Книга Нормана Казинса «Анатомия болезни»


Глава 4 БОЛЬ: ВРАГ ИЛИ ЗАЩИТА?



страница4/6
Дата22.04.2016
Размер1.21 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6
Глава 4
БОЛЬ: ВРАГ ИЛИ ЗАЩИТА?

Похоже, американцы больше всего на свете боятся боли. Годами нам вдалбливают (в печати, по радио, по телевидению и в ежедневных разговорах), что от любой, даже незначительной, боли необходимо как можно скорее избавиться, как будто это самое страшное зло на свете. Мы превращаемся в нацию «лекарствоманов» и ипохондриков, уподобляющих малейшее ощущение боли испытанию огнем.

Мы очень мало знаем о боли, а поэтому сильнее от нее страдаем. В самом деле, в США ни одна форма безграмотности не распространена так повсеместно и не обходится так дорого, как невежество в отношении боли: каков ее механизм, что является причиной, как справиться с ней без паники? Почти любой может, не задумываясь, назвать не меньше дюжины лекарств, способных заглушить боль. Куда меньше им известно, что в почти 90 процентах случаев боль проходит сама собой и не всегда является признаком плохого здоровья — чаше всего это результат напряженности, стресса, беспокойства, скуки, разочарования, накопившегося гнева, недостаточного сна, несбалансированного питания, курения, злоупотребления алкоголем, непроветренных помещений или любых других неблагоприятных воздействий, которым подвергается человеческий организм.

Никому не приходит в голову, что самый лучший и самый эффективный способ избавиться от боли — устранить ее причину. Вместо этого многие инстинктивно тянутся к болеутоляющим препаратам — аспирину, успокоительным таблеткам, транквилизаторам, снотворным, анальгетикам, притупляющим чувствительность.

Кабинеты врачей переполнены пациентами, которые смертельно напуганы малейшими коликами и искренне (хотя и ошибочно!) убеждены: с ними случилось нечто ужасное. Рекомендация обращаться к врачу при первых же проявлениях боли, как бумеранг, обернулась против медиков. Они не могут уделять достаточно внимания тем, кто действительно нуждается в квалифицированном лечении, потому что тратит много времени и сил на посетителей, у которых нет ничего, кроме легкого недомогания или психогенных болевых ощущений.

Пациенты приходят в негодование и обижаются, если врач не обнаруживает никаких органических нарушений, вызывающих боль. Они считают так: термин «психогенный» означает, что они жалуются на несуществующие симптомы. Поэтому пациентам надо объяснить: причиной возникновения многих болей являются не физиологические изменения в организме, а, как уже подчеркивалось, перенапряжение, стресс или воздействие неблагоприятных факторов окружающей среды. Иногда боли сопутствуют конверсионной истерии (этим термином Жан Шарко обозначил физические симптомы эмоциональных расстройств).

Конечно, глупо игнорировать боль, которая может быть предупреждающим сигналом серьезной болезни. Некоторые настолько боятся услышать от врача дурные вести, что запускают свое состояние до такой степени, что уже ничем нельзя помочь. Пренебрежительное отношение к своему здоровью дорого обходится. Поэтому важно расширять свои знания об организме, о том. как он работает, чтобы понять, к каким последствиям может привести беспорядочное, бесконтрольное использование таблеток и пренебрежение серьезными симптомами.

Существует так называемая «пороговая» боль. Почти каждый человек часто жалуется на свое здоровье — тут болит, там колет, здесь давит. На самом деле эта боль — сигнал того, что напряжение, стресс или усталость достигли определенной точки. Такая «пороговая» боль проявляется по-разному. Это может быть головная боль, похожая на мигрень, спазмы в животе, ломота в пояснице или в суставах и т. д. Человек, научившийся распознавать «пороговые» болевые ощущения и определять их причину, не паникует, а старается справиться со стрессом или снять напряжение. Если же боль не прекращается, надо обратиться к врачу.

Очень мало мы знаем о боли, но уж совсем ничего — о действии болеутоляющих лекарств! Многие из них лишь приглушают боль, но не ослабляют патологические процессы, вызывающие ее. Они заглушают сигнал, который боль посылает в мозг о том. что в организме что-то не в порядке, где-то произошел сбой. И в результате может развиться заболевание.

Например, часто от этого страдают профессиональные спортсмены. Тренеры строго следят за тем, чтобы их подопечные всегда были в отличной форме. Чем известнее спортсмен, тем вероятнее, что, скажем, при травме будут предприняты самые экстренные меры и использованы самые сильнодействующие препараты. Например, знаменитому бейсбольному нападающему, у которого началось воспаление из-за повреждения мышцы или ткани руки, больше всего необходим длительный отдых. Но его команда борется за первенство в ежегодном чемпионате, поэтому спортивный врач, демонстрирующий чудеса медицины, дает ему мощную дозу бутадиона или другого сильнодействующего средства... и боль исчезает! Нападающий занимает свое место и приводит команду к победе. Однако для него этот матч может оказаться последней удачной игрой. Лекарства только замаскировали боль, позволив спортсмену полностью выложиться на соревнованиях, но не залечили травмированные ткани. Стоит ли удивляться, что многие знаменитые спортсмены уходят из спорта в расцвете сил. — они чаше становятся жертвами чересчур рьяного лечения.

Самое распространенное болеутоляющее лекарство — аспирин. Его продают без рецепта, но эти таблетки, вопреки всеобщему убеждению, далеко не безопасны, а длительное их употребление в большом количестве может привести к смертельному исходу. В мире ни одно лекарство не принимают так часто, как аспирин, причем без всяких рекомендаций врача. Некоторые глотают аспирин, как конфеты. Они не знают, что даже самая маленькая доза может вызвать желудочно-кишечные кровотечения. Более того, аспирин является антагонистом коллагена, составляющего основу соединительной ткани. Поскольку многие формы артрита вызывают разрушение этой ткани, то постоянное употребление аспирина может ухудшить состояние больного.

Аспирин обладает и противовоспалительным свойством — именно по этой причине его так широко рекомендуют пациентам, страдающим артритом. В последние годы, однако, высказано предположение, что вред, который аспирин наносит жизненно важным химическим процессам в организме, очень велик. Исследованиями установлено, что аспирин оказывает на кровь противосвертывающее действие, препятствуя склеиванию тромбов, а также вызывает значительную потерю крови у пациентов, употребляющих ежедневно большие дозы (страдающие тяжелыми формами ревматоидного артрита принимают иногда до 24 таблеток аспирина в день).

В медицинских журналах описывались случаи, когда систематическое употребление аспирина ревматоидными больными патологически понижало уровень аскорбиновой кислоты в плазме — он блокировал усвоение ее тромбами крови. Поскольку витамин С играет существенную роль в образовании коллагена, уменьшение содержания аскорбиновой кислоты в плазме препятствует борьбе организма с разрушением соединительной ткани при коллагенозах. Поэтому вместе с аспирином необходимо принимать аскорбиновую кислоту, которая будет противодействовать вредным эффектам.

Аспирин, безусловно, не единственное болеутоляющее лекарство, оказывающее неблагоприятное влияние. Доктор Д. Рой (Корнельский университет) в 1974 году представил пугающую информацию о вредных последствиях, вызванных успокоительными и подавляющими боль препаратами. Некоторые из этих лекарств мешают нормальному усвоению продуктов питания, что приводит к нарушению обмена веществ. В некоторых случаях снижается активность костного мозга, а это препятствует образованию кровяных телец.

Болеутоляющие препараты — одно из величайших достижений медицины. Если их правильно использовать, они облегчат страдания и помогут лечению. Но беспорядочный прием и злоупотребление ими оказывают прямо противоположное действие.

Нас предостерегали от приема витаминов без рекомендации врача, но почему бы не ограничить продажу болеутоляющих таблеток — ведь они могут принести вреда гораздо больше, чем боль, которую они должны заглушить.

Было бы замечательно, если бы врачи и педагоги разработали программу занятий по изучению здорового образа жизни и разъяснили и детям, и взрослым значение боли, ее природу и механизм. Люди должны знать свой организм и уметь нм управлять.

* * *


Если когда-нибудь напишут о попытках представителей медицины понять, что такое боль, имя Поля Бранда будет упомянуто одним из первых. Доктор Бранд лечил прокаженных. Работа английского хирурга-ортопеда по восстановлению рабочей активности искалеченных и парализованных рук прокаженных была признана во всем мире. Он руководил отделением ортопедической хирургии медицинского колледжа в Веллоре (Индия).

Поль Бранд приехал в Веллор в 1947 году совсем молодым. Через год к нему приехала его жена, тоже хирург. Поль Бранд помог тысячам больных проказой снова работать пальцами, кистями, руками. Маргарет Бранд спасла тысячи прокаженных от слепоты. Оба они преподавали в медицинском колледже, вели серьезные научные исследования, работали в клинике и в выездных госпиталях.

Главная цель Поля Бранда состояла в том, чтобы выяснить, сможет ли он применить метод пластической (восстановительной) хирургии (он владел им в совершенстве) для лечения прокаженных. Обычно пальцы прокаженных сжаты в кулак или скрючены, как когти, и спастически сокращаются из-за паралича нервных окончаний. контролирующих мышцы рук. Бранд хотел попытаться вернуть пальцам двигательную активность, «подсоединив» к ним здоровые нервные окончания в предплечье пациента. Это требовало от больного после операции переучиваться так, чтобы мозг мог передавать приказ двигать пальцами не кисти, а предплечью.

Но через несколько месяцев Поль Бранд понял, что не может ограничиться проблемой паралича рук прокаженных. Ему захотелось изучить всю болезнь: как она возникает и развивается, как поражает организм, какие способы борьбы с ней можно выработать? И он с головой погрузился в исследования. Чем больше он узнавал, тем сильнее становилась уверенность, что его представления о болезни, с которыми он приехал в Веллор, были устаревшими, чуть ли не средневековыми. Доктор Бранд решил во что бы то ни стало найти научно обоснованный метод лечения проказы.

Вот что ему удалось выяснить. Широко распространенное мнение о том. что проказой поражена сама ткань, — ошибочно. Ошибочными также были представления о том, что некроз пальцев рук или ног или атрофия тканей носа — проявлении болезни. Но, пожалуй, самый важный вывод, сделанный в результате исследований,— при лепре отсутствует ощущение боли.

В первую очередь необходимо было глубже исследовать ткани пораженных органов. Давно известно, что лепру вызывает кислотоустойчивая микробактерия, сходная с возбудителем туберкулеза. Это открытие сделано норвежским врачом Г. Гансеном почти полтора века назад, «болезнь Гансена» — синоним проказы. Палочка лепры вызывает образование бугорков — лепром. Лепрозные бугорки — это гранулемы разного размера: от горошин до больших олив. Они появляются на лице, ушах, руках и ногах. Раньше считалось, что именно палочка лепры — «виновница» отторжения тканей на пальцах рук и ног. Проводилось крайне мало исследований пораженной лепрой ткани. Чем она отличалась от здоровой? Была ли палочка лепры причиной атрофии? Тщательные исследования привели к поразительному открытию: не обнаружено никакой разницы между здоровой тканью и тканью пораженных проказой рук и ног.

Одно тем не менее было научно доказано: палочка лепры убивала нервные окончания. При этом чувство осязании или пропадало совсем или серьезно нарушалось. Но в остальном, как подтвердили исследования доктора Бранда и его коллег, пораженная ткань ничем не отличалась от здоровой.

Как это часто случается, некоторые из важнейших открытий Поля Бранда были сделаны случайно, а не в результате систематических исследований. Вскоре по приезде в Веллор он обратил внимание на чудовищную силу рук больных проказой. Даже при легком рукопожатии возникало ощущение, будто пальцы зажаты в тиски. Не болезнь ли увеличивала силу рук?

Ответ нашелся, когда Поль Бранд не смог однажды повернуть ключ в огромном заржавевшем замке. Мальчик лет двенадцати, больной проказой, увидев, что у Бранда дело не идет, предложил свою помощь. Доктор был ошеломлен тем, с какой легкостью подросток повернул ключ. Он внимательно посмотрел на большой и указательный пальцы правой руки мальчика. Ключ врезался в пальцы до самой кости, но мальчик абсолютно ничего не почувствовал.

Доктора Бранда осенило: мальчик упорно продолжал поворачивать ключ в то время как здоровый человек давно бы уже взвыл от боли, потому что его нервные окончания потеряли чувствительность. Здоровые люди, даже если у них очень сильные руки, не могут работать в полную силу, потому что сопротивление материала вызывает боль.

Поль Бранд сделал правильный вывод: руки у прокаженного ничуть не сильнее, чем у здорового, просто у него отсутствует механизм боли, дающий сигнал, что надо прекратить давить или сжимать рукой предмет. Таким образом, из-за потери чувствительности ткани и кости могут быть серьезно повреждены.

А что, спросил себя доктор Бранд, если прокаженные лишаются пальцев на руках и ногах не из-за самой болезни, а потому, что они лишены чувствительности? То есть может ли человек не осознавать, что он подвергается тяжелой травме? Поль Бранд проанализировал все действия, которые он сам совершал руками в течение дня — открывал краны, управлял приборами, поднимал и перетаскивал вещи, пользовался различными инструментами. Практически во всех этих действиях необходимо давление, и сила его определяется сопротивлением предмета и способностью пальцев и рук выдерживать давление. Если бы отсутствовала чувствительность рук, то человек продолжал бы давить, не замечая, что руки повреждены. Поль Бранд стал наблюдать за прокаженными, когда они выполняли какие-то повседневные дела, и убедился в правильности своих выводов.

Тогда он начал учить прокаженных быть осторожными при физической работе; сконструировал специальные перчатки, чтобы защитить их руки; ежедневно осматривал больных, так как полученные травмы приводили к дальнейшим изъязвлениям и деформации пальцев, и надо было этого не допустить. Число травм резко сократилось. Вольные лепрой стали продуктивнее работать. Поль Бранд понял, что он на правильном пути и достиг большого прогресса.

Однако некоторые тайны были по-прежнему не раскрыты. Чем объяснить, что больные продолжали лишаться пальцев? Почему за ночь могла буквально исчезнуть часть пальца? Может, они отламывались? Но не было никаких данных, указывающих на то, что кости у прокаженных более хрупкие, чем у здоровых людей. Если бы прокаженный отрезал себе палец пилой, можно было бы восстановить его, сделав операцию. Но никто не находил исчезнувших частей. Почему?

Поль Бранд долго размышлял и вдруг молнией сверкнула догадка: должно быть, это крысы. Ведь все происходит ночью, когда больные крепко спят.

Поль Бранд организовал наблюдательные посты в хижинах для прокаженных. Его предположение подтвердилось: крысы взбирались на кровати, принюхивались и (опасность им не угрожала) начинали грызть пальцы рук и ног. Кроме того, пальцы действительно могли отламываться в результате несчастных случаев, а потом их утаскивали крысы или другие животные.

Поль Бранд и его сотрудники принялись за работу, устроив атаку на грызунов. Вокруг ножек кроватей построили барьеры, кровати подняли выше; всюду расставили крысоловки. Результаты не замедлили сказаться — больные перестали лишаться пальцев.

Все это время Поль Бранд продолжал свою основную Деятельность — делал пластические операции, восстанавливал мышцы, выправлял пальцы. Тысячи прокаженных благодаря этим операциям снова обрели способность выполнять ручную работу.

Очень часто проказа оставляла свою метку — заметный провал носа. Чем это было вызвано? Мысль о травме или о нападении крыс отпадала — на лице прокаженного сохранялись участки, особенно вокруг глаз, обладавшие чувствительностью.

Поль Бранд нашел ответ, исследуя влияние палочки лепры на хрупкие мембраны внутри носа. Эти мембраны у прокаженных сильно сжимались и соединяющие хрящи проваливались внутрь. Это не было разложением тканей носа, просто он «погружался» внутрь черепа.

Это открытие противоречило всем медицинским взглядам, укоренявшимся веками. Мог ли Бранд доказать свою правоту? Лучший способ — сделать пластическую операцию и «вернуть» нос на свое место. Это был революционный подход.

Поль Бранд понимал, что такая операция успешна не во всех случаях. Если болезнь зашла слишком далеко и мембраны носа сжались слишком сильно (хирургу практически уже не с чем работать), тогда операция вряд ли будет удачной. Но, когда процесс болезни приостановлен и мембраны не успели значительно измениться, имелись шансы на успех.

Доктор Бранд провел в Веллоре пластическую операцию по восстановлению формы носа. Эта операция использовалась потом при лечении больных проказой в клиниках всего мира.

Из всех поражений при проказе самое серьезное и самое характерное — слепота. Долго считалось, что потеря зрения — проявление далеко зашедшей болезни. В Веллорс это утверждение подверглось серьезному сомнению. Поль Бранд и работавшие с ним врачи доказали: слепота — это не следствие проказы, а побочное явление. Причиной мог быть, например, недостаток витамина А. вызывающий катаракту и последующую слепоту. А катаракту можно удалить хирургическим путем.

В этой области особенно эффективно работала доктор Маргарет Бранд. Были дни. когда ей приходилось делать до 100 операций по удалению катаракты. Многим европейским и американским глазным хирургам, выполняющим максимум 12 таких операций в день, эта цифра показалась бы абсурдной.

Но больницу в Веллоре осаждали буквально тысячи людей, пораженных слепотой. Хирурги работали иногда по 14—16 часов, используя специальные методики, позволяющие ускорить операцию.

Маргарет Бранд входила в состав выездной бригады хирургов, которая регулярно объезжала отдаленные деревни. Ставили специальные палатки, подключали электричество к двигателю автомобиля и начинали операции... Однако многие пациенты в Веллоре теряли зрение не из-за катаракты, а из-за язв. Вызывала ли палочка лепры инфекцию, ведущую к изъязвлениям и слепоте? Или же это были побочные явления, причины которых необходимо было выяснить и устранить?

Человеческий глаз постоянно подвергается воздействию различного рода раздражителей в виде пыли и грязи. Но у нас есть защитный механизм — тысячи раз в день веки закрываются и открываются, омывая поверхность глаза слезной жидкостью, устраняющей пылинки.

Поль Бранд считал, что этот механизм у прокаженных нарушен, потому что потеряна чувствительность, вызванная атрофией нервных окончаний. Эта гипотеза подтвердилась. Врачи обследовали больных с глазными язвами — веки у них не моргали, значит, с поверхности глаза грязь не смывалась. Задача заключалась в том, чтобы восстановить функцию век.

Почему бы не научить прокаженных по желанию моргать глазами? Поскольку способность открывать и закрывать глаза у них не потеряна, они могут следить за морганием. Но эксперименты продемонстрировали недостатки этого метода. Если прокаженный полностью не сосредоточивался на моргании, эффекта не было. Если же он концентрировал все внимание на моргании, то ни о чем другом думать не мог. Нет, надо было придумать иной способ вызывать моргание век, очищающее глаза без усилия волн.

Пальцы рук и ног оказалось возможным уберечь при помощи защитных рукавиц и обуви. Но как добиться, чтобы грязь и инородные частицы не попадали в глаза? Пылезащитные очки — вот был бы выход, но они воздухонепроницаемы, громоздки, стекла сильно запотевают из-за высокой влажности. Надо было найти что-то более подходящее.

Снова помогла пластическая хирургия. Поль Бранд и его коллеги разработали метод подтягивания мышцы челюсти к веку. Каждый раз. когда больной открывал рот, эта мышца сокращалась, дергала веко и заставляла его закрываться. Таким образом прокаженный во время еды и разговоров боролся с надвигающейся слепотой. В наши дни многие прокаженные сохранили свое зрение благодаря искусному применению пластической хирургии.

Постепенно мрачное предубеждение против проказы сходит на нет. Вопреки широко распространенным представлениям, здоровому человеку практически невозможно заразиться проказой, хотя, конечно, ослабленный организм более подвержен действию патогенных микробов. Болезнь не является наследственной, но повышенная восприимчивость к ней может передаваться от родителей к детям.

Проказа — в основном результат антисанитарных условий, нищеты, плохого питания. Она характерна не только для тропиков и субтропиков, как принято считать. Проказа встречается и на севере, например в Исландии. Едва ли в мире есть место, где не было бы прокаженных. Но важно знать, что болезнь излечима, прокаженным можно помочь вести активный образ жизни.

Медицинская общественность высоко оценила вклад доктора Бранда и его коллег в лечение проказы, восхищение вызвало его мастерство в области пластической хирургии. Он восстанавливал функциональную активность рук, искалеченных или неподвижных в результате атрофии нервных окончаний или деформации пальцев. Стала почти легендарной история об индийском адвокате, которого он оперировал. В течение многих лет адвоката преследовали неудачи. Жесты, играющие существенную роль в его профессиональной деятельности, очень мешали ему; судью и присяжных заседателей раздражала его уродливая скрюченная рука. Поль Бранд сделал адвокату операцию, подтянул мышцы и нервные окончания к предплечью и научил пациента управлять движениями. Рука ожила, пальцы свободно шевелились, жесты стали красноречивыми и выразительными.

Поль Бранд и его коллеги сделали тысячи подобных операций больным в Веллоре. Но они считали гораздо более важной психологическую реабилитацию. Прокаженный, который двадцать лет просил милостыню, не считался до конца излеченным, пока не становился полноценным членом общества. В Веллоре пациентов и инвалидов учили обслуживать себя. Даже при 10-процентной подвижности добивались возврата к трудоспособности — это говорит о неограниченных возможностях организма.

Поль Бранд — замечательный врач, он делал все возможное и невозможное, чтобы вернуть чувство боли людям, у которых оно отнято болезнью. Потому что боль — это и предупредительный сигнал, и защитный механизм, который позволяет организму мобилизовать все силы для реакции на неблагоприятное воздействие.

Глава 5


СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД К ЗДОРОВЬЮ
И ИСЦЕЛЕНИЮ

После того как я опубликовал в медицинском журнале статью о моей болезни и выздоровлении, со мной захотели познакомиться те, кто участвовал в движении за системный подход к здоровью. Они надеялись, что я приду к ним и подробно расскажу о том, что со мной произошло.

Но в статье я уже сказал о болезни ровно столько, сколько счел нужным. К тому же некоторые участники этого движения противопоставляли себя врачам, а мне это совершенно не импонировало.

Однако основные принципы этого движения были мне близки, я тоже считал необходимым навести мосты через пропасть, разделяющую врача и пациента. Три тысячи писем, полученные мной от врачей из двенадцати стран, показали, что в медицине развивается новое важное направление — системный подход к здоровью. Увеличивается число врачей, учитывающих условия работы, питание, семейные отношения, личные качества, влияние окружающей среды — все, что может послужить причиной болезни или нервного срыва.

Надо признать: часто представители медицины сами отдаляются от нас, лишь изрекая «приговоры» и навязывая свои методы лечения. Однако у многих все же появляется искреннее желание просвещать своих пациентов. Врачи должны поощрять стремление человека знать как можно больше о своем организме и болезнях и разделять с ним ответственность за поддержание здоровья.

Основная задача врача — помочь предупредить болезнь. К счастью, многие врачи считают, что психика и соматика неразрывно связаны и человеческий организм надо рассматривать как единое целое. Великие учителя медицины требовали тщательно анализировать взаимодействие всех факторов, которые могут способствовать возникновению болезни. Гиппократ был и теоретиком, и практикующим врачом. Он, по существу, являлся сторонником системного подхода к лечению, доказывал, что для человеческого организма естественно стремление к самоисцелению и этот процесс может происходить без вмешательства врача (активизируется «врачующая сила природы»). Он старался избегать лечения, которое могло бы вмешаться в процесс самовыздоровлення или навредить больному.

Гиппократ подчеркивал необходимость системного использования накопленных знаний. Его очень беспокоил тот факт, что в медицинской практике множество догм и суеверий выдавалось за тщательно проверенные методы.

Гиппократ, как пишет Л. Хендерсон, был не поверхностным наблюдателем, а врачом, чье «мастерство зависело от природных способностей и долгой практики... Он достиг больших успехов, и вся история науки поддерживает ту точку зрения, что его системная методика является необходимым шагом в развитии науки».

Принцип системного подхода к здоровью много раз подтверждался врачами. Полвека тому назад Артуро Костилиони в своей книге «История медицины» писал, что «врач прежде всего должен заботиться о благополучии пациента, следить за его постоянно меняющимся состоянием, обращая внимание не только на видимые проявления и симптомы болезни, но также на состояние его ума, которое обязательно надо учитывать как важный фактор в успехе лечения. Задолго до появления современной научной медицины существовали талантливые знахари и целители, обладавшие способностью подбодрить больного, вселить в него веру в выздоровление и тем самым благоприятно повлиять на течение болезни. И наоборот, встречались блестящие ученые, которые были весьма посредственными практикующими врачами»

Чем же можно объяснить возросший интерес к системному подходу?

Прежде всего тысячи людей осознали, что современные лекарства не только спасают жизнь, но и могут быть очень опасными, даже если принимать их по точному предписанию врача. Антибиотики казались чудом, убивали самые сильные микроорганизмы, не подвластные другим препаратам. Но микробы приспособились, и возникла необходимость создания более мощных препаратов. Это, в свою очередь, повысило уязвимость организма, усилило отрицательное влияние антибиотиков. Поэтому врачу необходимо тщательно взвешивать соотношение вреда и пользы, приносимых антибиотиками.

То же относится и к стероидам. Применение этих препаратов вызывает поразительное и почти мгновенное улучшение состояния, но использовать их надо очень осторожно, чтобы не нарушились функции эндокринной системы.

Появились новые, более эффективные лекарства для профилактики и лечения гипертонии, для регулирования сердцебиений, восстановления тонуса пораженных органов, для борьбы с патологическими новообразованиями. Все они обладают мощной эффективностью, но каждое вызывает отрицательные и вредные последствия. Опасность приема некоторых сильнодействующих препаратов так же велика, как польза, а иногда они приносят даже больше вреда, поэтому стоит задуматься: так ли уж необходимо их применение?

В 60—70-е годы, когда появился интерес к охране здоровья, люди наконец поняли, как рискованно злоупотреблять лекарствами. В то время не только усилились сомнения по отношению к новым — очень сложным, состоящим из многих компонентов — лекарствам, но возросло недоверие к медицине вообще. Профилактика, задача которой — устранить причины заболеваний, стала привлекать все больше внимания. Врачей обвиняли во всех грехах, забывая о том, что сами просили выписывать экзотические таблетки и продолжали их принимать даже после того, как истекал срок назначений.

Недоверие к лекарствам вызвало интерес к вопросам правильного питания, которое стало считаться основой хорошего здоровья. Книги по питанию нашли жаждущих информации читателей, радиопрограммы на эту тему собирали многомиллионную аудиторию. Резко вырос тираж журнала «Превеншн» («Профилактика»), он стал одним из самых популярных в США. В этом журнале огромное внимание уделяется вопросам рационального питания и публикуются материалы о целостном подходе к здоровью.

Многие считали неправильным то, что в медицинских институтах не преподают курс науки о питании или, по крайней мере, не считают ее такой же серьезной, как физиология, патология, фармакология, анатомия, биохимия и др. Широкие массы людей были убеждены: питание — самый важный фактор, влияющий на здоровье. Специалисты утверждали, что обычно в корзине для продуктов у среднего покупателя есть все необходимое для сбалансированного рациона, но публика им не верила. А тот факт, что врачи крайне редко спрашивали своих пациентов о привычках в питании, только подтверждал это мнение. Узкая специализация изменила суть медицинской практики. Люди увидели разницу между традиционным домашним доктором, заботливым, отечески подбадривающим и помогающим при любых недомоганиях, и современным узким специалистом, «отвечающим» за отдельные органы. А системный подход к здоровью, наоборот, рассматривает организм как единое целое, подразумевает взаимодействие всех факторов, определяющих здоровье.

Узкая специализация была связана с развитием и широким распространением новой медицинской технологии. У многих создалось представление, будто врач — придаток машины. К тому же диагностические аппараты выносили приговор безапелляционно и окончательно, не учитывая индивидуальных особенностей пациента. Но бывает так. что могут проявиться все признаки и симптомы конкретной болезни, но случай окажется нетипичным. и болезни может даже вообще не быть! Медицина, взявшая на вооружение системный подход к здоровью, делает упор на теплоту человеческих контактов, а не на холодную аппаратуру.

Быстрый рост уровня образования повысил интерес людей к своему организму, к проблемам здоровья. У многих появилась потребность следить за своим здоровьем, знакомиться с последними достижениями в области медицины. И в своих отношениях с врачами они уже больше не были пассивными и не принимали безоговорочно все медицинские предписания. Врача теперь оценивали по тому, с какой готовностью он вступал в диалог с пациентами и был ли этот диалог построен на взаимном уважении.

Публикации данных о способности человеческой психики излечивать физическую болезнь вызвали большой интерес. Многие с жадностью хватались за новую информацию. подтверждающую возможности психики. И пациенты были разочарованы нежеланием врачей применить на практике последние достижения науки. Каждая книга, рассказывающая о резервах психики, увеличивала пропасть, разделяющую врача и пациента.

Между тем есть множество исследований биохимических изменений, происходящих в организме под влиянием психических процессов. Например, индийские йоги добивались снижения частоты пульса до нескольких ударов в минуту или давали «приказы» коже, и на ней не возникало ожогов при соприкосновении с раскаленными предметами. Я сам был свидетелем таких опытов в Индии. Но изучаются эти явления недостаточно, поэтому появляются всевозможные догадки.

* * *

Все больше приверженцев находят различные методы оздоровления — акупунктура, астрология, биологическая обратная связь, гомеопатия, натуропатия, диететика, иридология, телепатическая хирургия, йога, витаминная терапия, хиропрактика, мануальная терапия, самомассаж, отрицательные ионы, психофизическая тренировка и многие другие.



Перечисление всех этих направлений в одном абзаце может создать впечатление, что, например, акупунктура и астрология в равной мере используются при лечении. Я допускаю: астрология может оказать ценную помощь при лечении серьезных заболеваний, но не взял бы на себя ответственность рекомендовать тяжело больному человеку из любви к астрологии отказываться от медицинской помощи. Каждый метод в отдельности эффективен, но их смешение может не дать желаемого результата. Одна из опасностей кроется в том, что разные направления будут соперничать между собой и вместе «не сработаются».

Таким образом, если даже врач всерьез воспримет концепцию системного подхода к здоровью, вряд ли он включит в нее направления, научно не доказанные и не проверенные экспериментально. А когда появятся данные, тщательно и всесторонне исследует их.

Естественно, врач с широким кругозором не воспримет в штыки новые методы диагностики и лечения. Но неразумно ожидать, что он применит их, если нет соответствующих клинических доказательств их эффективности н безопасности. Ни один врач, сознающий свою ответственность, не станет экспериментировать над пациентами.

Врач может признавать, что психика человека способна помочь преодолеть болезнь, особенно в свете лабораторных и клинических исследований о влиянии эмоционального состояния на биохимические процессы. Но он не будет уповать только на психику, отбросив другие методы лечения, хорошо известные ему и достаточно эффективные (пусть и не на все сто процентов).

Безусловно, наука пока еще не дала ответов на все вопросы, связанные со здоровьем и лечением. Но это не значит, что врач должен отказаться от научного подхода к лечению своих пациентов. Наука — это постоянный поиск; накопление и оценка доказательств; проведение экспериментов, предсказывающих, что произойдет при определенных обстоятельствах; признание собственных ошибок и заблуждений.

Конечно, врач обязательно учитывает роль питания. Ведь рациональное питание — то же. что хорошее лекарство. Диета так же, как и лекарственное лечение, может привести к функциональным изменениям. То есть эффективность препарата зависит и от того, какие продукты потребляет пациент. Поэтому врач предписывает определенную диету.

Но рациональное питание — не единственное, что требуется для лечения любого заболевания. Врач поступит безответственно, если не использует все имеющиеся в его арсенале средства в случаях, когда необходимо неотложное вмешательство. Здоровая пища может сыграть свою роль в укреплении сердца, но в экстренной ситуации неразумно отказываться от активного медикаментозного лечения.

Каждый врач признает необходимость приема витаминов, если пациент находится в тяжелом стрессовом состоянии или на его организм неблагоприятно влияют факторы экологически грязной окружающей среды. Утверждение, что рацион среднего американца обеспечивает необходимый уровень содержания всех витаминов в организме, необоснованно. Иногда образ жизни, который ведет человек, вызывает хроническое нарушение баланса витаминов. К дефициту витаминов может также привести потребление преимущественно рафинированных продуктов.

Но врач не станет рассматривать болезнь лишь как проявление витаминной недостаточности и не одобрит тех пациентов, которые тратят много денег на искусственные витамины, не слишком заботясь о том. насколько они необходимы и какой вред может нанести организму передозировка.

А вот что действительно необходимо — впрочем, как и во всех других случаях, — так это чувство меры и сбалансированность: с одной стороны, витамины являются важным дополнением к остальным используемым средствам, с другой — это не единственный «ключ» к здоровью. Такой подход к лечению возможен, если врач и пациент являются единомышленниками. При системном подходе к здоровью и лечению духовные факторы не менее важны, чем физические. Системность. целостность означают процесс исцеления не только людей, но и отношений между ними. Пациентам не следует рассматривать представителей медицины как своих врагов. Самое полезное — объединить усилия врача и больного в борьбе с недугом, используя способность человеческого организма мобилизовывать все внутренние резервы для поддержания здоровья и преодоления болезни.

Главное — познать не болезнь, а организм, который она поразила.

У системного, целостного подхода к здоровью и лечению большие перспективы. Знания и профессионализм врача будут сочетаться со стремлением пациента преодолеть болезнь, используя все возможности своего организма, а это главное условие выздоровления.


Каталог: katalog
katalog -> Предлагаю список семян, саженцев и клубней лекарственных, овощных, пряных, экзотических и редких растений урожая 2013 года. Употребление этих растений очень благотворно влияет на организм
katalog -> Зен Cпиральи концепция энергоинформационной косметологии 4 в резонансе с организмом 5 Косметические средства Зен Спираль 7 о компании Хлавин: краткая справка 9 Средства для очищения и тонизирования кожи 11
katalog -> Уникальный Рейши ансс в Анти-Оксиданте коллоидном
katalog -> Dermavis восстанавливает упругость


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница