Изучение социальных представлений о профессии «менеджер»


Содержание концепции социальных представлений



Скачать 129.22 Kb.
страница5/32
Дата09.02.2019
Размер129.22 Kb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32
1.1.3 Содержание концепции социальных представлений

Рассмотрев теоретическую базу, на которой основывается концепция социальных представлений, перейдем непосредственно к содержанию самой концепции. В самом общем смысле можно утверждать, что изучение социальных представлений – это об изучении знания и способов его существования. Процесс производства, распространения, функционирования знания – это пункты, которые Московичи рассматривает в рамках своего подхода. Разрабатывая теорию для понимания вышеперечисленных пунктов, он создает специфический инструментарий для эмпирической работы с ними. Специфичность инструментария заключается в неортодоксальной методологической позиции Московичи, что в очередной раз роднит его с интеракционистами, которые не склонны заниматься верификацией теории и стремятся к тому, что Глазер называет «заземленной теорией» (Glaser, 1967). Она подразумевает прямое эмпирическое наблюдение социального феномена и опирается на индуктивную логику. По этой причине исследователи, использующие концепцию социальных представлений, разрабатывают свои способы взаимодействия с практическим материалом, которые исходят из теоретических постулатов концепции.

Говоря о структуре ментального, Московичи разделяет общие представления, основанные на убеждениях и общие представления, основанные на знании (Московичи, 1995) Первые – более однородные, аффективно насыщенные, нечувствительные к противоречию, опыту. Они оставляют меньше пространства индивидуальным вариациям. Вторые – избегающие противоречий, от этого более гибкие, как правило, прагматичные, часто подвергаются испытанию на успешность, неудачу, оставляют простор опыту и критическому осмыслению индивидов. Далее он уточняет, что каждое общество вносит свои правила в их взаимоотношения, комбинируя их в соответствии с историческим контекстом и своими целями. В соответствии с этим разделением, явления, люди, объекты – все то, что наполняет реальность, воспринимаются либо как консенсусный, либо как овеществленный универсум. Отношение к первому строится через доверительное присвоение, а ко второму, напротив, через дистанцирование, безразличие. Это разделение под первым подразумевает общедоступные знания, формы мышления, здравый смысл, опыт повседневной жизни, а под вторым – науку, идеологию.

Согласно Московичи, знания здравого смысла являются основой когнитивных процессов. Научное или техническое знание заимствует у него конструкции, понятия при необходимости, так как способность воспринимать, делать выводы, вспоминать, понимать, придавать смысл вещам происходит из обыденного знания или здравого смысла. Он открывает непосредственный доступ к социальным представлениям. Здравый смысл является здравым, потому что он разделяется в социуме и является «само собой разумеющимся знанием», то есть тем, что не подвергается сомнению (Емельянова, 2004). Однако, он не является чем-то неизменным: он модифицируется, когда трансформируются такие значимые и разнородные вещи как общественные структуры, интеллектуальный ландшафт, распределение власти, система коммуникации и др. Понимание феномена знаний здравого смысла обеспечивает точкой, с которой постоянно должно соотноситься исследование социальных представлений, так как здравый смысл содержит массу сведений об опыте восприятия реальности и объектов ее наполняющих.

Тем местом, где артикулируются как знания здравого смысла, так и социальные представления, является коммуникация. Московичи делает важную ремарку, приводя хорошо известный факт, который осмысляли философы, социологи, семиотики, психологи XX века: после второй мировой войны усилилась роль процессов коммуникации и производства знаний (Московичи, 1995). В своих измышлениях по поводу коммуникации Московичи близок Бергеру и Лукману, рассматривающим сущность коммуникации через язык. В своей работе по социологии знания они обозначают социальную реальность как реальность повседневной жизни, которая является интерсубъективным миром, который индивидуум разделяет с другими, поскольку существует естественная установка на взаимодействие. Так, повседневная жизнь суть пространство, которое человек разделяет с другими посредством языка. Он предоставляет готовую возможность объективации постоянно возрастающего частного опыта и в каждый момент времени является хранилищем разнообразных накопленных знаний, которые упорядочены в соответствии с лингвистически обозначенными семантическими и смысловыми полями. Таким образом, в процессе коммуникации индивидуум воссоздает свой ментальный мир в речи, делая его доступным для понимания другими.

В использовании языка как знаковой системы, обладающей качеством объективности, обнаруживается базовое человеческое стремление понимать других и быть понятым ими. (Бергер, Лукман, 1995). От этого зависит структура и содержание деятельности в широком смысле.

Согласно Московичи, социальные представления возникают там, где появляется странное: необычное явление, нарушение существующих правил, нестандартное событие, новое понятие или идея – все это отклонение от обычного. Поэтому объяснение того, что неочевидно создает добавочный смысл и приводит в действие поиск значений и объяснений того, чему еще не найдено место в ментальной системе координат индивида. Московичи приводит очень точную метафору для понимания причин возникновения социальных представлений, говоря, что это попытка перекинуть мост между странным и обычным. (Московичи, 1995) То, в какой мере странное предполагает коммуникативный дефект, замыкающий смысловые обменные процессы и сдвигающий речевые отношения, люди стремятся справиться с этим феноменом, закрепляя его в существующих социальных представлениях, в тех понятиях и категориях, которые уже ясны. Таким образом, можно заключить, что если люди формируют представления, то делают это ради уменьшения некоммуникативного поля. Его можно охарактеризовать через наличие двусмысленности понятий, непонимания образов, неуловимости смыслов, через «неопределенность» по Пирсу (Пирс, 2000). Все это осложняет отношения, информационные и смысловые обмены между индивидами и группами, циркуляцию знания в обществе.

Социальные представления по своей природе являются разделяемыми. В своих текстах Московичи употребляет такие словосочетания как разделение представления, разделенные представления. В терминологическом отношении представляется важным уточнить, что автор понимает под этим. В первую очередь разделяемость характеризуется тем, что элементы представлений сформированы коммуникацией и существуют в связи с ней. Сила их воздействия, правила взаимодействия и влияния определяют особую структуру знаний и языка. Это придает представлениям как речевым и когнитивным структурам ту форму, которую они имеют, так как они должны быть разделенными с другими, чтобы быть сообщаемыми. Важно, чтобы формы мышления вместились в структуры языка и оказались совместимыми с определенными формами коммуникации иначе их невозможно использовать в процессе информационного взаимодействия.


Перейдем непосредственно к понятию социальных представлений. Под социальным представлением Московичи подразумевает набор понятий, убеждений и объяснений, возникающих в повседневной жизни по ходу межличностных коммуникаций. В современном обществе они являются эквивалентом мифов традиционных обществ (Moscovici, 1981). Как можно заметить, автор концепции подчеркивает не только факт сконструированности социальных представлений, но и превалирующую роль дискурсивных практик, межличностной коммуникации в их создании. Социальные представления основаны не на тех ситуациях и вещах, которые в них упоминаются, а на коммуникации, касающейся этих ситуаций и вещей. Эриксон, комментируя понятие социальных представлений, отмечает что, в первую очередь, производство социальных представлений - это процесс, творящийся на уровне общественного обыденного сознания, в котором очень сложно взаимодействуют различные убеждения, идеологические установки, знания, наука на уровне здравого смысла (Эриксон, 2006). Как точно отметил Бергсон: здравый смысл - социальный смысл (Бергсон, 1994). Таким образом, можно заключить, что социальные представления - это специфическая форма познания действительности посредством дискурсивных практик, которые оформляют и трансформируют разделяемое знание в обществе.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница