Гендерный анализ семейной политики в современной россии: особенности и тенденции



страница3/3
Дата23.04.2016
Размер1.65 Mb.
ТипАвтореферат диссертации
1   2   3

Вторая глава «Семейная политика в советской и постсоветской России» посвящена анализу трансформации российской семейной политики с целью понимания и оценки ее текущего состояния и анализа современных направлений реализации политики государства в отношении семьи.

В пятом параграфе «Советский гендерный порядок и концепция общественного воспитания» автор исследует специфику гендерных отношений в советском обществе и анализирует концепцию общественного воспитания как основную идеологему официального дискурса о семье. Е. Здравомысловой, А. Темкиной советский гендерный порядок определяется как этакратический, когда государство играет ведущую роль в формировании нормативных образцов мужественности и женственности. Советская гендерная система и политика государства в отношении семьи основывались на различных обязанностях граждан в зависимости от пола. Женский вариант гендерного контракта – это «работающая мать» (С. Айвазова, А. Роткирх, А. Темкина), для мужчин – «строитель/защитник коммунизма» (С. Ашвин, С. Кухтерин, И. Тартаковская, Ж. Чернова). На уровне идеологии государство разрабатывало концепцию общественного воспитания, согласно которой функции заботы и ухода за детьми будут переданы от семьи государству. Этакратический гендерный порядок и политика государства в сфере семьи привели к формированию гендерно асимметричной модели советского родительства, когда женщины выступали основными поставщиками заботы о детях, а мужчины были отчуждены от своих отцовских обязанностей.



Шестой параграф «Специфика советской модели семейной политики» рассматривает характерные черты советской модели деятельности государства в отношении семьи. Специфика советской семейной политики, по мнению, Л. Лиегла, заключается в том, что она носила реактивный характер и представляла собой ответ государства на демографические проблемы общества. Советская семейная политика не является когерентной, на разных этапах своего формирования и реализации она ставила различные задачи и была ориентирована как на разрушение, так и на укрепление традиционной семьи. Основным объектом заботы со стороны государства выступали материнство и детство, инструменты политики были направлены на создание для женщин оптимальных условий для совмещения родительских и профессиональных обязанностей за счет развития государственных сервисов по уходу за детьми. В седьмом параграфе «Этапы формирования советской семейной политики» автор дает периодизацию формирования и развития советской модели семейной политики на основе анализа официального дискурса и брачно-семейного законодательства. Выделяются три этапа, каждый из которых характеризуется идеологической установкой в отношении семьи и родительства, а также набором инструментов, при помощи которых государство поддерживало семьи с детьми. Этап либеральной семейной политики (1917 – начало 1930-х гг.) характеризуется принципиальными изменениями брачно-семейного законодательства, вопросами экономической и политической эмансипации женщин и направлен на разрушение старой формы семьи. Имплицитная пронаталистская семейная политика (середина 1930-х – середина 1950-х гг.) определяется как пронаталистская по сути, направленная на укрепление традиционной модели семьи и материнства за счет государственной регламентации репродуктивных функций семьи (В. Голдман, О. Хасбулатова, Д. Хоффманн). Государство пересмотрело нормативные гендерные роли с учетом демографических целей государства. Именно с этого периода семейная политика стала синонимом демографической политики, так как была построена с учетом создания стимулов для советских женщин репродуктивного возраста рожать большее число детей. Этап эксплицитной пронаталистской семейной политики (конец 1950 – конец 1980-х гг.) был направлен на преодоление последствий демографического кризиса, вызванного Великой Отечественной войной. В отличие от предыдущего периода акцент в политике государства был сделан на здоровье и благополучии женщин, в особенности относительно их репродуктивных прав и материнских обязанностей.

Консерватизм гендерной идеологии этого периода был направлен на подчеркивание гендерных различий, а также на закрепление семьи и материнства как области ответственности и самореализации женщин. Нормативной моделью семьи являлась нуклеарная семья с высокой степенью дифференцированности ролей мужчин и женщин, гендерной асимметрией в сфере родительства и иерархическими родительско-детскими отношениями. Инструменты политики включали увеличение видов и размеров пособий, выплачиваемых родителями; продолжительности декретного отпуска и отпуска по уходу за ребенком; расширение сети детских дошкольных учреждений, а также защите трудовых прав женщин. Важным направлением государственной политики в этот период была пропаганда семейного образа жизни, образовательная и просветительская деятельность, направленная на повышение престижа материнства и формирование уважительного отношения к семье и детям в обществе. В целом советская модель семейной политики отличается патерналистской позицией государства в отношении семей. По мнению Г. Паскалл, Н. Менинг, она похожа на социал-демократическую модель, когда государство уделяет большое внимание развитию сервисов для детей и создает женщинам возможности для совмещения материнства и занятости. Вместе с тем советская модель семейной политики представляет собой уникальный феномен, т.  к. вопросы гендерного равенства в приватной сфере не были артикулированы в политической повестке дня, профессиональная занятость являлась источником права на получение благосостояния семьи, а также существовал значительный разрыв между декларируемой политикой гендерного равенства и гендерным неравенством в приватной сфере.

В восьмом параграфе «Семейная политика в современной России» диссертант анализирует специфику постсоветской политики государства в отношении семьи. Формулируется тезис о том, что на уровне разработки Концепции национальной семейной политики (1996 г.) были заложены некогерентные принципы ее последующего формирования и реализации. Семейная политика в период конца 1990-х – начала 2000-х гг., по мнению автора, выстраивалась на принципе минимализма, имел место отказ от универсалистского принципа оказания прямой денежной поддержки семьям с детьми в пользу ограниченной по размеру и числу бенефициариев помощи. Либерализация семейной политики выразилась в том, что пособия и материальные выплаты предоставлялись самым нуждающимся, необходимость поддержки определялась экономическим и социальным положением семей. В этот период в общественном и научном дискурсе формируется алармистский дискурс относительно положения семьи и способов его изменения, происходит активное обсуждение вопросов, связанных с кризисом семьи и демографией.

После 2006 года преодоление демографического кризиса и решение «семейной вопроса» является пятым национальным проектом, для успешной реализации которого государство готово мобилизовать как экономические, так и идеологические ресурсы. Обозначился устойчивый тренд в государственной политике: от предоставления помощи малоимущим и нуждающимся к уделению внимания благополучной семье. Семейная политика, направленная на абстрактную семью, перестает оцениваться как эффективная, т.  к. она не привела к ожидаемым демографическим результатам; государственные программы диверсифицируются, объектом заботы становится большее число категорий граждан. Тем не менее существенных изменений в идеологии и мерах проводимой политики не отмечено, сохраняются пронаталистская направленность и минимальная компенсация рисков, связанных с рождением и воспитанием детей.

В третьей главе «Демографический резерв»: молодая семья как объект/субъект семейной политики» диссертант проводит сравнительный анализ нормативных представлений о семье и родительстве и гендерных стратегий молодых взрослых – представителей демографического резерва с точки зрения государства. Это позволило выявить совпадения и разрывы между дискурсивными и повседневными представлениями о семье и родительстве. Девятый параграф «Благополучная молодая семья» нормативная модель, дискурсы легитимации и инструменты поддержки» представлена концептуализация понятия молодая семья в позднесоветском и современном дискурсе. Данный концепт является уникальным изобретением отечественной семейной политики, введенном с целью оказания особой поддержки данному типу семьи. В рамках эксплицитной семейной политики позднесоветского периода с ее четкими установками на повышение рождаемости молодая семья выступала в качестве репродуктивного ресурса, позволившего улучшить демографическую ситуацию в стране в 1980-х годах.

Для эффективной демографической мобилизации молодых граждан государство в середине 2000-х гг. возродило в официальном дискурсе и программах семейной политики категорию молодой семьи, разработало специальные меры поддержки, связанные, в первую очередь, с решением жилищного вопроса. Выделение особого направления современной семейной политики – молодежной семейной политики, по сути, конституирует молодежь в качестве демографического резерва. Вводится понятие «молодая благополучная семья», которая должна соответствовать жестким требованиям, связанным с возрастом супругов, их маритальным статусом и количеством детей. Современная семейная политика на идеологическом уровне апеллирует к нормативной модели семьи, направлена на формирование и институциализацию четко прописанной нормы семейных отношений.

В десятом параграфе «Молодые взрослые»: гендерные стратегии в сфере семьи и родительства» диссертант дает социологическое определение категории «молодые взрослые», анализирует брачно-репродуктивное поведение молодых представителей городского образованного среднего класса. Выдвигается тезис о том, что молодые мужчин и женщины стремятся минимизировать издержки при построении брачно-партнерских отношений, они откладывают принятие решения о вступлении в брак и рождении ребенка до момента обретения экономической независимости от представителей старшего поколения семьи. «Брак вдогонку» как способ оформления брачных отношений практикуется ими, хотя и отличается по смыслу от позднесоветского феномена. Молодые взрослые положительно относятся к партнерским незарегистрированным отношениям как способу избежания ошибок и минимизации потерь при вступлении в брак. Для женщин данной возрастной когорты характерно отложенное материнство, когда перед рождением ребенка они хотят получить высшее образование, сделать задел в карьере, чтобы минимизировать социально-экономические риски родительства.

Гендерные стратегии мужчин в сфере семьи и родительства в целом следуют традиционному сценарию, при этом молодые люди солидаризируются с идеей ответственного отцовства и декларируют желание участвовать в уходе и заботе о ребенке. Молодые взрослые реализуют стратегию прагматического эгалитаризма при построении своих семейных и родительских отношений. На уровне гендерной идеологии они не ставят под сомнение традиционное разделение труда между мужчинами и женщинами, на уровне отношений с партнером ими разделяются ценности гендерного равенства, особенно до момента рождения ребенка; на уровне практик – воспроизводится традиционное разделение ролей, когда родительство выступает триггером традиционализма гендерных отношений. Таким образом, гендерные стратегии молодых взрослых в сфере приватности, время и порядок совершения ими важных жизненных выборов, связанных с браком, рождением и количеством детей, не вписываются в нормативную конструкцию молодой семьи, формируемую официальным дискурсом семейной политики.



Одиннадцатый параграф «Поиски баланса семьи и работы в современной России: институциальные поддержки и индивидуальные стратегии матерей» посвящен изучению способов совмещения материнских профессиональных обязанностей работающими женщинами. Автор делает вывод о том, что дизайн современной российской политики ставит женщин в ситуацию жесткого выбора между работой и материнством, практически отсутствуют механизмы установления баланса ролей. Выделены следующие стратегии совмещения семьи и работы: минимизация усилий на выполнение домашней работы за счет механизации быта, аутсорсинг этих работ; планирование времени и оптимальное распределение нагрузки и использование имеющихся ресурсов домохозяйства; снижение профессиональных амбиций и поиск «удобной» работы, позволяющий вписать профессиональную занятость в материнство. Диссертант делает вывод, что женщины являются субъектом поиска баланса, оптимальное совмещение материнских и профессиональных ролей достигается на уровне домохозяйства. Сравнительный анализ официального дискурса, инструментов современной политики и индивидуальных гендерных стратегий в сфере семьи и родительства приводит автора к выводу, что модель «молодой благополучной семьи» не является единственным способом организации брачно-репродуктивного поведения молодых взрослых. Представители молодого поколения в большей степени ориентированы на экономическую независимость и отрицают для себя патернализм со стороны государства. Молодые люди выстраивают свои жизненные сценарии, исходя из индивидуальных предпочтений, конкретных жизненных обстоятельств и демонстрируют большее разнообразие семейных и родительских отношений.

В четвертой главе «Родительство в современной России: политика государства и гражданские инициативы» диссертант исследует роль разных по степени институциализации и тематической направленности сообществ родителей в обеспечении благополучия семей с детьми. Двенадцатый параграф «Онлайн- и оффлайн-сообщества родителей: сила «слабых связей» показывает важность личных сетей и персональных отношений в российском обществе. Важной характеристикой социальных сетей и неформальных сообществ является их способность продуцировать и аккумулировать социальный капитал, который может быть использован для целенаправленного действия (С. Барсукова, К. Вильямс, Дж. Коулман, Н. Линн, В. Радаев, Дж. Раунд). Поддержки, получаемые родителями при участии в различных сообществах, выступают в качестве основных ресурсов.

Выделяются два типа поддержек – эмоциональные и информационные. Диссертант делает вывод, что социальный капитал, аккумулированный внутри сообщества, помогает более эффективно решать конкретные проблемы, с которыми сталкиваются родители в своей повседневной жизни, расширить ограниченность социальных контактов и создать действенный механизм преодоления провалов официальной семейной политики. В тринадцатом параграфе «Политэкономия современного родительства: интернет-сообщество и взаимные поддержки» диссертант анализирует деятельность интернет-форума для родителей. В данном сообществе происходят обмен и накопление ресурсов, этот обмен носит реципрокный, немонетарный характер. Выделены три основных типа поддержек, циркулирующие внутри сообщества и являющиеся значимыми для политэкономии родительства: эмоциональные, информационные и субстативные. Эмоциональные поддержки предназначены для преодоления ощущения ограниченности социального общения, позволяют разделить опыт и обеспечить нормализацию проблемных ситуаций. Они составляют экономику эмоций родительства. К информационным поддержкам относятся получение практического знания и советов об организации ухода за детьми и домашнего хозяйства; экспертная оценка товаров и услуг пользователей, что входит в экономику знания. Субстантивная экономика базируется на обмене осязаемыми благами – вещами и услугами. Этот обмен имеет форму коллективной помощи и индивидуальных обменов между участниками сообщества. Таким образом, виртуальное сообщество представляет собой инстуционализированную структуру, дающую возможность супераддитивности поддержек. Участие в сообществе – способ оптимизации материальных, эмоциональных и временных ресурсов, который модернизирует политэкономию современного родительства.

Четырнадцатый параграф «Сообщества родителей: новые формы солидарности и ресурсы мобилизации» демонстрирует роль интернет-сообщества родителей в решении конкретных проблем. Интернет-сообщество содержит в себе ресурсы для мобилизации коллективных действий, направленных на низовую благотворительность и помощь семьям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации; защиту коллективных интересов и требование соблюдения прав. На основе социологического анализа деятельности виртуального сообщества родителей диссертант делает вывод о том, что на основе родительства возникает новый тип солидарности, выстроенный вокруг конкретной проблемы. Мобилизация ресурсов сообщества предполагает проблематизацию случая, проблема, касающаяся конкретной семьи, переводится в плоскость коллективного опыта и совместного поиска путей решений. Онлайн- и оффлайн-сообщества родителей выступают «точкой роста» гражданского общества в России.

В Заключении представлены основные выводы диссертационного исследования.

Приложение содержит бланк интервью, списки интервью, таблицы, схемы.

Основные результаты исследования отражены в следующих публикациях диссертанта общим объемом 80,1 п.л.



Монографии и главы в коллективных монографиях

1.Чернова Ж. Семья как политический вопрос / Ж. Чернова. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге (Гендерная серия; вып. 4), 2013. 288 с. (16, 2 п. л.) ISBN 978-5-94380

2. Чернова Ж. Семейная политика в Европе и России: гендерный анализ / Ж. Чернова. СПб.: Норма, 2008. 361 с. (23 п. л.). ISBN 978-5-87857-140-3

3. Чернова Ж. Модель «советского» отцовства: дискурсивные предписания / Чернова Ж. // Российский гендерный порядок: социологический подход. коллективная монография / под ред. Е. Здравомысловой, А. Темкиной. СПб.: Изд-во Европейского университета в Санкт-Петербурге. (Тр. фак-та полит. наук и социологии; Вып.12), 2007. С. 138-168. (19,1 / 2 п. л.) ISBN 978-594380-060-3



Работы в изданиях, рекомендованных ВАК

Минобрнауки Российской Федерации

4. Чернова Ж. Дискурсивные модели современного российского родительства / Ж. Чернова, Л. Шпаковская // Женщина в российском обществе. 2013. № 2. С. 14-26. (1 / 0,5 п. л.). ISSN 1992-2892

5. Чернова Ж. Родительство в современной России: политика государства и гражданские инициативы / Ж. Чернова // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2013. № 1(113). С. 51-61.(1 п. л.). ISSN 2219-5467

6. Чернова Ж. Восприятие мер семейной политики и потребности семей в государственной поддержке / Ж. Чернова // Регионология. 2012. №4. С. 111- 119.(0, 8 п. л.) ISSN 0131-5706

7. Чернова Ж. Патернализм современной российской семейной политики: позиция государства и ожидания граждан / Ю. Зеликова, Ж. Чернова // Человек. Сообщество. Управление. 2012. №4. С.96-110. (1 / 0,6 п. л.). ISSN 1179-5629

8. Чернова Ж. Сообщества родителей: новые формы солидарности и ресурсы мобилизации / Ж. Чернова // Женщина в российском обществе. 2012. № 3. С. 36-50. (1 п. л.). ISSN 1992-2892

9. Чернова Ж. Баланс семьи и работы: политика и индивидуальные стратегии матерей / Ж. Чернова // Журнал исследований социальной политики. 2012. Т.10. №3. С. 295-308. (1 п. л.). ISSN 1727-0634

10. Чернова Ж. Специфика гендерных отношений молодых взрослых / Ж. Чернова // Социологические исследования. 2012. №7. С. 118-127. (1 п. л.). ISSN 0132-1625

11. Чернова Ж. Семейная политика в западноевропейских странах: модели отцовства / Ж. Чернова. // Журнал социологии и социальной антропологии. 2012. Т. XV. №1 (60). С. 103-123. (2 п. л.). ISSN 1727-0634

12. Чернова Ж. Отцовство и модели семейной политики / Ж. Чернова // Вестник ННГУ. Серия Социальные науки. 2011. 4 (24). С. 81-86.(0, 6 п. л.). ISSN 1811-5942

13. Чернова Ж. Кто, о ком и на каких условиях должен заботиться? Гендерный анализ режимов заботы и семейной политики / Ж. Чернова // Журнал исследований социальной политики. 2011. Т. 9, №3. С. 295-319 (2 п. л. ). ISSN 1727-0634

14. Чернова Ж. Семейная политика современной России: гендерный анализ и оценка эффективности / Ж. Чернова // Женщина в российском обществе. 2011. № 3. С.44-51. (0,6 п.л.) ISSN 1992-2892

15. Чернова Ж. Семейная политика в современной России: «пятый нацпроект»/ Ж. Чернова // Человек. Сообщество. Управление. 2011. №2. С.100-113. (0,6 п. л.) ISSN 1729-5629

16. Чернова Ж. Политэкономия современного родительства: сетевое сообещество и социальный капитал / Ж. Чернова, Л. Шпаковская // Экономическая социология. Т. 12. № 3. С. 85-105. (2 / 1 п. л.) ISSN 1726-3247

17. Чернова Ж. «Демографический резерв»: молодая семья как объект государственной политики / Ж. Чернова // Женщина в российском обществе. 2010. № 1. С. 23-42. №2. С. 26-38. (2 п. л.). ISSN 1992-2892

18. Чернова Ж. «Корпоративный стандарт» современной мужественности. Инструкции по созданию / Ж. Чернова // Социологические исследования. 2003 №2. С.97-104 (1 п. л.). ISSN 0132-1625



В академических периодических изданиях

19. Чернова Ж. Молодые взрослые: супружество, партнерство и родительство. Дискурсивные предписания и практики в современной России / Ж. Чернова, Л. Шпаковская // Laboratorium. Журнал социальных исследований. Гендерные отношения в приватной сфере: постсоветские трансформации семьи и интимности. 2010. №3. С. 19-43.(2 / 1 п. л.) ISSN 2076-8214

20. Чернова Ж. Рецензия. Наслаждение быть мужчиной: западные теории и постсоветские практики / под ред. Шерон Берд и Сергея Жеребкина. СПб.: Алетейя, 2008. 296 с. ISBN 978-5-9141-9149-5 / Чернова Ж. // Laboratorium. Журнал социальных исследований. Гендерные отношения в приватной сфере: постсоветские трансформации семьи и интимности. 2010. №3. С. 221-224. (0,4 п. л.). ISSN 2076-8214

21. Чернова Ж. Рецензия. И.С. Кон «Мужчина в меняющемся мире». М.: Время, 2009. 496 с. ISBN 978-5-9691-0397-9 / Ж. Чернова // Гендерные исследования. 2009. № 19. С. 349-355. (0, 5 п.л.). ISSN  1682-3265

22. Чернова Ж. Современные модели гендерно-сегрегированного образования / Ж. Чернова // Журнал исследований социальной политики. 2006. Т.4, №1. С. 53-80 (2,5 п. л.) ISSN 1727-0634

В зарубежных изданиях

23. Chernova Zh. The Model of "Soviet" Fatherhood. Discursive Prescriptions / Zh. Chernova // Russian Studies in History. 2012.Vol. 51, No. 2. P. 35-62. (1 п. л.). ISSN 1061-1983

24. Chernova Zh. Parenthood in Russia: from the state duty to personal responsibility and mutual cooperation / Zh. Chernova // Anthropology of East Europe Review. Vol. 30, No. 2. P. 1-19. (1 п. л.). ISNN 1054-4720

25. Chernova Zh. New Pronatalism? Family Policy in Post-Soviet Russia / Zh. Chernova // REGION: Regional Studies of Russia, Eastern Europe, and Central Asia. 2012 1(1). P. 1–21. (1 п. л.) ISSN 2165-0659

26. Chernova Zh. Men, Masculinities, and “Europe” / Zh. Chernova, J. Hearn, K. Pringle et all. // Handbook of Studies on Men and masculinities / ed. by Kimmel, Hearn, Connell. Sage Publications, 2005. P. 141-162 (1 / 0,25 п.л.) ISBN 13 978-0761923695

27. Chernova Zh. Critical Studies on Men in Ten European Countries: (2) The State of Academic Research / Zh. Chernova, J.Hearn, K. Pringle et all // Men and Masculinities. 2002. 5(1). P.5-32 (1 / 0,25 п.л.) ISSN 1524-9220

28. Chernova Zh. Critical Studies on Men in Ten European Countries: (1) The State of Academic Research / Zh. Chernova, J. Hearn, K. Pringle et all // Men and Masculinities. 2002. 4 (4). P. 380-409 (1 / 0,25 п.л.) ISSN 1524-9220

29. Chernova Zh. The European Research Network on Men in Europe: the social problem on men / Zh. Chernova, J. Hearn, K. Pringle et all // Journal of European Social Policy, 2001. 11 (2) P. 171-173 (1 / 0,25 п.л.) ISSN 0958-9287


В других изданиях

30. Чернова Ж. Гендерные исследования: западный и российский опыт / Ж. Чернова // Гендерное устройство: социальные институты и практики. Сб. статей / под ред. Ж. Черновой. СПб.: Изд-во Европейского университета в Санкт-Петербурге. 2005. С.8-23 (14 / 1 п. л.) ISBN 5-94380-045-Х

31. Чернова Ж. Социальное конструирование гендерных отношений в средствах массовой информации / Ж. Чернова // Социология гендерных отношений: учеб. пособие для студентов высших учебных заведений / под ред. З. Х. Саралиевой. М.: РОССПЭН, 2004. С. 237-258. (17 / 2 п. л.) ISBN 5-8243-0518-8

32. Чернова Ж. Гендерно-ориентированные СМИ: журналы для «настоящих» мужчин и современных женщин / Ж. Чернова // Трансформация гендерных отношений: западные теории и российские практики: материалы Российской летней школы по гендерным исследованиям / под ред. Л.Н. Попковой и И.Н. Тартаковской. Самара: Изд-во Самар. ун-та, 2003. С.188-204 (21 /1 п. л.) ISBN 5-86465-266-0

33. Чернова Ж. Медиа репрезентации пола: российские варианты / Ж. Чернова // История. Культура. Общество: Междисциплинарные подходы: Программы специализированных курсов и тексты лекций. Ч. 2: История и культурология / под ред. Л.П. Репиной и Г. И. Зверевой М.: Аспект-Пресс, 2003. С.477-491 (46 / 2,5 п. л.) ISBN 5-7567-0316-0. ISBN 5-7567-0314-4

34. Чернова Ж. Западный феминизм: «Чужой» опыт в российском академическом пространстве / Ж. Чернова // Мультикультурализм и этнокультурные процессы в меняющемся мире / под ред. Г. И. Зверевой. М.: Аспект-Пресс, 2003. С. 30-49 (12 / 1 п. л.) ISBN 5-7567-0308-X

35. Чернова Ж. «Мужская работа»: анализ медиа-репрезентаций / Ж. Чернова // Гендерные отношения в современной России: исследования 1990-х годов / под ред. Л. Попковой и И. Тартаковской. Самара: Изд-во Самар. ун-та , 2003. С. 276-294 (21 / 2 п. л.) ISBN 5-86465-266-0

36. Чернова Ж. Нормативная мужская сексуальность: (Ре)презентации в медиа-дискурсе / Ж. Чернова // В поисках сексуальности: Сб. статей / под ред. А. Темкиной и Е. Здравомысловой. СПб.: Изд-во «Дмитрий Буланин», 2002 С. 527-549 (35,8 /2 п. л.) ISBN 5-86007-347-Х

37. Чернова Ж. С песней по жизни. Романтик нашего времени / Ж. Чернова // О мужестве(N)ности. Сборник статей. / под ред. С. Ушакина. М.:Изд-во НЛО, 2002. С. 452-479 (45 / 2 п. л.) ISBN 5-86793-170-6

В материалах международных и российских конференций

38. Чернова Ж. Сетевые сообщества родителей: новые солидарности и ресурсы мобилизации для защиты прав/ Ж. Чернова // Женщины и мужчины в контексте исторических перемен: материалы Пятой Международной конференции РАИЖИ и ИЭА РАН, 4-7 октября 2012 г. Тверь. М.: ИЭА РАН, 2012. Т.2. С.103-106. (0,5 п.л.)

39. Чернова Ж. Новый пронатализм? Семейная политика и дискурсы преодоления демографического кризиса в России / Ж. Чернова // Постсоветские модели социальных трансформаций: опыт двадцатилетия: материалы Международной научно-теоретической конференции. Караганда: Изд-во КарГУ, с. 291-298. (0, 8 п.л.)

Чернова Жанна Владимировна


ГЕНДЕРНЫЙ АНАЛИЗ СЕМЕЙНОЙ ПОЛИТИКИ

В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ:

ОСОБЕННОСТИ И ТЕНДЕНЦИИ
Автореферат



Подписано в печать



Формат 60x84 1/16

Бум. офсет.

Усл. печ. л.

Уч.-изд. л. 1,0

Тираж 100 экз.

Заказ

Бесплатно

Саратовский государственный технический университет

410054, Саратов, Политехническая ул., 77

Отпечатано в Издательстве СГТУ. 410054, Саратов, Политехническая ул., 77



Тел.: 24-95-70; 99-87-39, e-mail: izdat@sstu.ru



Каталог: files
files -> Вопросы сертификационного экзамена для врачей по специальности «лфк и спортивная медицина»
files -> Рабочая программа составлена в соответствии с Требованиями к содержанию дополнительных профессиональных образовательных программ
files -> Рабочая программа дисциплины Лечебная физическая культура и массаж Направление подготовки 050100 Педагогическое образование
files -> Лечебная физкультура
files -> К рабочей программе дисциплины «Лечебная физкультура и спортивная медицина»
files -> Рабочая программа учебной дисциплины «медицинская реабилитация» цикла Медицинская реабилитация для специальности 310501 «Лечебное дело» по специализации 310501 «Лечебное дело»
files -> Лекции (час) Семинары (час) Самост работа Всего баллов Модуль 1
files -> Влияние мобильного телефона на здоровье человека


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница