Конференция (25 марта 2011 г.)



страница12/39
Дата24.10.2018
Размер2.4 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   39
Д. С. Геворкян
соискатель

Северо-Западной академии

государственной службы
Права и свободы человека как предмет российской

полицеистики конца XIX – начала XX века
Российские ученые и мыслители выявили связь прав человека с конкретно-историческими условиями и социально-экономическими отношениями, социальной структурой общества, традициями, политикой, правосознанием, этикой.

Яркими представителями российской консервативно-самодержавной правовой доктрины являлись М. Н. Катков, К. Н. Леонтьев, К. П. Победоносцев, Л. А. Тихомиров. Истоки их учений – в сформулированной С. С. Уваровым максиме «православие, самодержавие и народность».

К. Н. Леонтьев, Л. А. Тихомиров – последовательные противники всякой свободы и равенства, самостоятельности и прав личности. Индивид не должен во имя сохранения общества и государства, их жизнеспособности претендовать на права. По мнению М. Н. Каткова и К. П. Победоносцева, отношения между властью и населением в России не нуждаются в тщательном


правовом регулировании. Над ними, как арбитр, стоит непредвзятый монарх. Монарх олицетворяет нацию и общество. Гармония интересов общества и государства достигается путем сведения интересов общества к интересам государства, а права и свободы личности – к правам и свободам монарха47.

Концепции правового положения личности и взгляды на правовое государство и представления о гражданском обществе в России до 1917 г. развивались в том же направлении, что и на Западе, но со своей особенной спецификой. Дореволюционная российская юридическая мысль не стояла в стороне от общецивилизационных процессов по вопросам правового положения личности. Российская правовая мысль испытывала серьезное влияние западноевропейской теории и практики, но имела свою собственную либерально-правовую традицию в сфере проблем правового положения личности, взаимосвязей человека, права и государства.

Идеи о положении человека в обществе и государстве вызревали и развивались в России в рамках освободительного процесса, основная задача которого состояла в отмене крепостного права. Особенностями российской правовой мысли были следующие ее черты:

– распространение идеи прав человека шло сверху, от правящих и образованных социальных слоев;

– реализация прав человека более связывалась с действиями государства, чем гражданского общества;

– существовало значительное число радикалистских и утопических проектов обеспечения прав личности;

– особое внимание было обращено к интеллектуальным правам;

– идея ограничения верховной власти часто связывалась с неформальными факторами сдерживания48.

Одним из важнейших факторов формирования правовой государственности и развития демократии в государстве служит упрочение законодательно провозглашенных прав и свобод человека. Это в полной мере относится к свободе передвижения и выбора места жительства. Значение данной свободы для человека, да и общества, исключительно высоко, поскольку с ее реализацией непосредственно связана жизнедеятельность людей в различных сферах личной и общественной жизни.

Право на свободу передвижения – одно из основных, естественных прав человека. Теоретическое осмысление и практическое его осуществление во все времена являлось одной из наиболее сложных и актуальных проблем. Право на свободу передвижения явилось предметом осмысления российской правовой мысли в целом и одного из ярких ее представителей конца XIX – начала XX в. В. Ф. Дерюжинского.

В. Ф. Дерюжинский в книге «Полицейское право» (пособие для студентов) определил, что такие отрасли государственной деятельности, задачи которых состоят в охранении общественного порядка и спокойствия как важных условий общежития и которые в совокупности своей принято обозначать термином «полиции безопасности» (полиция передвижения, полиция общественных союзов и собраний, исключительные меры полиции безопасности), подлежат изучению полицейским правом.

Так, по Дерюжинскому, право свободного передвижения принадлежит к числу тех прав, которыми особенно дорожит человек. Оно представляет собою наиболее простое и наиболее рельефное проявление личной свободы – священного права каждого человека свободно распоряжаться своею личностью. Но в то же время оно является одним из главных условий устойчивости общественного и государственного порядка. Таким его делают различные условия общественной жизни: сильное развитие гражданского оборота, многосложные промышленные и торговые сношения, наконец, разнообразные проявления духовного и интеллектуального общения. Личная свобода, способы ее обеспечения и установление строгого порядка лишения свободы составляют предмет особых забот законодательства49.

Но полицейское право изучает вопрос о наилучших способах обеспечения личной свободы с другой точки зрения, нежели государственное право.

Полицейское право рассматривает личные свободы с точки зрения тех ограничений, которые могут быть полагаемы праву личной свободы, в особенности праву передвижения, в целях обеспечения различных интересов государственного и общественного порядка.

Существуют многие причины, по которым государство не может относиться безучастно к различным проявлениям права свободного передвижения. Известный контроль над ним представляется необходимым. Его нередко требуют, например, интересы отправления правосудия: для вызова в суд, для взыскания долга, для разных других актов гражданского и уголовного процессов необходимо иметь возможность знать местонахождение лиц, прикосновенных к тому или другому делу; необходимо это также и в интересах контроля за исполнением со стороны граждан лежащих на них обязанностей и повинностей (податных тягостей или воинской повинности); наконец, нередко бывает необходимо констатировать самоличность известного лица, для чего, конечно, нужно иметь возможность сделать это50.

Однако, как организовать контроль над свободой передвижения и установить пределы, далее которых он не должен идти? Обеспечивая посредством этого контроля различные интересы общественного спокойствия и безопасности, государство, с другой стороны, никоим образом не должно без нужды стеснять самую свободу передвижения, которая так необходима для развития индивидуального и общественного51. Отсюда, по мнению В. Ф. Дерюжинского, следует, что искать правильное решение поставленного вопроса необходимо в соглашении, примирении двоякого рода интересов – свободы передвижения и различных потребностей государственной жизни, вызывающих необходимость контроля за нею.

Учение о субъективных правах являлось неотъемлемой частью концепции правового и конституционного государства. Обеспечение прав и свобод личности правоведы считали основополагающим признаком правового государства. Государство, в котором публичная власть имела возможность по собственному усмотрению отменять основополагающие права и свободы, не могло, по их мнению, считаться правовым. Свободы эти настолько неотъемлемое право каждого человека, что тот государственный строй, в котором они нарушаются, – подчеркивал Б. А. Кистяковский, – не может быть признан нормальным, независимо от того, в чьих руках находится власть. Там, где этих свобод нет или где они во всякий данный момент могут быть хотя бы временно упразднены, там нет даже элементарной политической свободы и там государственная власть имеет характер насильственный, а не правовой52.

И. Е. Андреевский основными условиями для нормальной жизнедеятельности индивида считал безопасность и благосостояние. Создать такие условия может только государство посредством закона. Он определял полицейскую деятельность как деятельность государства, которая проявляется в наблюдении за предприятиями частных лиц, союзов и обществ, имеющая целью обеспечить условия безопасности и благосостояния, и принять меры для обеспечения этих условий53. По мнению ученого, полицейская деятельность проявляется:

– в полицейском законодательстве страны, определяющем начала и положения этой деятельности;

– в полицейской администрации, т. е. в деятельности государственных центральных и местных установлений, кому вверяются определенные ветви полицейского дела;

– в деятельности органов исполнительной полиции, являющихся необходимыми для обеспечения деятельности полицейских установлений и применения полицейского закона.

Выделяя полицию безопасности, Андреевский включал в это понятие также полицию передвижения.

Сопоставляя два исторических типа государств – полицейское, абсолютистское и правовое, конституционное, В. М. Гессен формулировал различия между ними следующим образом: в абсолютном государстве индивид – объект власти, в конституционном государстве — объект прав. В первом случае он – подданный, во втором – гражданин54.

В. М. Гессен предложил классифицировать права человека на основании выделения трех категорий прав, или статусов:

– негативного,

– позитивного,

– активного.

Негативный статус – это так называемые права свободы, закрепляя которые государственная власть признает за гражданином определенную сферу свободы, в пределы которой она не была правомочна вмешиваться. Обязанности «невмешательства» государственной власти соответствовало, по мысли правоведа, право индивида на такое невмешательство, которое могло быть защищено в суде. То есть для индивида действовал принцип: «все, что не запрещено законом, дозволено», а для власти – принцип: «все, что не дозволено законом, запрещено»55. К правам негативного статуса (правам свободы) В. М. Гессен относил свободу вероисповедания, свободу слова, печати, свободу личности, союзов и собраний, передвижения, свободу промыслов и занятий и т. д. В данную категорию он включал права, многие из которых были объявлены неотъемлемыми правами человека и гражданина и получили закрепление в конституциях государств. К правам позитивного статуса ученый относил права индивида на положительные действия государства в его интересах, т. е. права на услуги государственной власти: право на судебную защиту, право на общественное призрение, право на первоначальное обучение и др. Под активным статусом В. М. Гессен понимал совокупность политических прав, т. е. прав на участие в управлении государством. Наиболее важным политическим правом, по мнению В. М. Гессена, является право избирать и быть избранным.

Общество, обеспечивая свободу личности, не может допустить анархии, беззакония, ущемления прав и законных интересов других граждан. Поэтому в обществе должна устанавливаться определенная мера свободы человека, достаточная для его полного самовыражения и, в то же время, препятствующая попыткам использовать предоставленную личности свободу в ущерб обществу, государству, согражданам.

Свобода и необходимость – парные философские категории, образующие диалектическое единство противоположностей. Одна из сторон этого единства выражена известной формулой: свобода есть познанная необходимость. Личность исходит из познанных ею законов развития природы и общества, согласовывает с ними свое поведение56.


1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   39


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница