Келвин С. Холл, Гарднер Линдсей теории личности



страница5/46
Дата26.04.2016
Размер8.09 Mb.
Просмотров358
Скачиваний0
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

Динамика личности


Фрейд развивался под влиянием философии детерминизма и позитивизма девятнадцатого века и считал человеческий организм сложной энергетической системой, черпающей энергию из потребляемой пищи и расходующей ее на столь различные вещи, как кровообращение, дыхание, мышечные усилия, восприятие, мышление, память. Фрейд не видел причин считать, что энергия, обеспечивающая дыхание или пищеварение, обладает какими-либо отличиями, кроме отличий по форме, от энергии, обслуживающей мышление и память. В конце концов – и на этом твердо настаивали физики девятнадцатого века – энергия должна определяться с точки зрения осуществляемой работы. Если работа представлена психической активностью, например, мышлением, то правомерно, по мысли Фрейда, назвать эту форму энергии психической энергией. В соответствии с принципом сохранения энергии, энергия может трансформироваться из одного состояния в другое, но не может исчезать в рамках тотальной космической системы; из этого следует, что психическая энергия может трансформироваться в физиологическую и наоборот. Местом встречи, "мостиком" между энергией тела и энергией личности выступает Оно и его инстинкты.

Инстинкт


Инстинкт определяется как врожденная психологическая репрезентация внутреннего соматического источника возбуждения. Психологическая репрезентация называется желанием; телесное возбуждение, из которого оно возникает, называется потребностью. Таким образом, состояние голода может быть описано с точки зрения физиологии как состояние дефицита питания в тканях тела, тогда как психологически оно представлено желанием поесть, желание действует как мотив поведения. Голодный ищет пищу. В связи с этим инстинкты считаются движущими факторами личности. Они не только побуждают поведение, но и определяют его направленность. Иными словами, инстинкт осуществляет избирательный контроль за поведением, повышая сензитивность к определенному виду стимуляции. Голодный более чувствителен к пищевым стимулам, сексуально возбужденный человек с большей вероятностью отреагирует на эротические стимулы.

Кстати, можно видеть, что организм также может активизироваться и внешней стимуляцией. Однако Фрейд полагал, что источники возбуждения, находящиеся в среде, менее важны для динамики личности, чем врожденные инстинкты. В целом внешние стимулы возлагают на организм меньше требований и требуют менее сложных форм удовлетворения, чем потребности. Внешнего стимула можно избежать, но от потребности убежать невозможно. Хотя Фрейд отводил внешней стимуляции вторые роли, он никогда не отрицал ее значение в определенных условиях. Например, чрезмерная стимуляция в ранние годы жизни, когда незрелое Я не способно связать огромное количество свободной энергии (напряжения), может иметь на личность решающее влияние, как мы увидим при обсуждении представлений Фрейда о тревоге.

Инстинкт – это квант психической энергии или, как это обозначил Фрейд, "мера запроса на работу ума" (1905а, с. 168). Вместе взятые, инстинкты составляют суммарную психическую энергию, находящуюся в распоряжении личности. Как уже сказано, Оно представляет резервуар этой энергии и местоположение инстинктов. Оно может быть уподоблено динамо-машине, поставляющей психическую энергию для всего многообразия действий личности. Разумеется, энергия извлекается из телесных метаболических процессов.

Инстинкт имеет источник, цель, объект и импетус. Источник мы уже определили как телесное состояние или потребность. Цель состоит в устранении телесного возбуждения. Цель пищевого инстинкта, например, состоит в устранении пищевого дефицита, что достигается, разумеется, актом еды. Вся активность между появлением желания и его исполнением относится к объекту. Иначе говоря, объект – это не только конкретный предмет или условие, удовлетворяющее потребности; он также включает поведение, направленное на поиск необходимого предмета или условия. Например, когда человек голоден, он должен предпринять некоторые действия для того, чтобы достичь цели – насыщения.

Импетус – это сила инстинкта, определяемая интенсивностью потребности. С ростом пищевого дефицита, вплоть до возникновения физической слабости, соответственно возрастает сила инстинкта.

Рассмотрим кратко некоторые последствия такого подхода к инстинктам. Прежде всего, предлагаемая Фрейдом модель – это модель "напряжения-редукции". Поведение человека активируется внутренними побудителями и активность убывает по мере того, как соответствующие действия отменяют или снижают возбуждение. Это означает, что цель инстинкта по характеру своему регрессивна, так как возвращает человека к предшествующему состоянию, состоянию до проявления инстинкта. Состояние, в которое возвращается человек, относительно статично. Инстинкт следует также считать консервативным, так как его цель – сохранить равновесие организма посредством снятия возбуждения. Таким образом, мы можем обрисовать инстинкт как процесс, повторяющийся с той же частотой, что и круг явлений, начиная с возникновения возбуждения и завершая отдыхом. Этот аспект инстинкта Фрейд назвал вынуждение повторения. Личность вынуждена вновь и вновь повторять неизбежный цикл возбуждения и покоя. (Термин "вынуждение повторения" используется также при описании персеверативного поведения, когда средства удовлетворения потребности не вполне адекватны. Ребенок персеверирует, сося палец в состоянии голода).

В соответствии с фрейдовой теорией инстинктов, источник и цель инстинкта остаются постоянными на протяжении жизни, хотя физическое созревание меняет или устраняет источник. С развитием новых телесных потребностей могут появляться новые инстинкты. По контрасту с постоянством источника и цели, объект или средства удовлетворения потребности могут в течение жизни существенно варьировать – что и происходит. Эти вариации в выборе объекта возможны, так как психическая энергия способна смещаться, она может разряжаться различными путями. Следовательно, если тот или иной объект недоступен – либо потому, что отсутствует, либо в силу наличия внутриличностных барьеров, – энергия может вкладываться в другой объект. Если он также окажется недоступным, возникнет новое перемещение, и так далее, пока не будет найден подходящий объект. Иными словами, объекты могут заменяться, чего определенно не может быть с источником и целью инстинкта.

Когда энергия инстинкта более или менее постоянно вкладывается в замещающий объект, соответствующее поведение называется производным от инстинкта. Так, если первым избранным ребенком сексуальным объектом является манипулирование собственными половыми органами, и он вынужден отказаться от этого удовольствия в пользу более безобидных форм телесной стимуляции – например, сосания пальца или игры с игрушками, – замещающие активности производны от инстинкта. Цель полового инстинкта нисколько не меняется: идет поиск полового удовлетворения.

Перемещение энергии из одного объекта в другой – наиболее важная характеристика динамики личности. Она объясняет очевидную пластичность человеческой натуры и замечательное разнообразие человеческого поведения. Практически все интересы, предпочтения, вкусы, привычки взрослого человека представляют перемещение энергии от оригинальных инстинктивных объект-выборов. Почти все они производны от инстинкта. Фрейдова теория мотивации основана на допущении, что инстинкты – это единственные источники человеческого поведения. О перемещении мы еще многое скажем в последующих разделах данной главы.

Количество и виды инстинктов. Фрейд не пытался составить перечень инстинктов, так как полагал недостаточными существующие знания о телесных состояниях, от которых зависят инстинкты. Определение этих органических потребностей – задача не психолога, а физиолога. Не претендуя на знание общего числа инстинктов, Фрейд, тем не менее, предположил, что все они могут быть объединены в две большие группы, названные "инстинкты жизни" и "инстинкты смерти".

Инстинкты жизни служат целям выживания индивида и размножения. Под эту категорию подпадают голод, жажда, секс. Форма энергии, посредством которой воплощаются инстинкты жизни, называется либидо.

Инстинкт жизни, которому Фрейд уделяет наибольшее внимание, половой инстинкт, и на заре психоанализа почти все, что совершает человек, приписывалось действию этого вездесущего инстинкта (1905а). На самом деле половой инстинкт не един. Иначе говоря, существует ряд отдельных телесных потребностей, побуждающих эротические желания. Каждое из этих желаний имеет источник в особом телесном регионе; последние называются эрогенными зонами. Эрогенная зона – это участок кожи или слизистой, высоко чувствительный к раздражению; если им определенным образом манипулировать, это снимает напряжение и вызывает удовольствие. Одну из таких зон образуют губы и ротовая полость, другую – анальная область, третью – половые органы. Сосание вызывает оральное удовольствие, испражнения – анальное удовольствие, массирование или трение в области половых органов – генитальное удовольствие. В детстве половые инстинкты относительно независимы друг от друга, но при достижении пубертата имеют тенденцию к смешению и совместному служению репродуктивной цели.

Инстинкты смерти, или, как иногда называл их Фрейд, деструктивные инстинкты, проявляются не столь заметно, как инстинкты жизни, по этой причине известно о них немного, но они неизбежно выполняют свою миссию. Каждый человек в конце концов умирает – факт, давший начало знаменитому афоризму Фрейда: "Цель жизни – смерть" (1920а, с. 38). Фрейд, в частности, полагал, что у человека есть желание – разумеется, обычно бессознательное, – умереть. Он не пытался определить соматические источники инстинктов смерти, хотя кто-то, быть может, захочет связать их с катаболическими или разрушительными процессами в организме. Не дал он и название энергии, посредством которой осуществляют свою работу эти инстинкты.

Фрейдово допущение относительно существования инстинкта смерти основано на принципе постоянства, сформулированном Фехнером (Fechuer, G.). Согласно этому принципу, все жизненные процессы стремятся к возвращению к стабильности неорганического мира. В работе "Beyond the pleasure principle" (1920a) Фрейд приводит следующий аргумент в пользу представлений о желании смерти. Живая материя появилась вследствие воздействия космических сил на неорганическую материю. Эти изменения поначалу были очень нестабильны, и материя быстро возвращалась к прежнему неорганическому состоянию. Однако постепенно благодаря эволюционным изменениям в мире длительность жизни увеличилась; тем не менее эти нестабильные живые формы всегда с неизбежностью регрессировали к стабильности неживой материи. С развитием механизмов воспроизводства живые организмы обрели возможность репродуцировать себе подобных и потеряли зависимость от происхождения из неорганической природы. Но, даже обладая этим преимуществом, особи того или иного вида подчинены принципу постоянства, ибо этот принцип управляет их существованием с момента, когда они были наделены жизнью. Жизнь, говорит Фрейд, это окольный путь к смерти. Потревоженная в своем стабильном существовании, органическая материя стремится вернуться к статичному состоянию. Стремление к смерти у человека – психологическая репрезентация принципа постоянства.

Важным дериватом инстинктов смерти является агрессивное побуждение. Агрессивность – это саморазрушение, обращенное вовне и направленное против замещающих объектов. Человек сражается с другими и является деструктивным потому, что желание смерти блокируется силами жизненных инстинктов и другими обстоятельствами внутри личности, противостоящими инстинктам смерти. Война 1914-1918 гг. убедила Фрейда, что агрессия – такой же важный мотив, как и сексуальный.

Инстинкты жизни и смерти и их дериваты могут смешиваться, нейтрализовывать, замещать друг друга. Еда, например, представляет смешение голода и деструктивности и удовлетворяется путем кусания, жевания и проглатывания пищи. Любовь, дериват полового инстинкта, может нейтрализовать ненависть – дериват инстинкта смерти. Или же любовь может сменить ненависть, а ненависть – любовь.

Так как инстинкты содержат всю энергию, посредством которой действуют три системы личности, обратимся к тому, каким образом Оно, Я и Сверх-Я обретают контроль над психической энергией и используют ее.


Распределение и использование психической энергии


Динамика личности определяется способами распределения и использования психической энергии со стороны Оно, Я и Сверх-Я. Так как общее количество энергии ограничено, три системы соревнуются за обладание энергией. Одна система обретает контроль над энергией за счет двух других. С усилением одной системы две другие неизбежно ослабляются, если только общая система не обретает новой энергии.

Изначально Оно обладает всей энергией и использует ее для рефлекторных действий и исполнения желаний посредством первичного процесса. Эти оба вида активности находятся в полном услужении у принципа удовольствия, на основе которого действует Оно. Приведение в действие энергии – в действие, которое удовлетворит инстинкт, – называется объект-выбор или объект-катексис.*

* Термин "катексис" также принадлежит не Фрейду, а возник в англоязычных переводах и получил распространение уже после этого. Оригинальное понятие Фрейда на русский язык перевести (как и на английский) трудно. Близкие варианты – "вкладывание", "инвестирование".

Энергия Оно очень текуча, то есть легко переводится от одного действия или образа к другому действию или образу. Возможность перемещения этой инстинктивной энергии существует благодаря неспособности Оно проводить четкое различение между объектами. Различные объекты расцениваются как тождественные. Например, голодный младенец будет тащить в рот почти все, что сможет удержать.

Поскольку Я не обладает собственным источником энергии, ему приходится заимствовать энергию у Оно. Отвлечение энергии от Оно в процессы, составляющие Я, осуществляется при помощи механизма, известного как отождествление. Это одно из наиболее важных понятий фрейдовой психологии и одно из наиболее трудных для понимания.

Вспомним из предшествующего обсуждения, что Оно не делает различий между субъективными образами и объективной реальностью. Катексис образа объекта – то же самое, что катексис самого объекта. Однако, если образ не может полностью удовлетворить потребность, человек вынужден провести различие между внутренним и внешним миром. Ему необходимо научиться отличать воспоминание или образ отсутствующего объекта от сенсорного впечатления или восприятия присутствующего объекта. Затем, чтобы потребность была удовлетворена, человек должен научиться сопоставлять то, что содержится в уме, с его эквивалентом во внешнем мире посредством вторичного процесса. Сопоставление ментальной репрезентации и физической реальности – или чего-то, что есть в уме, с чем-то во внешнем мире, – именно это понимается под отождествлением.

Так как Оно не делает различений между содержаниями ума, будь то перцепции, образы памяти, идеи или галлюцинации, катексис возможен как в отношении образа реалистического восприятия, так и в отношении исполняющих желание образов памяти. Таким образом, энергия отвлекается от исключительно субъективных психических процессов Оно и переводится в объективные, логические, идеационные процессы Я. В обоих случаях энергия используется только для психологических целей, однако в случае Оно не делается различий между ментальным символом и физическим эталоном, тогда как в случае Я это различие делается. Я пытается сделать символ максимально репрезентативным относительно эталона. Иначе говоря, благодаря отождествлению первичный процесс замещается вторичным. Так как вторичный процесс гораздо эффективнее снимает напряжение, формируется все больше и больше катексисов Я. Постепенно Я, как более эффективное, обретает монополию на психическую энергию. Монополия, однако, относительна, так как в случае неудачи Я в удовлетворении инстинктов, Оно забирает власть обратно.

Завладев достаточным количеством энергии, Я может использовать ее иначе, чем на удовлетворение инстинктов посредством вторичного процесса. Часть энергии используется на то, чтобы перевести на более высокий уровень различные психические процессы – восприятие, память, суждение, различение, абстрагирование, обобщение и рассуждение. Часть энергии должна использоваться Я для того, чтобы сдержать импульсивную иррациональную активность Оно. Сдерживающие силы известны как антикатексис в противовес силам катексиса. Если угрозы со стороны Оно слишком велики, Я вырабатывает против него защиты. Эти защитные механизмы мы обсудим в одном из последующих разделов; они могут использоваться также для того, чтобы справиться с давлением, оказываемым на Я со стороны Сверх-Я. Разумеется, эти защиты требуют энергии.

Энергия Я может перемещаться и для того, чтобы образовался новый объект-катексис, так что вся система производных интересов, отношений и предпочтений формируется в Я. Эти катексисы Я могут непосредственно не удовлетворять базовые потребности организма, но ассоциативно связаны с теми объектами, которые удовлетворяют. Например, энергия, побуждаемая голодом, может развернуться таким образом, что будет включать катексисы типа интереса к коллекционированию марок, посещению необычных ресторанов и продаже фарфора. Это распространение катексиса по каналам, лишь отдаленно связанным с оригинальным объектом инстинкта благодаря большей эффективности Я в осуществлении главной работы по удовлетворению инстинктов. Оставшаяся энергия используется на другие цели.

Наконец, Я, как исполнительный орган личности, использует энергию для влияния на интеграцию трех систем. Цель этой интегрирующей функции Я – создание внутренней гармонии личности таким образом, чтобы мягко и эффективно могли осуществляться взаимодействия Я со средой.

Механизм отождествления отвечает также за энергетизацию систем Сверх-Я. Этот процесс, тоже сложный, происходит следующим образом. Среди первых объектов, катектируемых ребенком – родители. Эти катексисы появляются рано и твердо закрепляются в связи с тем, что ребенок в плане удовлетворения своих потребностей абсолютно зависим от родителей или лиц, их замещающих. Кроме того, родители играют роль дисциплинирующих агентов: они учат детей морали и традиционным ценностям и идеалам общества, в котором растет ребенок. Они делают это, награждая ребенка за правильные поступки и наказывая за неправильные. Награда – это нечто, снимающее напряжение или обещающее это. Эффективной наградой могут быть конфета, улыбка, доброе слово. Наказание – это нечто, увеличивающее напряжение. Это могут быть шлепки, неодобрительные взгляды, отказ в удовольствии. Тем самым ребенок начинает отождествлять свое поведение с противостоящими ему санкциями и запретами родителей. Ребенок интроецирует моральные императивы родителей силой изначального катексиса, который у него есть в отношении родителей как агентов, удовлетворяющих потребность. Он катектирует их идеалы – и это становится его идеальным Я; он катектирует их запреты – и это становится совестью. Так Сверх-Я получает доступ к энергетическому резервуару Оно – посредством детского отождествления с родителями.

Работа Сверх-Я часто, хотя и не всегда, направлена противоположно импульсам Оно. Это так, поскольку моральный кодекс представляет попытку общества проконтролировать и сдержать выражение примитивных побуждений, особенно сексуальных и агрессивных. Быть хорошим – значит быть послушным и не делать "грязных" вещей. Быть плохим – значит быть непокорным, бунтовать, быть похотливым. Добродетельный человек сдерживает свои импульсы, грешник позволяет себе предаваться удовольствиям. Тем не менее, иногда Оно "подкупает" Сверх-Я. Например, это происходит, когда некто, в приступе морализаторского жара, предпринимает агрессивные действия против тех, кого считает подлыми или греховными. Агрессия в таких случаях скрывается под маской справедливого негодования.

Когда посредством механизма отождествления поставляемая инстинктами энергия канализируется в Я и Сверх-Я, оказывается возможной сложная игра сил побуждения и сдерживания. Напомним, Оно располагает только побудительными катектическими силами, тогда как энергия Я и Сверх-Я используется как для следования инстинктивным целям, так и для фрустрации. Чтобы мудро управлять личностью, Я должно держать под контролем и Оно, и Сверх-Я, и при этом у него должно оставаться достаточно энергии для установления необходимых взаимоотношений с внешним миром. Если ид удерживает контроль над значительной частью энергии, поведение человека по характеру становится импульсивным и примитивным. С другой стороны, если слишком много энергии контролируется Сверх-Я, поведение будет регулироваться не реалистическими соображениями, а моральными. Антикатексис совести может связывать Я моральными узами и мешать действиям любого типа, в то время как катексис идеального Я может выдвигать перед Я столь высокие стандарты, что человек оказывается в постоянной фрустрации и в конце концов у него может развиться депрессивное чувство собственной несостоятельности.

Кроме того, частные и непредсказуемые перемещения энергии из одной системы в другую, от катексиса к антикатексису является делом обычным, в особенности на протяжении первых двух десятилетий жизни, пока распределение энергии более или менее не стабилизируется. Эти перемещения энергии удерживают личность в динамическом состоянии. К шансам психологии стать когда бы то ни было точной наукой Фрейд относился пессимистически, так как, по его мысли, даже незначительное изменение в распределении энергии может перевесить чашу весов в пользу одной из форм поведения (1920b). Кто может сказать точно, прыгнет ли вниз человек, стоящий на краю окна? Нанесет ли артиллерийское орудие уничтожающий удар или подаст сигнал о возвращении домой после победы?

В конечном итоге динамика личности состоит во взаимодействии сил побуждения, катексиса, и сил сдерживания, антикатексиса. Все внутриличностные конфликты могут быть сведены к оппозиции этих двух силовых систем. Продолжительное напряжение связано с противодействием сил сдерживания силам побуждения. Будет ли это антикатексис Я, противостоящий катексису Оно, или антикатексис Сверх-Я, противостоящий катексису Я, результат в смысле напряжения будет тот же. Как любил говорить Фрейд, психоанализ – это такое понимание динамики, "которое сводит ментальную жизнь к взаимодействию сил, друг другу помогающих и друг друга сдерживающих" (1910b, с. 213).

Тревога


Динамика личности во многом определяется необходимостью удовлетворения потребностей через взаимодействие с объектами внешнего мира. Среда обеспечивает голодный организм едой, жаждущего – водой. Помимо этой роли – источника обеспечения – внешний мир играет и иную роль в судьбе личности. В нем есть опасности: он может не только удовлетворять, но и угрожать. Окружающая среда обладает властью причинять боль и увеличивать напряжение – равно как приносить удовольствие и снижать напряжение. Она – источник и беспокойства, и покоя.

Обычная реакция индивида на внешние угрозы боли и разрушения, с которыми он не готов справиться, – страх. Угрожающий нам человек обычно страшен. Я, подавленное чрезмерной стимуляцией, неподвластной контролю, наполняется тревогой.

Фрейд различал три вида тревоги: реальную тревогу, невротическую тревогу и моральную тревогу или чувство вины (1926Б).* Основной тип – реальная тревога или страх реальных опасностей внешнего мира; от нее производны два других. Невротическая тревога представляет страх того, что инстинкт выйдет из-под контроля и заставит человека сделать нечто, за что последует наказание. Невротическая тревога – не столько страх инстинктов как таковых, сколько страх наказания, которое последует за его удовлетворением. Невротическая тревога имеет основу в реальности, поскольку в лице родителей или других авторитарных фигур мир наказывает ребенка за импульсивные действия. Моральная тревога – это страх совести. Люди с хорошо развитым Сверх-Я склонны чувствовать вину совершая нечто противное моральному кодексу или даже думая об этом. О них говорят, что они терзаются муками совести. Моральная тревога также в основе реалистична: в прошлом человека наказывали за нарушения морального плана, могут наказать и опять.

* В ряде случаев переводится как "реальный страх", "невротический страх", "моральный страх".

Функции тревоги – предостеречь человека о надвигающейся опасности; это сигнал для Я о том, что, хотя приняты соответствующие меры, опасность может возрастать, и Я может потерпеть поражение.

Тревога представляет собой состояние напряжения; это – побуждение, подобно голоду или сексуальному побуждению, но возникает не во внутренних тканях, а изначально связано с внешними причинами. Возросшая тревога мотивирует человека на действия. Он может уйти из опасного места, сдержать импульс, подчиниться голосу совести.

Тревога, с которой невозможно эффективно справиться, называется травматической. Она возвращает человека к состоянию инфантильной беспомощности. Фактически прототипом более поздней тревоги является травма рождения. Мир обрушивает на новорожденного стимулы, к которым тот не готов и не может адаптироваться. Ребенку необходимо убежище, чтобы Я имело шанс развиться настолько, чтобы справиться с сильными внешними стимулами. Если Я не в состоянии справиться с тревогой рационалистически, оно вынуждено вернуться к нереалистическим методам. Это и есть защитные механизмы, которые мы обсудим в следующем разделе.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал