Михаил Ефимович Литвак



страница45/136
Дата03.03.2020
Размер2.91 Mb.
ТипРассказ
1   ...   41   42   43   44   45   46   47   48   ...   136
Оратор высокого стиля. Опять вернемся к М. Ци­церону. Третий род - тот пышный, неистощимый, мощ­ный, красивый, который, конечно, и обладает наиболь­шей силой. Это и есть как раз тот, восхищаясь красота­ми речи которого, люди дали красноречию играть та­кую крупную роль в государстве, но именно такому крас­норечию, которое неслось бы с грохотом в мощном беге, которое казалось бы парящим выше всех, вызывало бы восхищение, красноречию, до которого подняться они не имели бы надежды. Оно то врывается в мысли, то вкрадывается в них, сеет новое убеждение, исторгает укоренившееся. Но есть большая разница между этим родом красноречия и простым. Кто усовершенствовал­ся в том простом и точном стиле, чтобы говорить умно и убедительно и не задаваться более высокими целями, тот, уже одного этого добившись, становится крупным, если не величайшим оратором: ему меньше всего гро­зит опасность очутиться на скользкой почве, и, раз встав на ноги, он уже никогда не упадет. Оратору среднему, если он свой стиль в достаточной мере обеспечил соот­ветствующими средствами выражения, не придется бо­яться сомнительных и рискованных моментов в оратор­ском выступлении, даже если у него, как это часто слу­чается, иногда не хватит сил: большой опасности для него не будет, ибо с большой высоты ему не придется падать. А этот наш оратор, которого мы ставим выше всех, мощный, решительный, горячий, если он рожден лишь для этого одного рода красноречия или если он упражняется в нем одном, не попытавшись сочетать своего богатства с умеренностью двух предшествующих родов, то он достоин глубокого презрения. Ибо тот про­стой оратор, говоря проницательно и хитро, кажется уже во всяком случае мудрым, средний кажется приятным, этот же со своим неистощимым пылом, если в нем нет ничего другого, производит впечатление человека не в своем уме. Раз человек не может сказать спокойно, про­сто, стройно, ясно и отчетливо, и, не подготовив слуша­телей, начинает зажигательную речь, получается впечат­ление, будто он безумствует на глазах у здоровых и как бы предается пьяному разгулу среди трезвых.
Истинно красноречив тот, кто умеет говорить о будничныых делах просто, о величавых - величаво, а о сред­них - стилем промежуточным между обоими.
Ниже опишу несколько ораторских приемов высо­кого стиля и на примере одной публичной лекции по­стараюсь показать, как переходить от низкого стиля к высокому. Сейчас же хочу привести еще одну метафо­ру, которая покажет соотношение стиля низкого, сред­него и высокого. Если сравнить ораторское искусство с фигурным катанием, низкий стиль соответствует сколь­жению, средний - поддержкам, а высокий - прыжкам. Я лично упражнялся только в низком стиле и сам не за­метил, как временами стал говорить высоким, точно так же как долго занимался пешей ходьбой и неожиданно понял, что неплохо бегаю.

А теперь рассмотрим некоторые психологические приемы, которые помогают завладеть вниманием слу­шателей.

В плане целенаправленного моделирования эмоций вызывание удивления, интереса, а потом радости (удив­ления, гнева, интереса, радости) позволяет удержать внимание аудитории. Человек, прошедший нашу под­готовку, постарается не стоять за трибуной, а если ему нужны записи, он их захватит с собой и, не стесняясь, в случае нужды будет пользоваться ими.

Послушайте рассказ одного ученика из нашей шко­лы ораторского искусства.



«Конференция проходил» в большой аудитория, заполненной участникам» всего на треть. Трибуна отстояла от первого ряда, кстати, почтя пустого, метра на три-четыре. На сцене, кото­рая находилась еще дальше, стоял стол, за которым сидел президиум. Зная, что лучше читать выступление, когда от первого человека тебя отделяет »е более полутора-двух метров, я вышел из-за трибуны, прихватив записи, и подошел на деловое расстояние к слушателям первого ряда (выделяют 4 психологических расстояния: интимное- менее 40 сантиметров, деловое - 40 сантиметров - 2 метра, публичное - для лекций - 2-4 метра, общественное - для митингов и демон­страций - более 4 метров). Но председательствующий велел мне вернуться за трибуну. Я встал за трибуну, приподнял ее и пошёл вместе с ней к первому ряду. В зале мгновение наступила тишина. Пока я перемещался вместе с трибуной, многие участники конференции пересели поближе. Первый ряд был заполнен. Теперь я понимаю, насколько важно вызвать в зале удивление. А это необязательно делать словами».
Действительно, движение, перемещение очень помо­гают вызвать удивление и тем самым удержать внимание слушателей. Когда я рассказываю о психологии судьбы, о позициях комплекса «Я, ВЫ, ОНИ, ТРУД», то ста­новлюсь в аудитории на стул с четырьмя ножками. Тогда видно, что неполноценность или отсутствие одной из них делает человека зацикленным на своих межличност­ных проблемах. Все силы уходят на удерживание рав­новесия. На продуктивную деятельность их уже не хва­тает. Демонстрируя переход от низкого стиля к высо­кому, когда аудитория уже завоевана, можно подняться и на стол. Я это продемонстрировал во время подготов­ки к проведению избирательной кампании кандидатов в депутаты. При этом я заявил, что, выступая перед тол­пой, необходимо быть выше всех. Ленин ведь тоже в свое время стоял на броневике. Дело было в 1990 г., а место проведения - зал заседаний бывшего Ростовского област­ного совета. Газеты тогда писали, что деревянная душа этого парадного стола возмущалась подобным обращени­ем. Просто она молчала, потому что не могла говорить.

Можно моделировать эмоции с помощью самой речи. Главное - избегать банальностей. Расскажу об одном своем выступлении в застойные времена.

На одним из совещаний в обществе «Знание» под­нимался вопрос, как лучше вести агитацию и пропаган­ду. Высказывалось мнение, что мало наглядной агита­ции и надо увеличить количество схем и плакатов. Тогда, дескать, усвояемость идей будет выше. Я выступил и сказал примерно следующее: «Если бы я работал в ЦРУ и проводил идеологическую диверсию против СССР, то своих агентов внедрял бы в учебные учреждения на должность преподавателей общественных наук. Они должны были бы выполнять все инструкции наших ру­ководителей, но с единственным условием - проводить занятия скучно. Тогда автоматически будут усвоены прямо противоположные идеи. Скучных преподавате­лей я назвал бесплатными наемниками империализма. Через несколько дней со мной беседовал сотрудник КГБ. Но он оказался умным человеком. Кроме того, мне помог наш классик. Через неделю я читал в КГБ лек­цию о психологии общения. Значит, не всякий аппа­ратчик виноват, что он аппаратчик.

А теперь процитирую классика, а вы попытайтесь угадать, кто это.


«Слог профессора должен быть увлекательный, огнен­ный. Он должен в высочайшей степени овладеть вниманием слушателей. Если хоть один из них может предаться во время лекции посторонним мыслям, то вся вина падает на профессора: он не умел быть так занимате­лен, чтобы покорить своей воле даже мысли (здесь и далее выделено мною. - МЛ.) слушателей. Нельзя вообразить, не испытавши, какое вредное влияние происходит от того, если слог профессора вял, сух и не имеет той живости, которая не дает мыслям ни на минуту рассыпаться. Тогда не спасет самая ученость - его не будут слушать; тогда никакие истины не произведут на слушателей влияния, потому что их возраст есть возраст энтузиазма и сильных потрясений; тогда происходит то, что самые ложные мысли, слышимые ими стороною, но выраженные блестящим и привлекательным языком, мгновенно увле­кут их и дадут им совершенно ложное направление...

Рассказ профессора должен делаться по временам возвышен, должен сыпать и возбуждать высокие мыс­ли, но вместе с тем должен быть прост и приятен для всякого. Он не должен довольствоваться тем, что его понимают некоторые; его должны понимать все. Что­бы быть доступнее, он не должен быть скуп на сравне­ния. Как часто понятное еще более поясняется сравне­нием! И поэтому эти сравнения он должен всегда брать из предметов, самых знакомых слушателям. Тогда и идеальное и отвлеченное становится понятным».
Это цитата Н. В. Гоголя, а фраза, которую я выделил, позво­лила сотруднику из КГБ отстоять меня.



  1. Психологическое айкидо и публичное выступление

Сейчас мы проведем небольшой семинар. Представь­те себя студентами медицинского университета пятого курса. Вы пришли к нам на кафедру психиатрии и ме­дицинской психологии и слушаете вводную лекцию. Начало имеет определенное значение для дальнейших контактов. Каждый профессионал хочет иметь способ­ных учеников, пытается привлечь к занятиям своей спе­циальностью наиболее достойных. Сейчас прочитайте два варианта вводной лекции и ответьте на три вопроса:

1. В каком стиле читались лекции?

2. Какие эмоциональные и интеллектуальные реак­ции при этом вызывались?



3. При каком варианте у вас возник интерес к этой дисциплине?


Каталог: ld
ld -> Тревожно-депрессивные расстройства и качество жизни у больных старческого возраста c ишемической болезнью сердца, осложненной хронической сердечной недостаточностью, возможности коррекции 14. 00. 05 внутренние болезни
ld -> Черепахи до самого низа. Предпосылки личной гениальности
ld -> Внутриполостная фотодинамическая терапия рака мочевого пузыря и аденомы предстательной железы 14. 00. 40. Урология
ld -> Экстрапинеальный мелатонин в процессе старения 14. 00. 53 геронтология и гериатрия
ld -> Взаимосвязь синдрома эмоционального выгорания и социально-психологических характеристик личности в экстремальных условиях профессиональной социализации
ld -> 5. Дерматовенерология
ld -> Темы рефератов по патофизиологии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   41   42   43   44   45   46   47   48   ...   136


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница