Нектар лесов. (Главы из книги "Лесная самобранка")



Скачать 233.19 Kb.
Дата28.04.2016
Размер233.19 Kb.

Нектар лесов. (Главы из книги "Лесная самобранка")


Липа и другие медоносы

Нерукотворная фабрика производит мед и пергу

Лес - может, человек - не может

Два труженика - растение и пчела

Продуктивный круг - метод определения медового запаса пасеки

Вырубать или не вырубать медоносы

Целебный чай

Березовый мед
ЦВЕТЫ И ЦВЕТКИ
Распускает свои пушистые лапки верба, и люди с тихим упоением встречают приход весны в мир жизни. Еще по снегу украсилась ива "барашками". Потом появятся ветреницы, лесные маки, хохлатки, ландыши, зажгутся жарки, лиловые рододендроны покроют сопки, повиснет в воздухе запах черемухи... И уже до поздней-поздней осени лес будет наполнен цветами Лесные цветы. Зачем люди смотрят на них? Смотрят как-то особенно, всяк по-своему. Просто приятно? Иль подсознательно чувствуют в ник добрую колдовскую волю, которая во всем своем величии - в красе, запахе и первозданности - властвует над мироощущением человека? В тот миг. как посмотришь на цветы, они вливают в каждого сколько-нибудь зрящего душою струю мудрого покоя и чистой мирской тревоги. Цветы не обманывают чувств. Люди видят и понимают в цветах цветы.

Но цветы ли это только? Это еще и цветки, то есть органы размножения растений, а размножение зачастую невозможно без привлечения насекомых-опылителей. Привлекают же насекомых именно цветки, в которых свершается таинство рождения нектара.

Низко кланяясь цветам, мы сейчас будем беседовать не о них, а о цветках - фабриках нектара лесной Уссуры, о том количестве продукта, который они выпускают. И неизбежно речь пойдет о носителях цветков - растениях-медоносах.

В уссурийских лесах сосредоточены ценнейшие медоносные и перганосные растения. Лучшей кормовой базы для пчел в СССР не найти - если сравнивать именно лесные годья. В этом смысле юг Дальнего Востока, то бишь зона лесной Уссуры, - бесспорно первая лесная нектароносная база страны.

Главный здешний медонос - липа амурская - наиболее распространенная и самая нектарообильная из восьми видов лип, произрастающих естественно. Видовое разнообразие лип представляет большой интерес для селекции ценных форм. Обычно же пчеловоды различают лишь три липы - по срокам цветения: ранняя, средняя, поздняя.

Липа Таке, или ранняя, мелколистная, - эти названия закрепились за липой, которая зацветает первой. Она имеет наиболее мелкие листья. Другая липа - амурская, среднелистная, по срокам цветения ее называют средней. Третья - маньчжурская, широколистная, по срокам цветения - поздняя.

По внешним признакам четко выделяется липа маньчжурская (поздняя). У нее заметно крупнее листья и цветки. У лип Таке (ранней) и амурской (средней) внешние различия менее выражены. У первой в начале лета молодые побеги имеют густое рыжее опушение, опушена также нижняя сторона листьев. Наиболее воспринимаемое отличие лип Таке и амурской - в сроках цветения, что и важно для пчеловодства.

Остальные пять ботанических видов лип (Комарова, раскидистая, корейская, монгольская, пекинская) еще менее отличимы по внешним признакам и менее распространены. Четыре первые по размерам листа тяготеют к липе Таке, а по срокам цветения перемежаются с амурской и маньчжурской. Их на практике чаще причисляют к амурской липе. Пекинская липа по всем признакам ближе всего стоит к маньчжурской.

Липа производит преимущественную долю уссурийского меда. В первой и второй декадах июля, когда она цветет, пчелы активно летают к ней и почти не посещают других медоносов. В общем медосборе липовый мед составляет 70-80 процентов. Иными словами, липа - основной продуцент лесного нектара.

Обычны и широко распространены в уссурийских лесах и многие другие медоносы, но они гораздо менее продуктивны, хотя и дают порой высокие взятки. К ним из деревьев относятся клен, ива, бархат, аралия; из кустарников - малина, леспедеца, смородина, чубушник, ев и дин а, калина, элеутерококк, крушина, рябинник, "черемуха; из трав - представители примерно двадцати родов, в том числе серпуха, кипрей, соссюрея, пустырник, клопогон, клевер, дудник, плектрантус, девясил, бодяк, борщевик, недоспелка. Некоторые из них, например кипрей, леспедеца, серпуха, выступают местами довольно продолжительно в качестве основного медоноса. Повсеместно в крае произрастают багульник, рододендрон, хамадафне, взяток с которых может быть очень большим, но в пищу мед этих растений непригоден, так как вызывает отравление.

Если липа обеспечивает главный взяток, то остальные медоносы дают так называемый фуражный мед, нужный самим пчелам для питания и для вскармливания потомства. В благоприятных условиях некоторые медоносы выделяют нектар в таком количестве, что пчелы перекрывают свои кормовые потребности и создают запасы свободного или, КУК говорят специалисты, товарного меда. Отдельные растения, например аралия и бархат, "поставляют" особенно целебный мед. В некоторые годы липа цветет слабо, и тогда насекомых выручают вспомогательные медоносы. Когда этих последних мало в окрестностях пасек, пчелы надолго прерывают полеты, семьи слабеют, становятся малоактивными, вялыми. Особую роль выполняют весенние медоносы, на которых семьям важно набраться сил для работы на липе, подготовиться ко всему летнему сезону.

Видовое разнообразие и обилие медоносов в местных лесах, их попеременные и перекрывающиеся сроки цветения создают своеобразный конвейер нектаровыделения, беспрерывный во времени и сжатый в пространстве. Иногда вокруг пасеки имеется такой плотный набор медоносов, что массовое цветение их не прекращается в течение всего лета. И даже на небольшом участке однородного леса порой в массе и поочередно цветут 2-3 медоноса. Непрерывный нектарный поток позволяет создавать устойчивые пасеки. Там, где плотность конвейерного набора слабая и имеются разрывы в сроках цветения, не обойтись без кочевки - перевоза пасеки в такие угодья, где в данный период медоносы и хорошо цветут, и хорошо выделяют нектар.

С цветущих растений пчелы собирают не только нектар, но и пыльцу. Являясь для крылатых тружениц ценным белковым кормом, пыльца содержит богатый набор витаминов, минеральных солей, биоэлементов, гормональных веществ, ферментов, фитонцидов, жиров, углеводов. Из пыльцы пчелы производят пергу, без которой невозможно нормальное развитие семьи (в большом количестве она расходуется для вскармливания расплода).

Некоторые медоносы - не все в равной степени - являются одновременно хорошими перганосами: ива, клен, бархат, дудник, элеутерококк, черемуха, плектрантус,синюха, серпуха. Есть в лесной Уссуре и специализированные перганосы, с которых пчелы берут только пыльцу: лещина, орехманьчжурский, шиповник и знаменитые наши лианы - виноград, актинидия коломикта, лимонник.


НЕКТАР - САХАР - МЕД

Сколько нектарной влаги в цветке? Капля? Нет - намного меньше. Каплю было бы сразу видно, она в нектарнике не поместится. Гран (ед. аптекарского веса = 62 миллиграмма) или того меньше - уже ближе к истине.

Речь, однако, идет не об определении веса нектара - этот показатель остается в опытах нераскрытым. Мы "выкупали" в дистиллированной воде цветок, нектарная влага растворилась, и мы не знаем, сколько ее было. Анализируя раствор, мы можем лишь определить вес сахара, который содержался в нектаре в физиологически растворенном состоянии, но не вес самого нектара. И этого для поставленной цели, как мы увидим дальше, оказывается достаточно.

Исследователи из леса возвращаются в свои кабинеты и лаборатории - и приходит пора заняться тайной, заключенной в баллончиках. Их вскрывают, раствор смешивают со специальной жидкостью Феллинга. Обесцвечивание ее указывает на количество нектарного сахара. Так мы и узнали, что за все дни цветения 100 цветков лип амурской и Таке выделяют в среднем 250-270 миллиграммов саха-

ра, а липы маньчжурской (хоть цветки у нее заметно крупнее) - 240-250.

Но это сахар, а не мед. Мед "делают" пчелы из нектара. В "процесс производства" включены, кроме нектарного сахара, и другие составляющие, и потому вес меда превышает вес сахара в 1,2 раза. Таким образом, на 100 цветков липы амурской приходится 300-320 миллиграммов меда. Всего 3 миллиграмма на цветок.

Сколько же цветков приходится "опустошить" пчелам, чтобы набрать 150 килограммов липового меда в свой улей? Подсчеты показывают: 50 миллионов цветков. Если продолжительность взятка - 20 дней, то в день пчелиной семье нужно собирать по 7,5 килограмма меда. Для этого необходимо совершить за 10-15 часов около 200 тысяч вылетов за нектаром. Вот сколько труда заключено в двух трехлитровых банках меда!

Итак, нектар - сырье для изготовления меда. А если еще точнее - это полуфабрикат, создаваемый растениями и используемый пчелами для производства меда.


МЕД С ОДНОГО ДЕРЕВА
В клину дорожного развилка стоит цветущая липа. Диаметр ее стволика на уровне груди человека - 20 сантиметров. Вроде и невеличка, а так усыпана листвой и цветом, что не найдется ей равной среди сверстниц. Метрах в ста от нее, в глубине густого леса, растут еще несколько лип такого же размера. Ни одного цветочка в кронах. Крупные ильмы и ясень прикрыли их с боков и сверху. Как видно, цветки липы любят солнечный свет. Впрочем, у большинства растений так. Наверное, и выделение нектара, и образование сахара зависят от освещения.

Попробуем хотя бы приблизительно выяснить, сколько же света требуется цветку. Измерим продолжительность прямого солнечного освещения в точках расположения цветков, используя для этого метод дуги солнца. В каждый час дня мы видим солнце на строго определенном месте небесной сферы. Луч его прямо касается цветка в том случае, если в створе нет преград. Простым наблюдением можно определить, сколько времени отдельный цветок открыт прямым лучам солнца. Нам удалось установить, что цветки у липы действительно формируются в освещенных местах кроны, но, что любопытно и что поначалу ускользало от нашего внимания, - они всегда с какой-либо стороны прикрыты листвой. Группируются цветки в наружной зоне кроны, но на теневой стороне они заметнее выходят из листвы.

Проясняется нечто новое: цветки избегают не только сильно затененных пространств, но и мест, постоянно открытых солнечным лучам.

Диапазон прямого солнечного освещения, отвечающий жизненной потребности цветков липы, очевидно, не очень широкий, и надо полагать, что разница в содержании сахара в цветках должна быть небольшой (в частности, между северной и южной половинами кроны) и без заметных колебаний в зависимости от густоты леса.

Так оно и оказалось на самом деле. Количество сахара при освещенной кроне лишь на 5 процентов выше, чем при затененной. Содержание его в цветках, взятых из густого леса, такое же, как и в любых других условиях. То есть цветки липы, обладающие небольшим биологическим диапазоном освещения, имеют соответственно и небольшой, всего пятипроцентный, продукционный диапазон. Значит, цветок везде одинаков в смысле выхода меда. Этот вывод позволяет использовать во всех световых условиях роста липы одно и то же значение выхода меда, равное, как уже говорилось в предыдущем разделе, 3-3,2 миллиграммам.

Зная число цветков на дереве, нетрудно будет подсчитать выход меда. На первый взгляд - задача ясная и легко разрешимая. Но природа сложна в своей простоте, а до простоты ее надо еще докопаться. Чем старше дерево, тем оно крупнее: у него больше диаметр ствола, мощнее крона,

больше и цветков на нем, В идеально одинаковых условиях среды и при идеально одинаковой наследственности деревьев отмеченная закономерность должна быть однозначной, или, как говорят математики, строго функциональной; каждому диаметру должно соответствовать строго определенное количество цветков. В природе, тем более в живой природе, так не бывает.

Поскольку разные деревья обладают отличительными наследственными чертами и на них неоднозначно воздействуют факторы внешней среды, то у лип одного возраста и одного диаметра наблюдаются большие колебания а числе цветков. Порой даже на однородном участке леса размах изменчивости составляет 400 процентов. Это значит, что если в кроне липы в среднем 250 тысяч цветков, то на участке, занятом деревьями такого же размера, подсчеты по отдельным особям дадут результаты с широким разбросом - от нуля до миллиона. Если мы без выявления дополнительных закономерностей будем пользоваться средними значениями для определения выхода меда, то, естественно, можем серьезно просчитаться. Такие большие погрешности неприемлемы для практики учета. Но что можно сделать, если такова особенность цветения липы? Как быть? Выход может быть найден в вычислении средних значений применительно к закономерностям в массовых явлениях. Для конкретных деревьев эти данные могу! служить лишь ориентировкой, показывающей, в каком диапазоне значений липа находится. Для большого количества лип они оказываются справедливыми с достаточно высокой точностью. Не так уж важно, сколько цветков на каждой отдельной липе, важнее знать, сколько их на всех липах в зоне "работы" пчел. При этом плюсовые и минусовые отклонения взаимно погашаются.

Опыты показывают, что в биологических объектах часто наблюдаются такие явления, когда средних значений много, а в обе стороны от них число значений пропорционально уменьшается Это обычный, классический тип распределения, известный под названием нормального распределения. Он-то как раз и предполагает погашение плюсовых и ми-т нусовых отклонений в массовых явлениях.

Однако погашение происходит, если число противоположных отклонений попарно одинаково и значения их попарно равны. А если число не одинаково и значения далеко не равны? Нормальное распределение на небольших участках постоянно нарушается. Может оказаться больше не средних, а, скажем, более низких значений, и тогда пропорционального погашения не произойдет.

Сколько же лип надо взять, чтобы проявилось нормальное распределение и расчет был верным? Разумеется, чем больше колебания признака, тем больше надо брать значений. Представление о природной изменчивости цветков липы мы уже имеем по размаху общего диапазона изменчивости, равного 400 процентам. Изменчивость можно характеризовать также отклонением от среднего значения, то есть коэффициентом изменчивости. Коэффициент изменчивости числа цветков у липы составляет 101 процент.

Вариационная статистика говорит о том, что массовое явление начнет себя проявлять с ясно выраженной достоверностью не раньше того момента, когда число наших опытных подсчетов станет равно квадрату коэффициента изменчивости, поделенному на квадрат той точности, которой мы намерены достичь. Допустим, мы желаем свои расчеты провести с точностью в ±5 процентов, тогда массовое явление начнет проявляться при наличии сведений с 408 деревьев (1012:52), что равнозначно примерно 10 гектарам леса со средним участием липы. Для достижения десятипроцентной точности понадобится 102 дерева (1012:102), что равнозначно 2-5 гектарам леса. Такое количество лип надо исследовать, чтобы достоверно ответить на вопрос о числе цветков на одном дереве. Это нелегкая задача.

Липа - ценная порода, и по действующим правилам ее нельзя рубить. Поэтому даже для научных целей следует изыскивать ее прежде всего в местах вынужденных рубок - в створах намеченных дорог, линий электропередачи, трубопроводов, на месте будущих поселков, новых разработок полезных ископаемых, в зонах затопления. Сезон исследования ограничен двумя неделями, в течение которых цветет липа. За этот срок надо пропустить через руки астрономическое число цветков, сделать массу измерений, анализов, обработок материалов, обобщений. Но вот заданное количество лип было взято и с помощью их получено число цветков на одном дереве в зависимости от густоты леса и размера дерева.

В редком лесу плотная зелень лип в годы обильного цветения сплошь усыпана цветками, как у той липы в клину развилка дорог. Молоденькие липки зацветают здесь, иногда не достигнув даже 10 сантиметров в диаметре. Среди двенадцатисантиметровых цветущие особи уже не редкость, правда, число цветков у них исчисляется лишь сотнями и в редких случаях доходит до нескольких тысяч, Двадцатисантиметровые липы дают порой 100 тысяч цветков, сорокасантиметровые - 1 - 1,5 миллиона. У самых толстых деревьев, с диаметром 80 сантиметров и выше, число цветков иногда достигает 3 миллионов.

В густом лесу и кроны у лип ажурнее, и цветков меньше, а среди молодых много нецветущих. Здесь липки впервые зацветают, когда кроны прорываются в освещенный полог, а это происходит по достижении, как минимум, 20 сантиметров в диаметре. По цветению они соответствуют двенадцатисантиметровым липам редкого леса. У средних и крупных деревьев в густом лесу число цветков меньше в 1,5-2 раза, чем в редком лесу.

Так как выход меда с одного цветка практически не зависит от густоты леса, то выход меда с одного дерева зависит только от числа цветков на нем и будет выше у лип из редкого леса также в 1,5-2 раза.

Липы-рекордсменки, имеющие 2-3 миллиона цветков, дают за сезон до 10 килограммов меда. Есть в литературе сообщения о получении 12-15 килограммов мела с одной липы. Обычная же продуктивность - 1-5 килограммов.

В редком лесу в год обильного выделения нектара одно дерево липы с диаметром 20 сантиметров дает 1-2 килограмма меда, с диаметром 40 сантиметров - от 2,5 до 3,6, с диаметром 60 сантиметров - от 4 до 4,9, с диаметром 80 сантиметров - от 4,4 до 5,2 килограмма. В лесу средней густоты липы соответствующих размеров дают меда: 1,7-2,0; 3,0-3,4; 3,5-3,9; в густом лесу: 1,3-1,5; 2,3- 2,7; 2,8-3,2 килограмма. С помощью найденных закономерностей можно учитывать запас меда с точностью ±10 процентов при наличии 100 лип и ±5 процентов - при наличии 400 лип.

На липах, расположенных вблизи пасеки, пчелы работают активнее, чем на отдаленных деревьях. Пасечники замечают, что такие усиленно "эксплуатируемые" липы вроде бы и цветут из года в год все обильнее, и цветки охотнее отдают нектар. А что? Вполне вероятно. Известно же, что в жестких условиях растение расходует свои силы с некоторым излишком, дает, например, семян намного больше, чем потребно, тогда как в обычных условиях для "интересов" вида оно живет экономно. Иначе говоря, в растении хранится нереализованный запас потенциальных сил, который подключается в нужный момент. Без такого запаса растение всегда должно было бы находиться на грани отмирания. Оно просто1напросто растворилось бы в косной природе, как, впрочем, и все живое на земле. Нектарная сила липы тоже, надо полагать, выше фактического выделения. Вопрос, стало быть, в том, как заставить эту силу "работать". Возможно, пчелы способны "раздаивать" липу.

Мы попытались активизировать выделение нектара путем многократного смывания его с растущих цветков. Для сравнения производили также смывание сразу после посещения цветка пчелами и спустя 5, 10, 15, 20... 60 минут. Результаты говорят в пользу "раздаивания". При благоприятной погоде уже через несколько минут опорожненные

нектарники вновь начинают наполняться, в то время как на контрольных цветках никакого прибавления не происходит. После посещения пчелой нектарники наполняются быстрее, чем после смывания. Если липа действительно поддается "раздаиванию", то в этом кроется один из путей к повышению медопродуктивности растений, и, очевидно, более всего это относится к деревьям.
ЧАЙ С ЛИПЫ
Не нектаром одним славен цветок липы. Он славен в чае ароматом и мягким усыпляющим теплом. Кто не знает целебного липового чая? Впрочем, бывает и такое...

- Десять дней считаем цветочки. Тонну, должно быть, перевернули, а чая липового не попробовали. Вот я вас, лесников, сейчас напою...

Все обратили внимание - кто на чайник, уже снятый с костра, кто на студентку-практикантку, решившую напоить нас липовым чаем.

- Когда же это вы успели? - А что успевать?

Практикантка деловито подхватила чайник и стала разливать в кружки чуть зеленоватый настой.

- Э-э... милая, не получится сегодня чаепития.

- А что?

- Цветочки-то свежие были?

- Да, свеженькие...

- Так чай не делается. Надо высушить цветки. Только тогда они способны отдавать целиком свою прелесть кипятку. А со свежих - ни вкуса, ни аромата, ни тепла в теле. Сушить цветочки тоже надо уметь. Добротно высушенный цвет дает заварку, которая пахнет как свежий липовый мед. Вероятно, в цветках сохраняются кристаллики нектарного сахара.

Практикантка села, опустив руки, вздохнула и с подчеркнутой грустинкой улыбнулась:

- Напоила, значит...

- Не надо огорчаться. Я как-нибудь покажу, как это делать. А вот насчет тонны - вовремя сказано. Пора нам не только считать, но и взвешивать соцветия - это же продукт! Задача: определить вес соцветий на липе и подсчитать, какую долю допустимо изымать без ущерба для дерева и пчеловодства. Проблема. В аптеках-то липовый цвет не залеживается. Ценят его люди.

К множеству замеров, подсчетов, наблюдений добавилось еще измерение веса соцветий - сырья для липового чая. Просто сказать - определить вес. А за этим кроется устройство навеса, сушка, подсчет цветков на нижних ветках, доступных для срезания секатором, извлечение нектара из них. Надо также поставить опыты на замещающую регенерацию - проверить, как и насколько усиливается впоследствии крона другими ветками взамен срезанных и в какой срок.

Частично эти вопросы решены. 100 высушенных цветков вместе с прилистниками весят 3 грамма. На среднем дереве 30 килограммов соцветий. Доступные для обрезки нижние ветви составляют примерно 10 процентов и дают 3 килограмма соцветий. Липа средних размеров восстанавливает объем кроны и число соцветий к следующему вегетационному сезону. Так что сбор липового цвета секатором вполне возможен, если, конечно, будут соблюдены регламентирующие правила.
ЗАПРЕТНАЯ ПОРОДА
Исследователю предстоит еще немало потрудиться над изучением медопродуктивности липы, над выявлением и освоением ресурсов. Надо, например, определить выход меда с одного гектара древостоя при всех вариантах возраста липняка или, что еще лучше, при всех вариантах среднего диаметра. Тогда предварительный подсчет выхода меда в продуктивном круге будет более точным. Вполне вероятно также, что сезонная продуктивность липы на юге Приморья будет другой, чем в Хабаровском крае, и там потребуется чуть ли не весь цикл исследований. Важно найти пути повышения медопродуктивности лип, скажем, посредством удаления вегетируюших ветвей, которые не цветут или цветут слабо. Предварительные опыты указывают на то, что при этом в освещенной части кроны активизируется образование генеративных ветвей, за счет которых число цветков на дереве увеличивается.

Много и других первоочередных задач (о некоторых из них сказано в предыдущих разделах), но особо остро стоит проблема запретности. Липа - первейший лесной медонос. Ее нельзя рубить, и, в общем-то, ее не рубят. Лесоруб обходит липу, но спиливает невдалеке стоящий кедр, который в 5-10 раз мощнее липки. Падая, он срезает у нее половину кроны. Искореженные, одиноко торчащие на вырубке деревья в редких случаях имеют возможность удачно приспособиться к новым условиям и сохранить или восстановить силу своего былого цветения. Чаще их крона редеет, число цветков уменьшается, а на втором-третьем десятилетии после рубки они засыхают

Несомненно, что такие технические условия и такой режим запретности носят сугубо формальный, а потому крайне негативный характер. Перечеркивается сам принцип запретности и сводится к минимуму ценность липняков. А между тем сама природа и опыт лесоразработок подсказывают выход. Те липы на вырубках, которые оставлены не единично, а в нетронутых куртинах, сохраняют и даже наращивают обилие цветения и совершенно лишены признаков засыхания. Так что надо оставлять не одинокие деревья, а куртины липы целиком, это тем более возможно, что в уссурийских лесах деревья располагаются не равномерно, а большей частью группами. Куртины следует выделять еще до рубки, во время отвода лесосек. В них нельзя устраивать волоки и проезды. Повал ближайших деревьев надо производить так, чтобы они не задевали куртин. Вполне очевидно также, что в ряде мест следует ввести запрет рубки в пределах продуктивных кругов пасек.

Открытым остается вопрос о проектных изысканиях. В отличие от всех других видов лесного пользования в пчеловодческом хозяйстве самостоятельного проектирования почему-то нет, хотя мед в дальневосточных лесах - один из самых прибыльных продуктов. Кормовая база пчел нуждается в специализированном изучении, учете, проектировании, в разработке режимов пользования, сохранения, восстановления, повышения продуктивности. Нуждается не меньше, чем сырьевая база любого другого продукта. Очевидно, в целом по стране должна действовать проектно-пчеловодческая организация.


ПЫЛЬЦА
Отец с сыном-дошкольником присели на корточки возле улья и наблюдают за пчелами, снующими на прилетной дощечке.

- Смотри, Антошка, пчелы в штанишках.

- Ты шутишь, папа, у них животик голый.

- А ты не на брюшко смотри, а на ножки. Видишь, на двух задних ножках серенькие комочки.

- Оттопырились, да?

- Вот именно. Это у них специальные кармашки. Похожи?.. В этих кармашках пчелы приносят пыльцу. У растений на цветках есть пыльца - такие маленькие-маленькие зернышки, как пылинки. Это пчелиная мука, из нее пчелы "пекут себе хлеб".

- Как пекут хлеб?

- А вот так. Начинается с того, что пчелы лазят по цветкам и сметают пыльцу лапками в свои кармашки, смачивают ее нектаром и в таком виде приносят в улей. Потом складывают пыльцу в ячейки, головками утрамбовывают ее и заливают медом. Через некоторое время получается перга - так называется пчелиный хлеб. Особенно охотно едят его малыши...

- Смотри, папа, пчелки толкаются.

- Ну-ка, ну-ка. Верно. А понаблюдай-ка вон за той. Видишь, все пчелы пролазят в улей, а ее не пускают?

- Почему не пускают?

- Значит, она чужая. Или у нее кармашки пустые и меду она не принесла. Поэтому в улье ей делать нечего. Когда пчела с пыльцой, она занесет ее в улей, оставит там и снова полетит собирать. А эта лентяйка не собрала пыльцу. И меду тоже не принесла. Вот ее и отгоняют... Пойдем, покажу тебе, откуда пчелы берут пыльцу.

...Пылит пыльцой лещина в апреле. Сережки на ней потяжелели, провисли. Стоит дотронуться до стволика, как ит каждой сережки вылетает серое облачко, состоящее из

четырех миллионов пыльцевых зерен. В эту пору у лещины раскрываются крохотные восковые огоньки. Это ее цвет' ки. Все как один матово-багряные. Изумительной красоты. Но уж очень маленькие. Не сразу разглядишь. Ради этих крох и пылит лещина.

Отец с сыном подошли к кустам у кромки леса.

- Это лещина, - показал отец. <- Это ее сережки. А это... Смотри, пчела на сережке.

Отец легко встряхнул стволик. Из сережек полетело и через секунду-другую растворилось в воздухе небольшое облачко пыльцы.

- Вылетает, как пыль, - заметил сын.

- В этом облачке столько малюсеньких зерен, что нам с тобой вдвоем их сто дней считать надо.

- Сто дней?!

- Не меньше. Только в одной сережке. А сережек, видишь, сколько.

- Зачем так много пыльцы?

- Вот посмотри на эту кроху.

Отец нагнул ветку и показал цветочек. Мальчонка удивленно потянулся к нему, как к неожиданно увиденному чуду.

- Нравится?

- Звездочка... красная.

- Звездочка эта ждет пыльцу. Попадет на цветок пыльца, и впоследствии завяжется полнозернистый орешек. Не будет пыльцы - не будет зернышка. Пустой будет орешек. Пыльца летает в воздухе и попадает на цветок. Надо, чтобы на все цветочки попала. Вот поэтому ее много.

- А пчелы уносят?

- Пчелы берут совсем мало от того количества, что дает растение. Сережки выделяют столько пыльцы, что ее предостаточно.

Лещина признана отличным перганосным растением. Там, где много зарослей лещины, пчелиные семьи хорошо развиваются по весне.

Пыльце мы придаем важное значение не только потому, что она нужна пчелам. Она представляет особый ин" терес и в качестве биологического стимулятора, благотвор" нэ влияющего на организм людей. Это очень эффективное профилактическое и лечебное средство. Воздействие пыльцы на организм академик Н. В. Цицин сравнивает с деятельностью желез внутренней секреции.

Существует ряд способов сбора пыльцы. Для изучения пыльцевой продуктивности и получения натуральной пыл-ь-цы ее собирают различными способами прямо с растений. Мы испытали на лещине маньчжурской обыкновенные целлофановые мешки больших размеров. Осторожно наклоняли стволик, надевали на него мешок и встряхивали. Сбор можно производить не только путем стряхивания, но в путем срывания сережек, оставляя при этом хотя бы одну десятую часть их для опыления цветков, которым еще только предстоит распускаться. Но этот способ не самый лучший, он все же наносит некоторый вред растению.

Сборы показали, что одно цветущее растение лещины образует ежегодно за период цветения до 50 граммов пыльцы, в среднем же - не более 5 граммов. Неизбежные потери из-за неодновременного раскрывания пыльников, а также в результате пыления от стряхивания во время сбора составляют 60-80 процентов, а в густых зарослях доходят до 90 процентов.

Фактический сбор с одного цветущего растения редко превышает 10 граммов, а в среднем определяется 2 граммами. В характерных для лещины местах произрастания насчитывается до 5 тысяч стволиков на гектаре, в исключительных случаях - до 10-12 тысяч. Такое скопление свойственно разреженным древостоям. Обычное же число стволиков в лещиновых типах леса - 1-2 тысячи. Цветут далеко не все стволики, в лучшем случае каждый второй, а в густых зарослях - один из десяти. Так что возможный сбор с гектара колеблется от полукилограмма до 4 килограммов лещиновой пыльцы. В течение рабочего дня в наших опытах один человек собирал до 50-100 граммов. При этом остающейся пыльны вполне достаточно для опыления женских цветков и для корма пчелам.

В промышленных заготовках пыльцы используют пчел. Рабочая пчела, как уже говорилось, собирает пыльцу в кармашки - углубления на задней паре ножек. На ножках образуются наросты. Их называют обножками. В обножках пыльца уже не натуральная, она обогащена дру гими веществами. Пчелы подвергли ее первичной переработке - смочили нектаром, выделением желез, склеили в комочки, слепили в обножку. Пыльца подготовлена для переноса и последующего приготовления перги. В сущности это уже перговое сырье или даже перговый полуфабрикат.

Сбор перговой пыльцы производят с помощью пыльце-уловителей - решеток, размещенных у леткового отверстия. Проползая в улей через решетку, пчела "прочесывается". В пыльцеуловителе остается седьмая - десятая часть обножки. В день таким способом можно заготовить около 10 граммов перговой пыльцы с улья.


ЛАДЯТ В ЛАД ДЕЛА МЕДОВЫЕ
Липа, как мы уже знаем, главный медонос лесной Уссуры. В кормовых угодьях пасеки ее неизменно сопровождают другие медоносы - деревья, деревца, кустарники, травы. Они цветут и в те годы, когда липа отдыхает. Создают конвейер более или менее беспрерывного цветения в течение летнего периода, продлевая медовый сезон. Наряду с липой они способны обеспечить получение какого-то количества товарного меда. При всем этом дают свой, особенный мед, порой очень ценный. Дружно "работают" медоносы. Ладят в лад дела медовые.

В зоне лесной Уссуры пчелы посещают примерно 200 видов растений, которые выделяют нектар. Многие из них служат источником только малого взятка, целиком идущего на кормовые потребности пчелиных семей, а некоторые вообще для пчеловодства имеют лишь символическое значение. Однако здесь немало и таких растений, которые могут стать базой для создания товарных запасов меда. Почти 40 названий медоносов постоянно находятся в поле зрения пчеловодов (они перечислены в разделе "Цветы и цветки"). Это почти 100 ботанических видов. Многие растения представлены несколькими видами. Например, высокомедоносных ив 11 видов, соссюрей - 9, дудников - 6 видов.

От общего нектаровыделения лесов Уссуры на долю древесных медоносов приходится 80 процентов, на долю кустарников, трав, лиан - 20 процентов, В медосборе доля древесных медоносов еще выше, доходит до 90 процентов. Следующее место после липы занимают бархат, клен, ива. Есть медоносы - как из числа деревьев, так и из числа кустарников, трав, лиан, - свойственные только уссурийским лесам. Среди них выделяются бархат и аралия. Леспедеца также растет только на юге Дальнего Востока. Она образует в дубняках обширные заросли. Цветет, причем очень долго, во второй половине лета - с конца июля на протяжении почти пятидесяти дней, захватывая даже часть сентября. Леспедеца способна давать продуктивные взятки. И все-таки на общем фоне лесных медоносов совершенно очевидно выделяются уже упомянутые бархат, клен, ива, аралия.

Бархат амурский относится к числу замечательных реликтов. Он пришел к нам из далекого прошлого ,и сейчас произрастает естественно в пределах нашей страны только здесь, в Уссуре.

Бархат амурский - красивое крупное дерево с вольно

раскинувшейся ажурной кроной. Темно-зеленые, четкого рисунка, перистые листья создают слегка затемненный лужено-глянцевый колер кроны. А каракулевого вида эластичная кора пробуждает желание погладить ствол...

Бархат амурский знаменит прежде всего своей пробковой корой. Это единственный в СССР естественно произрастающий пробконос промышленного значения. Он еще и признанный медонос, перганос. Одно взрослое дерево выделяет в среднем полкилограмма меда, максимум - 3 килограмма. Очень удачно бархат вписывается в конвейер медосбора, так как цветет почти непосредственно перед липой, начиная с 20-х чисел июня и далее, в течение 12 дней.

У бархата имеются мужские и женские деревья. Нектара в два раза больше выделяют мужские особи. Бархат хоть и встречается повсеместно, но растет далеко отстоящими друг от друга одиночными деревьями и малыми группами, куртинные сообщества редки. Так что солидного взятка ожидать с него не приходится. Тем более что цветки его "работают" на нектар в узком погодном диапазоне: они чувствительны к похолоданию и дождям так же, как и к жаркой сухой погоде. Благодаря тому, что цветение дерева в целом совпадает с наступлением устойчивой, умеренно теплой погоды, в отдельные годы удается получить приличные взятки бархатного меда.

Пчелы любят посещать бархат и при этом собирают не только нектар, но на мужских деревьях еще и пыльцу. На одном дереве образуется столько пыльцы, что вес ее равен примерно половине всего меда. Чистый бархатный мед ценится в народной медицине при лечении простуды, воспалений, туберкулеза.

Бархат - запретная порода, не подлежащая рубке. Все, что было сказано по поводу охраны липы в процессе рубок, в полной мере относится и к бархату. А так как его в лесах несравненно меньше липы, то участки с сосредоточением бархата должны стать объектом особо строгой охраны.

Все 8 видов клена, произрастающих в уссурийских лесах, являются медоносами. Из них 3-4 представляют большой интерес для пчеловодства, и прежде всего - клен мелколистный. В разреженных лесах одно дерево этого вида дает до полутора килограммов меда приятного золотистого цвета, нежного вкуса и аромата. Следующим по значению является клен приречный, а на юге - клен маньчжурский. Цветут клены в мае - июне, заполняя промежуток между цветением ив и бархата амурского.

Ивы - самые ранние весенние медоносы и перганосы, именно в этом их основная ценность. Они регулярно зацветают в начале апреля и цветут до середины мая, довольно устойчиво выделяя нектар и пыльцу. Одно дерево (куст) дает до 50 граммов, а гектар сплошной заросли - до центнера меда. У ив кроме обычных нектарников имеются нектарники и на первых молодых листочках.

Оригинальным, истинно уссурийским растением среди медоносных является аралия маньчжурская. Это небольшое стройное деревце, приближающееся по своим размерам к высоким кустарникам, дорого дальневосточникам во многих -отношениях. Как и бархат, оно причастно к древним эпохам и относится к замечательным реликтам. Мы еще не однажды вернемся к рассмотрению ценностей аралии. Сейчас нас интересуют "заслуги" этого растения перед дальневосточным пчеловодством - они связаны с его нектаром.

Прямой стволик у аралии гол, и только вверху на побеге, который вырос в текущем году, сгруппированы листья. Обратите внимание - не ветви, а листья. Длиной они до полутора метров и шириной до 90 сантиметров, с толстым, ясно выраженным черешком. Каждый лист содержит множество довольно крупных листочков. Обычно их нечетное число, равно в среднем 77. Эти огромные опахала отходят прямо от стволика и образуют разлапистую крону.

В кроне всего полдюжины - дюжина листьев, которые невесть как поднялись в воздух и невесть на чем держатся там. Они образовали слоистую розетку со свободно провисающими краями.

Пальма, да и только! Нет, пожалуй, лишь отдаленно напоминает пальму. Такая ассоциация возникает, если смотреть издали на одиноко стоящее растение. Вблизи, 9 деталях, все резко отличительное - листья, листочки, стволик, шипы. Шипы основательные, городчатые, усеявшие стволик и черешки листьев.

Мощное соцветие венчает аралию на самом острие стволика, в центре листовой розетки. Пять-десять, иногда больше цветоносных ветвей длиной до полуметра собраны воедино подобно букету. Каждая из длинных ветвей несен на себе 11-25 небольших веточек, от которых, в свою очередь, отходят 5-17 мелких зонтиков, состоящих из белых и кремовых цветков. Ветви соцветий провисают так же дугообразно, как и листья. В 65 случаях из 100 аралия имеет! одну вершинку и одно соцветие. Когда же вершинок две или четыре, соцветия на них мельче. В среднем соцветии содержится 20-30 тысяч цветков, в крупном - до 70 тысяч. Сто цветков дают 24 миллиграмма меда. Медопродуктивность среднего деревца равна 5-7 граммам. Цветет аралия позднее всех других деревьев Дальнего Востока и, подобно бархату, удачно вписывается в конвейер медосбора. Начинается ее цветение с 1 августа (на юге региона значительно раньше) и продолжается полмесяца.

В густых аралиевых куртинах насчитывается иногда 10 стволиков на квадратном метре. Но занимаемое ими пространство, конечно, выходит далеко за пределы этой маленькой площади - широко раскинулись листья, далеко протянулись корни. Сколько же все-таки места нужно одной аралии для нормального развития? В природе встречаются довольно крупные куртины величиной в 0,2 гектара, В густой куртине такого размера насчитывается 800 стволиков, что в пересчете на гектар равно 4 тысячам. Вероятно, одно взрослое деревце на 2 квадратных метрах - это предельная густота, при которой гектар мог бы дать 20 килограммов меда. Но такие заросли встречаются разрозненными пятнами, так что в целом на лесных участках, занятых аралией, в перерасчете на гектар, размещается не более тысячи стволиков, а медопродуктивность равна 5- 7 килограммам.

Светлый и ароматный аралиевый мед высоко ценится в народе за целебные и вкусовые качества. Сейчас его не найдешь в продаже. А ведь когда-то он не был редкостью и моему поколению знаком не только по рассказам старожилов: в 50-е годы мы покупали его на рынках Хабаровска.

Взяток аралиевого меда на пасеках тогда составлял по 5-10 килограммов на пчелиную семью, а в отдельных случаях доходил до 25 килограммов. О подобных медосборах давно не слышно. Одна из основных причин падения взятка кроется в массовых и бесконтрольных заготовках корней аралии в качестве лекарственного сырья для фармацевтической промышленности. Заготовители, пользуясь полной свободой и бесконтрольностью, конечно же, выкорчевывают прежде всего самые доступные и самые продуктивные участки. Назрела необходимость ввести запрет на раскопки аралии хотя бы в малом, то есть километровом, продуктивном круге пасек.

Стоит подумать об организации специализированной аралиевой пасеки. Для этого потребуется создать аралиевую плантацию площадью в тысячу гектаров. Это чуть больше, чем 3 на 3 километра. Если гектар аралиевой заросли способен дать 20 килограммов меда, то 500 гектаров обеспечат получение 10 тонн.

Аралия начинает цвести с 5-6-летнего возраста. Цикл ее жизни до массового усыхания равен 10 годам. Так что если в хозяйстве будет несколько стогектарных участков с деревцами разного возраста, то 500 гектаров создадут медопродуктивный фонд с расчетным количеством меда в 10 тонн, а еще 500 гектаров составят подрастающий фонд. Разумеется, такая пасека должна работать на всех медоносах продуктивного круга, но специальное внимание в ее хозяйстве должно быть обращено на аралию.

Под заданную площадь в тысячу гектаров придется подбирать много аралиевых участков. Если расчет вести применительно к крупным куртинам в 0,2 гектара, то понадобится 5 тысяч участков (100:0,2=5000). Учет, не говоря о хозяйствовании, на таком огромном количестве разрозненных участков будет затруднен. Условия облегчатся, если подбирать сосредоточенно расположенные участки и объединять их путем слияния в крупные плантации.

Еще лучше взять ориентир на компактные заросли ленточного типа по старым волокам, обочинам лесных дорог, линиям электропередачи и просекам. Таких площадей в уссурийских лесах множество, и они бездействуют. На них проще создавать стабильные плантации. Будучи пионерным видом вырубок, аралия активно заселяет образовавшиеся открытые пространства, разом заявляет о себе, опережая всех ростом, и, затеняя лапами-листьями, обеспечивает себе жизненный простор. К старости уступает место медленно поднимающимся растениям и, отмирая, покорно уходит в корни.

Продуктивность ленточных аральников многократно выше крупнокуртинных за счет проникновения корней и крон на примыкающие площади. В течение 10 лет заросли держатся устойчиво, позже вытесняются лианами, кустарниками, подрастающими деревьями и крупнотравьем. Чтобы не происходило смены, достаточно вновь подчистую освободить площадь, убрать постаревшие заросли аралии, а вместе с ними и конкурирующие виды. Аралия начнет активно восстанавливаться. Так обеспечивается стабильность на естественных плантациях. Их протяженность может быть довольно большой, но, поскольку они доступнее разрозненных куртинных участков, уход за ними облегчен.
ЧУР ЧЕРТОВ КУСТ!
Многоликая Уссура... Ее ландшафты ласкают глаз, манят человека ее зеленые чертоги, но... они не так ухе гостеприимны, как кажется со стороны. В редколесье и на заросших вырубках то и дело ойкаешь и досадливо морщишься: опять колючка!

Вот чертов куст. Сорный кустарник. Застень дремучий. Чем больше его ломаешь, тем упрямее он лезет из земли. Нет ему удержу, нет на него "чура"...

О каком растении речь? Об очень знаменитом, известном теперь чуть ли не каждому - об элеутерококке. Ныне о нем говорят с почтением, а было время, и совсем еще недавно, - кто только не проклинал его! И были люди, даже спецы лесные, которые считали: нет вредному колючему кустарнику конца. Когда кто-либо возражал им, они недоумевали. Как?! Изучать колючку? Защищать? Зачем? Непочатый край ее. Руби - не вырубишь, корчуй o- не выкорчуешь.

Что и говорить, много в лесу чертового куста. Много. Дня не пройдет в лесных походах, чтобы обошлось без встречи с ним. Знаешь ведь его, стараешься обойти стороной, но все равно часто натыкаешься на коварные колючки. Накалываешь руки, колени. Пробираешься сквозь очередной пятачок заросли, а там тебя уже приметил сто белек-ловкач и норовит спружинить по лицу. В тот же ми: другие стебельки-проказники цапают за рукав, рюкзак, штанину. Лесная ферула, розга-самобейка -вот что такое стебелек с ершистым "опушением" из сплошных колючек, порой очень красивых. Чертов куст! Чур меня!

Спасаясь от него, надеваешь на себя еще одни штаны, чтобы сберечь колени, и вторую куртку, чтобы колючая мелкота не достала до тела. В тягость эта лишняя одежда, а облачаешься в нее. Но колючка нет-нет да и пробьет все покровы и вонзится в твое тело.

Верно - задирист он, элеутерококк. Своенравен. При встрече не преминет напомнить о себе. Вот и казалось измученным, исколотым людям, будто заросли его несметны. И ведь недавно все это было. Три десятилетия всего прошло. За это время доктор медицинских наук И. И Брехмая водрузил чертов куст на пьедестал почета. Купается он в лучах славы. И вот парадокс: люди возвысили его, люди же его и губят. Оказывается, люди - творцы губительных парадоксов. Вместе с приходом славы сразу отощал наш задира, поуменьшился в росте, поубавился в численности, остановился в воспроизводстве и расселении. Куда подевался былой крепыш? Теперь уже редки мощные заросли из стеблей в 4-6 сантиметров толщиной или 3 метра высотой.

Вот и думается, что в лесах наших "несметно" много только того, что не считано. Нет, в мире не бывает такого, чтобы "руби - не вырубишь, корчуй - не выкорчуешь". Безответственные оценки эти принесли столько бел природе!
ПЧЕЛЫ НЕ ПОМЕХА, А МЕД ВСЕГДА КСТАТИ
Элеутерококк более всего популярен благодаря своим целебным силам. В этом смысле, как уже отмечалось, "дал ему жизнь" в медицине и в народе И. И. Брехман. Он доказал, что элеутерококк по целебным свойствам стоит рядом с женьшенем. Однако женьшеня в лесу мало, и он ловко прячется, элеутерококка же - несравненно больше, и обнаружить его - хоть целые заросли, хоть отдельную особь - совсем нетрудно.

Но о целительной силе колючего собрата легендарного женьшеня разговор пойдет в другом месте. В медовой обители лесной Уссуры у элеутерококка есть свое место. Специалисты (например, доктор биологических наук В. К. Пельменев) причисляют его к первостепенным медоносам. В номенклатуре из двухсот растений он попадает в первую полусотню. Почему же мы описываем его сразу после липы, клена, ивы, аралии? Есть к тому достаточно веские основания. Прежде всего, элеутерококк представляет "лицо" Уссуры и заслуживает быть упомянутым в числе самых первых. Не забудем, что он нещадно эксплуатируется, и это тоже заставляет уделить ему особое внимание. Элеутерококк, далее, - перспективный медонос. И, наконец, это вид комплексного значения.

Из кустарников элеутерококк - самый типичный для уссурийских лесов. В кустарниковом пологе он играет ту же, если не большую, роль, чем липа - в древесном. Без него просто невозможно представить уссурийскую тайгу. Но это не значит, что он благоденствует здесь. Ведь элеутерококк ныне широко используется как промышленный лекарственный продукт, а единственная сырьевая база - Дальний Восток. Чрезмерная эксплуатация колючих зарослей подрывает кормовую базу пчеловодства. Обедняется основная лесная формация юга Дальнего Востока, являющаяся уникальной для страны в целом. Наша задача - защитить элеутерококк таким образом, чтобы обеспечить заготовку продуктов в требуемом количестве. И коль это хороший медонос, то его функции поставщика меда тоже должны использоваться в полной мере.

Но элеутерококк обладает и другими достоинствами (о некоторых из них - ниже) и, следовательно, может и должен осваиваться комплексно. Правильная эксплуатация его как лекарственного сырья (в том числе и заготовка корней) предполагает оборот пользования, при котором элеутерококковая сырьевая база лесхоза должна быть расчленена на деляны. Сначала заготовка ведется на первой деляне, на следующий год - на второй, потом - на третьей и так далее. Возвращение (оборот) на первую деляну допустимо лишь после восстановления заросли до начального уровня. Это станет возможно, если в стадии подрастания будет находиться 5 из 15 делян. Две трети площади (10 делян) подлежат ежегодному освоению в качестве медоносных угодий.

Принцип целенаправленного хозяйствования обязывает органы лесного хозяйства взять под контроль заготовки корней элеутерококка. Лесхозы в свою очередь, по соответствующим договорам, должны обязать пользователей создавать элеутерококковые плантации на базе естественных угодий путем проведения мероприятий, направленных на воспроизводство растения.

Таким образом, при правильном пользовании укрепляется и расширяется элеутерококковая сырьевая база, остается в целости основной кустарниковый компонент Уссуры и выигрывает пчеловодство, получая дополнительную кормовую базу и дополнительный мед. Корнезаготовки, казалось бы, противоречат пчеловодству, однако при режимном хозяйстве будут содействовать ему. Пчеловодство же не оказывает отрицательного влияния на корнезаготовки. Пчелы собирают нектар - и только. Они никакому пользованию не помеха, а мед всегда кстати.

Элеутерококк прекрасно вписывается в медовый конвейер Уссуры. Если в целом посмотреть на все медоносы, описанные в предыдущих разделах, мы увидим ясно выраженный конвейер. Ранневесенний медонос ива дает взяток в апреле-мае. Раннелетний медонос клен - в мае-нюне. За ними идет бархат - взяток в последней декаде июня. Липа - в течение двух недель в середине июля. Элеутерококк - в последней декаде июля и в первой декаде августа. Аралия - в течение полутора недель со второй недели августа.

Как видно, конвейер отменный. Элеутерококк занимает свободное место сразу после липы и непосредственно перед аралией. Но вот почему-то чистого элеутерококкового меда не бывает. Мне, во всяком случае, не доводилось попробовать его или хотя бы услышать о нем. Почему?

Других, более сильных медоносов нет в элеутерококковое время. Леспедеца, серпуха, аралия подключаются через 1-2 недели. Может, пчелы обходят элеутерококк, или у него слабое выделение нектара, слабо цветет, угодья малы? А может, дело в основном взятке с липы: он накладывается на элеутерококковый взяток и нивелируется с ним. Все может быть. Самое разумное, что мы способны сделать прежде всего, так это снять причину малопродуктивности элеутерококковых угодий. В этом деле помогут мероприятия по созданию плантаций элеутерококка. Коль скоро увеличится сырьевая база, глядишь, удастся отведать и элеутерококкового меда.
ДИВО, НАСКОЛЬКО БЕРЕЗА ИГРИВА
Недоверчивую улыбку вызовете вы на лицах своих собеседников, если, поддерживая разговор о редких и необычных яствах, упомянете, что не так давно у кого-то в гостях пробовали березовый мед. Да, да, не сок, а мед! Отменный медок у самобытного хозяина! Стоит внимания.

Скептик спросит с ухмылкой:

- Шутить изволите?..

- Да знаю, нет у березы меда. Но ел же.

Непривычное сочетание слов "березовый мед" не вызвало бы недоумений, если бы люди всегда помнили, что пчела достает из цветка вовсе не мед, а нектар. Мед она потом сделает из нектара. А что до березы, то... Конечно, она не медонос, но все же березовый мед - реальность, и, как видно, многим неведомая. Лакомятся им пока что дотошные чудаки - неугомонные опытники и самозабвенные исследователи.

Кропотливо-мелкотное это дело - получить березовый мед. Не лишена, однако, основания мысль о специальном производстве его, например, для медицинских целей. Впрочем, если поставить аело на серьезную научную основу,

можно выйти на производство и для пищевых целей. Во всяком случае, наш небольшой опыт позволяет надеяться.

Взгляните, как муравьи сбегаются к тому месту, где подсыхают на коре потеки сока. И мушки всякие рядом. Еще прохладой, снеговой сыростью веет в лесу. Мелкой живности совсем мало, а вот поди ж ты, берутся откуда-то шестиногие, и именно возле ведра с березовым соком да у потеков на деревьях. Здесь их можно наблюдать не только поодиночке, но и в небольших скоплениях. Сползаются сюда, слетаются, сосут и лижут. И пчелки среди них, особенно у поляны, где солнышка побольше.

А что, если сок разлить на противень тонким слоем? Пусть себе подсыхает на ветру. Солнце поможет. И добавлять понемногу сока. Противень должен быть нержавеющим и не давать отпугивающих запахов. Для ускорения процесса подсыхания сок перед разливом лучше немного выпарить на водяной бане, но так, чтобы его "не хватило" дымом, к которому пчелы чувствительны. Выпаривать на открытом костре нельзя.

Пчелы охотно собирают насыщенный остаток сока и носят в улей. В сотах березовый мед! Должно быть, по-своему целебный.

Четырежды мне представилась возможность поставить опыты на березовый мед. Было это в начале 60-х годов в личных хозяйствах лесников у рек Пихца, Большая Сидима (дважды), Обор. Замечено, что пчелы "идут" на неоднократно подсыхающий сок, а на натуральный - не "идут". Первый раз я готовил кормовые площадки путем многократного разлива сока на эмалированные противни и стеклянные рамы. Второй раз - на деревянные колоды. Третий и четвертый раз - распылял на мелкую сетку, под которой на противне лежали плотным слоем мелкие березовые ветки. В качестве вариантов вместо березовых подкладывал ивовые, липовые, кленовые, лещиновые ветки, а также разные ткани и поролон. Опыты проводились на семьях из двух-четырех ульев.

Пчелы во всех четырех опытах посещали кормовые площадки, но не все одинаково. Лучшими оказались варианты с ветками и колодами. Откачать березовый мед удалось только дважды (в вариантах распыления на ветки). Если провести более стабильные и широкие исследования, очевидно, можно добиться товарного приноса березового меда.



Предвижу возражения. Зачем, дескать, березовый мед? По аналогии проще получить, например, свекольный мед или еще проще - сахарный. Можно, конечно, и так. Существует, как известно, много экспрессивных видов пчелиного меда: поливитаминный, женьшеневый, гематогенный, хвойный, молочный, шиповниковый, морковный, капустный, крапивный... Основой их служит сахарный сироп, в лучшем случае глюкоза. Здесь же речь идет о чистом составе, о натуральности и целебности меда под стать натуральности и целебности исходного продукта. Так что аналогия неправомерна.

Березовый сок - особый случай, в натуральном виде он не хранится так, как хранятся свекла, сахар и другие продукты. Превращение березового сока в мед - один из способов консервации продукта с прицелом на сохранение и обогащение его натуральных свойств.
Каталог: books -> healthandfood
books -> Мифы и реальность
books -> Краткая историческая справка
books -> Разгрузочно-диетическая терапия (лечебное голодание) и редуцированные диеты: будущее, прошлое, настоящее
books -> Курс лекций по госпитальной терапии, написана доступным языком и будет незаменимым помощником для тех, кто желает быстро подготовиться к экзамену и успешно его сдать. Предназначена для студентов медицинских вузов
books -> Олег Ефремов Осторожно: вредные продукты! Новейшие данные, актуальные исследования Предисловие «Человек сам роет себе могилу вилкой и ложкой»
healthandfood -> Березовый сок
healthandfood -> Медкова И. Л., Павлова Т. Н., Брамбург Б. В всё о вегетарианстве
healthandfood -> Агаджанян Н


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница