Людмила Белаш, Александр Белаш Оборотни космоса Капитан Удача – 2



страница1/23
Дата26.04.2016
Размер0.91 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23



Людмила Белаш, Александр Белаш

Оборотни космоса
Капитан Удача – 2


http://www.fenzin.org

«Оборотни космоса»: Лениздат, «Ленинград»; СПб.; 2006

ISBN 5 289 02345 3
Аннотация
Воистину нет предела умению Фортуната Кермака попадать в разнообразные экстремальные обстоятельства — и выкручиваться из них с прибылью. Неудивительно, что в конце концов такими способностями заинтересовались спецслужбы планеты Ньяго, на которую Форт прибыл, чтобы купить космолет. Но вместо этого ему придется стать экспертом по чрезвычайным ситуациям, да еще работать в паре с самым необычным человеком, с каким может свести судьба.

В подземных мегаполисах Ньяго высокие технологии смешаны с верой в двойников и оборотней, военные применяют магию, а пираты насылают демонов. Мир готов погрузиться в хаос: подступает нечто, несущее безумие и гибель, и Форту предстоит нелегкая задача — остановить Зверя, рвущегося из бездны... Кто знает, может, именно в этом и заключается его предназначение?
Александр и Людмила БЕЛАШ

ОБОРОТНИ КОСМОСА
... и тьма над бездною...

Бытие 1: 2

Они бросились в темноту навстречу опасности, подлинных размеров которой никто из них не представлял.

Джин Вулф. «Дамона Кинг — победительница тьмы»

Все действующие лица и события романа вымышлены. Любые совпадения с реальными лицами и событиями являются случайными.
Пролог
— Если схема верна, — вполголоса промолвил Pax , — вскоре мы дойдём до третьего рабочего горизонта. То есть упрёмся в воду.

Тими, не разжимая губ, ответила звуком согласия. Кисточки на кончиках её ушей взволнованно подрагивали.

Чем глубже забирались разведчики, тем резче была общая мысль: «Спуск ведёт в тупик». Уже наверху стало ясно, что дренажные насосы не работают. Шахту медленно и верно заполняли подземные воды. И никого из бригады реставраторов, посланных советом града Эрке возрождать к жизни очередной объект, заброшенный после войны конца времён. Реставраторы трудились почти пять лун и многое успели сделать, а потом...

— Вода, — отрывисто бросил Pax . — Там... что то плавает.



Тими сдвинула на лоб очки дисплей, мешавшие ей использовать природную остроту зрения. Лица коснулось влажное и спёртое тепло глубинных выработок, где неподвижно скапливалась плотная удушливая вонь. Она ясно различила, что там плавает. Выработка полуго сходила вниз; натекая, вода заставила вздутые тела всплывать. Часть наверняка зацепилась за дуги потолка, лампы, проводку, но остальные поднялись к вытянутому овалу водяного зеркала, чтоб встретить гостей.

— Надо отснять их, — постояв у кромки воды, вы  говорил Pax . — Потом взять одного с собой, на экспертизу.

— Согласна. Там, сзади, у стены стоял тролик — ставь его на рельсы и кати сюда. Волоком дольше провозимся.

Тими хотелось как можно скорее повернуть обрат  но. Выбраться отсюда, отдышаться, а потом в машину — и ходу! Но нельзя возвращаться с пустыми рука  ми — клановый совет ждёт результатов.

Преодолевая отвращение, она вошла в жидкую чёрную глубь, расталкивая островки грязно рыжей пены. Сквозь потную духоту, скопившуюся под комбинезоном, ноги внезапно объял холод; Тими судорожно вздрогнула — вода глубин прямо таки ледяная!.. Заставила себя дотронуться до одного из плавающих тел. Оно выглядело странно, и немых вопросов у Тими сразу прибавилось, потому что в голову покойника, прямо в глаз, был глубоко всажен стержень для стяжки креплений.

Экспертам в Эрке будет чем заняться. Скажем, ответить, почему реставраторы сбежались на самый нижний горизонт, отключив дренаж и вентиляцию. Pax и Тими прошли сюда легко — значит, и рабочим ничто не мешало вернуться. Но они сошли вниз, чтобы умереть здесь. Какой абсурд!..

Тими обвязала труп — шнуром его удобней закреплять на платформе. Pax съехал самокатом вниз, держа ногу на рычаге, прижимавшем к колесу колодку тормоза. Пока грузились, на связь вышел командир транспортёра, в ожидании стоявшего у жерла шахты. Очки разведчиков передавали ему всё, что видели двое под землёй, и он решил присоединиться к их беседе.

— Каково ваше мнение? — Любопытство командира было отнюдь не праздным; его отправили в дальний рейд не в качестве равнодушного наблюдателя. Ему тоже предстояло рапортовать о поездке. — Мне кажется, что окрестные мародёры загнали бригаду на глубину, а потом обесточили насосы.

— Давайте повременим с выводами. — Тими не могла оторвать взгляд от обломанного штыря, торчавшего из глазницы безымянного человека. — Пока у нас маловато данных, чтобы понять, как развивались события.
Блок 1
Планета Ньяго, град Эрке

Местное время — 07.0,

ночь 5 луны 10, 326 год Мира

Федеральное время — 02.06,

вторник, 17 февраля, 6248 год
— Это — офис?.. — Форт постарался ничем не выдать своего огромного недоверия — отключил мимику, отрегулировал моргание строго по таймеру, без всяких эмоциональных перебоев, но упустил из виду голос, его интонации. Надо было сделать голос жестяным, машинным.

— Да, — подтвердил синеглазый шатен, назвавшийся Рахом.



Остриженный под ньягонца, этот подтянутый молодчик и одет был по местной моде: водолазка, распашной жилет с вышитыми бордовыми узорами по палевой ткани, шорты, на ногах штиблеты. С шеи на грудь свисала на цепочке пластинка зеркального металла.

На боку под жилетом собрат землянин носил на скрытой портупее внушительный гибрид кортика и траншейного ножа — его эфес имел сквозные прорези для пальцев, выступы на гарде и вполне мог играть роль кастета.

— «Эрке Небек» — солидная фирма, — прибавил Pax убеждающим тоном. — Они строят космические суда, они же их и продают.



— Без торговых наценок, — добавил маленький ушастый эльф, делая четырёхпалыми лапками какие то доброжелательные пассы. — У посредников на тридесять сотых дороже! Вы много сэкономите, купив у нас.

Форту явственно послышалось, как со скрипом пошатнулся его разум. Этот скрежет начался уже в день прибытия на Ньяго, когда Форт вместе с пассажирским лифтом ухнул в шахту титанических размеров, мельком увидев с неба град Эрке — перевёрнутый, растущий вниз термитник.

С тех пор он чувствовал себя так, словно его поймали и заперли в погребе. Низкие потолки. Вместо привычных ложных окон с видеопейзажами — мерцающие панно, где вращаются и выворачиваются полихромные картины хамелеоны из стереометрических фигур мутантов. Намертво замкнутая глухота подземных помещений, где любой звук мгновенно чахнет или рождает долгое эхо призрачной реверберации, похожей на вздохи и шёпот давно умерших людей. Ровный сухой ветер вентиляции и гул гигантских лопастей, нагнетающих воздух в тоннели. Хватило суток, чтоб вообразить, что тебя кто то проглотил и ты плутаешь в теле царицы термитов, по её трахеям и по переулкам её великанских потрохов. Неужели на этой планете так плохо снаружи, что ньягонцы предпочли заживо похоронить себя?..

В такой нездоровой и психически опасной атмосфере поиск фирмы, продающей корабли, привёл его под своды тускло освещённого зала, громко называемого Гласной площадью и больше всего похожего на мелочный толкучий рынок. Здесь Форт, утратив рассудок, осведомлялся о покупке межсистемного судна класса D3c/c — и у кого?! у седовато рыжего эльфа крохи с шевелящимися рысьими ушами, который поднялся ему навстречу с плетёнки, разложенной на полу.

Офис солидной фирмы («Шестьдесят четыре года на галактическом рынке! Постоянное место на Гласной!») представлял собой кусок пола, обведённый полустёртой белой полосой, где ютились менеджер по продажам (тот самый полуседой с брюшком, дрябло отвисшим от бремени прожитых лет и съеденных котлет), секретарь по оформлению бумаг (вопиюще фигуристая малышка охристо жёлтого цвета, ушки выше макушки) и мальчик на побегушках, причём все блещут серебряно синими донцами крупных глаз. Из мебели в офисе были одни плетёные циновки. Компьютер и дисплей стояли прямо на полу. И длинноухая троица всем видом показывала, что готова хоть сейчас совершить шахер махер на сумму пять миллионов Е.

Вокруг торговали чем ни попадя. Проволочные стеллажи и напольные лотки, смело импровизированные из листов пластика, картонок и плёнок, были густо уставлены пёстрыми товарами — какие то неизвестные Форту цацки, банки, игрушки, миски с корявыми корнеплодами, пластины и кубики медленно тающего замороженного мяса в эмалированных кюветах, портативная электроника, штанишки, рубашечки, носочки, пояски и платочки. Сотни, если не тысячи худощавых эльфиков топтались, бормотали, шипели и мяукали, как то ухитряясь при таком столпотворении не толкаться и не орать друг на дружку. Здесь же, на полу, ели, азартно играли в кругляшки, а мамаши, сидя впятером на корточках у подпирающего свод мощного целика и расстегнув до талии куртки с множеством карманов, кормили грудью своих паукообразных детёнышей.

— Pax Пятипалый представляет клан, гарантирующий безупречность «Эрке Небек». Их поручительство — верный залог честной сделки! Вот наш каталог. — Полуседой вручил потенциальной жертве тощий альбом с негнущимися, словно сделанными из стекла листами. — Возьмите домой, ознакомьтесь. Мы всегда рады видеть вас на Гласной. Поднюйте с удовольствием и приходите снова. Мы видим, что у вас серьёзные намерения.

— Непременно. — С лживой улыбкой Форт засунул каталог под мышку и начал выбираться из рыночного месива. Он возвышался над ньягонцами и видел кругом море голов, обросших коротким мягким волосом, с торчащими ушными кисточками. Толпа аккуратно раздвигалась перед ним и смыкалась позади, как если б Форта окружало силовое поле.

Пятипалый двинулся следом, как привязанный. Что сие означает? или он надеется на чаевые, познакомив приезжего с местными дельцами?.. Не глупо — содержать для таких целей эйджи зазывалу, чтоб он завлекал в тенета других эйджи, сиречь землян. Вроде того легендарного козла на мясокомбинате, что ведёт безмозглых овец в забойный цех. Ну, понятно! — клан, поручительство и клятва на ноже... И нож есть. Значит, недаром у Ньяго вселенская слава пиратской планеты. Абордаж, людокрадство и прочие штучки.

Форта пленила простота оформления покупки на Ньяго. Кто бы что ни говорил, но во всех четырёх градах Ньяго, чтобы купить космическое судно, достаточно иметь подлинное удостоверение личности и деньги. Единственная из миров планета, целиком имеющая оффшорный статус. Желая оживить экономику и ускорить оборот, здесь пошли на революционные меры, до минимума урезав бюрократию.

Но не надо втирать дорогому гостю, что межзвёздный люгер D3c/c можно купить на толкуне у шаромыжников, торгующих с земли.

Pax Пятипалый, видимо, решил отработать свою долю от сделки. Он не отставал. Более того — он нагонял.

— Мотаси Фортунат, — обеспокоился, что рыбка из сети уходит; даже вежливое обращение ввернул, «старшим» назвал, — вы уносите ложное мнение об «Эрке Небек». Это действительно очень почтенная фирма.

— Дорогой Pax, могу ли я в одиночестве пройти в свой дом на днёвку? — Форт внимательно ознакомился с рекомендациями для приезжих и запомнил главное: не курить, не прикасаться, не шуметь, быть вежливым и называть день ночью. Эти сумеречные лемуры одинаково вырубались и в полдень своей дьявольской белой звезды, и в тёмную полночь, предпочитая всем временам дня рассвет и вечер. Впрочем, день — в полтора раза длинней старо земного — позволял им резвиться сколько влезет.

— Я предупреждал вас, когда вы согласились пройти со мной в офис, что их рабочее место не отвечает вашим представлениям. Едва вы вошли на Гласную, я сразу понял, что вы растеряны. Чужая обстановка. Я решил помочь...

— Ты помог мне — и довольно. Я тебе очень признателен. Теперь я сам попробую разобраться с фирмой. Прощай.

Pax пару секунд вглядывался в глаза Форта, желая прочесть в них, насколько залётный гость стоек в своём упорстве. Скорей Пятипалый смог бы найти отблеск чувства в дырках электрической розетки. Убедившись, что ему ничего не светит, Pax откланялся — опять таки по ньягонски. Ишь как ассимилировался! только ушей с кисточками не отрастил.

Провожая глазами Раха, потерявшегося в одном из боковых выходов, Форт вспомнил град, увиденный при посадке.

Поле дымящихся кратеров, нисходящие ярусы их склонов, раструбы громадных колодцев, откуда выныривали и куда проваливались песчинки флаеров. У горизонта вздулся и лопнул шар прозрачного лилового огня — громадное тело корабля, заливая окрестности стартовой шахты пульсирующим свечением, понеслось ввысь. Представить камеры под землёй, где обслуживают корабли, — дух захватывает.

При снижении лифт совершил манёвр, ориентируясь на мачты посадочного комплекса, — и здесь предстали истинные размеры града. Как урождённый централ, Форт твёрдо знал, что его Сэнтрал Сити — самый большой город на свете, но в ту минуту молча признал: да, Эрке тоже ничего себе городишко, не маленький.

Тем лучше — меньше вероятность второй раз наскочить на Раха. В справке для приезжих значилось: «Клан, или нао: родственный союз для взаимопомощи и самообороны». В Сэнтрал Сити это называют организованной преступной группировкой — касса в виде общака, обет молчания, нож в брюхо за измену, шансон про семью воровскую и маму, прочие блатные прелести. Чем дальше от этого держишься, тем целей будешь. В Эрке нельзя зазеваться. Разденут и разуют, оглянуться не успеешь.

Сквозь пешеходов навстречу Форту из под арки выбежала ньягонка — как и прочие, глазастая, с точёными формами фотомодели, с причёской «я болела, они скоро отрастут», на гибких и сильных ногах оленёнка. Её жилет украшали аппликации, ореховые по соломенному фону, а на боку, как у Раха, был пристёгнут кортик в ножнах. Не останавливаясь, красотка взяла в рот зеркальную пластинку — и по Гласной пронеслась острая трель свиста, следом ньягонка выкрикнула:

— Хад го! Адера кодъе, мар!



Надёжная лицензионная программа перевода с ньягонского на линго и наоборот (надо учиться на своих ошибках!), предусмотрительно закачанная Фортом себе в мозг, преобразовала крик в доступный формат: «Дорогу! Освободить проход!»

Среди базарной тесноты тотчас образовался свободный от людей коридор, а из тоннеля, где ньягонцы прижались к стенам, уже выдвигалась колонна идущих строем: в закрытых шлемах и жёстких жилетах, руки и ноги скрыты пластинчатой бронёй, ранцы как у аквалангистов (куда это они нырять собрались?), оружие в чехлах. Вскоре солдат и след простыл, а Гласная залила коридор своей толпой.

Будто термиты — безглазые, безмолвные и целеустремлённые. Их скорый марш и то, что толпа покорно раздалась на свист и окрик, оставили в душе Форта горький осадок, словно на его глазах над людьми щёлкнули бичом, а они склонились, подчиняясь властной силе.
С Гласной Форт отправился искать сервисный центр «Роботеха». Приятно видеть, что консорциум GR Family BIC добрался и сюда! не жаль пройти пешком полграда, чтобы покалякать с кибертехниками. Предъявив им страховой полис, он договорился об обслуживании, а вот неофициальная часть разговора как то не заладилась — парни «Роботеха», выразительно кося глазами на помощников ньягонцев, дали понять, что при ушастиках кое о чём нельзя ни спрашивать, ни отвечать. И это — свободолюбивые федералы?! да а, крепко здесь воспитывать умеют... Пожалуй, так выдрессируют, что по свистку будешь автоматически выполнять команду «руки на стену!».

Форт презирал удобства. Но обстановка в номере градской гостиницы даже его потрясла своим суровым аскетизмом, чтобы не сказать — голой пустотой. Мебели тут не имелось; нельзя считать мебелью стёганый мат, подушку валик и столик высотой по щиколотку. Роль шкафа играла плоская стенная ниша, а в плотно совмещённом санузле сидячее место турецкого типа находилось точно под душем и при мытье выступало как сток. Вода подавалась четырежды в день по графику, умываться предлагалось влажными салфетками, которые затем следовало класть в мешочек. Замка у сдвижной двери номера не было. Форт, глазам своим не веря, просканировал всю дверь, однако не нашёл даже пустяковой защёлки.

Из обстановки осталось назвать телевизор, но эта плоская штуковина показывала одни ньягонские программы. Вполне грамотно составленная наклейка под экраном советовала гостям из других миров подключать свои родимые каналы за доплату, причём смотреть «растлевающие передачи» постояльцам запрещалось вплоть до выселения. Какая трогательная забота о моральном здоровье... Та же наклейка напоминала, что копировать изображение с экрана без толку — формат ньягонского TV, как и во всех уважающих авторские права цивилизациях, включал скрытые сигналы, превращающие запись передачи любым матрично оптическим устройством в хаос.

Вернувшись в гостиницу с ещё более скверным впечатлением об Эрке, Форт обстоятельно занялся рекламным проспектом. На экранных листах возникали фильмы о проектировании, сборке и обкатке судов, движущиеся схемы, иллюстрирующие прочность и надёжность изделий «Эрке Небек»; всё выглядело блестяще — качество, цены, скидки, сервис и гарантии. Форт не обольщался — заказать трансактивный альбом недорого, равно как и вывесить в Сети заманчивые предложения, однако посмотреть в любом случае стоит. Даже если фирма насквозь фальшива вместе со своей цветастой рекламой, по её материалам можно разобраться в структуре ньягонского рынка.

Люгер, сделанный по лицензии для эйджи, манил и соблазнял Форта. Восемь грузовых отсеков по 260 регистровых тонн, двухпалубный, с двумя твиндеками, длина 67,3 метра, высота 21 метр, ширина с выпущенными крыльями для полёта в атмосфере — 45... Казалось, судно специально создано для прибыльных коротких рейсов. Форт мысленно распределял деньги — сколько на первый взнос, сколько на найм экипажа, на заправку и страховку.

Его расчёты прервал стук в дверь, так странно звучащий в мире высоких технологий; вслед за этим дверь открылась и вошёл... Pax Пятипалый!

— Привет, земляк, давно не виделись. — Форт встретил его с откровенной неприязнью. — Быстро ты меня нашёл — да только зря. Не думаю, что надо покупать корабль у тех ребят, которые торгуют, сидя на газетке.

— Привет. Я нашёл вас по списку приезжих — у вас редкое имя. Не уверен, что мы земляки. — Вслепую пнув стенную панель, Pax носком ступни поддел выпавший оттуда квадратный коврик. Подстилка упала недалеко от Форта, после чего Пятипалый метко сел на неё. — Жаль, что вы прониклись недоверием к «Эрке Небек»; виной тому несовпадение стандартов быта наших миров... или ксенофобия.

— Что ты, откуда ей взяться? Я очень терпимый, с кем только не работал...

— ...а что касается предположения, будто я навязываю вам покупку, то тут дело обстоит иначе. Я уполномочен сообщить, что «Эрке Небек» не продаст вам люгер.

«Вот тебе раз!» — Форт почти обиделся, так как считал, что с пятью миллионами Е на счету он — желанный клиент любой фирмы. Даже то, что Pax отыскал адрес и припёрся вновь морочить ему голову, не так его огорчило, как заявленный облом.

Если на Гласной Pax вёл себя вполне любезно и глядел на Форта с интересом, то сейчас он держался сухо, резковато, поджимая губы, а его синие глаза смотрели настороженно и цепко. За три ньягонских часа парень так заметно изменился, словно узнал, что Форт взял на его имя ссуду в банке и дотла прокутил её с куртизанками, обливая их натуральным шампанским из ведра.

— Другие фирмы тоже воздержатся от сделок с вами.

— Не понял. Я прилетел на Ньяго потому, что здесь всем предлагают льготные условия продаж, без лишних проволочек...

— Не всем. — Пятипалый внимательно изучал Форта; выражение лица Раха намекало, что он далеко не всё выложил. — Мы дорожим репутацией и в некоторых случаях отказываем покупателю, чтобы имя нашего мира не попало в скандальные новости.



«А чего вам стесняться? и так при словах „пиратская планета" все вспоминают Ньяго!» — вертелось на языке Форта. Но вслух он произнёс другое:

— Тогда у меня два вопроса. Первый — если ты случайный прохожий, то какого чёрта встрял в мои отношения с «Эрке Небек»? и второй — почему фирма, готовая продать мне судно, вдруг пошла на попятную?

— Ответить просто. Мы в самом деле встретились случайно; я шёл по Гласной и заметил, что вы ведёте себя неуверенно. После беседы менеджер догнал меня и попросил выяснить, почему вы так внезапно изменили свои планы. Ему это не понравилось и показалось подозрительным. И я выяснил.

— Это как же?

— Ознакомился с вашим досье.

— Досье! откуда у вас моё досье?!

— Не шумите. Досье — всего лишь сумма сведений о чём то или ком то. Как офицер сил безопасности, я запросил о вас открытые источники, вот и образовалось досье...

Pax говорил что то ещё, но Форт не слушал. Мимоходом сказанные слова ударили его как молотком по голове. Опять силы безопасности!! Да что это, наконец, такое — рок, проклятие? почему, ступив в каждый новый мир, непременно вляпываешься прямиком в спецслужбы? Или их столько развелось, что невозможно миновать и ускользнуть от их внимания? Первый встречный — уже офицер контрразведки! должно быть, за колонной прятался их генерал с нашивками трижды героя тайной войны миров...

Все мысли о том, что Pax старается из за комиссионных, отпали начисто. Зато окрепло подозрение, что Pax не просто так слонялся по Гласной.

— И ты будешь утверждаешь, что никого не поджидал на рынке, а околачивался, чтобы чего нибудь купить? — спросил Форт с издёвкой.



Враждебное выражение синих глаз Раха не изменилось, лишь губы уныло исказились, будто от невыносимой скуки: «Как тошно сотый раз вдалбливать прописные истины в чью то ослиную башку!..»

— Я в отпуске, могу ходить где угодно. Но если меня просят о помощи, то любые личные дела надо отставить. Так вот, я изучил материалы на вас и нашёл там немало сомнительного. Я говорю о сведениях из открытых источников — о том, что в них не вошло, я и гадать не рискую.

— И каким сведеньем тебя так озадачило? — Форт разлёгся на мате, опираясь на локоть. Он догадывался, что именно нарыл о нём Пятипалый. О о! Раху такой послужной список открылся!.. как бы не пришлось уматывать отсюда, потому что контакты с разведками трёх миров аттестуют приезжего не лучшим образом1.

— Начать с того, что вы — артон.

— Да, так и есть. Я не скрываю.

— Не вполне ясно, где вы нашли средства на искусственный организм. Полный протез тела — дорогостоящая биотехника.

— Это private, моё сугубо частное дело. Я не обязан отвечать. Предъявляй ордер, заводи протокол, а я тем временем свяжусь с консулом Альты и обеспечу себе адвоката — тогда и поговорим.

— Я не допрашиваю, а рассказываю, — заметил Pax. — Я даже не задаю вопросов. Ордер, адвокат — это излишне. У нас всё гораздо проще. Офицер клана осуществляет и дознание, и следствие, а иногда и суд.

— Вы здорово экономите на канцтоварах и персонале, — с завистью признал Форт преимущества ньягонской юстиции. — А как насчёт произвола и должностных подлогов?

— Рядовых граждан за это высылают, а людей клана — казнят. — Pax совсем не к месту доверительно улыбнулся, как если бы сказал: «Сегодня жена призналась мне, что беременна». — Вы же не удивляетесь отсутствию у нас замков?

— Я заметил.

— Потому что нет краж. Любая кража стоит четыре года каторжных работ.



Форт перевёл годы Ньяго в федеральные и возмутился:

— Как то вы слишком жёстко!

— От преступления людей удерживает только страх. А ужас — ещё лучше. Убеждать, надеяться на сознательность — обходится слишком дорого для жертв. Мы остановились на вашем private...

— Хм... Я был протезирован по медицинской страховке.

— Вполне вероятно. — Такой ответ устроил Раха. — Вы впервые на Ньяго, но неплохо знаете наш язык.

— Вызубрил по самоучителю. Практиковался с кем попало — в портах, на промежуточных станциях.

— Вы обучались как космический пилот в академии Бланда и Клаузенга. Не все её дипломы — подлинные.

— Я спасал корабли во время аварий, и служебное расследование всегда признавало мои действия правильными.



Pax вбрасывал находки — факт за фактом, стараясь подавать их помрачней, поближе к криминалу, а Форт искусно парировал нападки на свою биографию, толкуя тёмные места самым выгодным для себя образом.

— Вы произвели нелегальную посадку на ТуаТоу.

— Аварийную посадку.

— И сразу убили представителя власти при исполнении обязанностей. Суд вынес небывало мягкий приговор — два года и компенсация семье убитого.

— Я вчистую расплатился за всю посуду, которую разбил в том баре.

— Я знаю, сколько там стоит посуда. Выйдя на свободу, вы получили контуанский вид на жительство «за ценный вклад в экономику Державного Мира». Tyaнцам видней, за что награждать каторжников.

— Предельно ясно сказано: «за ценный вклад». Я им ценно вложил.

— Вот я и думаю — что вы вложили, если вас так скоро выпустили?

— Private.

— Вы упоминались в числе фигурантов истории с лихтером «Сервитер Бонд». На борту был феномен с Арконды, испускавший «лучи смерти». Кончилось тем, что вас увёз военный корабль мирков.

— Славные ребята. Я всегда вспоминаю о них с удовольствием.

— Мирки редко снисходят до братьев из младших миров, а тут вдруг — предоставление убежища. Им вы тоже чем то угодили, не так ли?

— Private.

— Вы, смотрю, любите это словечко. Имейте в виду: чем чаще в нашей беседе звучит «private», тем больше у вас шансов стать нежелательным иностранцем и быть выдворенным.

— Интересно, какой ваш закон я нарушил своим существованием? или здесь не только судей нет, но и законов?

— Зачем же так резко... Есть законы. В частности, о лицах, которые не хотят или не могут объяснить своего сотрудничества со спецслужбами иных миров. Ладно бы вы предъявили...

— ...членский билет разведуправления Альты? И часто к вам являются извне с удостоверением шпиона вместо паспорта?

Раху надоел обмен любезностями; глаза его стали синими льдинками, а движение губ выразило готовность если не к брани, то к административной жестокости.

— Мотаси Фортунат, это неподходящий момент для остроумия. Вы находитесь на Ньяго; извольте уважать наши обычаи и мой ранг. К тому же я ещё не закончил.

— Продолжай, пожалуйста. Я то помню, кто я и где я, — а вот у тебя, похоже, с этим проблемы.

Форт вёл себя раскованно, как дома, поскольку уже решил вопрос с отъездом. Если по поводу покупки люгера местная охранка начинает рыться в биографии и обмерять твои деяния линейкой — нечего тут делать. Рейсов с Ньяго уходит много; нынче же взять билет и — ариведерчи, лемуры!

«Выискался на мою голову ещё один любитель инопланетной жизни. Так по Ньяго зафанател, что спятил — жить сюда вселился! Ну и пропадай в катакомбах. Чёрта лысого ты арестуешь, а не меня; я тебе не лицо без гражданства. Хочешь — удостоверение предъявлю? одна метка контуанская, другая — миркская; полюбуйся и утрись. У самого, поди, неизвестно что проставлено — «легально въехавшая нелюдь».

Как ни странно, на последний выпад Pax не ответил вовсе. Он слегка помрачнел, но глаза и голос остались прежними.

— На Планете Монстров вы приняли альтийское гражданство и официально погибли, но затем воскресли и стали дознавателем в страховой компании. Уволившись же оттуда, получили необычно щедрый бонус — пять миллионов экю. Я позвонил в компанию; мне подтвердили, что премия выплачена заслуженно.



Форт с гордостью вспомнил, как они с Френкелем облегчили кое кого на тридцать три лимона. Правда, кончилось это словами: «У тебя есть полтора часа, чтобы удрать с планеты, иначе я не отвечаю за твою жизнь. Пятнадцать процентов ждут тебя в ньягонском банке. Будь умницей и года три тут не показывайся».

— Это соответствует действительности, — надменно кивнул Форт.

— А ещё вы женились лайгитским браком и каким то образом вместе с женой угодили в списки родичей цариц Джифары. Если вы считаете, что у вас заурядная биография пилота межсистемника, — это ваше private. Но у меня сложилось совсем другое мнение.

— Всё таки не вникаю. За что именно я буду выдворен — за то, что женился, или за то, что законно получил вознаграждение? Кстати, налог с премиальных уплачен. Ведь основание высылки вы впишете в бумаги — надо же мне знать, с каким клеймом я пойду по жизни.



Pax скептически сощурил один глаз; голос его стал сладковатым, с лёгкой подлецой:

— Я справился, сколько зарабатывает дознаватель на Планете Монстров. Даже тысяча экю в неделю — это всего сорок восемь тысяч в федеральный год. Положим, плюс проценты. Всё равно сумма несравнима с пятью миллионами. «Эрке Небек» разумней воздержаться от сделки, если источник доходов покупателя неизвестен.

— Ты меня убедил, — со вздохом согласился Форт. — Владеть люгером я не имею права. Не достоин! Перевожу деньги в Транснациональный Банк и улетаю на Пасифиду прожигать остаток дней. Или арестуешь, чтобы я отсидел второй срок за туанца? Давай. Штраф за моральный ущерб я стребую через международный суд — знаешь, есть такой! а то вдруг вы о нём позабыли.

— Задерживать вас не за что. — Pax смягчился, едва речь зашла об утечке с Ньяго 5 000 000 Е. — Но всюду принято, что фирма может отказать в услуге, не объясняя причин. Будем откровенны, мотаси Фортунат, — вы производите впечатление не пилота...



«Я пилот!» — хотелось зарычать Форту, но биография свидетельствовала против него. Последние годы он только тем и занимался, что изобретательно выкручивался из сумасшедших передряг, умудряясь в итоге остаться с прибылью. Факты не оспоришь.

— ...не пилота, а специалиста по экстремальным ситуациям и негласным акциям. — Пока Pax говорил, из голоса его исчезли последние нотки озлобления; на смену пришла непоколебимая уверенность. — Я обращаюсь к вам именно как к специалисту. Возможно, вы сочтёте моё предложение изложенным в необычной форме, но его условия останутся неизменными. Иначе говоря, торговаться не будем. Ваша кандидатура нам подходит, невзирая на пробелы в биографии. У вас есть опыт, необходимый для решения нашей проблемы. Скажу прямо — я доложил о вас наверх и сообщил, в каких событиях вы участвовали. Только достоверное, никаких домыслов. Аналитики сочли, что вы пригодны. К тому же если вы упорно молчите о прежних акциях, то промолчите и об этой.

— Спасибо. — Форту очень не понравилось, что спецслужбы выискивают и изучают детали его жизненных перипетий, а затем делают далеко идущие выводы. Потому и хотелось скорей заполучить собственный корабль, подобрать экипаж из молчаливых мизантропов и курсировать между колониями, как можно реже пересекаясь с любознательными людьми из тайных ведомств. — Но с чего ваши решили, что я соглашусь?

— Вариантов выбора — всего два. — Голос Раха вновь стал обманчиво ласков. — Либо вас выдворяют, ничего не продав, либо «Эрке Небек» закрывает на всё глаза и даже делает скидку с цены люгера. Поразмыслите. На рынках вне Ньяго судно обойдётся вам на полтора миллиона дороже. И ещё — условия кредита. Банк возьмёт с вас минимальный процент...

— Скидка — десять процентов, по кредиту — восемь, — железно молвил Форт. — Торговаться не будем.

— Идёт. — Pax наклонил голову.

— Плата за акцию — отдельно; семьдесят тысяч Е в туанских отах по курсу.

Pax призадумался, втянув губы; взгляд стал отрешённым.

— Согласен. Цена разумная.

— Гарантии?

— Моё слово. — Pax выглядел крайне серьёзно.



«Как часто я полагаюсь на чьё нибудь честное слово!.. — сокрушённо подумал Форт. — А всё из за денег, будь они прокляты. Иначе — ищи подержанный товар в другой подворотне Галактики...»

— Теперь к делу. Какая у вас проблема?

— Всему своё время, мотаси Фортунат, — улыбнулся Pax, вставая. — Так ли важно знать заранее, чем придётся заниматься? ведь вы не впервые подписываетесь на неизвестное задание, верно?
Носитель барж вышел на лунную стационарную орбиту. Наружные визоры создавали у находящихся в рубке чарующую иллюзию ангельского полёта среди миров и светил. Добела раскалённый диск Юады был так ярок, что, казалось, грозил расплавить экраны, но звёздное пламя, взмывая над хромосферой всплесками протуберанцев, рассеивалось далеко от Ньяго, и её голубовато серого лица достигал лишь безжалостный свет, да потоки заряженных частиц врывались в магнитное поле планеты, рождая сполохи полярного сияния.

Покрытая пепельной патиной древности луна — на подлёте маленькая, невзрачная — теперь выпукло наваливалась на судно, занимая треть обзора своей круглой тушей, изрытой кратерами, изборождённой разломами мёртвых каньонов, шероховатой из за россыпей пологих гор. Механически загорались ровным светом и гасли огни лазерных маяков. В пустоте над луной плыли алые и жёлтые искры бортовых огней; как рождественские зеркальные шары, переливались в бархатной черноте тела окололунных станций. Эфир был полон голосов и сигналов: множество судов стремилось к луне, а другие удалялись от неё, насытившись гостеприимством перевалочных баз и радуясь дешевизне здешних услуг. Подобно яунгийскому Кьярану, колумбийским Победе и Свободе, Исса — спутница Ньяго — жила коммерческим транзитным сервисом и умело играла ценами, прельщая космических скитальцев.

Капитан привычно доложил диспетчеру службы движения:

— Исса, я, дальний носитель «Леди Гилфорд», тип G4cqy/hk, модель «ганза оптима 17», DF 41029, на постоянной орбите. Примите параметры обращения.

— Исса приняла, — ответил на линго бойкий, звенящий голосок ньягонки. — «Леди Гилфорд», у вас нет разрешения на посадку или разгрузку. Оставайтесь на своей орбите. Ваша пассажиры могут покинуть судно на челноке для прохождения медицинского контроля.

— Ну вот, опять. — Не глядя, капитан с постной миной нашёл нужный сенсор на панели связи. — Исса, вас понял. Доброе утро, мистер Хау. Исса нас не впускает.

— Хай, кэптен! — бодро воскликнула связь. — Всё отлично! Я немедленно разрулю этот вопрос.

— Удачи, — бросил командир судна, отключаясь и обращаясь к навигатору: — Я вовсе не против этих голокожих кошек...

— Не лемуров? — поднял брови штурман. — Они вроде из лемуров. Хвост такой интересный...

— Кому что нравится. В биологию я не вникал. Кормят на Иссе хорошо, бары...

— Бары вполне приличные, — мечтательно улыбнулся штурман.

— ...но их правительство — нечто из ряда вон. Представь, что у нас президент — учёный. Или генерал. А то и вовсе экономист. По твоему, это нормально?



Человек, которому капитан пожелал удачи, в это время уже пробивался на контакт с упомянутым экономистом. По традиции в Триумвират, координирующий политику Трёх Градов — Эрке, Крау и Ньяро, — от Эрке выбирался экономист. Его даже звали не по имени и клану, а по должности — Сёган, то есть Банкир.

— Я требую соединить меня с Сёганом! Наша благотворительная миссия столкнулась с необъяснимым запретом! Если мне сейчас же не будет предоставлена связь...



Возмущение в голосе человека (он проснулся рано, уже представительно оделся и наложил косметику) было горячим и сочным, но шло не от души, а порождалось артистизмом и служебным долгом. Да и те, кто слушал гневные излияния с борта «Леди Гилфорд», не были излишне впечатлительными. Кроме того, кудахтанье инопланетного гостя входило в сценарий наезженной и всеми заученной тоскливой пьесы «Мы тянем руку милосердия и дружбы, почему вы её отталкиваете?»

— Господин Сёган занят.

— Речь идёт о миссии доброй воли! Вы не смеете нам препятствовать. Организация «Всеобщее Помилование» уполномочила меня вручить нуждающимся продукты, лекарства и тёплые вещи! Вы и дальше намерены нас задерживать? Имейте в виду, я этого так не оставлю! Я обращусь к всемирным средствам массовой информации с заявлением...

— Убийственно, — пробормотал дежурный связист градского совета молодому дублёру. — Как по писаному чешет. Наверное, текст у него заготовлен заранее и подаётся на экран подсказку. Почти слово в слово как прошлый раз.

— Вызвать кого нибудь? — спросил дублёр, оглядев сенсорную мозаику с именами градских ответственных лиц.

— Погоди. Он ещё не выговорился.

— ...граничит с хладнокровной жестокостью — вы знаете, как много людей ждёт гуманитарной помощи...

— Вон как заворачивает! Надоело это — хуже нет, чем его болтовня. Говорит, будто пишет в газету. Чувствуешь, какой опытный звонарь?

— ...никакие попытки помешать диалогу цивилизаций и развитию общечеловеческих связей...

— А по людски он не умеет?

— При мне не случалось. Может, он и сны видит в записи с официозного телеканала? Хватит, я утомился слушать. Включи ему госпожу Аву, пусть с ней препирается.

— Старшую секретаршу?! она нам потом хвосты не надерёт?..

— Я знаю, что говорю. Делай. Она поднаторела со «Всеобщим Помилованием» ругаться. Послушаешь, как она незваных благодетелей носом в сажу...

— Мотагэ Угута Ава? доброй ночи, пост круглосуточной связи приветствует вас. С нами вступил в контакт борт эйджинского баржевоза «Леди Гилфорд», и некий главный представитель...

— Не трудись, кой, я знаю, кто это и с чем он явился. Соединяй. Добрая ночь, я Эрке Угута Ава. Дражайший мистер Хау, как это мило, что вы снова над нами зависли. Вам ещё в полёте была послана радиограмма о том, что...

— А я, милейшая мадам Ава...

— Эрке Угута Ава, — настояла на правильном именовании сановная дама.

— ...Угута, именно так — ответил на радиограмму, что для международных организаций, осуществляющих адресную безвозмездную помощь тем, кто лишён социальных гарантий и человеческих прав...

— Мистер Хау, у меня за время разлуки с вами скопился солидный материал о голоде и нищете в ряде владений Федерации. Ваше сердечное участие в судьбе моих соплеменников совершенно излишне, а вот обратить внимание на то, что у вас дети недоедают и болеют, а взрослые из за экономических сдвигов оказываются без средств к существованию, вам стоило бы. Чем внедрять права и гарантии в чужих мирах, следует позаботиться о них у себя дома. Почему вы с вашим безвозмездным грузом не отправились в... какой нибудь свой неблагополучный регион?

— В Федерации, — голос из окололунного пространства стал пафосным, — люди свободны выбирать себе место жительства, работу и правительство, чего о вашей планете не скажешь. Помощь в первую очередь необходима тем, кто лишён выбора. И мы оказываем её, независимо от расстояний, убеждений и видовой принадлежности! Мы — без границ!

— А мы — с границами, — ответила Ава. — И пересекать их без разрешения не позволим. На этом я прощаюсь с вами, мистер Хау.

— Я — нет. До свидания, — многозначительно закончил человек с орбиты.

— И что теперь будет? — нахмурился дублёр.

— Скандал будет, — вздохнул многоопытный связист. — Недели на три, на четыре, не меньше. Эти шуты из «Помилования» на нытьё изойдут, пока не добьются своего. Как тошно возиться с такими гостями! Никогда не угадаешь, как они извернутся и какую скверну изрекут!


Каталог: Upload Books2 -> Books
Books -> Леонид Николаевич Андреев Иуда Искариот Леонид Андреев Иуда Искариот
Books -> Сергей Викторович Покровский Охотники на мамонтов
Books -> Григорий Чхартишвили Писатель и самоубийство
Books -> Чингиз Торекулович Айтматов Тополек мой в красной косынке Повести
Books -> Книга первая. Чертова яма Часть первая Если же друг друга угрызаете и съедаете
Books -> Дмитрий Михайлович Балашов Симеон Гордый Государи московские 4
Books -> Владимир Клавдиевич Арсеньев Дерсу Узала в дебрях Уссурийского края – 2
Books -> Виктор Петрович Астафьев Царь рыба Оригинал этого текста находится в «Электронной библиотеке художественной литературы»
Books -> Виктор Астафьев Последний поклон (повесть в рассказах)
Books -> Владимир Клавдиевич Арсеньев По Уссурийскому краю в дебрях Уссурийского края – 1


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница