным источником восполнения энергетических затрат человека? Теория сбалансированного питания, ничтоже сумняшеся, отвечает на него однозначно: «да».

Однако многочисленные факты свидетельствуют о том, что это далеко не так. Будем рассуждать логически. Скажите, может ли человек искупаться, скажем, в море и выйти из воды сухим? Мы можем не знать теории, объясняющей смачивающие свойства воды, однако обычный житейский опыт подскажет нам, что это невозможно. Но ведь и человек, и все живое на Земле буквально купается в океане энергии. Причем видов энергии существует множество, как открытых наукой, так и неизвестных еще. Здесь и космическое излучение, и энергия Солнца, и, как показали упоминавшиеся уже теоретические исследования И. Герловина, энергия физического вакуума. «Калорийщики» же признают только один ее ВИд — тепловую, т. е. энергию окисления, в процессе которой происходит разрыв химических связей вещества. Это далеко не самый эффективный вид энергии в соответствии с постулатом второго закона термодинамики.

Однако сама жизнь опровергает их искусственные построения. Еще в начале века ученые обращали внимание на химическое и биологическое сходство гемоглобина крови с хлорофиллом растений. Тогда же швейцарский клиницист М. Бирхер-Беннер высказал предположение, что «и в животном может происходить превращение энергии Солнца в химическую энергию». В этой связи снова вспоминаю все свои переходы через пустыни и прежде всего особо памятное мне путешествие, часть которого проходила по высохшему дну Аральского моря, где на десятки и десятки километров не встретишь ни одного колодца. Будь приверженцы теории сбалансированного питания правы, ни я, ни ребята, которые шли со мной через раскаленные пески, не должны были бы вернуться домой, поскольку наш суточный рацион питания был не менее чем в 1 раз ниже рекомендуемого теоретиками для лиц тяжелого физического труда. Зато солнца было, что называется, море.

Да если верить горе-теоретикам, при «дефиците» питания в пять с лишним тысяч килокалорий в сутки от нас и тени не должно было остаться. А между тем никто не утратил массы своего тела, а некоторые даже прибавили в весе. Я очень хотела бы услышать объяснения этого факта с позиции теории питания прошлого века, однако «калорийшики» в бой не рвутся, предпочитая позицию бессмертного кота Васьки, который, как известно, слушает да ест.

Пока мы с вами не пробудимся от летаргии, сытная жизнь и спокойный сон им обеспечены, а нашим уделом будут оставаться долгие болезни и короткий век.

Третий


вопрос, на который должна дать ответ наука о питании, это вопрос о том, какую получает наш организм энергию с пищей: только ли тепловую, как убеждают апологеты господствующей ныне теории, или еще ту, которая все еще остается вне поля их зрения, — биологическую.

Для начала приведу наводящий на серьезные размышления факт. Как известно, новорожденный, питаясь исключительно материнским молоком, за 18 дней удваивает свой вес. Пытаясь как-то объяснить этот феномен, «калорийщики» пускаются в рассуждения о высокой калорийности материнского молока. Как же выглядит положение на самом деле? В 1 граммах молока содержится всего 2 грамма белка и мизерное количество жиров и углеводов. Если пересчитать рацион младенца на килограмм его веса, то окажется, что по калорийности он сравним с пищевым рационом самого последнего нашего нищего, влачащего полуголодное существование. А новорожденный, несмотря на это, процветает, растет не по дням, а по часам. Что это означает с позиции энергорасхода и энергопотребления по законам теории сбалансированного питания?

Прежде чем предлагать вам какие-то выводы и мысли на этот счет, расскажу об одном любопытном опыте. Новорожденных мышек поят натуральным молоком, и они живут припеваючи. Однако стоит заменить натуральное молоко смесью, абсолютно точно, вплоть до ферментов, воспроизводящей его химический состав, но ингредиенты которой получены не из живого вещества, как мышки одна за другой гибнут. Живут даже меньше, чем на простой воде. Стоит однако к этой искусственной смеси добавить хотя бы чуть-чуть, буквально несколько капель натурального молока, и подопытные мышки, словно напившись живой воды, становятся шустрыми, подвижными, как и прежде.

Наивно было бы ожидать каких-либо объяснений этих фактов от апологетов теории сбалансированного питания.

Существует, в частности, предположение, что все материальные формы, как живые, так и неживые, обладают не только энергией, но и информацией. Можно соглашаться с этим, можно не соглашаться, однако тот, кто воспринимает природу в ее целостности, а Система Естественного Оздоровления основана именно на этом принципе, постоянно ощущает присутствие этого третьего элемента в единстве материи и энергии. Таким образом, уместнее, наверное, говорить о триединстве «материя — энергия — информация». Поэтому, когда речь будет идти о биологической энергии, не забывайте и о последнем члене триединой формулы.

А теперь вернусь к более высокому, чем тепловая, виду энергии, которая не регистрируется современными грубыми методами и приборами. Именно эту энергию получает с молоком матери младенец, именно она оживляет находящихся на пороге гибели мышек. Эта энергия, словно сжатая пружина, таится до поры до времени в зернышке пшеницы, чтобы, дождавшись урочного часа, выстрелить тянущимся к солнцу ростком. На ее существование указывали наиболее прозорливые умы человечества и, в частности, В. И. Вернадский, который назвал ее биологической, подчеркнув при этом, что она еще недоступна нашему пониманию энергии. А упоминавшийся чуть раньше швейцарский ученый Бирхер-Беннер вообще предложил учитывать ценность пищевых продуктов не по их теплотворной способности, а по способности аккумулировать энергию Солнца. В соответствии с этим он разделил продукты питания на три категории. К первой, наиболее ценной, он отнес продукты, потребляемые в естественном виде. Это фрукты, овощи, ягоды и плоды, коренья, салаты, орехи, зерна злаков, каштаны, из животных продуктов только сырое молоко и яйца. Во вторую группу, характеризующуюся умеренным ослаблением энергии, вызванным нагреванием в процессе кулинарной обработки, ученый включил овощи (листья, стебли и корни), клубни растений (картофель и др.), вареные зерна злаков и мучные блюда из них, вареные плоды, из продуктов животного происхождения — кипяченое молоко, молодой сыр, масло, вареные яйца. В третью группу вошли продукты с сильным ослаблением энергии, вызванным омертвлением, нагреванием или тем и другим: грибы, как не способные самостоятельно накапливать солнечную энергию, спелый сыр, сырое, вареное или жареное мясо, рыба, птица, копченые и соленые мясные продукты, дичь. Как видим, шкала ценности пищевых продуктов, предложенная Бирхер-Беннером, прямо противоположна той, что рекомендует нам теория сбалансированного питания. Кто же из них все-таки прав?

Лично для меня никаких сомнений не осталось после разработанного и поставленного по моей методике эксперимента со сверхмарафонцами. Несколько слов о самом виде спорта. В отличие от обычного марафона, дистанция которого составляет 42 километра 195 метров, сверхмарафонцы преодолевали за 7 дней 5 километров — по 7 –72 километра в день. Эта предельная для человеческого организма нагрузка вполне соизмерима с самой тяжелой физической работой. И сверхмарафонцы, и занятые таким трудом работники расходуют в день до 6 килокалорий.

Суть эксперимента состояла в том, что в группу из 4 сверхмарафонцев я включила несколько подготовленных по моей методике спортсменов. Первые питались по рационам, составленным специалистами-«калорийщиками» и потребляли в сутки примерно 19 граммов белка, около 2 граммов жира и 9 граммов углеводов, что в пересчете и давало те самые 6 килокалорий. Набор продуктов полностью соответствовал представлениям «теоретиков» и состоял из мяса во всех мыслимых видах, вермишели, макарон, сладостей. Спортсмены, входившие в мою группу, получали в сутки 28 граммов белка, 25 граммов жиров, 18 граммов углеводов, что по принятой «калорийщиками» методике расчета соответствовало 12 килокалориям. Продукты были полноценными, энергоемкими, сохранившие свои природные свойства: свекла так свекла, а не концентрат. Свежая зелень, фрукты, овощи, цельные зерна злаковых, крупы. Строго соблюдалась гигиена питания.

Для сверхмарафонцев первой группы все эти тонкости, составляющие неотъемлемые элементы культуры питания человека, в расчет не принимались, так как теория сбалансированного питания других богов, кроме килокалорий, не признает.

Во всем остальном — в физических нагрузках, режиме дня — никаких различий между участниками эксперимента не было. Сравнительный анализ, проведенный специалистами института физкультуры, показал, что мои питомцы оказались более выносливыми и, самое интересное, не только не теряли в весе, но и прибавили.

А вот выдержка из протокола, зафиксировавшего результаты другого эксперимента — четырехдневного пробега Академгородок — Барнаул, в котором участвовали 13 членов клуба любителей бега Сибирского отделения АН СССР. В день они пробегали по 5 километров, затрачивая на каждый километр 4–5 минут.

«Ежедневно до и после бега, — говорится в документе, — проводилось взвешивание участников с точностью до 5 граммов. За время пробега трое сохранили вес без изменения, четверо прибавили в весе от ,7 до 2 килограммов». Чтобы читатель в полной мере оценил значение этого факта, скажу, что марафонцы, питающиеся по нормативам устаревшей теории, за одно соревнование теряют в весе до 3–4 килограммов.

Результаты эксперимента были восприняты ее сторонниками как гром среди ясного неба. Ведь по их представлениям 12 килокалорий недостаточно даже для того, чтобы возместить минимальные энергозатраты организма, находящегося в состоянии полного покоя. А здесь такая колоссальная нагрузка! Но гром прогремел, и все осталось по-прежнему. Думаю, нет нужды задаваться вопросом почему: если факты противоречат постулатам господствующей теории, тем хуже для фактов. Слишком уж рельефно проявилась в этом эксперименте ошибочность общепринятых физиологических оценок здоровья, основанных на нормативах теории сбалансированного питания, чтобы предать его итоги широкой огласке. В результате моих многолетних экспериментов прежде всего удалось получить научное представление о нормах истинного здоровья, в отличие от «практического здоровья». Основной обмен здорового человека, живущего по Системе Естественного Оздоровления, составляет 25 –4 килокалорий вместо 12 –17 килокалорий «практически здорового» и еще трудоспособного, но фактически уже хронически больного человека.

В разработанной мной Системе нашло практическое воплощение большинство идей, высказывавшихся в разное время крупнейшими учеными мира, которые много и плодотворно размышляли о месте человека в живой и неживой природе, о бесчисленных нитях, связывающих его со Вселенной. Причем каждая из них, прежде чем быть включенной в Систему, проходила придирчивую практическую проверку в многочисленных опытах и экспериментах, часть которых я привела в этой книге. В результате, как я считаю, удалось опровергнуть представления о восполнении энергетических затрат человеческого организма. Но теория сбалансированного питания не сдает своих позиций. Она будет сохранять их до тех пор, пока вы сами не откажете ей в своей молчаливой поддержке, не избавитесь от привычек и пристрастий, составляющих для нее благодатную почву.

Мы сейчас оказались на распутье. Калорийная теория питания доказала свою полную несостоятельность. Наука же о питании еще не создана, и главная тому причина — низкий уровень наших представлений в науке о человеке. Тем не менее мы уже знаем, в каком направлении идти, осталось сделать первый шаг. Давайте же сделаем его, ведь дорогу осилит только идущий.

Глава III. ДЫХАНИЕ ЗДОРОВОГО ЧЕЛОВЕКА

Пропасть шириной в цивилизацию

К дыханию у меня особое, я бы сказала, благоговейное отношение. С его помощью поддерживается самая чистая, самая живая связь со Вселенной, которая не прерывается ни на одно мгновенье. Порой мне даже трудно бывает понять, является ли дыхание всего лишь физиологической функцией моего организма, или это сама Вселенная вдыхает в меня жизнь.

Впрочем, такое чувство сегодня дано испытать немногим. Слишком далеко разошлись пути человека и природы, слишком мало осталось на Земле уголков, где можно было бы остаться наедине с собой и миром живого. Если взглянуть на наши города под этим углом зрения, то нельзя не прийти к заключению, что современная цивилизация давно уже перестала считаться с жизнью на Земле, утверждая свое мертвящее превосходство. Если бы кто-то взял на себя труд составить карту распространения и сохранения на планете естественной, избежавшей пагубного воздействия человека природы, окрашивая нетронутые районы зеленым, а опаленные губительным дыханием цивилизации — различными оттенками черного цвета, то, думаю, такая карта приобрела бы мрачные тона похоронной процессии. Черными, жирными кляксами расплылись бы на ней уродливые мегаполисы, словно больные почерневшие вены вздулись бы извилистые линии отравленных рек.

О каком таинстве естественного человеческого дыхания может идти речь в смрадном, шумном городе, закованном в асфальт и бетон? С позиций живой природы — это безжизненная пустыня, хотя по числу человеческих душ на квадратный метр территории — тот же муравейник.

Самое же тревожное заключается в том, что и свои знания о живом мы формируем на основе изучения искусственно созданного нами самими мира. Надо ли удивляться тому, что современная медицина не владеет критериями для оценки истинного здоровья. А не имея такой точки отсчета, немудрено объявить здоровым и того, кто болен от рождения.

Понятие «практически здоровый» человек знакомо многим. А что оно означает в действительности? Что он здоров, но не совсем? А если не совсем здоров, то можно ли его вообще считать таковым? За этой формулировкой кроется не только чисто потребительское отношение к человеку, который пока еще сохраняет работоспособность, но уже утратил полноценный обмен веществ и вот-вот переступит зыбкую грань, отделяющую скрытые болезни от явных.

Самое неприемлемое в ней, этой формуле, то, что она маскирует пеленой успокоительных слов абсолютно ненормальное состояние фактического нездоровья, в которое ввергает нас современная цивилизация.

Поскольку мы заговорили о дыхании, посмотрим, как современная медицина оценивает процесс дыхания. Сегодня принято считать, например, что нормальной является частота дыхания 18–2 циклов (вдох и выдох) в минуту.

На чем основано это убеждение? На среднестатистических цифрах, характеризующих дыхание современного человека, который пока еще видимых признаков болезней не имеет.

Если продолжить этот анализ, то мы сейчас с полным основанием можем утверждать, что стоит человеку стать истинно здоровым, придерживаясь рекомендаций Системы Естественного Оздоровления, как дыхание у него даже без предварительной тренировки нормализуется в пределах 4–6 дыхательных циклов в минуту.

И какую бы физиологическую функцию организма мы ни взяли, различия между практическим и фактическим здоровьем непременно дадут о себе знать.

Ну и что, скажет иной читатель, какая разница, с какой частотой дышать? А действительно — какая? С точки зрения искусственного человека — никакой. Он же просто не умеет да и физически не может дышать иначе. Что уж тут говорить о таких, по его мнению, благоглупостях, как гармонизация ритмов жизнедеятельности человеческого организма и ритмов Вселенной.

Какие там ритмы, думает он, когда жизнь берет тебя за горло и не дает вздохнуть.

Предположим, он прав, и не время сегодня, когда тревога о хлебе насущном оттесняет все другие заботы на второй план, думать о чем-то, сиюминутного значения не имеющем. Так, может быть, об этом думают в других, более благополучных странах? Может быть, там культура дыхания на высоте?

Ничуть не бывало, та же картина, разве что период «практического» здоровья чуть продолжительнее, чем у нас. А так — те же 18–2 циклов в минуту, та же безграмотность в вопросах питания и дыхания, а главное — недостаточная психологическая ответственность за личное здоровье.

Большинство людей пребывает в твердом убеждении, что с дыханием у них все в порядке. Ну что тут, в самом деле, хитрого: дыши, как дышится, без затей, остальное природа и без тебя сделает.

До сих пор бытует глубоко ошибочная точка зрения, в соответствии с которой основное и едва ли не единственное назначение дыхания — поставлять в клетки организма кислород для окисления питательных веществ и затем выводить углекислоту, скопившуюся в тканях в процессе метаболизма. Улавливаете связь с воззрениями теоретиков сбалансированного питания, считающих, что единственный источник энергии в организме — калории пищи? А теперь, соедините две взаимодополняющие точки зрения и посмотрите, насколько примитивная модель человеческого организма в результате вырисовывается. Аналогия с паровозной топкой полная: человек загружает в себя топливо — продукты питания, через поддувало — легкие — подается кислород, топливо сгорает, а отходы, оставшиеся после сгорания, выбрасываются. И это венец творения природы, Вселенная в миниатюре? Как же надо не любить и не знать человека, чтобы низводить его до уровня земляного червя?

И все же я не сторонница того, чтобы подвергать остракизму наших доморощенных приверженцев подобного рода теории. Корни их заблуждений прорастают из тех уходящих с исторической сцены десятилетий, когда любая идея или мысль, не укладывающаяся в рамки единственной властвующей в обществе и государстве идеологии, подвергалась риску быть уничтоженной, нередко вместе с ее автором.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница