Келвин С. Холл, Гарднер Линдсей теории личности



страница15/46
Дата26.04.2016
Размер0.91 Mb.
Просмотров673
Скачиваний0
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   46

ПЕРСОНОЛОГИЯ МЮРРЕЯ


Генри Мюррей, искушенный в биологии, клинической практике и академической психологии, – уникальное явление среди теоретиков личности. Могучей силой, интегрирующей эти разнообразные таланты, явился блестящий стиль Мюррея как писателя, связанный с его постоянным глубоким интересом к литературе и гуманитарным дисциплинам. Возникшая на базе этих трех источников теория демонстрирует глубокое уважение к биологическим факторам, полное понимание индивидуальной сложности человека и озабоченность тем, чтобы поведение было представлено таким образом, чтобы из теоретических положений естественно вытекала бы возможность контролируемого исследования.

В фокусе его теории – индивиды во всей их сложности, и это нашло отражение в термине "персонология", введенном Мюрреем (1938) применительно к собственным и чужим попыткам понять во всей глубине каждый индивидуальный случай. Он постоянно подчеркивал целостность поведения, указывая, что отдельные его фрагменты не могут быть поняты в отрыве от всей функционирующей личности. В отличие от многих разделявших это убеждение теоретиков, Мюррей старается создать абстракции, необходимые для построения различных специализированных исследований, всегда настаивая на том, что реконструкция возможна лишь после завершения анализа. Еще одним отличием от многих холистических теорий является его "полевая" ориентация: он придерживался идеи о том, что для адекватной оценки поведения необходим предварительный анализ и точное представление о том контексте среды, в котором осуществляется поведение. Мюррей не только подчеркивал важность детерминант среды, но и создал систему отражающих их понятий.

Прошлое индивида – или его история – важны для Мюррея так же, как настоящее индивида и его окружение. Его теория согласна с допущениями психоанализа относительно решающего значения младенчества и детства для взрослой жизни. Еще одно сходство с психоаналитическими представлениями заключается в том значении, которое придается бессознательной мотивации, и глубоком интересе к субъективным свободным вербальным отчетам индивида, включая продукты воображения.

Самой яркой отличительной чертой его теории является высоко дифференцированное и скрупулезное описание мотивации. Предложенная Мюрреем система понятий для описания мотивации нашла широкое применение и очень влиятельна. Еще одна необычная характеристика его теории – постоянный акцент на сосуществующих и функционально связанных физиологических процессах, сопровождающих процессы психические. Введенное им понятие "регнантность", которое мы обсудим позже, служит для того, чтобы теоретик постоянно имел в виду, что мозг – это локус личности и ее составляющих. Часто Мюррей подчеркивал важность подробного описания как необходимой прелюдии к сложным теоретическим построениям и исследованиям. С этим связан его глубокий интерес к таксономии и исчерпывающей классификации, что проявилось в подходе ко многим аспектам поведения.

Мюррей предпринял серьезные шаги к компромиссу между часто конфликтующими требованиями сложности клинического подхода и экономичности исследовательского. Он создал средства описания – по крайней мере, частичного – огромного разнообразия человеческого поведения; в то же время он решал задачу создания способов оценки переменных, играющих главную роль в его теоретических построениях. Эта двойная направленность естественно вела к уменьшению разрыва между клинической практикой и лабораторным исследованием.

Мы обозначим некоторые основные линии персонологии Мюррея; каков же сам создатель теории? Генри Мюррей родился 13 мая 1893 года В Нью-Йорке, получил образование в Гротонской школе в Гарвардском колледже, в 1915 году став бакалавром истории. Закончив Гарвард, он поступил в Колумбийский медико-хирургический колледж, который закончил в 1919 году первым в классе учеником. В 1920 году в Колумбии он получил степень магистра биологии и некоторое время преподавал в Гарвардском университете физиологию, вслед за чем прошел двухгодичную интернатуру по хирургии в Пресвитерианском госпитале в Нью-Йорке. Затем он вошел в штат Рокфеллеровского института медицинских исследований в Нью-Йорке, где в течение двух лет участвовал в качестве ассистента в эмбриологических исследованиях. Вслед за тем настал период учебы в Кембриджском университете, где в 1927 году он получил степень доктора биохимии за исследования в этой области. Именно во время обучения в Европе он заинтересовался психологией, и интерес этот укрепился во время визита в Цюрих к Карлу Юнгу, о котором он писал: "Первый совершенный, планетарный ум из всех, кого я встречал".

"Мы часами беседовали, странствуя по озеру или покуривая у камина в его фаустовском убежище. Отомкнулись великие врата мира чудес, я узрел то, что моей философии не снилось. За месяц было разрешено множество двусмысленных проблем, и я убыл, плененный глубинной психологией. Я смог прожить бессознательное, а это нечто, что невозможно почерпнуть из книг" (1940, с. 153).

Итак, глубоко заинтересовавшись психологией, Мюррей вернулся в свою страну, в Рокфеллеровский институт, где работал еще год, пока в 1927 году не принял приглашение на пост преподавателя психологии Гарвардского университета. Этот неконвенциональный выбор в качестве преподавателя необычного человека, не имеющего психологического образования, со стороны именитого академического департамента был организован Мортоном Принсом (Prince, М.), только что основавшим Гарвардскую психологическую клинику. Права этой клиники были предоставлены с условием, что работа ее будет связана с исследованиями и обучением в области патопсихологии и динамической психологии, и Принс, в поисках молодого перспективного ученого, которому можно было бы доверить будущее клиники, обратился к Мюррею. В 1928 году Мюррей стал ассистент-профессором и директором Психологической клиники, в 1937 году – адъюнкт-профессором. Он был одним из членов-учредителей Бостонского психоаналитического общества, и к 1935 году завершил психоаналитическую подготовку под руководством Франца Александера и Ганса Сакса. Прекрасное описание обучения психоанализу содержится в сборнике, посвященном психологам и психоанализу (Murrey, 1940).

В течение примерно пятнадцати лет, пока это не было прервано войной, Гарвардская психологическая клиника, интеллектуальным и духовным лидером которой был Мюррей, представляла арену в высшей степени творческой теоретической и эмпирической деятельности. Мюррей собрал вокруг себя группу талантливых молодых учеников, чьи объединенные усилия описать и исследовать человеческую личность были замечательно плодотворны. Книга "Explorations in personality" (1938) отчасти отражает продуктивность той эпохи, наиболее же важные результаты – в форме ценностей, концепций, намерений – связаны с такими именами, как Дональд У. Мак-Киннон (MacKinnon, D.W.), Саул Розенцвейг (Rosenzweig, S.), P. Невитт Сэнфорд (Sanford, R.N.), Сильван С. Томкинс (Tornkins, S.S.) и Роберт У. Уайт (White, R.W.). Именно здесь, в этой клинике, впервые серьезную академическую аудиторию получил психоанализ, были предприняты серьезные попытки перевести блестящие клинические инсайты Фрейда в экспериментальные процедуры, которые могли бы до некоторой степени их подтвердить или опровергнуть. И не только в собственных учениках пробуждал Мюррей чувство научного волнения, предощущения близкого открытия; двери клиники были открыты и для зрелых ученых – специалистов в различных областях (Эрик X. Эриксон (Erikson, Е.Н.), Кора Дюбуа (DuBois, С.), Уолтер Дик (Dyk, W.), X. Скаддер Мак-Кил (McKeel, Н.S.)), так что работа протекала в замечательной междисциплинарной атмосфере.

Эта эра подошла к концу в 1943 г., когда Мюррей оставил Гарвард, с тем, чтобы вступить в армейский медицинский корпус, где в звании майора, а затем подполковника организовал и руководил службой экспертизы для Управления стратегических служб. Его служба получила трудное задание подбора кандидатов для выполнения сложных, секретных и опасных миссий. Итоги деятельности этой группы нашли отражение в книге "Assessment of Men" (1948). В 1946 году за свою работу в вооруженных силах он был награжден орденом "За заслуги". В 1947 году он вернулся в Гарвард на временную работу в качестве преподавателя клинической психологии в только что сформированном департаменте социальных отношений и в 1950 году стал профессором клинической психологии. В 1949 году он организовал отделение клинической психологии при Гарвардском университете и там вместе с несколькими коллегами и студентами – выпускниками осуществлял исследования личности, включая анализ 88 подробных историй болезни. В 1962 году Мюррей стал почетным профессором. Он был отмечен наградой Американской психологической ассоциации "За выдающиеся научные достижения", Золотой медалью Американского психологического фонда за вклад в психологию.

Помимо пересмотра и развития собственных теоретических воззрений, Мюррей обращался к более широким проблемам современности, включая отмену войн и создание единого всемирного государства (1960а, 1961, 1962b). Мюррей считал – и был убежденным сторонником этой идеи – что творчество и разум способны разрешить любые проблемы, стоящие на пути человека. Он резко критиковал психологию за создание негативного образа человека и за ее "злокачественный нарциссизм".

Медицинское и биологическое образование Мюррея, его исследования в этих областях глубоко повлияли – как он постоянно показывает – на его представления о важности физических и биологических факторов поведения. Опыт медика – диагноста очевидным образом воплотился в убеждении относительно того, что личность должна в идеале оцениваться командой специалистов и что при этой оценке должны серьезно выслушиваться высказывания субъекта о самом себе. Интерес к таксономии или классификации поведения, равно как и убежденность в важности тщательного изучения индивидуальных случаев для будущего прогресса психологии, также в значительной мере связаны с его медицинским "базисом". Замечательное знание мифологии (1960b), произведений великой литературы прошлого и настоящего, особенно творчества Мелвилла (Melvill, Н.), обеспечили ему неисчерпаемый источник идей относительно людей, их способности на доброе и злое. Утонченное мышление Альфреда Норта Уайтхеда (Whithead, A.N.) явилось моделью логического и синтетического мышления, в то время как резкий, но блестящий Лоуренс Дж. Хендерсон (Henderson, L. J.) послужил моделью жесткости и критичности. Его признательность этим людям и многим другим, включая несколько поколений студентов, высказано в четырех очень личных документах (1940, 1959, 1967, 1968а). Принимая во внимание столь сложную родословную, не приходится удивляться, что результат столь сложен и многогранен.

Для каждого, кто знал Генри Мюррея, очевидно, что талант его и преданность делу изучения человеческой личности лишь отчасти воплощены в опубликованных работах. Его случайные замечания и свободные размышления по бесконечно разнообразным вопросам – а это было обязательной частью ленчей в Психологической клинике – одарили плодотворными исследовательскими идеями десятки учеников и коллег. К сожалению, не все эти "послания" пали на плодотворную почву, и можно лишь сожалеть, что изустное слово не может храниться и обогащать письменное. Эту тенденцию Мюррея – являть лишь некоторые плоды своего интеллекта – можно продемонстрировать на примере публикаций, связанных с двадцатипятилетним изучением творчества Германа Мелвилла. Годы увлеченной научной работы создали ему беспрецедентную репутацию среди исследователей Мелвилла – и тем не менее он опубликовал лишь две работы об этом писателе – властителе дум. Одна представляет блестящий анализ психологического смысла романа "Моби Дик" (1951с), другая – введение к одному из самых загадочных и необычных романов Мелвилла "Пьер" и проницательный его анализ (1949а).

Имея в виду относительную неадекватность письменных работ, мы обнаруживаем, что теория и результаты исследований Мюррея лучше всего отражены в книге "Explorations in personality" (1938), подводящей итог размышлениям и исследованиям персонала психологической клиники в конце первого десятилетия ее существования. Некоторые последующие исследования частично отражены в книге "A clinical study of sentiments" (1945), написанной в соавторстве с многолетней его сотрудницей Кристианой Морган (Morgan, С.D.) и в книге "Studies of stressful interpersonal disputations" (1963). Основные изменения в теоретических представлениях за последующие годы лучше всего отражены в совместной с Клайдом Клакхоном (Kluckhohn, С.) главе книги "Toward a general theory of action" (1951a), статье, опубликованной в "Dialectica" (1951b), в беседе, проведенной в Сиракузском университете (1958), главе, написанной для книги "Psychology: a study of a science" (1959) и в статье, написанной для Международной энциклопедии социальных наук (1968b). "Manual of Thematic Apperception Test" (1943) служит лучшим введением к работе с этим инструментом исследования личности, разработанным совместно с Кристианой Морган (1935), который стал одним из важнейших и широко применяющихся эмпирических средств при клиническом исследовании и исследовании личности. Искусство оценки и анализа способностей и главных тенденций человека воплощены в книге "Assessment of Men" (1948).




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   46


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал