Конференция (25 марта 2011 г.)



страница22/39
Дата24.10.2018
Размер2.4 Mb.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   39
А. О. Пак

студентка 2 курса з/о

Санкт-Петербургского

ЮИ (ф) А ГП РФ
Коррупция как одна из проблем становления

гражданского общества
Коррупция – сложный социальный феномен, который является порождение общества и общественных отношений. Коррупция, как массовое явление, возможна только в обществе, где развиты товарно-денежные отношения, когда, по словам К. Маркса, «способность всех продуктов, деятельностей, отношений к обмену на нечто третье, вещное, на нечто такое, что, в свою очередь, может быть обменено на все без разбора, т. е. развитие меновых стоимостей (и денежных отношений) – тождественно всеобщей продажности, коррупции»111.

В современном обществе, в том числе и российском, коррупция стала своеобразным социальным институтом, элементом системы управления, который тесно переплетается с другими социальными институтами. Социальный институт характеризуется наличием регулярных и долговременных социальных практик, поддерживаемых с помощью социальных норм, имеющих важное значение в структуре общества, наличием множества ролей112.

Можно привести некоторые признаки, которые свидетельствуют об институционализации коррупции113:

— выполнение ею ряда социальных функций в части упрощения административных связей, ускорения и упрощения принятия управленческих решений, консолидации и реструктуризации отношений между социальными классами и группами, содействия экономическому развитию путем сокращения бюрократических барьеров, оптимизации экономики в условиях дефицита ресурсов и др.114;

— наличие вполне определенных субъектов коррупционных взаимоотношений (патрон-клиент), распределение социальных ролей (взяткодатель, взяткополучатель, посредник);

— сложившийся сленг и символика (например, хорошо известный и всеми понимаемый жест потирания большим пальцем руки указательного и среднего пальцев) коррупционных действий;

— установившаяся и известная заинтересованным лицам такса услуг.

Коррупция сильно и очень негативно влияет на экономическое и социальное развитие любой страны.

Очевидно, что сущность экономического вреда коррупции заключается в том, что она является препятствием для реализации эффективной макроэкономической политики государства: центральное правительство перестает получать достоверную информацию о реальном положении дел в экономике страны и не может добиться реализации поставленных целей. Коррупция сильно искажает мотивы государственных решений. Коррумпированные политики и чиновники в большей мере склонны направлять государ­ственные ресурсы в такие сферы деятельности, где не­возможен строгий контроль и где выше возможность вымогать взятки и так называемые откаты. Они скорее склонны финансировать производство, например, боевых самолетов и другие крупные инвестиционные проекты, чем издание школьных учебников и повышение зарплаты учителей. Сравнительные межстрановые исследования подтверждают, что коррупция сильно деформирует структуру государственных расходов: коррумпированные правительства выделяют средства на образование и здравоохранение гораздо меньше, чем некоррумпированные115.

Однако сегодня мы видим, что бывает и иначе: государство выделяет огромные деньги на развитие социального сектора, но каким-то образом огромные суммы денег оседают в карманных тех, кто должен был реализовывать заданную программу или политику. Так, например, на развитие медицины из государственного бюджета выделялись деньги на закупку для лечебных учреждений томографов, но многие из них не могли себе позволить купить этот дорогостоящий аппарат, так как посредники продавали их в 10 раз дороже предусмотренной суммы. Еще один недавний случай – директору московского метрополитена государство выделяло деньги для строительства новых станций и закупку оборудования, но строительство обходилось в 1,5-2 раза дороже, либо до сих пор находится в замороженном состоянии. В метро размещалось много рекламы, но куда уходили деньги, полученные за нее, неизвестно.

Главным негативным проявлением экономического воздействия коррупции на бизнес, который является очень важным для экономической сферы, — это увеличение затрат для предпринимателей (особенно для мелких фирм, более беззащитных перед вымогателями). Так, в странах бывшего социалистического лагеря трудности с развитием бизнеса, который играет очень важную роль в экономике государства, возникают именно в том, что чиновники заставляют предпринимателей регулярно давать взятки, превращающиеся в своего рода дополнительное налогообложение. Даже если предприниматель не намерен давать взятки, то придирчивые чиновники «замучают» его бюрократической волокитой.

Кроме того, коррупция и бюрократическая волокита при оформлении деловых документов тормозят инвестиции (особенно, зарубежные) и, в конечном счете, экономический рост. Например, разработанная в 1990-е гг. американским экономистом Паоло Мауро модель позволила ему сделать предположительный вывод о том, что рост так называемого «индекса эффективности бюрократии»116 на 2,4 балла снижает темп экономического роста страны примерно на 0,5 %. По расчетам другого американского экономиста, Шан-Чин Вая, увеличение индекса коррупции на один балл (при десятибалльной шкале) сопровождается падением на 0,9 % прямых иностранных инвестиций. Впрочем, при обзоре индексов коррупции TI видно, что четкой корреляции между ростом уровня коррупции и падением уровня экономического развития все же нет, эта связь заметна лишь как общая закономерность, из которой есть много исключений117.

Отрицательное экономическое воздействие коррупции непосредственно на население проявляется в росте цен и снижении легальных доходов.

Социальными негативными последствиями коррупции являются нечестная конкуренция фирм и неоправданное перераспределение доходов граждан. Дать более крупную взятку может не самая эффективная легальная фирма, или даже преступная организация, имеющая свой интерес в экономике. В результате растут доходы взяткодателей и взяткополучателей при снижении доходов законопослушных граждан. Наиболее опасна коррупция в системе сбора налогов, позволяя богатым уклоняться от них и перекладывая налоговое бремя на плечи более бедных граждан.

Еще одним фактом негативного влияния исследуемого социального института заключается в том, что коррумпированные режимы никогда не пользуются «любовью» граждан, а потому они политически неустойчивы. Легкость демонтажа в 1991 г. советского строя была обусловлена во многом тем фактом, что советская номенклатура имела репутацию насквозь коррумпированного сообщества, пользующегося со стороны рядовых граждан СССР заслуженным презрением. Посколь­ку, однако, в постсоветской России советский уровень коррупции был многократно превзойден, это привело к низкому авторитету и режима самого Б. Н. Ельцина в глазах большинства россиян118. Современная ситуация России также оставляет желать лучшего.

Яркие примеры «нелюбви» граждан к коррумпированным режимам мы можем наблюдать сегодня, когда волна революций захлестнула арабский мир: падение режимов в Тунисе и Египте, волнения в Ливии, Бахрейне, Алжире, Марокко, Йемене. Одной из причин общественных волнений явилась коррумпированность этих стран и следствие этого – почти полное отсутствие развития социального сектора общества и незаинтересованность жизнью своего народа.

Участниками антикоррупционных дискуссий выдвигалось мнение, что коррупция имеет не только нега­тивные, но и позитивные последствия. Так, в первые годы после распада СССР бытовало мнение, что если позволять чиновникам брать взятки, то они работают более интенсивно, а коррупция помогает предпринима­телям избежать бюрократической волокиты.

Однако концепция благотворности коррупции не учитывает очень высокую степень отсутствия контроля, которую политики и чиновники-бюрократы приобрета­ют в коррумпированных обществах. Они могут по сво­ему усмотрению создавать и интерпретировать инструкции, принимать нормативные правовые акты и т. п. В таком случае вместо стимула для более эффективной деятельности, коррупция становится, наоборот, стимулом для создания чрезмерного числа инструкций и регламентаций. Иначе говоря, взяткополучатели преднамеренно созда­ют все новые и новые административные барьеры, чтобы затем за дополнительную плату «помогать» их преодолевать.

Сторонники коррупции пытаются утверждать, будто взяточничество может сокращать время, необходимое на сбор и обработку бюрократических документов. Но взятки не обязательно ускоряют скорость канцелярской работы. Известно, например, что в Индии госслужащие высокого ранга берут взятки со следующим условием: они не обещают взяткодателю ускоренную обработку его документов, но предлагают замедлить процесс оформления документов для конкурирующих компа­ний.

Аргумент, будто коррупция является стимулом для развития экономики, особенно опасен тем, что посягает на законность и правопорядок. Некоторые отечественные криминологи утверждают, что в начале 1990-х гг. в постсоветской России «из лучших побуждений» наказания за служебные злоупотребления оказались факти­чески временно отмененными, и это привело к росту бюрократического вымогательства, усугубившему экономический кризис.

Мне думается, что проблема коррупции не столько правовая (уголовно-правовая), сколько социально-политическая и экономическая. Отсюда следует, что стратегия превенции должна ориентироваться на меры экономические, социальные, политические. Одновременно не стоит забывать, что коррупция всегда имеет устойчивые основы в этих сферах общества и искоренить ее окончательно невозможно. Тем не менее, на ее устойчивость можно влиять. Это означает значительное ограничение масштабов явления, введение его в «цивилизованные рамки», защита массы населения от тотальных поборов на всех уровнях – от рядового работника жилищной конторы и милиционера до представителей высших эшелонов власти119. Также необходимо сделать работу государственных органов наиболее прозрачной, деятельность Счетной палаты и налоговых органов по выявлению доходов чиновников наиболее доскональной и жесткой.

В заключение приведу цитату нобелевского лауреата Герри Беккера: «Сущность экономического подхода преступности изумительна проста. Он состоит в том, что люди решают, совершать ли им преступление или нет, сравнивая (свои ожидаемые) выгоды и издержки от преступления»120. Хотела бы пояснить, что только правильными и обдуманными реформами можно вернуть доверие общества государству; вернув доверие населения, органы власти могут рассчитывать на их поддержку в борьбе с коррупцией. Данные реформы – это реформы и в социальной сфере (медицина, образование, социальные выплаты, защита материнства и государственная поддержка семьи), экономические (создание наиболее оптимальных условий развития среднего и мелкого бизнеса и гарантии его защиты), политические (уже упомянутая наибольшая прозрачность доходов как чиновников, так и других уполномоченных лиц, доступность населению информации о государственных проектах и суммах их финансирования). Эти преобразования должны быть нацелены на повышение качества жизни и условий для трудовой и экономической (предпринимательской деятельности). Тем самым они будут укреплять основы гражданского общества. И последнее. По Беккеру эффективно бороться с коррупцией можно экономическими методами – нужно минимизировать выгоды от преступной, коррупционной деятельности и максимизировать выгоды от законопослушной деятельности. А это означает и выплату достойной зарплаты, и социальную защищенность чиновника, и обеспечение ряда социальных и правовых гарантий. Но при этом должны кратно возрасти и издержки для тех, кто совершает коррупционные деяния.


1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   39


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница