И цитокиновая секреция мононуклеаров крови у детей с соматотропной недостаточностью



Скачать 41.97 Kb.
Дата01.05.2016
Размер41.97 Kb.
ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ ЛИМФОЦИТОВ

И ЦИТОКИНОВАЯ СЕКРЕЦИЯ МОНОНУКЛЕАРОВ КРОВИ

У ДЕТЕЙ С СОМАТОТРОПНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ

Саприна Т.В., Кравец Е.Б., Огородова Л.М.

ГОУ ВПО «Сибирский государственный медицинский университет Росздрава», Томск
Цель – изучить функциональную активность лимфоцитов и секреторную активность мононуклеаров крови у детей с врожденной соматотропной недостаточностью (СТН). Оценить характер изменений изучаемых параметров на фоне заместительной терапии рекомбинантным гормоном роста.

Объект исследования и методы. Под наблюдением находилось 40 детей (30 мальчиков и 10 девочек) с соматотропной недостаточностью (СТН), средний возраст которых составил 13,7±3,1 лет.

Диагноз СТН поставлен на основании характерных клинических данных и по результатам 2 последовательных стимуляционных проб: с клофелином (0,15 мг\м2 перорально) и инсулином (0,1 ЕД\кг внутривенно). Диагностически значимым для установления тотального дефицита гормона роста (ГР) у детей принят выброс ГР менее 7 нг\мл, частичного дефицита ГР – менее 10 нг\мл. Заместительная терапия проводилась рекомбинантным гормоном роста «Генотропин» (Pfaizer, США) в дозе 0,033 мг/кг ежедневно в вечернее время. Повторное исследование иммунологических параметров проведено через 3 месяца лечения.

В контрольную группу вошли 20 детей и подростков, средний возраст которых составил 13,2±2,0 года, со средними показателям физического развития, соответствующими признаками биологической зрелости для своего пола и возраста, без хронических заболеваний и не имеющие острых заболеваний за последние 2 месяца.

В работе использованы иммунологические методы исследования по стандартным методикам: лимфоцитотоксический тест, реакция бластной трансформации лимфоцитов (РБТЛ), исследование концентрации цитокинов (IL-1β, TNF-α) в супернатанте РБТЛ методом твердофазного ИФА.

Статистический анализ проводился с использованием программы «Statistica 6,0». Данные представлены в виде М ± s (среднее ± стандартное отклонение). Статистическую значимость различий оценивали с помощью U - критерия Манна-Уитни, достоверность изменений изучаемых показателей до и после лечения оценивали с помощью критерия знаков Wilcoxon для связанных выборок. Значимыми считали различия при p<0,05.

Результаты. У детей и подростков с врожденной СТН установлено снижение показателей клеточного иммунитета (уменьшение количества CD3, CD4, CD16 и CD72 лимфоцитов) в сравнении с контролем. Установлено выраженное снижение CD4/CD8 соотношения (0,8±0,2, р<0,05) в сравнении с показателем у детей с идиопатической низкорослостью (1,0±0,4) и в контроле (1,8±0,2). Выявлено повышение уровня спонтанной РБТЛ (8,4±4,9%), повышение секреции TNF-α (577,8±169,5 пкг/мл) и IL-1β (3590,7±2051,6 пкг/мл) мононуклеарами без стимуляции. Зафиксировано превышение уровня спонтанной над стимулированной ФГА секреции цитокинов, что свидетельствует о предактивации иммуноцитов у детей с врожденной СТН. Полученные данные относительно продукции TNF-α и IL-1β подтверждают факт повышенной исходной цитотоксической активности мононуклеаров крови у этих пациентов. Указанные изменения, вероятно, являются механизмами компенсации дефектов клеточного иммунитета, вызванного дефицитом соматотропина. Эти же нарушения способствуют прогрессированию метаболических расстройств у этих больных, связанных с углеводным, липидным обменом и быстрым развитием сердечно-сосудистых заболеваний.

Через 3 месяца заместительной терапии Генотропином восстанавливался «нормальный» профиль продукции лимфоцитами TNF-α и IL-1β – как и в контрольной группе, уровень индуцированной ФГА секреции изучаемых цитокинов стал преобладать над уровнем спонтанной продукции. Однако, если после лечения уровень и профиль секреции TNF-α практически не отличался от показателей контрольной группы, то в отношении IL-1βотмечалось изменение профиля секреции, но уровень секреции оставался очень высоким (3137,6±2181,4 пкг/мл). Значительно увеличилась продукцияIL-1β при стимуляции ФГА (5230,9±3136,7 пкг/мл).



Выводы:

  1. Гормон роста оказывает многочисленные и важные иммунотропные эффекты, в условиях дефицита гормона роста происходит компенсация дефицита оказываемых им эффектов за счет активации функционального статуса лимфоцитов.

  2. Эффекты гормона роста и IL-1β в части своих функций имеют биологическую идентичность и взаимодополняемость, в том числе и на функциональную активность лимфоцитов, что способствует поддержанию адекватной функциональной активности лимфоцитов в условиях дефицита гормона роста. Это подтверждает концепцию о необходимой избыточности возможных механизмов регуляции наиболее важных функций организма.


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница