Культура и быт в первой половине XIX в



страница1/6
Дата01.05.2016
Размер0.71 Mb.
  1   2   3   4   5   6
КУЛЬТУРА И БЫТ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.

§ 1. ИДЕЙНАЯ БОРЬБА В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ И ИСКУССТВЕ

Культура—составная часть общественной жизни. Как всякое дорическое явление, культурный процесс отражает изменения, )оисходящие в положении тех 'или иных классов. Классовая )рьба, социальные противоречия находят свое отражение и в ^льтуре. Более того, сама культура является важнейшей аре-)й идейной, классовой борьбы. Отсюда необходимость классо-)го подхода к анализу особенностей, характера и общест-

венной роли на том или ином историческом этапе развития национальной культуры. Очень важно для такого понимания ленинское положение о двух культурах в каждой национальной культуре эпохи капитализма, применимое и к первой половине XIX в.—времени складывания в рамках феодализма капиталистических отношений и формирования русской нации.

В первой половине XIX в. в России четко определилась борьба двухкультур: феодально-клерикальной и передовой. Как правило, наиболее выдающиеся представители русской национальной культуры служили делу прогресса, находились в передо-,вом лагере. Все наиболее ценное, в русской культуре было создано представителями передовой культуры: именно эта культура внесла крупный вклад в мировую культуру и именно ее произведения остаются бессмертными творениями русского гения. Не Греч, Булгарии, Кукольник, проводившие идеи^официальной народности”, делали погоду в русской культуре первой половины XIX в. Верноподданнические чувства и настроения, назидательность, ходульность, казенный “патриотизм” да злобные выпады против прогрессивных писателей и идей — вот что составляло содержание произведений этих представителей феодально-клерикальной культуры. Большинство их произведений давно уже забыты, а их имена стали нарицательными для обозначения верноподданничества, лести и угодничества.

В первой половине XIX в. в России главными деятелями передовой" русской культуры были представители прогрессивно настроенных кругов дворянской интеллигенции. Огромное идейное воздействие на их творчество оказала революционная, демократическая идеология, начиная с Радищева и декабристов, которые сами являлись выдающимися представителями русской культуры. Так, среди декабристов было немало известных писателей, поэтов, ученых, художников. Сама культура была духовной и нравственной почвой для декабристов и последующих поколений революционеров.

Царизм затруднял трудовым массам доступ к знаниям и приобщению к культурным ценностям, создавал наиболее благоприятные условия для образования и культурного развития привилегированным сословиям, прежде всего дворянству. Этим также в значительной степени объясняется тот факт, что большинство выдающихся русских писателей, поэтов, композиторов, ученых того времени принадлежало к дворянскому сословию. Но сословное происхождение и положение деятеля литературы, науки и, искусства еще не определяет классовое содержание его творчества. Передовая русская культура, хотя и представленная преимущественно дворянами, выступала против сословного неравенства, крепостного угнетения, самодержавного произвола, чиновничьей бюрократии. Даже писатели, придерживавшиеся консервативных политических воззрений, своим глубоким, реалистическим изображением жизни разоблачали язвы и пороки современных им

524


общественно-политических. порядков, опровергая тем самым взгляды и идеи, которых они придерживались. Например, “Ревизор” и “Мертвые души” Гоголя, обличавшие крепостничество и бюрократию, объективно оказывали революционизирующее воздействие на передовые круги общества и, несомненно, являются выдающимися произведениями передовой русской культуры. Художественный гений писателя-реалиста иногда находился в противоречии со многими его воззрениями.

Крепостное право, державшее в темноте у забитости крестьянство, царский произвол, подавлявший всякую живую мысль, наконец, общая экономическая отсталость России от передовых западноевропейских стран стояли на пути социального и культурного прогресса. И тем не менее, несмотря на эти неблагоприят* ные условия и даже вопреки им, Россия в XIX в. сделала поистине гигантский скачок в своем культурном развитии, внесла огромный вклад в общемировую культуру.

Такой подъема развитии русской культуры был обусловлен рядом факторов. В первую очередь он был связан с процессом формирования русской нации в переломную эпоху перехода от феодализма к капитализму, сростом национального самосознания и являлся его выражением. Огромное значение имел и тот факт, что подъем русской национальной культуры совпал с началом революционно-осво^одительного движения в России.

Важным фактором, способствовавшим интенсивному развитию русской национальной культуры, являлось тесное общение и взаимодействие ее с культурой других стран и народов. Для первой половины XIX в. характерно значительное расширение культурных связей России с другими странами. Эти связи развивались в условиях полосы буржуазно-демократических и национально-освободительных революций. Мировой революционный процесс и передовая западноевропейская общественная мысль оказывали сильное влияние и на общественную мысль в России. Это было время расцвета немецкой классической философии и французского утопического-социализма, идеи которых пользовались широкой популярностью в России. В эти десятилетия значительно усилились и личные контакты представителей русской культуры с зарубежными писателями, учеными, художниками, мыслителями.

Русская культура воспринимала лучшие достижения культуры других стран и народов, не теряя при этом своей самобытности и в свою очередь оказывая влияние на развитие культуры других народов. .

Наконец, важнейшим фактором, давшим сильный толчок развитию русской культуры, явилась “гроза двенадцатого года”. Подъем патриотизма в связи с Отечественной войной 1812 г. способствовал не только росту национального самосознания и формированию декабризма, ной развитию русской национальной культуры. В. Г. Белинский писал: “1812 год, потрясши всю 525

Россию, возбудил народное сознание и народную гордость”.

Культурно-исторический процесс в России первой половины XIX в. имеет свои особенности. Заметно ускорение его темпов, обусловленное 'отмеченными выше факторами. Прр этом, с одной стороны, происходила дифференциация (или специализация) различных сфер культурной деятельности (особенно в науке), а с другой—усложнение самого культурного процесса, . т. е. большее “соприкосновение” и взаимовлияние различных областей культуры, например: философии и литературы, литературы, живописи и музыки.

Важнейшей особенностью культуры России в первой половине XIX в. является начавшийся процесс ее демократизации. Он проявлялся в том, что деятелями культуры постепенно становятся не только представители привилегированных сословий, хотя они и продолжают занимать ведущее место. Увеличивается число писателей, поэтов, художников, композиторов, ""ученых из непривилегированных сословий, в том числе из среды крепостного крестьянства, но преимущественно из среды разночинцев. Термин “разночинцы” появился в начале XVIII в. Разночинцы, как особая социальная группа получают свое оформление в первой половине XIX в. В XIX в. разночинец—это в первую очередь интеллигент, выходец из крестьянства, мещанства, купечества, духовенства, деклассированного, дворянства, деятель культуры и общественного движения.

Демократизация культуры проявлялась в изменении тематики произведший литературы, живописи, музыки: примерно с 30— 40-х гг. XIX в. начинает сильнее звучать тема простого народа, положенней судьбы “бедных людей”. Демократически настроенные разночинцы выступают как представители интересов народа, и их творчество рассчитано на широкого читателя и зрителя из непривилегированных слоев населения. Конечно, степень демократизации культуры даже для 30—40-х гг. XIX в. не следует преувеличивать. Речь идет лишь о начале этого процесса, который наиболее интенсивное развитие получит уже после 1861 г., когда разночинец станет ведущей фигурой в общественно-политической и культурной жизни России, а тема “мужика” и жизни деревни особенно широко будет представлена в литературе и искусстве. В первой половине XIX в, и расширение круга потребителей культурных ценностей происходило главным образом за счет разночинца, ибо основная масса трудового народа не умела ни читать, ни писать.

В XIX в. ведущей областью культуры становится литература. Этому способствовала прежде всего ее тесная связь с передовой освободительной идеологией. Ода Пушкина “Вольность”, его “Послание в Сибирь” декабристам и “Ответ” на это послание декабриста А. И. Одоевского, сатира Рылеева “К временщику” (Аракчееву), стихотворение Лермонтова “На смерть поэта”, письмо Белинского к Гоголю являлись, по сути дела, полити-

526


ческими памфлетами,, боевыми, революционными призывами, воодушевлявшими передовую молодежь. Дух оппозиционности и борьбы, присущий произведениям передовых писателей России, сделал русскую литературу той поры одной из активных общественных сил.

Для русской литературы первой половины XIX в. характерна быстрая смена различных идейно-эстетических направлений: классицизм XVIII в. на короткое время сменяется сентиментализмом, который затем уступает место романтизму, а на смену романтизму приходит реализм. Смена литературных направлений происходила в рамках одного-двух поколений, так что некоторые писатели в своем творчестве отдавали дань различным направлениям.

Сентиментализм в русской литературе получил распространение на рубеже XVIII—XIX вв. В произведениях писателей этого направления противопоставлялись богатство и нищета, городская цивилизация и идиллия сельской жизни, иногда звучали антикрепостнические мотивы. Наиболее видным представителем сентиментализма в русской литературе был Н. М. Карамзин. Но его сентиментализм имел консервативно-дворянскую окраску, был лишен обличительных мотивов. Карамзин любовно изображал сельскую жизнь, быт и нравы простых “поселян”, рисовал идиллическую картину отношений между крестьянами и помещиками. Вместе с тем следует подчеркнуть большие заслуги Карамзина в развитии русского литературного языка, в освобождении его от архаики, характерной для классицизма, в приближении его к живой, разговорной речи.

“Гроза двенадцатого года” и последующие события мирового значения способствовали утверждению в России нового литературного направления—романтизма. На формирование и развитие русского романтизма заметное влияние оказал западноевропейский романтизм, в особенности немецкий, английский и французский. Выдающимся представителем романтизма в русской литературе был поэт В. А. Жуковский. Представителями романтизма были поэты-декабристы К. Ф. Рылеев, В. К. Кюхель-бекер, А. А. Бестужев (Марлинский), А. И. Одоевский. Дань романтизму отдали в своих ранних произведениях Пушкин и Лермонтов. Романтизм носил различную окраску. Если у Жуковского он был насыщен меланхолическими мечтаниями, настроениями ухода от жизненных проблем, мистицизмом, то романтизму декабристов, Пушкина И.Лермонтова присущи глубокий оптимизм, героика, борьба за идеалы свободы и достоинства человеческой личности. Именно эта направленность имела преобладающее значение в русском романтизме первой трети XIX в.

В 30—40-х гг. XIX в. в русской литературе утверждается реализм.. В форме критического реализма он займет господствующее положение во второй половине XIX в. Становление реализма в русской литературе на рубеже 30—

527


40-х гг. XIX в. связано с именами А.С.Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, В. Г. Белинского, А. И. Герцена, а укрепление его в 40—50-е гг.— с началом творческого пути Н. А. Некрасова, М. Е. Салтыкова-Щедрина, И, А. Гончарова, А. Н. Островского, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого. Пушкин был основателем русского реализма. Его романе стихах “Евгений Онегин”) который Белинский называл “энциклопедией русской жизни”, явился наивысшим выражением реализма в творчестве великого русского поэта. Выдающимися образцами реалистической литературы являются историческая драма “Борис Годунов”, повести “Капитанская дочка”, “Дубровский”, “Повести Белкина”. .

Традиции Пушкина продолжил его младший современник и преемник М. Ю. .Лермонтов. Роман “Герой нашего времени” по прй1ву считается вершиной лермонтовского реализма, во многом созвучным с пушкинским романом “Евгений Онегин”.

С особой силой обличительная тенденция проявилась в творчестве Н. В. Гоголя, который придал реализму ярко выраженную критическую направленность. Гоголь считается основателем так называемой “натуральной школы” в русской литературе (этим термином тогда обозначалась школа критического реализма). 30—40-е гг. XIX в. Н. Г. Чернышевский называл “гоголевским периодом” русской литературы. “Все мы вышли из “Шинели” Гоголя”,—образно заметил Ф. М.Достоевский, имея в виду повесть Гоголя “Шинель”, которая оказала большое влияние на развитие литературы этого направления.

Р. Г. Белинский—зачинатель русской критики—обосновал теорию критического реализма и материалистические принципы эстетики. Он отстаивал общественное назначение русской литературы, выступал за утверждение в ней принципов реализма, демократизма, народности.

Принципы критического реализма нашли яркое выражение и в творчестве Герцена-беллетриста. В романе “Кто виноват?”, в повестях “Доктор Крупов” и “Сорока-воровка” он смело разоблачал крепостной строй, губящий народные таланты и унижающий человеческое достоинство.

В глубоко реалистических пьесах великого русского драматурга А. Н. Островского, вступившего в русскую литературу в начале 50-х гг., обличалось “темное царство” купечества, с его невежеством, самодурством и ханжеством, забитость и безысходность зависимых от них людей. С большой обличительно-сатирической силой в пьесах Островского изображены типы самодовольного барства; с неизменным сочувствием драматург изображает персонажи крестьян, ремесленников, бедных мещан, трудовой интеллигенции — подлинных носителей правды и гуманности.

В 40—50-е гг. в русской литературе видное место заняла тема крепостной деревни, ее быта и нравов, положения кресть-

528


янства, угнетаемого помещиками. Крупным событием в русской литературе было появление в те годы “Записок охотника” И. С. Тургенева. В рассказах и очерках, составивших этот цикл, Тургенев выступил как горячий противник крепостного права, обличавший произвол, жестокость и лицемерие помещиков. Им противопоставлены нарисованные с большой симпатией крепостные крестьяне. Сонный и праздный быт помещиков изображен в романе А. И. Гончарова “Обломов”. “Обломовщина” стала нарицательным обозначением всего косного, ленивого, неподвижного. Нищета темного и забитого крепостного крестьянина изображена в повестях Д. В. Григоровича “Деревня” и “Антон-Горемыка”.

Утверждение реализма было связано с борьбой за подлинную, прогрессивную народность в русской литературе. Народность в понимании передовых деятелей культуры означала “верность изображения картин русской жизни”, отражение особенностей национального характера русского народа. Реализм опирался на народное творчество, являвшееся той питательной почвой, которая в значительной мере и обусловила подъем русской литературы (и культуры в целом) в первой половине XIX в. Писатели-реалисты обращались в первую очередь к народным истокам, к сокровищам народного творчества. Отсюда они черпали сюжеты, образы, даже приемы художественного изображения действительности, в своих произведениях они воплощали народные чаяния и идеалы.

Народность литературы выражалась и в формировании литературного языка на основе народной речи. Первая половина XIX в. считается временем складывания современного русского литературного языка. На смену тяжеловесному языку XVIII в. пришел литературный язык, который формировался в борьбе сторонников “старого” и “нового” стиля. Выработка норм русского литературного языка была связана с усилением интереса русских писателе^ к русской истории, фольклору, народным градициям. Огромную роль здесь сыграли классики русской литературы, и в первую очередь А, С. Пушкин.

Становление принципов реализма и народности происходило гакже в театре, музыке, изобразительном искусстве. В значительной мере здесь сказывалось влияние литературы.

В истории русского театра, как и в литературе, происходила :мена различных идейно-эстетических направлений. Долгое время на русской сцене господствовали каноны классицизма, с его внешней импозантностью, парадностью и риторичностью, с преобладанием в репертуаре античных мифологических сюжетов. Но уже в 20—30-е гг. XIX в. классицизм в театре был оттеснен зомантической школой, для которой была характерна героико-грагедийная тематика, а в исполнительской деятельности актеров обращалось внимание на внутренние переживания героя. Яркие драматические образы были созданы актером Малого театра,

9-История СССР до 1861 года 529

сыном крепостного, П. С. Мочаловым. Его герои — борцы за свободу и справедливость, против всякого зла и тирании. Исполнительскую манеру Мочалова отличали бурная эмоциональность и экспрессия.

С именами Пушкина, Грибоедова, Гоголя связано развитие реалистического направления в русской драматургии. Вопреки реакционно-монархическому руководству дирекции театров реалистическая драма постепенно завоевывала первое место в репертуаре столичных и провинциальных театральных коллективов. Ее успеху особенно способствовали Московский Малый и Петербургский Александрийский театры. Малый театр, по словам Герцена, “создал правду на русской сцене”. Его называли “вторым Московским университетом”. Выдающимся русским актером, игравшим на сцене Малого театра, был сын крепостного М. С. Щепкин. Щепкина в кругах III отделения считали политически неблагонадежным за то, что он своей игрой, раскрывая реакционность, косность, продажность и лихоимство бюрократии, тем самым подрывал престиж николаевской системы. Признанным мастером реалистической сцены в Александрийском театре был А. Е. Мартынов. С виртуозным мастерством он передавал драматическую судьбу придавленного бюрократически-крепостническим режимом “маленького человека”, пошлость, пустоту и ничтожество чиновничьего мира николаевской России. С большой силой социально-обличительный характер творчества этих двух ^ктеров выразился в исполнении ролей в пьесах Грибоедова, Гоголя, Островского.

Борьба идейно-эстетических направлений в литературе и театральном искусстве находила отражение и в музыке. В первой половине XIX в. шел интенсивный процесс внедрения в музыку народной мелодии и национальной тематики. В творчестве известных композиторов первой половины XIX в. А. Н. Вер-стовского, А. Е. Варламова, А. А. Алябьева, А. Л. Гурилева и особенно М. И. Глинки явственно звучат народные мелодии. Да и сочиненные этими композиторами песни и романсы стали глубоко народными. Хорошо известны слова М. И. Глинки: “Создает музыку народ, а мы, художники, только ее аранжируем”. Глинка утвердил в русской музыке принципы реализма и народности. С особой силой они воплотились в его опере “Иван Сусанин” (1836), которая по требованию официальных кругов была переименована в “Жизнь за царя”. Глинка прославил в опере крестьянина-патриота Ивана Сусанина, в лице которого показал величие характера простого народа, его мужество и стойкость. Песни, романсы, оперы композиторы писали преимущественно на сюжеты произведений русских писателей. Вторая опера М. И. Глинки “Руслан и Людмила” (1842) написана по одноименной поэме А. С. Пушкина. Пушкинская “Р'усалка” явилась темой для одноименной оперы другого выдающегося русского композитора, ученика М. И. Глинки—А. С. Даргомыжско-

530


го. В этой опере, явившейся образцом народно-бытовой музыкальной драмы, проявилась социальная направленность творчества Даргомыжского, влияние демократических идей.

История русской живописи также отражала борьбу идейных направлений. В живописи происходил отход от академизма, оплотом которого была императорская Академия художеств. Для академизма характерны библейско-мифологическая тематика и преклонение перед канонами античного искусства. Наиболее видным представителем академической школы в русской живописи первой половины XIX в. был Ф. А. Бруни. Его картина “Медный змий”, над которой он работал 15 лет, изображала библейскую сцену—наказание евреев, возроптавших во время скитаний после египетского плена на бога, за что бог наслал на них мириады ядовитых змей. В мрачных тонах, с большим динамизмом в картине переданы ужас, страдание и смерть людей, их отчаяние и безысходность.

Новые, прогрессивные тенденции в русской живописи развивались вне стен Академии художеств. Купеческий сын А. Г. Венецианов, обратившись к бытовому жанру, создал в начале XIX в. серию картин, изображавших сельский быт крестьян-тружеников. Венецианова называют “отцом русского жанра”. Привлекая интерес передовых людей к положению и судьбам крепостного крестьянства, показывая моральную чистоту крестьян, Венецианов и его ученики много сделали для утверждения демократического искусства. Однако в трактовке бытовых сюжетов у Венецианова ощущается влияние сентиментализма и идеализация деревенской жизни. Таковы его известные картины “Гумно”, “На пашне”, “На жатве”, портретная галерея крестьян.

Стремление разорвать путы традиционных форм и приемов академизма проявляли и художники, принадлежавшие к Академии художеств и сохранявшие в принципе верность академическому искусству. К ним относится выдающийся русский художник первой половины XIX в. К. П. Брюллов. Его картины и особенно портреты отражают тяготение художника, к реализму. Грандиозное полотно “Последний день Помпеи” явилось выдающимся событием в русском изобразительном искусстве того времени. Брюллов передал достоинство, гуманизм и величие людей в условиях природной катастрофы. Картина произвела колоссальное впечатление на современников. “И был “Последний день Помпеи” для русской кисти первым днем”,— писал один из тогдашних поэтов. Брюллов написал много портретов своих современников. В живописи этого жанра он шел от парадного к реалистическому, глубоко психологическому портрету. Замечательным образцом реалистической живописи портретного жанра является “Автопортрет” Брюллова (1848).

Выдающимися художниками-портретистами первой половины XIX в. были О. А. Кипренский и В. А. Тропинин. Кипренский долго жил в Италии. Лучшие портреты были им написаны 531

в начале XIX в. В портретном искусстве Кипренского видно влияние романтической школы. Художник искал в человеке возвышенное начало, передавал в портрете сложный внутренний мир настроений и переживаний человека. Хорошо известен его портрет А. С. Пушкина (1827). В. А. Тропинин был сыном крепостного крестьянина, сам он получил свободу лишь в 45-летнем возрасте. Для портретного творчества Тропинина характерны высочайшее мастерство и непосредственность изображения, связь изображенного на полотне человека с той обстановкой, которая его окружает. Он любил показывать человека за его любимым занятием. Таковы его жанровые портреты: “Кружевница”, “Гитарист”, “Золотошвейки” и др.

Значительное место в русской живописи занимает творчество А. А. Иванова. Картина “Явление Христа народу”, которой художник посвятил 20 лет упорного труда, явилась главным делом его жизни. Основная идея картины — убежденность художника в необходимости нравственного обновления людей. Современники восприняли эту картину как выражение ожидания близкого освобождения народа в обстановке кануна падения крепостного права. В толпе, изображенной на картине, передовые люди видели народ, жаждущий правды и свободы.

Решительный поворот русской живописи к критическому реализму представлен в творчестве П. А. Федотова, которого часто называют “Гоголем в живописи”. В маленьких жанровых картинках и в больших полотнах Федотов высмеивал “темное царство” купечества, армейский быт офицерства, тупую спесь и цинизм дворянско-чиновничьего мира. Глубоко проникая в суть окружающей жизни, он в своих сатирических и трагических образах, жанровых сценах сурово обличал моральный распад крепостнического общества, разоблачал пороки и язвы общественного строя николаевской России. Вершиной реалистического творчества Федотова являются картины “Свежий кавалер”, “Сватовство майора”, “Игроки”, “Анкор, еще анкор!”, “Вдовушка”, Федотов явился предшественником художников-передвижников, на которых оказал большое влияние.

В архитектуре более прочные позиции занимал классицизм, господство которого продолжалось до 40-х гг. XIX в. Он утвердился в конце XVIII в., сменив барокко. Разновидностью классицизма являлся ампир, получивший широкое распространение в начале XIX в. Он опирался на художественное наследие императорского Рима (откуда и название стиля). Ему присущи парадная монументальноств^и строгость линий. Важную роль играла скульптура, дополнявшая архитектурное, оформление зданий. В стиле ампир в первой трети XIX в. возводились роскошные особняки знати, но преимущественно здания общественного назначения: для высших правительственных учреждений, присутственных мест, дворянских собраний, театры, храмы. В эти годы шла интенсивная застройка Москвы и Петербурга, а также и на-

532


иболее крупных губернских городов, возводились усадьбы богатых вельмож, создавались архитектурные ансамбли. Именно тогда сформировались Дворцовая; Адмиралтейская и Сенатская площади в Петербурге, Театральная в Москве, завершена застройка центральных частей Ярославля, Твери, Владимира, Калуги, Нижнего Новгорода, Смоленска и других городов.

Наиболее известными представителями классицизма в русской архитектуре были А. Н. Воронихин, А. Д. Захаров, К. И. Росси, В. П. Стасов, Д. И. Жилярди. Главными архитектурными сооружениями Воронихина являются Горный институт и Казанский собор в Петербурге (завершены в 1811 г.), для которых характерен строгий монументализм. г

Захаров создал знаменитое здание Адмиралтейства, ставшее важным градостроительным узлом Петербурга. Он строил также госпитали, провиантские склады и магазины. Его творчество считается высшей точкой развития архитектурного стиля позднего классицизма. Выдающимся мастером позднего классицизма является Росси. По его проектам в Петербурге были возведены новые здания Сената и Синода, завершившие планировку Сенатской площади в Петербурге, Главный штаб, закончивший оформление Дворцовой площади, Михайловский дворец и Александрийский театр. Для архитектурных сооружений Росси характерны классическая строгость в сочетании с парадностью и легкостью. Творчество Росси является завершением господства классицизма в русской архитектуре первой половины XIX в.

После пожара 1812 г. интенсивно отстраивалась Москва. О. И. Вове возводит здания Большого и Малого театров, Триумфальную арку в память победы русского народа в войне 1812 г., проводит реконструкцию Красной площади. Д. Жилярди заново отстраивает разрушенный пожаром Московский университет. По проектам Жилярди был возведен в Москве великолепный дом Луниных. А. А. Бетанкур и О. И. Бове воздвигли здание Манежа, оформление которого также символизирует подвиг русского народа в Отечественной войне.

30—50 гг. знаменуют упадок русского классицизма в архитектуре. В моду входят псевдорусский стиль и псевдоготика, проявляется интерес к византийскому стилю и барокко. Создателем эклектического русско-византийского стиля был К. А. Тон, по проекту которого были возведены храм Христа Спасителя, Большой дворец и Оружейная палата в Московском Кремле, здание вокзалов Николаевской железной дороги в Москве и Петербурге. А. П. Брюллов (брат художника) культивировал в архитектуре формы псевдоготики, А. И. Штакеншнейдер — формы барокко. Эклектические формы классицизма и барокко нашли свое выражение в архитектуре А. А. Монферрана (главные его сооружения — Исаакиевский собор и Александровская колонна в Петербурге). 533

Существенный вклад в развитие материальной и духовной культуры внесли народные массы. Фольклор и даже произведения народного прикладного искусства носили остросоциальный характер: в едко-сатирических лубочных картинках и небольших скульптурных сценках, в пословицах, поговорках, прибаутках и песнях, сказках и притчах высмеивались пьяные и жадные попы, сластолюбивые монахи, глупые и жестокие дворяне, судьи-лихоимцы, воспевались ум и сметливость простого народа и вместе с тем выражался его протест против тяжелой доли — гнета, нищеты, бесправия. В исторических песнях и сказаниях отражались традиции народных восстаний, воспевались их герои — Разин, Пугачев, Наливайко, выражались народные идеи о “воле”, всеобщем равенстве и социальной справедливости. Устное народное творчество—важный источник для понимания социальной психологии угнетенных масс, их общественного сознания, народных представлений о “добре и правде”.

Народное творчество воплотилось в произведениях разнообразных видов художественных промыслов. Миниатюры Падеха, Холуя и Мстёры, городецкая роспись по дереву, ростовская финифть, вологодские кружева, гжельская майолика, произведения костромских ювелиров, архангельских косторезов, литейщиков и гранильщиков Урала украшают музеи и в наши дни.

Своеобразным социальным и культурным феноменом в России эпохи позднего феодализма является так называемая “крепостная интеллигенция”. Это—крепостные крестьяне, овладевшие специальными знаниями в сфере науки, техники, литературы и искусства, которые сделались для них профессиональными занятиями, удовлетворявшие “культурные потребности” своего барина-вельможи. Эта категория талантливых, но бесправных актеров, художников, архитекторов, музыкантов, поэтов внесла значительный вклад в развитие различных областей русской культуры.

§ 2. ПРОСВЕЩЕНИЕ. ИЗДАТЕЛЬСКОЕ ДЕЛО. НАУКА И ТЕХНИКА

К началу XIX в. общеобразовательная школа была представлена двухклассными и четырехклассными народными училищами. Все они находились исключительно в городах. Существовало всего три общеобразовательных гимназии — в Москве, Петербурге и в Казани. Действовали такж^ и специальные учебные заведения: солдатские школы, кадетские и шляхетские корпуса, различного типа духовные училища. Московский университет был высшим учебным заведением.

Потребности экономического развития страны и расширявшегося аппарата управления абсолютистского государства поставили задачи реорганизации и расширения сети учебных заведений. В начале XIX в. существовало 6 университетов. В 1832 г. 534

Виленский университет был закрыт, а в 1834 г. был основан Киевский. Университеты имели 4 отделения (факультета): нравственных и политических наук (правоведение, политическая экономия, философия и богословие), словесное (филология, история, статистика, география), физико-математическое и медицинское. При университетах учреждались педагогические институты для подготовки учителей, а также пансионы для подготовки к поступлению в университет лиц, получивших домашнее образование. Среди университетского студенчества значителен был удельный вес разночинцев. В 30-х гг. XIX в. они составляли в Петербургском университете 38%, в Казанском 56%, в Московском 57% студентов. Отчасти это объяснялось тем^ что дворяне предпочитали отдавать своих детей в военные учебные заведения. В начале XIX в. существовало только 5 кадетских корпусов, к середине XIX в. их насчитывалось 20. В 1832 г. была учреждена Императорская военная академия, готовившая офицеров Генерального штаба, а в 1855 г. возникли Артиллерийская и Инженерная академии.

Расширялись и различного типа духовные учебные заведения. Если в начале XIX в. в России числилось 35 православных семинарий и 76 архиерейских школ (низших духовных заведений), то в 1854 г. их стало соответственно 48 и 223.

В первой половине XIX в. расширилась сеть профессионально-технических учебных заведений. В начале 30-х гг. в Петербурге были основаны Институт инженеров путей сообщения, Лесной институт, Практический политехнический институт, на базе Строительного и Архитектурного училищ—Институт гражданских инженеров. Основанная еще в XVIII в. Горная школа была преобразована в Горный институт. В Москве были основаны Практическая коммерческая академия и несколько средних коммерческих училищ. Земледельческая школа, частная Горнозаводская школа, Техническое училище (ныне МВТУ им. Баумана). В 1825 г. С. Г. Строгановым была открыта школа для подготовки художников декоративно-прикладного искусства—Стро-гановское училище (ныне Московское высшее художественно-промышленное училище).

В начале XIX в. число учащихся низших и средних учебных заведений составляло 120 тыс. человек, в 30-х гг.—245 тыс., в 1856 г.—450 тыс. Однако уровень образования среди населения оставался еще крайне низким. В начале XIX в. один учащийся приходился на 330 жителей, в 30-х гг.—на 208, в 1856 г.— на 143. Особенно отставала в этом отношении деревня, хотя с 40-х гг. стали заводить сельские школы в государственной и удельной деревне, а некоторые богатые помещики устраивали школы и в своих имениях. К 1854 г. в государственной деревне числилось 2565 школ с 113 тыс. учениками, а в удельной— 204 школы с 7,5 тыс. учениками. В государственной и удельной деревне грамотных среди крестьян насчитывалось не более 535

5—7%, в помещичьей—около 1%. Современники признавали, что образование было доступно преимущественно привилегированным сословиям.

Впрочем, уровень образованности состоятельных слоев населения оставался также еще невысоким. Купцы и мещане чаще всего проходили домашнее обучение—обычно у дьячка или приказчика, основными “учебными пособиями” которых были псалтырь и часослов, а целью обучения—научить читать, писать и считать. Невысок был уровень образования и у мелкого провинциального дворянства. Лишь незначительная часть дворян кончала университеты, лицеи, гимназии, кадетские корпуса. Большинство довольствовалось домашним образованием, весьма различным по своему уровню.

Несмотря на аракчеевщину и николаевскую реакцию в первой половине XIX в., заметные успехи отмечались в книгоиздательстве и. развитии периодической печати. Особенно существен был сдвиг в последнее предреформенное десятилетие. С начала XIX в. до 1850 г. количество периодических органов печати выросло с 44 до 56, названий издаваемых книг—со 143 до 700, а с 1850 по 1860 г. количество периодических изданий возросло до 230, а названий книг до 2100. Широкую известность получили издававшиеся в первые десятилетия XIX в. общественно-политические журналы: “Вестник Европы” Н. М. Карамзина, “Северный вестник” Н. С. Глинки, “Сын отечества” Н. И. Греча, “Дух журналов”, в которых печатались и декабристы; позднее— “Телескоп” Н. И. Надеждина, “Московский телеграф” Н. А. Полевого, “Отечественные записки” А. А. Краевского (в которых сотрудничал В. Г. Белинский), “Современник” А. С. Пушкина. Расширилось издание ведомственных и специальных научных журналов. Газеты имели преимущественно официально-ведомственный характер. С 1838 г. в каждой губернии стали выходить “Губернские ведомости”. Они, помимо “официальной части” имели и особые “прибавления”, в которых помещались хозяйственно-этнографические описания, исторические очерки, литературные произведения. В 1830—1831 гг. в Петербурге выходилг “Литературная газета”, в которой сотрудничали А. С. Пушкин Н. В. Гоголь, А. В. Кольцов. В 1840 г. издание ее было возоб новлено. Ее сотрудниками были В. Г. Белинский и молодой поэ1 Н. А. Некрасов-

В первой половине XIX в. существенных успехов достигл; русская наука: в математике, физике, химии, медицине, агроно мии, биологии, астрономии, географии, в области гуманитарны: исследований. Наука развивалась/не только в стенах Академи] наук. Важнейшими научными центрами .являлись университеты Ведущее место в развитии науки занимал Московский уни верситет. Здесь преподавали и вели научную работу крупны ученые—основатель первой русской научной школы зоологов эволюционистов К. Ф. Рулье, медики_И. Е. Дядьковскш

536


И. Е. Грузинов 'и А. М. Филомафитский, выдающийся геолог Г. Е. Щуровский, агробиолог и физик, “отец русской агрономии” М. Г. Павлов, астроном Д. М. Перевощиков—основатель университетской астрономической обсерватории, филолог и искусствовед Ф. И. Буслаев, историки М. Т. Каченовский.Т. Н. Грановский, С. М. Соловьев.

В Петербургском университете работали великий русский математик П. Л. Чебышев, правоведы А. П. Куницын и М. А. Ба-лугьянский (первый ректор университета), ботаник А. Н. Бекетов и его брат, основатель отечественной школы физико-химиков Н. Н. Бекетов, экономисты и статистики К. Ф. Герман и К. И. Ар-сеньев, историки этнограф В. И. Ламанский и филолог-славист И. И. Срезневский. С основанием в 1854 г. факультета "восточных языков Петербургский университет стал крупнейшим Центром востоковедения в России.

СДерптским университетом была связана деятельность известного русского астронома Ф. Я. Струве и знаменитого хирурга Н. И. Пирогова. Ученые Дерптского университета способствовали организации геолого-ботанических экспедиций для изучения природных богатств России. .

Крупным научным центром был Казанский университет. Здесь работали великий русский математик, создатель “неэвклидовой геометрии” Н. И. Лобачевский (ректор университета), выдающиеся ученые-химики Н. Н. Зинин и А. М. Бутлеров, сделавшие важные открытия в области органической химии. Велика была роль Казанского университета в распространении просвещения среди народов Поволжья.

Значительный вклад в развитие русской науки первой половины XIX в. внесли ученые Академии наук. Академики М. В. Ост-роградский и В. Я. Буняковский сделали ряд крупных открытий в математической физике и в области интегральных исчислений, В. В. Петров, Э. X. Ленц и Б. С. Якоби — в учении об электричестве, К. М. Бэр—-в области эмбриологии. Исследования Остроградского и Буняковского получили практическое применение в астрономии, механике, оптике. Широко использовались в технике открытая Петровым новая форма перехода электрической энергии в тепловую и световую и изобретение им электрической дуги, изобретение Ленцем гальванометра, Якоби — -модели электродвигателя и первого телеграфного записывающего аппарата, действовавшего на телеграфной линии между Петербургом и Царским. Селом. В 1839 г. академиком В. Я. Струве была основана Пулковская обсерватория под Петербургом.

По инициативе и при участии Академии наук в начале XIX в. были организованы многочисленные научные экспедиции, результатами которых явились важные географические открытия в Ледовитом и Тихом океанах, проведены геологические, биологические и этнографические исследования в Сибири, на Урале, на Дальнем Востоке, в Средней Азии, на Алтае и в Саянах.

537

В 1803—1806 гг. Ю. Ф. Лисянский и И. Ф. Крузенштерн осуществили первое русское кругосветное плавание, во время которого было открыто множество новых островов в Тихом и Ледовитом океанах, собраны ценные научные коллекции. В 1819— 1821 гг. проведена экспедиция на судах “Восток” и “Мирный” под командованием М. П. Лазарева и Ф. Ф. Беллинсгаузена к Южному полюсу. Во время этого плавания в 1820 г. была открыта Антарктида и множество островов нанесены на карту. Морские экспедиции О. Е. Коцебу в 1815—1818 и 1823—1826 гг., В. М. Головнина в 1817—.1819 гг., Ф. П. Литке в 1821—1829 гг., Ф. П. Врангеля и Ф. Ф. Матюшкина в 1820—1827 гг. в Ледовитом и северной части Тихого океана установили точные очертания берегов Северной Азии и Америки.



Центром географических исследований стало учрежденное в 1845 г. Русское географическое общество, которое организовывало ряд научных экспедиций, проводило этнографические исследования России и сопредельных стран и народов, имело свой научный журнал и издало много ценных географических, этнографических и статистических сборников. В 1851 г. открылись Кавказский и Сибирский отделы Русского географического общества, много сделавшие для экономико-географического и этнографического изучения регионов и народов Сибири, Кавказа, Закавказья, Средней Азии.

Развитие гуманитарных наук, главным образом исторической, и возрастающий интерес к истории—характерное явление в культурной жизни России и западноевропейских стран в первой половине XIX в. Историческая наука приобрела большое общественно-политическое значение: в изучении-прошлого искали ответы на злободневные вопросы настоящего. Оживление исторической науки в России вызвало появление различных школ и направлений, возникновение вспомогательных исторических дисциплин—археологии, археографии, палеографии, нумизматики. Исторические дисциплины заняли прочное место в университетском образовании. Учеными-историками были изданы многочисленные специальные исследования и обобщающие многотомные труды по истории России и других стран. Началась широкая публикация исторических источников—летописей, актового материала, мемуаров и т. д. Именно в первой половине XIX в. в своей значительной части был опубликован основной корпус письменных источников по российской истории XI—XVI вв.

Крупное культурное и политическое значение в начале XIX в. имела двенадцатитомная “История государства Российского” Н. М. Карамзина. В 1803 г. Карамзин получил официальную должность историографа, что давало е^у право доступа к государственным архивам. Первые 8 томов этого труда вышли в 1816—1817 гг.; в 1818—1819 гг. было осуществлено повторное, исправленное и дополненное издание; в 1821—1824 гг. появились очередные 9—II тома; последний 12-й том, обрывающийся

538 —


на 1611 г., был издан в 1829 г. Исторический труд Карамзина, прозванного “Колумбом российской истории”, создан на основе богатых и разнообразных источников, многочисленных трудов античных и средневековых авторов. Особенно ценны обширные документальные приложения, имеющие большое научное значение, поскольку многие оригиналы публиковавшихся Карамзиным документов не сохранились.

“История” Карамзина адресовалась широкому кругу читателей. Будучи убежденным в поучительном, нравственно-назидательном назначении истории, Карамзин стремился воздействовать на чувства читателя эмоциональными рассказами о героическом прошлом русского народа, о доблестях героев российской истории. “История”, написанная блестящим литературным языком, проводила идею необходимости и “благодетельности” самодержавия в России. Самодержавие, по Карамзину,—движущая сила российского исторического процесса: русские великие князья и цари объединяли Русь, собрали земли в единое целое, “Россия всегда спасалась самодержавием”. Вместе с тем Карамзин резко выступал против деспотии, сурово осуждал жестокую-тиранию Ивана Грозного. Тезис Карамзина “история народа принадлежит царю” был подвергнут основательной критике декабристами, которые в своих исторических работах подчеркивали роль народа. Для историков-декабристов характерен поиск республиканских традиций в прошлом. Они изучали историю Новгорода, Пскова.

Русские историки после Карамзина рассматривали его исторические воззрения как устаревшие, а саму его “Историю” как утратившую научное значение, хотя на деле многие оценки Карамзиным ряда исторических событий долгое время были господствующими. Тем не менее “История” Карамзина в XIX в. оставалась наиболее читаемой в широкой публике. Тома “Истории” Карамзина можно было встретить во многих домашних библиотеках; без знания ее нельзя было тогда представить в России образованного человека.

Большой вклад в развитие исторической мысли внес А. С. Пушкин. Пушкина особенно интересовали крупные народные движения и переломные моменты в российской истории, в которых наиболее полно выявлялась роль народа как творца истории. В многочисленных художественных произведениях на темы отечественной истории — “Борисе Годунове”, “Медном всаднике”, “Полтаве”, “Капитанской дочке”, “Бородинской годовщине” и других, в написанной на широкой документальной основе “Истории Пугачевского бунта”, в ряде заметок на исторические темы, Пушкин по методам исследования и глубине мысли часто намного опережал уровень исторической науки своего времени.

20—30-е гг. XIX в. отмечены становлением различных школ и направлений в русской исторической науке.

Видными представителями дворянской историографии были профессор Московского университета М. П. Погодин и его 539

единомышленник профессор Петербургского университета Н. Г. Устрялов. Погодин, сын крепостного, в молодости критиковавший исторические воззрения Карамзина, в 30-е гг. стал видным поборником теории официальной народности. Погодин написал много исторических и публицистических работ, собирал и издавал документальные памятники по истории России. Основные его исторические труды содержатся в семитомном издании “Исследования, замечания и лекции о русской истории” (1846— 1857). В духе “православия, самодержавия и народности” Погодин определял и цель исторической науки—“сделаться охранительницею и блюстительницею общественного спокойствия”. Другой проводник идей официальной народности Н. Г. Устрялов был автором официально рекомендованных учебников “Русская история” (1836) и “Историческое обозрение царствования государя императора Николая 1” (1842), в которых он противопоставлял российскую историю западноевропейской. Устрялов известен своим главным трудом “История царствования Петра Великого”, пятитомным изданием дневников и мемуаров иностранцев о России начала XVII в., другими важными публикациями.

В 20-х — начале 30-х гг. XIX в. в русской историографии возникла скептическая школа, основателем и главой которой считается М. Т. -Каченовский. Эта школа выдвинула требование строго относиться к источникам, устанавливать их подлинность и проверять достоверность сообщаемых ими фактов. Однако эти справедливые требования были доведены до абсурда — Каченовский подвергал ^'сомнению сведения русских летописей о событиях до XIII в., считая этот период “баснословным”.

С призывом к научной объективности и цельному взгляду на историю выступил Н. А. Полевой. Изданную им в 6 томах “Историю русского народа” (1829—1833) он противопоставил труду Карамзина. Полевой отрицал организующую роль правительственной власти, высказал немало интересных мыслей, но в целом создание высоконаучной работы оказалось ему не по силам.

На 40—60-е гг. приходится становление буржуазной историографии в России. Выдающимся представителем этого направления был С. М. Соловьев. Научная и педагогическая деятельность его началась в середине 40-х гг. в Московском университете. Он — автор многочисленных исторических трудов, но особую известность приобрела его знаменитая 29-томная “История России с древнейших времен” (1851—1879). В ней он доказывал закономерность исторического процесса от родовых отношений к государственному правопорядку. С. М. Соловьев — крупнейший представитель государственной школы в русской историографии, рассматривавшей государство как ведущую силу исторического процесса. Отсюда основное внимание историков этого направления к изучению изменения государственных форм. Труды С. М. Соловьева, содержащие богатейший документальный материал, сохраняют до сих пор большое научное значение.

540

Изучение всеобщей истории представлено трудами профессоров Московского университета—медиевиста Т. Н. Грановского и основателя славяноведения в России О. М. Бодянского.



Важную роль в развитии русской науки и пропаганде научных знаний играли создавшиеся при Академии наук и университетах многочисленные научные общества: Математическое, Минералогическое, Испытателей природы. Любителей российской словесности, Истории древностей российских, Археологическое общество, Археографическая комиссия и др. Они объединяли ученых по их научным интересам. Научные общества по гуманитарным дисциплинам привлекали писателей, поэтов, артистов, художников, публицистов и вообще широкий круг образованных людей.

Крупное научно-просветительское и общественное значение имели публичные лекций, читавшиеся профессорами университетов по общественным и естественным наукам. Они собирали обширную аудиторию и приобретали большое общественное звучание.

Возросший интерес к отечественной культуре" и истории вызвал к жизни частное собирательство предметов культуры и старины: древних рукописей, старопечатных книг, картин, гравюр, монет, археологических находок и пр. Создавались ценные частные коллекции, которые потом легли в основу многих музейных собраний. Хорошо известна деятельность крупного мецената Н.П. Румянцева, коллекция которого легла в основу Румянцев-ского музея и Румянцевской библиотеки (ныне библиотека им. В. И. Ленина), графа А. И. Мусина-Пушкина, в коллекции которого находился единственный древний список “Слова о полку Игореве”. Крупным собирателем русских рукописных памятников был профессор русской истории Московского университета М. П. Погодин. Его собрание старинных рукописей представляет огромный научный интерес. Хорошо были известны частные картинные галереи богатых меценатов Н. Б. Юсупова, А. С. Строганова, литератора П. П. Свиньина, директора Почтового департамента Ф. И. Прянишникова, купца К. Т. Солда-тенкова. В их собраниях находились ценнейшие произведения русского и зарубежного искусства, которые впоследствии поступили в Румянцевский и Русский музеи.

К 30—40-м гг. XIX в. относится начало систематического изучения народного творчества. В собрании и изучении фольклора много сделали славянофилы С. Т., К. С. и И. С. Аксаковы, и особенно П. В. Киреевский. Однако из-за суровых цензурных условий 10-томное издание собранных Киреевским народных “Песен” могло появиться лишь в 60—70-х гг. XIX в. Хорошо известна многолетняя деятельность по составлению “Словаря живого великорусского языка” В. И. Даля. Он собрал и издал также ценные сборники пословиц, поговорок и загадок русского народа. Много сделало для систематического описания

541

культуры и быта русского народа и других народов России Русское географическое общество, которое разраб^уало и разослало подробную программу таких описаний; наиболее интересные из них оно систематически публиковало в своих периодических изданиях и отдельными сборниками.



§ 3. ИЗМЕНЕНИЯ В БЫТУ

Новые явления в социально-экономическом развитии России в первой половине XIX в. оказывали свое влияние и на изменения в быту. Однако эти изменения проходили по-разному. Наиболее заметными были изменения в бытовой жизни населения города и крупных торгово-.промышленных поселений в промышленно развитых регионах страны. Менее всего новые веяния в быту затронули глухую провинцию, с господствующим патриархально-бытовым укладом жизни. Степень изменений в быту во многом также зависела от сословного и имущественного положения разных слоев населения. “Верхи общества” были более подвержены разным новшествам, нежели угнетенная масса трудового народа. Однако и здесь многое зависело от общественного положения и имущественного состояния того или иного сословного слоя населения. Например, быт столичного дворянства резко отличался от образа жизни провинциальных обломовых, коробочек^ и собакевичей; быт “капиталистого” мужика-отходника резко разнился от быта массы темного и забитого крестьянства глухих лесных деревень. Различия в бытовом укладе населения в России, многонациональной стране, во многом диктовались национальными особенностями и историческими традициями жизни различных народов.

С ростом торгово-промышленной деятельности заметно менялся облик русского города, хотя строй городской жизни в России первой половины XIX в. носил еще много феодальных черт. Сохраняя еще свое административно-политическое значение, они постепенно становятся и центрами сосредоточения крупной промышленности и торговли. Менялась демография и социальная структура города. Основную массу его жителей представлял уже мастеровой, большей частью пришлый из деревни рабочий люд. Так, к середине XIX в. более половины жителей Москвы и Петербурга составляли крестьяне, пришедшие на заработки, вследствие чего мужское население этих городов в полтора раза превышало женское. Вся эта масса пришлого люда была занята в сфере обслуживания быстро растущего города, в строительстве, на фабриках и заводах, возникавших обычно на его окраинах.

Менялся внешний облик крупных городов: они застраивались многоэтажными доходными домами, фабричными корпусами и рабочими казармами. Старые дворянские особняки превращались в доходные дома, что было отмечено А. С. Пушкиным в его 542 ___

описании Москвы 30-х гг. XIX в.: “Ныне в присмиревшей Москве огромно боярские дома стоят печально между широким двором, заросшим травой, и садом, запущенным и одичалым. Под вызолоченным гербом торчит вывеска портного, который платит хозяину 30 рублей в месяц за квартиру; великолепный бельэтаж нанят мадамой для пансиона — и то слава богу! на всех воротах прибито объявление, что дом продается и отдается внаймы, и никто его не покупает и не нанимает”.

Рабочий люд крупных городов ютился в переполненных казармах, подвалах, бараках и “в тех самых фабриках и заведениях, где работает”,—отмечалось в обследованиях жилищных условий рабочих.

Как указывалось в обследовании быта рабочих Петербурга за 40-е гг., на фабриках или в мастерских “или огораживается для кроватей какой-нибудь темный, душный угол, или рабочие спят на полу и верстаках, даже на столах... Обыкновенной подстилкой служит дрянной тонкий войлок или еще чаще простая рогожа, часто даже не бывает и вовсе никакой подстилки: спят прямо на досках”. Не лучше были-уеловия в казармах и “наемных” помещениях. Обследования обнаружили там необычайную “тесноту, духоту и сырость, одним словом-все, что только разрушает здоровье человека”.

Мелкие провинциальные, преимущественно уездные и заштатные города, с числом жителей не более 5 тыс. человек (они составляли более 80% городских поселений), в большинстве своем мало чем отличались от больших сел по своему внешнему виду (десяток-другой немощеных улиц, застроенных одно-, двухэтажными деревянными домами) и по занятиям жителей (преимущественно сельским хозяйством и отчасти мелкими ремеслами и торговлей).

Верхи привилегированных сословий проживало обыкновенно в Москве, Петербурге и других крупных городах, являвшихся и крупными культурными центрами страны. В них сосредоточивалась научная, литературная и театральная жизнь страны, устраивались великосветские приемы, собрания, балы, литературные вечера. Важным культурно-бытовым явлением были литературные салоны. Широкую известность получили салоны 3. А. Волконской и А. П. Елагиной в Москве, А. П. Хвостовой и А. О. Смир-новой-Россет в Петербурге, которые посещали Пушкин, Гоголь, Жуковский, Чаадаев, Герцен, Белинский.

Среди столичного дворянства и верхов нарождающейся буржуазии широко распространялись новейшие европейские моды в одежде, интерьере жилищ, самом образе жизни. Новые веяния проникали и в среду богатого провинциального дворянства, но мало затронули мелкопоместных владельцев, которые не имели средств “следить за модой”, живя за счет небольших доходов со своих поместий или на скудное чиновничье и армейское жалованье.

В купечестве и духовенстве больше было приверженности к старому, традиционному быту. Патриархальный быт и нравы этих сословных групп населения, с их безграничной властью старшего в семье, с полным бесправием остальных ее членов, с ограниченностью кругозора и предрассудками, ярко изображены в русской художественной литературе.

Хозяйственно-бытовой уклад жизни основной массы крестьянства не претерпел существенных изменений. Сохранялся почти в неизменном виде тот же цикл крестьянских сельскохозяйственных работ, традиционные семейные отношения и общинные распорядки, что и в предшествующую эпоху. Еще были крепки патриархальные устои крестьянской семьи, всячески поддерживаемые общиной, помещиком и государством. .От воли отца или старшего в семье—“болышака” всецело зависели заключение браков их детей, отпуск на заработки. Руководствуясь традиционными распорядками, община проводила периодические переделы земли между домохозяевами, разверстку казенных и мирских платежей, устанавливала очередность в отбывании рекрутской повинности, назначала общественные работы, судила на основе обычного права членов общины по мелким преступлениям и проступкам. Вместе с тем крестьянская поземельная община претерпевала сильное давление извне со стороны помещика и государства. В помещичьей деревне это выражалось в дальнейшем наступлении владельцев поместий на крестьянское общинное самоуправление. Помещики создавали в своих имениях Аппарат вотчинной администрации, заменявшей крестьянское управление или трансформировавшей его в послушное орудие помещичьей власти. В государственной деревне реформа 1837—1841 гг. П.Д. Киселева, вводя новую систему сельского управления, преследовала цель превратить сельскую общину в фискально-полицейский инструмент на селе.

Феодально-крепостнический гнет был главной причиной тяжелого материально-бытового положения крестьянства. Современников поражала крайняя бедность русских деревень: убогие избы под соломой, часто топящиеся по-черному, скудость внутреннего убранства: деревянные некрашеные столы, лавки и полати, скудная утварь—деревянная и глиняная посуда, домотканая одежда, традиционные лапти. Тяжелое материальное положение Крестьянства сказалось и в замедлении темпов прироста населения в первой половине XIX в. Среднегодовой прирост населения составлял: между 7-й (1815) и 8-й (1833) ревизиями— 0,94%, а между 9-й (1851) и 10-й (1857)—0,59%. За 1815— 1833 гг. среднегодовой прирост населения в крепостной деревне составил 0,7%. При общем росте численности населения в России с 1833 по 1858 г. на 17% абсолютная численность крепостного населения сократилась на 2,6%. “Медленный рост населения,— писал В. И. Ленин,— все более зависел от того усиления эксплуатации крестьянского труда, которое произошло вслед-544

ствие роста товарного производства в помещичьих хозяйствах вследствие того, что они стали употреблять барщинный труд на производство хлеба для продажи, & не на свои только потребности”'.

Уровень медицинской помощи на селе был крайне низок. По всей России к середине XIX в. насчитывалось не более 10 тыс. лиц медицинского персонала. Почти все они сосредоточивались в городах. Крестьяне, как правило, лечились “домашними средствами” либо прибегали к услугам знахарок, костоправов, коновалов. Особенно тяжело приходилось в деревне детям и женщинам с грудными детьми. Беременная женщина выполняла тяжелые физические работы практически до самого момента родов.;Часто случалось, как свидетельствуют современники, крестьянка рожала в поле или на покосе. От непосильного физического труда в страдную летнюю пору у кормящей матери часто пропадало молоко. Его заменял “рожок”—тряпица с жеваным ржаным хлебом. Тяжелый изнурительный труд, начиная с детского возраста, плохое питание и неудовлетворительное состояние врачебного дела приводили к необычайно высокой детской смертности: более половины из числа родившихся детей умирало, не дожив до пяти лет. Только благодаря высокой рождаемости на селе обеспечивался прирост населения.

Несмотря на тяжелые материально-бытовые условия, новшества проникали и в деревню, в первую очередь—в деревню центрально-промышленных губерний. Здесь курные избы почти повсеместно были заменены белыми, более разнообразным стало внутреннее убранство в избах: в богатых крестьянских домах появились стулья, комоды, зеркала, стенные часы, лубочные картинки. Но и у крестьян среднего достатка домотканая одежда заменялась покупной из ситца, женщины сменили сарафан на юбку, вместо повойника на голову стали надевать платки, девушки стали применять купленную в городе или у офеней-коробейников парфюмерию—духи, румяна, белила, помаду, туалетное мыло. У мужчин валяная шляпа заменилась на картуз “с блестящим козырьком”, в моду входили кумачовые рубахи, сапоги вместо лаптей. Молодежь привозила из города гитары и гармоники, а также усваивала нравы и привычки города.

В домах некоторых зажиточных крестьян появились значительные по тому времени библиотеки. Например, ярославский крестьянин Савва Пурлевский вспоминает, что в доме его отца была “порядочная” библиотека, сам он “целые ночи напролет просиживал за книгами”. Другой крестьянин Николай Полу-шин вспоминал о своем деде как о “человеке книжном”, оставившем домашнюю библиотеку в 2 тыс. томов. Крестьяне выписывали газеты и “толстые” журналы, а некоторые и сами писали статьи в журналы. Это были носители народного хозяйствен-

Ленин В. И. Поли. собр. соч.—Т. 1.—С. 482—483.

ного опыта и народной культуры. Таковы—^крестьяне села Уго-дич А. Артынов и Е. Грачев, слободы Мстёры А. И. Голыщев, села Павлова Н. П. Сорокин, села Большого Мурашкина М. Бякин. Некоторые из них являлись авторами книг о своем крае, оставили интересные мемуары.

Современники отмечали влияние промыслового отхода и города на повышение культурного уровня крестьян. “Посещение городов развивает умственные способности крестьян и мало-помалу искореняет некоторые предрассудки и поверья”,— говорилось, например, в описании Московской губернии за 1849 г. Отмечалось также, что промысловый отход в города развивал в крестьянине самостоятельность, чувство “непокорства” и критического отношения к господствовавшим порядкам. Например, автор “Статистического обозрения Ярославской губернии за 1815 год” писал: “Город научает его (т. е. крестьянина) свободно мыслить и слишком легко судить о вещах. Он не хочет уважать власти, над ним поставленной, бывает даже невежлив по отношению^ высшим себе”.

В крупных промышленных селениях, как, например, в Иванове, Павлове, Вичуге, Кимрах, Гжели и многих других, в которых уже в эпоху крепостного права произошло фактически полное отделение промышленности от земледелия, ломка патриархального крестьянского быта была особенно заметной. Подобные села по характеру занятий жителей и даже по внешнему своему виду представляли собой уже поселения городского типа, а по размерам превосходили средний уездный город. Но именно в этих селах наблюдались особенно резкие имущественные и социальные различия среди жителей, что отражалось и на материально-бытовом укладе. Наблюдательный сенатор Г. X. Капгер в 1861 г. писал: “Владимирская губерния не без основания считается самою промышленною и торговою местностью в империи, но было бы весьма неверно заключать отсюда о зажиточности в ней вообще крестьян... Промышленные и торговые центры, как, например, село Иванове, слобода Мстёра и село Вача, отличаются бедностью массы рабочего населения при огромном часто богатстве частных лиц”. Отсюда он делал вывод, что “существование у крестьян каких-либо промыслов не всегда служит мерилом их благосостояния”.

Условия труда и быта крестьян-ремесленников промысловых сел были необычайно тяжелыми. Например, ножевщики и замочники села Павлова работали по 18 часов в сутки в грязных и затхлых лачугах. “Многие из них работают в сырых подземельях”,—писал современник. Среди них широко были распространены профессиональные легочные заболевания. Владимирские шубники и овчинники работали в смрадных и душных избах, воздух которых был пропитан квасцами, чрезвычайно вредными для здоровья. А. Забелин, наблюдавший быт сапожников Корче-вы и Кимр, писал: “Вы не встретите ни одного из этих рабочих

546

со здоровым цветом лица: все они народ сгорбленный, бледный, худой, как будто только что вышедший из больницы после тяжкой болезни”. Такова была цена крестьянина-труженика за экономический прогресс страны.





Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница