Многосторонняя дипломатия



страница3/7
Дата28.09.2017
Размер0.76 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

Интересам России не отвечало бы неконтролируемое развитие событий в Ираке с выходом на полномасштабную гражданскую войну, в которую могут быть вовлечены соседние страны. В то же время очевидно, что чем раньше внутрииракская ситуация начнет развиваться без искажающего воздействия фактора иностранного военного присутствия, тем скорее осуществится ее урегулирование. Роль внешнего фактора – международного сообщества и соседей Ирака – должна сводиться к содействию в достижении консенсуса в иракском обществе по главным вопросам будущего страны. Цель - формирование широкого национального согласия с участием всех ведущих иракских сил и обеспечение реальной вовлеченности международного сообщества, прежде всего всех без исключения соседей Ирака, в процесс урегулирования.

Собственно, в этом заключается смысл выдвинутой еще в 2003 году российской инициативы созыва представительной международной конференции по Ираку с участием лидеров всех основных этно-конфессиональных групп и ведущих общественно-политических организаций страны, включая и оппозиционные. Данное предложение остается в силе. Оно может быть востребовано в случае, если придет осознание тупиковости нынешней политики США в Ираке и возобладают реалистичные подходы к иракскому урегулированию.

В таком ключе сформулированы рекомендации двухпартийной экспертной группы Дж.Бейкера-Л.Гамильтона, в частности, о целесообразности разработки графика ускоренного вывода МНС, подключения к урегулированию Сирии и Ирана и обеспечения продвижения в арабо-израильском урегулировании.

Иракская ситуация показывает взаимосвязь многих международных проблем. В данном случае речь идет об Ираке и ядерной программе Ирана. Важное практическое следствие из этой связи: участие Ирана в иракском урегулировании в многостороннем формате создаст условия для перехода и к решению проблемы его ядерной программы также в духе умеренности и компромисса, включая нормализацию двусторонних отношений между Вашингтоном и Тегераном.



Рекомендация. В работе с международными партнерами продвигать российские подходы к политическому урегулированию иракской проблемы. Его демонополизация давала бы реалистичную альтернативу нынешней тупиковой ситуации в условиях, когда в США после промежуточных выборов в конгресс интенсифицируются дебаты по поиску “стратегии выхода” из Ирака. Продуктивными представляются идеи создания Контактной группы в составе постоянных членов СБ ООН, всех соседей Ирака и ряда ведущих региональных держав, а также проведения в таком составе международной конференции по Ираку с участием ведущих иракских политиков. Такой коллективный формат в состоянии выработать жизнеспособную, отвечающую интересам всех этноконфессиональных групп иракского общества и всех соседей Ирака стратегию урегулирования.

4. Взвешенный подход России к ситуации вокруг ядерной программы Ирана пользуется широким пониманием в мире и разделяется многими международными экспертами. Признается, что данная проблема не имеет силового решения, т.е. ее политико-дипломатическому урегулированию нет разумной альтернативы. Ультимативная политика обречена на провал.

Неконструктивная позиция Ирана привела к тому, что в декабре 2006 года была принята резолюция 1737 СБ ООН, которая требует от Ирана приостановить всю деятельность, связанную с обогащением урана, химпереработкой отработавшего ядерного топлива и тяжеловодными реакторами. Рассматриваем ее в качестве серьезного сигнала Тегерану о необходимости более активного и открытого сотрудничества с МАГАТЭ для снятия сохраняющихся озабоченностей и вопросов в отношении его ядерной программы.

Решение иранской ядерной проблемы возможно только в общем контексте международной и региональной ситуации, имея в виду, что ужесточать режим нераспространения можно будет только в условиях обеспечения верховенства международного права в международных делах и создания системы международных гарантий безопасности для всех без исключения государств, а также обеспечения всем государствам равного, недискриминационного доступа к новейшим технологиям, в том числе ядерным. В любом случае нельзя загонять проблему в тупик, а реакция международного сообщества должна быть адекватной степени угрозы нераспространению, которую могут определить только должным образом уполномоченные на то профессионалы. Заслуживают внимания и предложения о создании в регионе Ближнего и Среднего Востока системы региональной безопасности, частью которой могли бы быть взаимные гарантии безопасности с участием постоянных членов СБ ООН, Ирана, Израиля и Сирии.

Важным фактором в данной ситуации, как и в ряде других, является отсутствие нормальных отношений между Ираном и США. Ситуацию усугубляют попытки наклеить на Тегеран ярлык страны, входящей в “ось зла”, и заявления о необходимости смены режима в Тегеране как единственного средства обеспечения надежного решения проблемы.

Нельзя сбрасывать со счетов и мнение независимых экспертов о том, что реальной целью Тегерана является не столько создание ядерного оружия, сколько достижение способности к его быстрому производству с использованием возможностей невоенного ядерного сектора (так называемый “пороговый потенциал”, которым уже обладает целый ряд стран, включая ФРГ и Японию). Наиболее продуктивной линией международного сообщества в этой связи был бы комплекс мероприятий по вовлечению Тегерана, будь то в региональные дела, включая урегулирование в Ираке и стабилизацию Афганистана, или нормализация с ним двусторонних отношений.

Поддержание нормальных отношений друг с другом является обязанностью всех государств, и никакие соображения, тем более идеологического порядка, не снимают с государств эту ответственность. Настораживают признания ряда американских официальных представителей о том, что реальная цель их иранской политики – смена режима.

Рекомендация. В любом случае международное сообщество не должно идти на общие для всех риски, сопряженные с эскалацией ситуации вокруг Ирана, до тех пор, пока США не предпримут искренних, добросовестных усилий по нормализации своих отношений с Тегераном. В этом вопросе, как и в ситуации на палестинских территориях, нежелание США использовать “окно возможности”, созданное реформаторским правительством президента М.Хатами, имело своим прямым следствием радикализацию ситуации внутри Ирана и дальнейшее обострение вокруг его ядерной программы.

Встает и другой, более фундаментальный вопрос: почему надо идти на силовой вариант, грозящий обрушением ситуации в Ираке, если США своими планами размещения элементов национальной ПРО в Европе фактически признают действенность стратегии сдерживания посредством устрашения в отношении предполагаемой ракетно-ядерной угрозы со стороны Ирана?



Рекомендации. Если где и начинать взаимодействие с США “с самого начала”, то есть с совместной оценки угрозы, то именно здесь, пока американская тактика ползучего втягивания международного сообщества в полномасштабный кризис вокруг Ирана не увенчалась успехом. При этом надо ввести в оборот весь массив имеющихся экспертных оценок.

- В числе прочего надо будет учесть последствия иранского кризиса для межцивилизационных отношений. США придется доказать, что они не готовятся к “войне цивилизаций”, создавая условия для своего “фронтового” существования (по опыту Израиля) – в качестве “крепости Америка”, отгороженной от остального мира океанами, пограничным контролем советского образца, включая “заборы”. Августовская поездка бывшего президента Ирана М.Хатами в США показывает, что межцивилизационный диалог может стать для американцев полезным каналом установления контактов с Тегераном.

Что касается интересов России, то наряду с нераспространением для нас имеет значение важная региональная роль Ирана, включая проблематику стабилизации Афганистана и государств Центральной Азии. Зацикленность Вашингтона на противостоянии Ирану во что бы то ни стало обусловливает противоречивость американской политики в целом. Например, США в свете их нынешней политики в Закавказье не могут не быть заинтересованы в поставках иранского газа не только для Армении, но и для Грузии. Неурегулированность отношений с Ираном является слабым местом других американских геополитических проектов в этом обширном регионе, включая планы транспортировки каспийских ресурсов в обход российской территории и создания “Большой Центральной Азии”.

5. Шестисторонние переговоры – оптимальный формат обеспечения всеобъемлющего решения ядерной проблемы Корейского полуострова, включая предоставление прочных и убедительных гарантий безопасности всем странам региона, нормализацию отношений между КНДР и США, создание условий для развития КНДР и региона в целом. Ключевое значение имеет реализация Совместного заявления от 19 сентября 2005 года, принятого по итогам четвертого раунда “шестисторонки”. В дальнейшем важно приступить к разработке реалистичной “дорожной карты”, в которой была бы ясно отражена последовательность шагов по урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова. Разумеется, шестисторонние переговоры имеют перспективу лишь в расчете на нормализацию двусторонних отношений между КНДР и США.

Рекомендация. Следует исходить из предпочтительности урегулирования ЯПКП в рамках шестисторонних переговоров.

6. Применительно к ситуации в Афганистане пока нет оснований разделять пессимизм тех экспертов, кто считает, что вывод МНС из Ирака обязательно повлечет за собой уход коалиционных сил и прекращение деятельности МССБ в Афганистане. Здесь совершенно иной формат урегулирования и объективно высокие ставки для международного сообщества в целом, НАТО, России, других держав региона и, разумеется, всех соседей Афганистана. Это создает объективную основу для выхода на согласованный вариант демонополизации политического урегулирования в этой стране, вовлечение в него всех без исключения соседей Афганистана.



Рекомендация. Важно продолжать оказывать содействие послевоенному обустройству в Афганистане, решению его социально-экономических проблем, созданию национальной армии. Позитивную роль в стабилизации обстановки вокруг Афганистана, борьбе с террористической и наркотической угрозами, а также налаживании реального сотрудничества с этой страной могут сыграть региональные организации, включая ОДКБ и ШОС. Полезно наладить их взаимодействие с другими международными организациями, особенно с теми, которые уже задействованы на афганском направлении.

7. Россия участвует в урегулировании косовской проблемы в рамках Совета Безопасности ООН и Контактной группы (Россия, Великобритания, Германия, Италия, США, Франция), играет важную роль в выработке линии международного сообщества на основе параметров, согласованных в резолюции 1244 СБ ООН. Однако ряд наших партнеров воспринимают предоставление Косово независимости в качестве безальтернативного варианта решения проблемы, потакая запросам косовских албанцев и выступая за навязывание статусного решения Белграду. Такая ситуация создает элемент напряжения в усилиях международного сообщества. Образование независимого косовского государства чревато серьезными осложнениями для стабильности в Европе. Вызывает сомнения и то, что в условиях независимости Косово без согласия всех стран будет легче добиваться фундаментальных целей урегулирования – таких, как создание мультиэтнического общества и выполнение других стандартов для Косово. Определенную пищу для размышлений дает опыт международного сообщества, связанный с созданием Израиля. В силу известных причин процесс территориально-политического обустройства Палестины вышел из-под контроля международного сообщества, что является одним из ключевых факторов сохраняющейся неурегулированности арабо-израильского конфликта.



Рекомендация. В случае навязывания одностороннего решения по Косово мы не поддержим в СБ ООН такой вариант, который чреват серьезными негативными последствиями для региональной и международной стабильности.


Межцивилизационный диалог

1. Одной из определяющих тенденций современного этапа развития международных отношений стало выдвижение на передний план вопросов, связанных с поддержанием межцивилизационного согласия в мире. Во многом это связано с глобализацией, создающей угрозу национальной самобытности, культурно-цивилизационному многообразию мира, свободе личности. Напряженность в межцивилизационных отношениях провоцируют террористы и те, кто продвигает жестко идеологизированные подходы к международным делам. Угроза раскола мира по цивилизационному признаку становится одним из главных вызовов нашего времени.

Ученые выделяют два основных сценария развития межцивилизационных отношений в мире. Первый вариант связан с дальнейшей всесторонней интернационализацией при сохранении специфических культур, сложившихся в отдельных странах и регионах. Второй предусматривает конвергенцию, при которой цивилизационные ценности различных культур как составные части вольются в глобальную цивилизацию. В любом случае восточным цивилизациям как важной части культурного наследия человечества еще предстоит сыграть позитивную роль в формировании общемировых тенденций развития.

2. Развитие межцивилизационного диалога в этих условиях становится одним из важнейших элементов нашей внешнеполитической стратегии. Есть основания сделать эту тему сквозной в наших международных контактах, закрепить ее в качестве “большой идеи” российской дипломатии на обозримую перспективу. Это уже становится эффективным средством утверждения интеллектуального лидерства России в мировой политике, отстаивания нашей внешнеполитической самостоятельности, а также продвижения национальных интересов в конкретных ситуациях и вопросах международной жизни.

Тема межцивилизационного согласия позволяет в неконфронтационном ключе выходить на целый ряд принципиальных вопросов, отражающих наше видение нового мироустройства. В данном вопросе особо четко проявляется неразрывная связь между внешней и внутренней политикой, затрагиваются интересы национальной безопасности России с ее многонациональным и многоконфессиональным обществом. Межцивилизационная тема дает объединяющую позитивную повестку дня как внутри страны, так и в международном плане, создает необходимые условия для вовлечения религиозных и иных институтов гражданского общества во внешнеполитический процесс. Объективная цивилизационная многовекторность становится важным преимуществом нашей дипломатии.

Большой вклад в развитие межцивилизационного диалога вносят ведущие российские религиозные организации и, в частности, Русская православная церковь (РПЦ). В 2006 году по инициативе Межрелигиозного совета России и РПЦ состоялся ряд международных межрелигиозных мероприятий, крупнейшим из которых явился Всемирный саммит религиозных лидеров (Москва, 3-5 июля). Его участники высказались за построение миропорядка, который сочетал бы демократические нормы с уважением к нравственным устоям, образу жизни, различным правовым и политическим системам, национальным и религиозным традициям.



Рекомендации. Считать проблематику межцивилизационного диалога и партнерства, противодействия расколу мира по цивилизационному признаку одной из приоритетных в реализации внешнеполитического курса, решении практических задач дальнейшего укрепления международного положения России.

- В работе на межцивилизационном направлении активно взаимодействовать с нашими естественными союзниками, такими как Турция, Испания, Малайзия и другие страны Азии. Шире выходить на совместные действия с исламским миром, в т.ч. в рамках нашего участия в деятельности Организации Исламская конференция (ОИК) и посредством подключения наших партнеров из числа исламских государств к работе в различных многосторонних форматах.

- Продолжать целенаправленную работу по продвижению наших подходов к проблематике РБВСА в рамках “Группы восьми”, в том числе по линии “Форума для будущего”.

- Энергично поддерживать работу “Группы стратегического видения: Россия – исламский мир”, продвигать ее рекомендацию по созданию консультативного “совета цивилизаций” при Генсекретаре ООН. Вести эту работу в тесном взаимодействии с гражданским обществом, с деятелями религии, науки, культуры, используя потенциал Общественной палаты.

- В русле продвижения турецко-испанской инициативы формирования “Альянса цивилизаций” вести дело к созданию ооновской площадки для межконфессионального и межцивилизационного диалога с участием представителей гражданского общества, СМИ.
ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ

Пространство СНГ

1. Отношения со странами СНГ являются главным приоритетом российской внешней политики. Здесь концентрируются наши интересы в сфере безопасности и экономики, отсюда исходят серьезные вызовы, включая нелегальную иммиграцию и организованную преступность.



Россия заинтересована в том, чтобы по периметру ее границ были дружественные, процветающие, демократические и стабильные государства. Залогом лидерства России на пространстве СНГ могло бы быть создание привлекательной для партнеров реалистичной модели эволюционного перехода к полноценным рынку и демократии. У нас есть основания исходить из того, что “европейский выбор” России разделяется обществом и политическими элитами других государств Содружества. Путь достижения этой цели нужно подсказывать собственным примером. В частности, интерес могла бы представлять наша практика государственно-частных партнерств.

Как показывает накопленный опыт и осознают наши зарубежные партнеры по СНГ, торгово-экономическое сотрудничество с Россией является необходимым условием устойчивого развития стран Содружества. Речь идет о важных общих ресурсах национального развития, являющихся продуктом экономической взаимодополняемости и многолетнего совместного существования в рамках единого государства. В обозримой перспективе никакие внешние партнеры или альтернативные интеграционные форматы не смогут заменить роль России как в двустороннем плане, так и в СНГ в целом и в форматах разноуровневой интеграции. Желательный конечный результат – создание экономической системы, которая обеспечивала бы эффективное развитие каждого из ее участников.

Попытки игнорировать естественные взаимосвязи и сложившиеся традиции оборачиваются угрозой появления несамостоятельных, слабых государств. Наши отношения со странами СНГ мы хотим строить на трезвом экономическом расчете. Такие отношения более жизнеспособны, чем устаревшие, политизированные схемы. От вывода реальных экономических интересов из тени выиграют и наши отношения с внерегиональными державами на пространстве Содружества. Это – как раз те ясность, открытость и понятность, к которым нас призывают и которых мы, в свою очередь, ожидаем в политике наших партнеров в отношении стран этого жизненно важного для нас региона.

2. СНГ обеспечило “цивилизованный развод” бывших советских республик после распада СССР и сейчас продолжает оставаться востребованной площадкой обсуждения общих проблем. Начатая в рамках Содружества реформа нацелена на нахождение оптимального баланса между модернизацией и сохранением позитивного потенциала, наработанного за последние 15 лет. Ключевое значение в рамках СНГ приобретает проблематика укрепления общего гуманитарного пространства. Речь идет о том, чтобы сохранить многообразные человеческие связи, укрепить их, в том числе по линии гражданского общества. В этом – важный дополнительный ресурс национального развития для каждой страны Содружества.

Переход на рыночную основу в экономических связях со странами СНГ давно назрел. “Фаворитизм” в отношении отдельных партнеров не только противоречит общепринятой мировой практике, но и искажает процессы их внутреннего развития, снижает стимулы к структурной перестройке экономик, не вписывается в наше общее стремление вступить в ВТО. При этом Россия готова рассматривать варианты постепенного перехода на новые цены на энергоносители. Задача – преодоление политизации экономического сотрудничества, искажающей природу наших отношений. Это, как показывают опросы, отвечает настроениям в российском обществе. Прежние цены как раз диктовала политика, и ни к чему хорошему ни для стран-поставщиков, ни для стран-потребителей это не привело. Речь идет о важнейшем элементе взаимной эмансипации, позволяющей снять все рудименты прошлого и выстраивать прагматичные отношения, устремленные в будущее, основанные на взаимном уважении и взаимной выгоде.

Россия должна стремиться к экономически либерализованному постсоветскому пространству, включая инвестиционную сферу. Прошедшие 15 лет показали, что для России это пространство – огромный перспективный рынок сбыта, в том числе для продукции с высокой добавленной стоимостью. Если в совокупном российском экспорте доля продукции машиностроения составляет 5 %, то в экспорте в страны СНГ – около 21 % в 2005 году. Таким образом Россия может внести свой вклад в экономическую модернизацию в СНГ.

3. Потребность в интеграции на постсоветском пространстве рано или поздно возникнет у большинства бывших республик СССР. На данном этапе реальная интеграция на пространстве СНГ осуществляется в малых форматах. Ядром интеграционных процессов является Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС). На ближайшую перспективу перед ним стоит задача создания полноценного таможенного союза, что даст возможность перейти к интеграционному этапу более высокого уровня – созданию в рамках ЕврАзЭС единого экономического пространства (общего рынка).

Осуществляется деятельность по формированию пакета документов таможенного союза “тройки” (Белоруссия, Казахстан, Россия) в формате “шестерки” ЕврАзЭС с использованием наработок переговорного процесса в рамках Соглашения о Едином экономическом пространстве (ЕЭП). Предусмотрено, что присоединение к таможенному союзу “тройки” других государств-членов ЕврАзЭС будет вестись последовательно, с учетом степени их готовности.

Особая роль в реализации крупных инвестиционных проектов на пространстве Сообщества отводится новой международной финансовой организации – Евразийскому банку развития (уставный капитал 1,5 млрд. долл.).

Рекомендация. Изучить возможность такого подхода: вести дело к заключению таможенного союза с “готовыми” странами, а остальных подготавливать в рамках особых режимов и вводить в союз по мере вызревания необходимых условий. В плане ресурсного обеспечения деятельности ЕврАзЭС ключевую роль должен сыграть Евразийский банк развития.

4. Интересам укрепления интеграционных процессов между четырьмя наиболее развитыми в экономическом отношении странами СНГ – Россией, Украиной, Казахстаном и Белоруссией, на долю которых приходится около 90 процентов валового внутреннего продукта государств Содружества, - отвечало бы полноформатное участие Украины в формировании Единого экономического пространства. Это соответствовало бы современным реалиям развития мировой экономики, вписывалось бы в контекст процесса глобализации мировых хозяйственных связей.

5. Ключевую роль в обеспечении региональной безопасности и стабильности, включая противодействие новым вызовам и угрозам, играет Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Повышению ее роли в решении этих задач, особенно применительно к Центральноазиатскому региону, способствует возобновление членства в ней Узбекистана. Россия и далее будет содействовать консолидации ОДКБ в качестве военно-политического союза, укреплению миротворческого потенциала Организации, совершенствованию военно-технического сотрудничества между государствами-членами, усилению координации их действий на международной арене. Актуальной задачей является дальнейшее укрепление международного авторитета ОДКБ, развитие ее контактов с другими региональными организациями аналогичного профиля, включая НАТО. Растущее практическое значение приобретает усиление координации между ОДКБ и ЕврАзЭС.

6. Россия последовательно проводит линию на углубление отношений с Белоруссией, с которой достигнут наиболее высокий в СНГ уровень политической и экономической интеграции, обеспечивается тесное взаимодействие во внешней политике, в области обороны и безопасности, в гуманитарной сфере.

В дальнейшем углублении интеграционных процессов приоритетное значение приобретает формирование единого экономического пространства. Осуществляемый в этом контексте поэтапный переход в двусторонних отношениях на универсальные рыночные принципы, несмотря на все возникающие сложности, создает условия для выведения российско-белорусского взаимодействия на качественно новый уровень и будет способствовать поиску оптимальной модели строительства Союзного государства.

7. Отношения с Украиной – одно из ключевых направлений российской внешней политики. Россия и Украина были и будут друг для друга важнейшими, стратегическими партнерами. Предпосылками для этого являются культурно-историческое родство, взаимодополняемость экономик, обширные гуманитарные связи, взаимопереплетение судеб граждан наших стран. Все наносное в них, связанное с действием различных геополитических факторов в непростой период перехода к новому миропорядку, имеет преходящее значение и будет преодолеваться по мере становления современной устойчивой архитектуры международных отношений.

Состояние российско-украинских отношений проецируется на процессы на всем пространстве СНГ и на европейском континенте в целом. Россия стремится к углублению связей с Украиной на основе принципов добрососедства, прагматизма и взаимной выгоды. Уникальным механизмом реализации этой цели является Российско-Украинская межгосударственная комиссия во главе с президентами двух стран.

8. Россия, оставаясь приверженной политическому урегулированию приднестровского конфликта при соблюдении территориальной целостности Молдавии и на основе выработки особого, надежно гарантированного статуса Приднестровья, выступает в переговорном процессе за сохранение механизмов обеспечения стабильности в регионе, включая действующую миротворческую операцию, а также бережное отношение ко всему фонду идей урегулирования. Важнейшим элементом долгосрочного урегулирования является закрепление конституционного статуса Молдавии как нейтрального государства.

9. Закавказский регион имеет ключевое значение в плане обеспечения территориальной целостности и национальной безопасности России. Ситуация в регионе остается напряженной, а применительно к Грузии – взрывоопасной. Существующие здесь “замороженные” конфликты используются внерегиональными силами в целях укрепления своего влияния в регионе в ущерб нашим позициям.

10. Политика руководства Грузии во главе с М.Саакашвили построена на этническом национализме и пользуется поддержкой ряда западных стран, и прежде всего США. Тбилиси проводит линию на слом существующих миротворческих и переговорных форматов, в результате чего происходит осложнение ситуации вокруг Абхазии и Южной Осетии. Грузия рассчитывает привлечь к этим проблемам повышенное международное внимание, подключить к тематике “замороженных конфликтов” евроатлантические структуры и тем самым форсировать урегулирование на своих условиях, имея в виду обеспечение статуса Абхазии и Южной Осетии как составных частей унитарного государства Грузии. При этом грузинская сторона не прекращает антироссийскую кампанию в СМИ, хотя и несколько снизила ее накал, пытается использовать в своих целях потенциал ОБСЕ, СЕ, ЕС и НАТО, стремится переложить на Россию ответственность за все свои проблемы внутреннего и внешнего характера, что оправдало бы “закручивание гаек” внутри страны, укрепление авторитарных тенденций в политической жизни.

В пользу такой оценки говорят и выводы июльского (2006 года) доклада по России Трехсторонней комиссии, где отмечается, в частности, что Грузия “очень далека от того, чтобы быть маяком демократии и правового государства”, “находится в очень слабом и нестабильном состоянии, и ею управляет в высшей степени эксцентричное руководство”. По мнению авторов, “Запад не должен поощрять заблуждение, что решение проблем Грузии возможно через членство в НАТО и ЕС”.

Рекомендации. Представляется, что нашим интересам отвечает последовательное продолжение принципиальной линии в отношениях с Тбилиси. Главное здесь – предупредить действия, которые наносят ущерб долгосрочным национальным интересам народа Грузии.

- Наша линия применительно к конфликтам в Абхазии и Южной Осетии заключается в необходимости поиска жизнеспособного решения исключительно мирными средствами вне временных и статусных рамок. Она подразумевает добровольное согласие сторон конфликта на выработанную ими же в рамках действующих переговорных форматов модель урегулирования, то есть, по сути, реализацию воли сторон.

Важно не допускать размывания сложившихся форматов грузино-осетинского и грузино-абхазского урегулирования (включая присутствие российских миротворцев), последовательно отстаивать тезис о том, что эвентуальное обретение Косово независимости будет иметь прецедентный характер.

11. На фоне конфликтов с участием Грузии нагорно-карабахское урегулирование выглядит менее острым вопросом. Нынешняя линия – совместные с Вашингтоном и Парижем действия в рамках механизма сопредседательства Минской группы ОБСЕ в поддержку прямых переговоров Баку и Еревана – представляется оптимальной.

12. Азербайджан – стратегически важный партнер на ближайшую и долгосрочную перспективу. Установившиеся в наших отношениях уважительный тон, атмосфера доверия и равноправия себя оправдали. Азербайджанское руководство стремится продолжать линию на сближение с Россией.

13. Отношения с Арменией носят устойчивый союзнический характер. Она наш стратегический партнер в Закавказье, часть интеграционного ядра Содружества. Будем стремиться к ослаблению транспортной блокады Армении, наращиванию сотрудничества в энергетике, добиваться более высокой степени внешнеполитической координации двух стран в регионе, укреплять гуманитарное сотрудничество.

14. В регионе Центральной Азии США настойчиво продвигают планы формирования новой структуры, объединяющей пять среднеазиатских республик, Афганистан и Пакистан, а в перспективе и Индию. Многие в центральноазиатских политических кругах видят в проникновении в регион США и других стран Запада важный ресурс модернизации, получения финансовой помощи, притока передовых технологий. Крупный фактор неопределенности – деградирующая ситуация в Афганистане. Но если афганская кампания закончится неудачей, а США и НАТО уйдут, страны Центральной Азии и Россия останутся один на один перед лицом последствий усугубившейся афганской проблемы, в первую очередь наркотеррористической угрозы, всплеска фундаменталистских настроений и дестабилизации региона. В этих условиях у России нет иного выбора, как наращивать свою многоплановую вовлеченность в дела Центральной Азии.

Рекомендации. Исходить из того, что наша работа на центральноазиатском направлении может быть успешной только в случае комплексного подхода, включая задействование возможностей ОДКБ, ЕврАзЭС и ШОС. Речь должна идти о создании в лице России привлекательной конкурентоспособной и реалистичной перспективы как для политических элит, так и для широких слоев населения. С Россией наши соседи должны связывать свое будущее, возможность эволюционной, без потрясений, трансформации, перспективы стабилизации своего социально-экономического положения.

- С точки зрения содействия стабилизации социально-экономического положения в странах региона, их устойчивому развитию большое значение будет иметь разработка серьезных экономических и инвестиционных проектов. При этом необходимо шире задействовать возможности российского корпоративного сектора, включая ведущие энергетические компании. Такая работа могла бы проводиться как в рамках ШОС, так и ЕврАзЭС. В частности, речь могла бы идти о формировании общего энергетического рынка, включая имеющуюся у ЕврАзЭС уникальную возможность взаимодействия в ядерной энергетике путем создания международных центров обогащения урана, а также участие в эффективном использовании водно-энергетических ресурсов региона.

15. Казахстан – ключевой стратегический партнер и союзник России в центральноазиатском регионе. Данная оценка основывается на его роли одного из ведущих “локомотивов” в интеграционных процессах на постсоветском пространстве, а также исходя из геостратегического значения Республики для России, ее потенциала в энергетической, транспортно-транзитной, военной и иных сферах, динамично, однако еще не в полной мере задействованном в интересах наших двусторонних отношений.



Рекомендация. Необходимо вести дело к тому, чтобы союзничество и стратегическое партнерство на симметрично-прагматической основе сохранялись и развивались в качестве оптимальной модели наших отношений. В базисе такой модели лежат исторически предопределенные экономические, военно-политические и гуманитарные интересы сторон, взаимное стремление противостоять угрозам и вызовам региональной и международной безопасности. Интенсивный политический диалог необходимо сопровождать более скоординированным подходом российских министерств и ведомств к наращиванию сотрудничества с РК как в двустороннем формате, так и в интеграционных организациях – СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС и ЕЭП. При этом следует иметь в виду, что поддержание и развитие союзнических и партнерских отношений с Казахстаном потребует от России значительно больших усилий, чем ранее, в связи со складывающейся геополитической ситуацией в Центральной Азии.

16. Динамично по восходящей развиваются отношения и сотрудничество на принципах стратегического союзничества с Узбекистаном в политической, экономической, военно-технической, гуманитарной и других областях. Хороший импульс в этом направлении дало вступление Республики Узбекистан в ЕврАзЭС в конце 2005 года и восстановление ее членства в ОДКБ в 2006 году.

17. Отношения с Киргизией развиваются в традиционно дружественном, конструктивном ключе, носят многоплановый характер. Осуществляется военное и военно-техническое сотрудничество на двусторонней основе и в рамках ОДКБ. Ведется планомерная работа по обустройству и развитию российской военной базы в г.Кант, являющейся авиационным компонентом Коллективных сил быстрого развертывания ОДКБ на центральноазиатском направлении.

18. Россия и Таджикистан взаимодействуют в рамках ОДКБ, ЕврАзЭС и ШОС, координируют подходы к основным актуальным международным и региональным проблемам. В нормальном режиме функционирует 201-я российская военная база в Таджикистане. Достигнут определенный прогресс в области гидроэнергетики: состоялось перекрытие реки Вахш плотиной для строящейся с помощью России Сангтудинской ГЭС-1. Этим сделан важный шаг в возведении электростанции, которая должна решить проблему обеспечения Республики электроэнергией.

19. Вновь избранный Президент Туркменистана Г.М.Бердымухаммедов на встрече с Председателем Правительства Российской Федерации М.Е.Фрадковым в феврале 2007 года подтвердил преемственность линии на развитие тесного сотрудничества с Россией в различных областях.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница