Комитет по науке и высшей школе



Скачать 260.22 Kb.
Дата28.04.2016
Размер260.22 Kb.


КОМИТЕТ ПО НАУКЕ И ВЫСШЕЙ ШКОЛЕ

Санкт-Петербургское государственное бюджетное

образовательное учреждение среднего профессионального образования

«Промышленно-экономический колледж»

Заочное отделение



Специальность _120714.51__

«_Земельно- имущественные_отношения_»_________


(номер название)

КОНТРОЛЬНАЯ работа № __1_

по дисциплине


___» История »___


(название)

студента группы 12601______

зачетная книжка № _11-6-037_____

ФИО студента Колосова__Светлана___Геннадьевна______________________

Адрес г.Остров_Псковской_области_мкрн_»Строитель»__д.5_кв.214_________________________


E-mail: _svetlana.kolosova2014@yandex.ru_________________


телефон: _8-953-165-87-22_________________

2013 год


Вариант 7

Вопрос №1


Тема:
«ГКЧП»
1.Введение

2.Расстановка сил

3.Роль средств массовой информации

4.Реакция населения

5.События в Форосе

6.Заключение

7.Список литературы

1.Введение

Утром 19 августа все средства массовой информации передали заявление «советского руководства», в котором сообщалось о невозможности «по состоянию здоровья исполнения М.С. Горбачёвым обязанностей Президента СССР», о переходе его полномочий к вице-президенту Г. Янаеву и о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП). В Постановлении ГКЧП №1 говорилось, что орган создан «в целях защиты жизненно важных интересов народов и граждан Союза ССР, независимости и территориальной целостности страны, стабилизации обстановки и преодоления тяжелейшего кризиса» . Для этого в стране вводилось чрезвычайное положение.
2.Расстановка сил

В ГКЧП вошли восемь высших чинов союзного правительства, в том числе и силовые министры. Итак, «кто есть ху» (по выражению М. Горбачёва) .



1. Геннадий Янаев, вице-президент СССР.

В конце 1990г. Президент СССР с третьей попытки проводит Г. Янаева на этот пост, очевидно реализуя обещание «обновить руководство за счёт наиболее авторитетных представителей общества». На момент описываемых событий человек 53 лет; заочно окончил юридический институт, кандидат исторических наук. На IV съезде народных депутатов СССР руководит фракцией коммунистов. «Я горжусь членством в ЦК КПСС», - заявляет он на пресс-конференции 19 августа. По существу, возглавил Комитет по ЧП



2. Борис Пуго, министр внутренних дел.

Принял эту должность после отставки Вадима Бакатина. Один из первых шагов Пуго – министра – совместное патрулирование милиции и войск. Впервые требование о введении ЧП в стране высказал на сессии Верховного Совета СССР в июне 1991г., накануне выборов Президента России (интересно, что требования о введении ЧП на том же заседании высказывали и министр обороны Язов и Председатель КГБ Крючков).



3. Олег Бакланов, первый зампред Совета обороны СССР. Зарекомендовал себя противником конверсии, называя её ломкой костей оборонной промышленности. Во время предпоследнего обсуждения Союзного договора в Ново -Огарёве выступил со своим собственным проектом. Считает «основным национальным интересом СССР и всех входящих в него народов и наций сохранение СССР как единой, великой державы с суверенным развитием». Ещё в мае говорил о возможности перехода власти к армии в условиях «постперестройки». Однако, армия будет заинтересована как можно скорее передать это управление гражданским лицам, содействовать восстановлению гражданских структур.

4. Василий Стародубцев, председатель Крестьянского союза СССР. С начала перестройки ведёт активную публицистическую работу. «Хватит командовать, давайте работать» – призывает он, осуждая агропром за бюрократизм. После появления первых фермерских хозяйств меняет тональность своих призывов – он не одобряет фермерство. В апреле 1990г. Стародубцев – председатель Союза аграрников РФ. В июне уже создаётся новая организация – Крестьянский союз СССР.

5. Валентин Павлов, премьер-министр СССР. Сразу же после официального утверждения на этот пост категорически заверил население, что никакой денежной реформы в ближайшем обозримом будущем не предвидится, также не будет и обмена денег. Однако, спустя несколько дней в стране начался обмен денежных купюр 50- и 100-рублёвого достоинства, вскоре после которого Павлов заявляет: «Уже давно планируется массовый выброс денежной массы в страну. Такие акции проводились во многих регионах мира, когда хотели изменить политический строй… Просто кому-то стал мешать Президент». Свои отношения с Президентом характеризует как «хорошие» и «деловые». 17 июня требует у ВС СССР чрезвычайных полномочий для Кабинета министров; предлагает немедленно ввести ЧП на транспорте, металлургии и отраслях ТПК. Замечено, что Павлов всегда чутко реагирует на изменение политической обстановки. Так, 20 июля 1991г. он получил гипертонический кризис и весь день провёл в постели.

6. Владимир Крючков, председатель КГБ СССР. На IV съезде народных депутатов СССР останавливается на вопросах «о деструктивных политических силах в стране и борьбе с экономическим саботажем». На вопрос о вероятности заговора с целью свержения законно избранной власти в стране ответил так: «У нас не было информации… о том, что кто-то замышляет такой заговор. Закон наш предусматривает ответственность за насильственные действия, направленные на свержение существующего строя…» На сессии ВС СССР 18 июня 1991г. «при закрытых дверях» присоединяется к требованиям премьера Павлова о предоставлении чрезвычайных полномочий КМ СССР.

7. Дмитрий Язов, министр обороны СССР. Отношение к демократам: «Я лично не пойму, кто демократы, а кто консерваторы. Того, кто стоит на социалистических позициях единого союзного государства, называют консерваторами. Кто готов развалить страну…, тот демократ». 12 ноября 1990г. Д. Язов встречается с Гобачёвым и заявляет: «Пора прекратить возрождение национализма и экстремизма!» В интервью 1 января 1991г. на вопрос, собирается ли армия вмешиваться в политику, отвечает утвердительно. В июне 1991г. – один из трёх, потребовавших введения в стране ЧП, но получает отпор со стороны Президента Союза.

8. Александр Тизяков, президент Ассоциации государственных предприятий и объединений промышленности, строительства, транспорта и связи СССР. Кандидат экономических наук. 6-7 декабря 1990г. Ассоциация проводит всесоюзное совещание директоров госпредприятий, на котором А. Тизяков выступает с докладом, ставшим настоящим ультиматумом ВПК Президенту Союза. Основные требования – запрет на забастовки, сохранение прежних министерских структур, прекращение перестройки базовых отраслей промышленности. Горбачёв на это ответил: «Вы хотите меня напугать. Не выйдет». По мнению экспертов, факт неприятия ультиматума А. Тизякова Президентом СССР и послужил причиной ухода Тизякова в ряды путчистов. В правительстве путчистов претендует на пост премьер-министра .

Итак, именно в таком составе ГКЧП подписывал свои постановления. Ярым оппонентом путчистам выступило российское руководство; в ответ на серию указов ГКЧП последовал ряд указов Президента России. Создалась беспрецедентная ситуация: две высшие власти в стране сошлись в бескомпромиссной схватке, в равной мере и с равным основанием апеллируя к Конституции, закону и праву.



Из обращения Б.Н. Ельцина к гражданам России: « В ночь с 18 на 19 августа 1991г. отстранён от власти законно избранный Президент страны. Какими бы причинами не оправдывалось это отстранение, мы имеем дело с правым, реакционным, антиконституционным переворотом…»

19 августа, 12 час. 10 мин.

Президент РСФСР Б.Н. Ельцин,

Председатель СМ РСФСР И.С. Силаев

И.о. Председателя ВС РСФСР Р.И. Хасбулатов

Разразилась настоящая «дуэль указов». Ельцин переподчинил себе все органы исполнительной власти Союза ССР, включая КГБ СССР, МВД СССР, МО СССР, действующие на территории РСФСР, тем самым нарушая Конституцию СССР. Он также обратился «к военнослужащим с призывом проявить высокую гражданственность и не принимать участия в реакционном перевороте» .

Г. Янаев же, в свою очередь, объявляет решения Ельцина антиконституционными, предписывая всем органам власти и управления РСФСР исполнять постановления ГКЧП. Любое должностное лицо на периферии находилось в «подвешенном состоянии», т.к. законность или неправомерность его действий определяет победитель. Так сработал дуализм власти, возникший в стране в ходе реформирования политической системы . Парадокс ситуации в том, что обе стороны апеллировали к Конституции СССР, обвиняли друг друга в её нарушении и сами нарушали её, где было выгодно. Сегодня, очевидно, что единственно правильным был подход, квалифицировавший случившееся как антиконституционный государственный переворот.

Главным и неопровержимым аргументом в пользу такой оценки произошедшего явилось то, что Президент СССР неконституционно, насильственным путём был лишён государственной власти, а сама высшая власть в стране узурпирована самозванным комитетом – ГКЧП. Ведь законная власть Президента СССР – при отсутствии решения Съезда народных депутатов страны – могла перейти от М. Горбачёва к другим лицам только в трёх случаях: во-первых, в случае его смерти, во-вторых, в случае тяжёлой болезни, делающей действительно невозможным исполнение им своих президентских обязанностей, и в-третьих, при его добровольном сложении с себя президентских полномочий. Ни одна из этих трёх возможностей не имела место.

Президент был жив, медицинских заключений о его сильном нездоровье не существовало, его заявление о добровольном сложении полномочий представлено не было.

Уже при учёте только этих обстоятельств любому грамотному человеку, даже не юристу, не говоря уже о Комитете конституционного надзора ясно, что налицо антиконституционный государственный переворот. Такова точка зрения М. Горбачё ва , Б. Кагарлицкого . Как уже говорилось, многие шаги Ельцина (например, перевод союзных учреждений под своё подчинение) были ещё менее конституционны, чем переворот ГКЧП. И почти все указы Ельцина после победы – это грубейшие нарушения законов и Конституции, причём не только СССР, но и РСФСР. Взять, к примеру, Указ о системе органов исполнительной власти в РСФСР, которым Президент присваивает себе право назначить глав администрации областей и округов.

В сложившейся ситуации обе стороны старались привлечь к себе как можно больше сторонников: ставка делалась на силовые структуры. 18 августа в восемь часов утра маршал Язов провёл совещание с высшим военным руководством. Были указаны конкретные части, которые должны войти в Москву утром 19-го. Довольно значительная группа генералов за сутки знала о готовящемся перевороте, хотя и не была посвящена в его детали, в частности, об аресте Горбачёва .

В тревожной обстановке 19 августа 1991г. 17.30 Б. Ельцин подписывает указ о создании группы оперативного управления. Т.е. по сути был создан дублирующий состав российского правительства, которое возглавил вице-премьер О. Лобов. «Дубль-правительство» расположилось на резервном пункте управления – в 70-ти км от Свердловска. Именно отсюда на всю страну передавались по телефону и телетайпу Указы Президента, и сюда стекалась ответная информация о позиции местных органов власти – была налажена оперативная связь .

3. Роль средств массовой информации

Во многом вышеперечисленные действия были вызваны Постановлением №2 ГКЧП «О выпуске центральных, московских городских и областных газет» и №3 «О теле-радиовещании», согласно которым почти все центральные газеты, за исключением «Правды», «Советской России», «Труда» и некоторых других , были запрещены (редакторы оставленных газет были людьми надёжными, по мнению путчистов, по словам членов редколлегии «Известий»), прекратили работу почти все радиостанции, все каналы ЦТ, за исключением 1-й программы, показывавшей балет «Лебединое озеро», который стал своеобразным символом переворота. Но работа не прекращалась: корреспонденты запрещённых изданий шли в «гущу событий», на баррикады, брали интервью у защитников «Белого дома»; радиотрансляции велись из цоколя «Белого дома» с помощью любительских станций. По общему счёту, средства массовой информации сыграли большую роль в создании «необходимой психологической атмосферы»: распространялись листовки с призывами встать на защиту демократии. К событиям подключились зарубежные радиоголоса.


4. Реакция населения

Несмотря на то, что дикторы на ЦТ постоянно твердили о том, что «подавляющее большинство («вернее подавляемое», - слова одного журналиста ) советских граждан положительно восприняли решения ГКЧП», на улицах Москвы появилось так называемое «активное меньшинство». Всего по разным оценкам их насчитывалось от 70 до 160 тысяч человек. Люди шли к зданию Верховного Совета, строили баррикады, чтобы не пропустить БТРы и танки, создавали оцепление. По всей видимости, штурм «Белого дома» войсками путчистов планировался в ночь с 20-го на 21-е августа. Однако штурма так и не последовало. Но кровь всё же пролилась: погибли трое молодых людей. Как утверждают очевидцы, Владимир Усов, Дмитрий Комарь, Илья Кричевский пытались остановить БТРы, идущие к зданию Верховного Совета, скорее всего на штурм. Однако, Михаил Моисеев, начальник Генштаба Вооружённых Сил СССР, позже заявил, что войска двигались за город в ППД (т.е. уже выводились из города соответственно приказу Д.Язова) и, если бы машины не были блокированы на баррикадах, трагедии бы не произошло .


5. События в Форосе

Всё это время М.С. Горбачёв находился в Форосе, на даче, под «домашним арестом». Однако 19 августа французская телекомпания TF-1, со ссылкой на «источник, приближённый к Президенту России», сообщила о том, что в субботу (17 августа) вечером Михаил Горбачёв был якобы перевезён из Крыма в Москву для встречи с консерваторами . На встрече он должен был отречься от своего президентства, но отказался это сделать. После чего Горбачёва снова отвезли в Крым. Однако советник Президента СССР по связям с общественными и государственными организациями

В. Карасёв заявил откровенно, что это просто: «Чушь!» . Слухи?! Может быть. Но во всяком случае небеспочвенные. Известно точно: 18 августа в Форос летали генерал В. Варенников, секретарь ЦК Олег Шенин и др. Их разговор с Горбачёвым длился около получаса. Приехавшие заявили, что надо срочно «наводить порядок», это не терпит больше отлагательства. Ельцин в своих воспоминаниях пишет, что их целью было «уговорить» Горбачёва подписать указ о чрезвычайном положении и передаче власти ГКЧП «по состоянию здоровья» . Издать указ о ЧП президент отказался. Тогда его спросили, что же он предлагает. Как позднее вспоминал сам Михаил Сергеевич, он отвечал: «Я готов пойти на созыв Верховного Совета. Давайте собираться, давайте обсуждать. Давайте принимать меры…» «Ну вы сами должны решать, что вы делаете», - многозначительно добавил он. На следующий день Г. Янаев сказал, что он понял слова президента так: “У меня есть заместитель Янаев, пусть он и наводит порядок”. Вернувшись в Москву, участники встречи доложили о своём разговоре. В.Павлов вспоминал: «Из доклада приехавших товарищей однозначно следовало, что Горбачёв выбрал свой обычный метод поведения – вы делайте, а я подожду в сторонке» . Многие аналитики потом назовут августовский путч «путчем фаворитов»: все они были «на короткой ноге» с Президентом, старые закалённые партработники, имели с ним много общего: почему бы и мирно не предложить уйти с поста старому товарищу, взявшему немного в сторону от «намеченного пути» . Очевидно, что янаевцы планировали привлечь Президента Союза на свою сторону позднее – без него они просто не могли рассчитывать на поддержку со стороны западных держав.


Судя по всему, Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР полностью отдавал себе «отчёт в глубине поразившего нашу страну кризиса» и принимал на себя ответственность за судьбу Родины и был преисполнен «решимости принять самые серьёзные меры по скорейшему выводу государства и общества из кризиса». Из обращения ГКЧП к народу:

- Мы обещаем провести широкое всенародное обсуждение проекта нового Союзного договора…

- Мы намерены незамедлительно восстановить законность и правопорядок, положить конец кровопролитию…

- Мы за многоукладный характер народного хозяйства, будем поддерживать и частное предпринимательство, представлять ему необходимые возможности для развития производства и сферы услуг..

– Первоочередной заботой станет решение продовольственной и жилищной проблем. Все силы будут мобилизованы на удовлетворение этих насущных потребностей народа…

- Призываем рабочих, крестьян, интеллигенцию в кратчайший срок восстановить трудовую дисциплину и порядок, поднять уровень производства, чтобы затем решительно двинуться вперёд….

Однако для достижения этих благих целей использовались далеко не лучшие средства. В частности, это касается силовых структур. Многие аналитики до сих пор удивляются, как мог Д. Язов оказаться в «лагере путчистов». Уже утром 19-го Язов осознал, что понимания между Комитетом по ЧП и народом не получилось. И всё-таки он не вышел из состава ГК и не увёл уже тогда армию. Почему?

Из воспоминаний сослуживцев: «Два этих дня, 19-го и 20-го Дед (Д. Язов) страшно переживал, на нём не было лица. Очевидно, что министр обороны заранее знал о готовящемся мероприятии. Последние две недели он был не похож на себя, приезжал на службу в полшестого утра – спать не мог». Когда его спросили, почему сразу он не отказался от участия в таком деле, ответил: «Не могу же я, как мальчишка – сначала слово дать, потом забрать». Скорее всего, путчисты сыграли на консерватизме «Деда».

В эти дни Д. Язов подписывает несколько секретных приказов, которые рассылаются шифрограммами всем главкомам войсками направлений и Дальнего Востока, а также начальникам главных и центральных управлений МО СССР. В них говорилось о необходимости приведения в боевую готовность всех соединений, частей и учреждений всех видов ВС СССР, усилении охраны позиций и арсеналов; ограничении командировок и выездов; об организации взаимодействия между военными и органами КГБ и МВД СССР.

Очевидцы утверждают, что организаторы «Августа-91» уговаривали Язова применить оружие, на что тот категорически ответил: «Пиночетом я не буду», т.е. приказа о применении армией оружия Язов так и не подписал[. Однако, он был одним из «8», и без его участия и согласия на это предприятие никто бы не решился.

Что касается других военных чинов, то начальник Генштаба ВС СССР генерал армии М. Моисеев считает одной из своих заслуг за эти дни, что он «успел вернуть Витебскую дивизию КГБ в лоно Советской Армии», и по-прежнему считает, что не совершал никаких противоправных действий. Моисеев пробыл в должности и.о. министра меньше суток. За это время он успел решить очень важный вопрос с Президентом: Витебская дивизия КГБ (бывшая ВДВ), Нахичеванская дивизия КГБ (бывшая дивизия Сухопутных войск) и ещё одна должны вернуться в Советскую Армию. Ранее эти дивизии на одном из заседаний Совета Обороны «отвоевал» Крючков. В связи с этим М. Моисеев заявил: «Теперь-то мне ясно, для чего Крючков подгребал под себя войска. Ему нужен был стальной кулак…» .

Из приказа М.Моисеева от 20 августа 1991г.: - Резко активизировать работу по разъяснению военнослужащим СА и местному населению истинных замыслов оппозиции, направленных на раскол общества и дестабилизацию обстановки в стране;

- В целях перекрытия каналов поступления информации и агитации, направленных против мер ГКЧП, учесть и при необходимости взять под охрану все объекты технических средств передачи информации;

- Максимально использовать все средства и методы работы по разъяснению правильности проводимых ГКЧП мер по стабилизации обстановки в стране;

- Постоянно поддерживать высокую степень готовности соединений… к решению задач в условиях ЧП .


6.Выводы
События 19-20 августа – это путч, т.е. антиконституционная попытка захвата власти силами, выступавшими за возврат к тоталитарной системе. «Нет никакого сомнения в том, что это была не простая перемена лиц у власти и вовсе не попытка переворота, а самый настоящий переворот», - такой точки зрения придерживается М. Горбачёв. Президентская власть, находившаяся в руках М.С. Горбачёва, инициатора перестройки, власть, опиравшаяся на поддержку самых разнородных приверженцев демократии в Советском Союзе, была отобрана у этих сил силами партийно-государственной бюрократии, утратившей в ходе перестройки своё полновластие, а благодаря перевороту добившейся временного реванша .

Согласно позиции А. Лукьянова события чётко разделяются на два этапа:

1) 19-20 августа – неудавшийся «дворцовый» переворот с попыткой придать ему смягчённую конституционную форму, предпринятый самими «фаворитами» Президента с молчаливого его согласия. Именно ставка на конституционные формы переворота (что само собой несовместимо) и стала серьёзной причиной неудач путчистов. Именно поэтому сначала было объявлено ЧП, а только потом введены войска, т.к. их не собирались использовать, кроме как для острастки. Поэтому Б. Ельцин и др. российские лидеры не были сразу арестованы, хотя подобная документация была давно подготовлена, - надеялись на возможность договориться. Итак, первый этап сразу же закончился провалом. Второй этап определяют первыми числами сентября. Считается, что именно на этот период и приходится подлинный государственный переворот. В книге «Переворот мнимый и настоящий» А. Лукьянов пишет: «Это был не «государственный переворот», не «заговор», а отчаянная попытка спасти закреплённый Конституцией СССР общественный строй» .

Таким образом, события V Чрезвычайного съезда народных депутатов СССР, привели по сути, к смене существовавшей системы и давшие толчок к развалу Союза, можно назвать подлинным переворотом.


Вопрос №2

Тема:


«Президентские выборы 1996 г.»
Содержание:
1.Введение

2.Расклад политических сил перед выборами 1996 года

3.Антикоммунистическая пропаганда

4.Акция «Голосуй или проиграешь!»

5.Заключение

6.Список литературы


Введение
Политика не существует вне человеческой деятельности, различных способов взаимодействия ее носителей, вне коммуникационных процессов, связывающих, направляющих общественно-политическую жизнь. Коммуникация предполагает некоторую информацию, мысль, эмоцию, чувство, которые передаются от человека к человеку, от одного поколения к другому, т.е. она представляет собой специфическую форму взаимодействия и общения людей в процессе их совместной деятельности. Политическая коммуникация выступает своеобразным социально-информационным полем политики.

Президентские выборы 1996 года, по мнению многих аналитиков, являются идеальным полем для изучения особенностей процессов электоральной и политической коммуникации, влияния и взаимодействия на избирателей, использования различных методов психологического влияния..

В рамках кампании 1996 г. издавалась газета «Не дай Бог!». Газета выходила еженедельно по субботам тиражом 10 млн. экземпляров и распространялась бесплатно во всех субъектах федерации. Издание было предназначено для дискредитации КПРФ и её лидера, Г. Зюганова. На постерах, размещенных в газете, лидер КПРФ изображался в различных негативно воспринимаемых «ролях»: хирург, вооружённый в качестве медицинских инструментов серпом и молотом и вопрошающий: «На что жалуетесь?»; сотрудник Госавтоинспекции с револьвером в руке на фоне светофора, всё три глаза которого красные, угрожающий: «Куда прёшь на красный!»; старьёвщик, заглядывающий в щёлочку двери и протягивающий проржавевший символ – серп и молот и спрашивающий: «Старьё берём?».

В период президентской кампании Б. Ельцина 1996 г. организаторы кампании заранее выезжали в места, намеченные для его посещений, собирали необходимую информацию о социально-психологическом климате, ожиданиях элит и масс, отыскивали популярные местные истории, знание которых впоследствии он должен был демонстрировать. На основе полученных данных подготавливались рекомендации президенту: как себя вести, на каких темах делать акценты, каких тем избегать, к кому в первую очередь обращаться и какие кодовые слова произносить – визит в Волгоградскую область, например, потребовал обращения к «сталинградцам».


Кампания 1996 г. по выборам Б. Ельцина в полной мере продемонстрировала богатейшие потенциальные возможности плакатных форм. Плакаты серии «Спаси и сохрани Россию» были построены по основному стратегическому принципу контраста между прошлым и будущим, «красным ужасом» и нормальной жизнью – кровавый закат с призывом «Не допусти красной смуты!» и ромашковый луг в солнечный день с призывом «Голосуй за Ельцина!».

Впечатлял горизонтально поделённый пополам плакат, верхняя часть которого, с изображением красных гвоздик и начальной частью фразы: «Компартия не сменила названия», с чёрно-белой нижней частью, колючей проволокой, продолжающей стебли гвоздики окончанием фразы: «Она не сменит и методы».

Наиболее острым оружием атакующих материалов являются сатира и сарказм в прозе и стихах, частушки, из изобразительных средств – карикатура. Особого внимания заслуживает анекдот как выразительное средство экспрессивно-агитационной политической рекламы. Листовки с анекдотами посредством уличной раздачи распространялись и во время кампании Б. Ельцина
2. Расклад политических сил перед выборами 1996 года
Президентская кампания 1996г. относится к категории «выборов первого порядка», результаты которых оказали определяющее влияние на дальнейшее развитие политического процесса. Несмотря на то, что политические партии не были значимыми политическими в ходе президентской кампании 1996 г., внимательный анализ результатов этой кампании показывает, что все те главные идеологические тенденции, которые проявились в ходе парламентских выборов 1993 и 1995 гг., проявились и при выборах президента России. Избирательная программа Ельцина сочетала правую риторику с заявлениями в поддержку существующей политической системы. Его главный оппонент, Зюганов, обращался прежде всего к левой части электората.

Еще в начале 1996 года рейтинг Ельцина не превышал восьми процентов, а по ряду оценок и вовсе составлял 3%. Рейтинг его главного конкурента Г. Зюганова напротив повышался в свете неудачных реформ нового правительства, приведших к колоссальному спаду производства, массовой нищете, культурной деградации.

Борьба против «коммунистического наследия» началась сразу же после развала Советского Союза. Закрепляя необратимость развала системы, страхуясь от реставрации коммунизма, новой политической элите России необходимо было в первую очередь выбить из-под коммунистов экономическую опору и бесповоротно отлучить от главных рычагов власти: бескровно ликвидировать господствовавший вчера класс. Для этого требовалось развалить систему как можно быстрее и создать новый сильный класс, с новым порядком, заинтересованный в недопущении реставрации .

Еще одной ключевой проблемой Ельцина и его штаба являлось крайне тяжелое состояние здоровья президента. Ельцин очень долго не мог определиться, идти ли ему на второй срок. Окончательное решение он принял лишь осенью 1995-го года. К тому времени Ельцин пережил уже три инфаркта и два микроинсульта. Во время объявления о выдвижении (на сцене Дворца молодежи в Екатеринбурге) Ельцин потерял голос. А накануне решающего, второго тура президентской гонки Ельцина настигло два инфаркта подряд.

А. Хинштейн подробно описывает процедуру разыгрывания очередного политического спектакля: «Его спальня в Барвихе была спешно задекорирована под кремлёвский кабинет. Еле живого президента подняли с постели, натянули белую рубашку с галстуком и пиджак, брюк одевать не стали – всё равно в кадре не видно. Так без порток, гарант конституции и обратился с посланием к дорогим россиянам. Он, правда, сумел произнести лишь всего несколько фраз по телесуфлёру, но и это уже было сродни подвигу... Когда 3 июля люди шли голосовать за Ельцина, они и представить себе не могли, что выбирают на царство человека, не способного даже самостоятельно спуститься с кровати...»

Несмотря на значительное число сторонников, Зюганов в ходе выборов не смог создать достаточно широкой коалиции и оказался в политической изоляции. Не имея возможностей заручиться поддержкой необходимого для победы на выборах большинства избирателей, после первого тура выборов он фактически отказался от борьбы. Наблюдатели оценивали кампанию Зюганова как весьма бледную и маловыразительную, вплоть до выдвижения гипотез о сговоре между правящей группировкой и левой оппозицией.


3. Антикоммунистическая пропаганда
Президентская кампания Б. Ельцина характеризовалась мощнейшим информационным антикоммунистическим прессингом. Отдельно следует сказать о роли опросов в разработке антикоммунистической темы. Вообще в любой избирательной кампании представления о конкурентах в каждом штабе быстро эволюционируют от образа соперника к образу противника и даже врага.

1.Примерно 30% населения в принципе склонялись к голосованию за Б. Ельцина. Эта группа «ЗА», скорее всего, не стала бы голосовать за других кандидатов, но и не выказывала с определенностью намерений участвовать в выборах. В ходе кампании этих людей надо было убедить прийти и проголосовать. Еще примерно 30% – группа «ПРОТИВ» – могли проголосовать только за Г. Зюганова, и их намерения участвовать в выборах были более определенными и даже твердыми.

2. Около 25% – группа «ДРУГИЕ» – с высокой вероятностью не стали бы голосовать ни за Б. Ельцина, ни за Г. Зюганова, они предпочитали других кандидатов или выражали твердое намерение не участвовать в выборах.

3. И, наконец, явно выделялись 15% населения, которые могли проголосовать либо за Б. Ельцина, либо за Г. Зюганова – но не за кого-то еще. Это была группа «МЕЖДУ», то есть люди, которые когда-то симпатизировали Б. Ельцину, но разочаровались в нем из-за пережитых в последние годы невзгод и обид. Они стали больше доверять Г. Зюганову, хотя их отношение к Б. Ельцину переменилось не бесповоротно.

Группа «МЕЖДУ» представляла самый большой интерес . В ходе опросов она была не просто выделена, но и достаточно полно охарактеризована – как по демографическому составу, так и по социально-психологической специфике. Последняя состояла прежде всего в том, что этих людей невозможно было еще раз склонить на сторону Б. Ельцина с помощью тех – антикоммунистических – аргументов, которые были значимы для них в конце 80-х и начале 90-х годов. В эту реку нельзя было войти во второй раз. В их глазах Г. Зюганов уже не был представителем «империи зла», и жесткая война с ним фактически служила свидетельством его правоты и силы. Получалось, что их можно было «перетянуть» на свою сторону, но только через позитивную аргументацию, а не посредством разрушающей и отрицающей антикоммунистической риторики, которая была действенной в прошлом, но сейчас могла только оттолкнуть их.

Именно на основе такого рода анализа было принято несколько важнейших решений. Во-первых, Б. Ельцин ни в коем случае не должен допускать никаких действий и высказываний антикоммунистического характера, чтобы не «обидеть» группу «МЕЖДУ». Во-вторых, до первого тура запускается единственный по-настоящему действенный антикоммунистический проект – газета «Не дай Бог!» – но только в провинции (группа «МЕЖДУ» была сосредоточена более всего в столицах и крупнейших городах) и только посредством раскладывания в почтовые ящики по адресам вероятного проживания сторонников Г. Зюганова. Поэтому многие московские и питерские сторонники Б. Ельцина так никогда и не увидели эту легендарную газету. В-третьих, активная антикоммунистическая кампания начинается только после первого тура из расчета, что проголосовавшие за Б. Ельцина в первом туре от него уже не отвернутся, а во всех остальных электоральных группах надо посеять максимальные сомнения и беспокойства и связать их с идеей голосования за Г. Зюганова. Именно поэтому рекламные ролики антикоммунистического характера, появившиеся между турами голосования, имели, как многие помнят, столь устрашающий характер. Но с другой стороны, можно рассматривать президентские выборы 1996 года и как масштабный бизнес-проект.


4. Акция «Голосуй или проиграешь!»
Президентская кампания Ельцина, по существу, состояла из двух пластов: официальной предвыборной кампании , и движения «Голосуй или проиграешь!» , главной задачей которого было мобилизовать к участию в выборах молодёжь.

Кампанию «Голосуй или проиграешь!», можно отнести к первым широкомасштабным акциям – она основывалась на хорошо известном в практике зарубежных избирательных кампаний приёме «пугающая альтернатива».

Средством воздействия было телевидение и звезды эстрады. Имя Ельцина часто не упоминалось, но сомнений в направленности телевизионных роликов не возникало. В период между первым и вторым турами голосования Ельцин лично участвовал в выездных шоу-выступлениях. Были записаны два музыкальных альбома – «Ельцин – наш президент» и «Голосуй или проиграешь!». Проходили многочисленные агитационные туры по городам России.

Вся рекламная серия была основана на контрастах – «демократические» образы противопоставлялись «коммунистическим». Второе рождение пережил политический плакат («Моя бабушка простояла 64245 часов в очередях. Я – не хочу!» или «Мой дедушка просидел 73855 часов в лагерях. Я – не хочу! » ).

В 1996 г. в политической рекламе возник новый жанр – видеоплакат. Значительно выросла и почтовая рассылка (была проведена кампания рассылки шести вариантов в 26 модификациях письма мэра Москвы Юрия Лужкова различным группам населения Москвы общим числом более 7 млн. экземпляров). Телевидение стало основным инструментом политической кампании. В период между турами по телевидению был показан сюжет, как Ельцин встречается с членами своего избирательного штаба. Но этот сюжет был снят за несколько месяцев до показа. Так что в это время шли поиски каких-то не выходивших в эфир кадров с участием Бориса Николаевича, которые были призваны продемонстрировать его высокий жизненный тонус.

5. Заключение

Во время президентских выборов избирательному штабу Б. Ельцина предстояло решить две важнейшие задачи: создать неблагоприятный образ главного конкурента – коммунистического лидера Г. Зюганова и помимо этого устранить противоречия внутри самого штаба.

Диапазон используемых методов был чрезвычайно широк. Был задействован мощнейший информационный, административный и финансовый ресурс и использованы различные технологии: листовочная кампания, политические плакаты и афиши, «пугающая альтернатива», встречи с избирателями и т.д. Избирательную кампанию 1996 г. исследователи оценивают как момент становления и утверждения новых информационных технологий. Пример кампании «Голосуй или проиграешь» показывает, что уже с 1996 года можно говорить о применении технологий маркетинга, выразив все для достижения необходимого эффекта-победы на выборах.



СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Основные источники:

1.Апальков В. С., Миняева И.М. История Отечества: Учеб. пособие для ССУЗов / В. С. Апальков, И.М. Миняева – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Альфа – М : Инфра – М, 2009 – 544 с.

Алексеева С. В. и др. Отечественная история: Учеб. пособие для ССУЗов / С. В. Алексеев, Г. А. 2.Елисеев, Д. М. Володихин – М.: Инфра – М.: Форум, 2009 – 464 с.

Аретемов В. В., Лубченков Ю. Н. История Отечества: С древнейших времен до наших дней: Учебник для СПО / В. В. Артемов, Ю. Н. Лубченков – М.: Академия, 2011 – 360 с.

3.Артемов В. В., Лубченков Ю. Н. История для профессий и специальностей технического, естественно-научного , социально-экономического профилей: Учебник для СПО. В 2-х ч. / В. В. Артемов, Ю. Н. Лубченков – М.: Академия, 2011.

4.Артемов В. В., Лубченков Ю. Н. История для профессий и специальностей технического, естественно-научного, социально-экономического профилей: дидактич. материалы к семинарам: Учеб. пособие / В. В. Артемов, Ю. Н. Лубченков – М.: Академия, 2011.

5.Крючков В. Н. Отечественная история: Учеб. пособие для СПО В. Н. Крючков – 2-е изд., перераб. доп. – М.: Дашков и К, 2009 – 304 с.

6.Самыгин П. С. История под ред. П. С. Самыгин (и др.) – Ростов н/Д, 2009

7.Фортунатов В. Отечественная история в схемах и комментариях: уч. пособие СПб, 2009г.
Дополнительные источники:
1. Балязин В.Н. Крушение великой империи: падение монархии, последний император Николай II/ В.Н. Балязин. – М.: ОЛМА Медиа Групп, 2010. – 256 с.

2. История современной России. 1985-1994: Экспериментальное учебное пособие / Под общей редакцией В. Журавлёва, - М.: ТЕРРА, 1995. – с. 90-91.

3. Головатенко А. История России: спорные проблемы, - М.: Школа-Пресс,1994, - /Школа абитуриента/. – с.199.

4. См. №2. – с. 101. Академия», 1994. – с. 525.

5.интернет –источники.

Работу выполнила

студентка гр.12601 Колосова С.Г.

01.12.2013г







Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница