Объективные



Скачать 414.73 Kb.
страница1/4
Дата01.05.2016
Размер414.73 Kb.
ТипРеферат
  1   2   3   4


ВВЕДЕНИЕ



>а-1

ли 1 эо-1


Основным содержанием нашей эпохи, как подчеркивается в Программе КПСС, является борьба двух общественных систем •— социалистической и капиталистической (157, 322) '. Между идео­логами, выражающими интересы этих двух систем, идет ожесто­ченная борьба (157, 357). Однако возможности аргументирован­ного обоснования и защиты у сторонников капиталистического и социалистического строя принципиально различны. Для предста­вителей современного буржуазного общества, которое, как пока­зывает ход исторического процесса, обречено на гибель, возмож­ности выявления позитивных сторон системы постоянно сужают­ся, а негативных — расширяются. Это неизбежно приводит идео­логов капитализма иногда к сознательному, а иногда и к бессрз- | нательно-субъективному .извращению объективного содержания | событий. Перед идеологами научного социализма, коммунизма, общества будущего стоит иная задача — раскрывать и разраба­тывать объективные закономерности развития социалистического строя и всего современного мира. Таким образом, с одной сторо­ны, выявляется позитивный смысл данной системы, а с другой — закладывается основа для преодоления субъективизации, извра­щающей объективное содержание событии, если она, по тем или иным причинам, возникает. Идеологии научного социализма про­тивостоит находящаяся в глубоком кризисе буржуазная идео­логия.

В Обращении международного Совещания коммунистиче­ских и рабочих партий «О 100-летии со дня рождения Владимира Ильича Ленина» говорится: «Коммунисты видят свою задачу в том, чтобы в борьбе против любых противников твердо отстаи­вать революционные принципы марксизма-ленинизма, пролетар­ского интернационализма, неуклонно претворять их в жизнь, постоянно развивать марксистско-ленинскую теорию, обогащать



1 В скобках первое число, выделенное курсивом, означает порядковый но­мер в списке литературы, который помещен в конце книги, где указаны выход­ные данные цитируемого произведения; последнее число — страница; стоящая перед ним цифра указывает на номер тома. Если требуется, то даются добавоч­ные уточнения, исключающие двусмысленность. Нумерация сносок сквозная от­дельно в пределах введения, глав и заключения. — Ред.

ее на основе современного опыта классовой борьбы и строитель­ства социалистического общества. Коммунисты всегда будут вер­ны творческому духу ленинизма» (159, 333). А это требует от коммунистов всех стран приложить максимум усилий для борьбы с капитализмом вообще и для борьбы с буржуазной идеологией в частности.

Исследование причин и закономерностей непримиримой борь­бы (буржуазной « научно-социалистической идеологии требует ана­лиза понятия религиозная идеология. Правильное понимание рели­гиозной 'Идеологии с позиций марксистской философии предпола­гает знание соотношения общественной психологии и идеологии, религиозной идеологии и религиозной психологии, религиозного сознания. Религия как форма общественного сознания, религиоз­ный культ, церковь, клерикализм и т. д. должны быть поняты в их отличии и сходстве с другими формами общественного созна­ния и общественными учреждениями. Не менее важно знание соци­альных и гносеологических корней религии. Все это азбука для марксистской философии, и мы отсылаем читателя к 'соответствую­щим источникам2. В данном случае для нас особый интерес представляет вопрос о месте и роли религиозной идеологии в борь­бе двух основных идеологий современности: социалистической и буржуазной.

Прежде всего о марксистско-ленинском понимании идеоло­гии. В противоположность всевозможным фальсификаторам и особенно современным ревизионистам представители творческого марксизма развили выработанное еще классиками марксизма-ленинизма понятие научная идеология. Это важнейшее понятие марксистско-ленинской философии совершенно не содержит в себе того внутреннего противоречия (108), которое приписывают ему противники марксизма, особенно ревизионисты.

Спору нет, что в письме Ф. Энгельса Ф. Мерингу от 14 июля 1893 года (1, 39, 82—86), да и в других произведениях класси­ков марксизма, термин «идеология» применяется в негативном смысле — как отчужденное общественное сознание (435). Но кри­тики марксизма сознательно не замечают позитивного содержа­ния, вкладываемого в это понятие классиками марксизма.



2 Перечисленные вопросы исследуются и решаются в учебниках по филосо­фии (221), (222), (77), (107), философских словарях (124), (125) и отдельных работах. Отметим работы С. И. Никишова (197), (198), Б. М. Кедрова (105), Д. М. Угриновича (259), (257), (258), А. Ф. Окулова (204), Л. Н. Великовича (49), (50), (51), М. П. Мчедлова (172), (173), (174), И. А. Крывелава (127), И. Р. Ланрецкого (/36), Н. А. Ковальского (112), Джованни Гр.илли (73), , М. В. Андреева (8), С. Маркевича (154), В. Д. Баженова (18), Д. Е. Фурмана • (266), Г. Л. Андреева, В. Е. Ладоренко, Л. П. Поляковой (6), И. М. Кичановой (111), В. И. Свинцова (238), М. В. Желнова (90), Яна Гурановского (75), Б. Т. Григорьяна (72), Е. Дулумана, Б. Лобовика, В. Танчера (82), В. И. Ев­докимова (84) и других. Многое для понимания указанных вопросов дают ра­боты зарубежных авторов: А. Казанова (3/7), Б. Рассела (233), Хьюлетта Джонсона (76) и некоторых других (471), (402), (343), (347), (473), (410), (430), (342), (453), (425).

Маркс и Энгельс всегда показывали отражающееся в •идеологии реальное содержание действительности, выводили содержание всякой идеологии из противоречий действительности. А это в корне меняет дело. Материалистическое понимание исторической функции идеологии позволило Марксу и Энгельсу не только разработать на научной основе само понятие «идеология» в различных аспектах, значениях и смыслах, но и разработать систему научных коммунистических воззрений, выражающих коренные интересы пролетариев всех стран. Тем самым, пишет Т. И. Ойзерма-н, «не называя свое уче­ние идеологией, Маркс и Энгельс по существу противопоставляют буржуазному сознанию научную идеологию пролетариата, разме­жевываясь при этом с теми ненаучными идеологиями, которые господствовали в то время в рабочем движении» (218, 317) 3. Развивая марксизм, В. И. Ленин обосновал и сформулировал в сущности уже намеченное основоположниками марксизма поня­тие «научная идеология», которое, как отмечает Т. И. Ойзерман, «предполагает познание своего собственного исторического, клас­сового содержания, происхождения, значения, отношения к дру­гим идеологиям, классам, эпохам. Она, следовательно, свободна от идеалистических иллюзий и претензий на непреходящее, вне-историческое значение. В этом смысле можно сказать, что науч­ная идеология есть высшее достижение научного исследования общественно-исторического процесса, так как она включает в себя и научное понимание его специфической идеологической формы. Такова научная социалистическая идеология» (218, 320). Из сказанного следует, что марксизм-ленинизм является и нау­кой и научной идеологией одновременно. Поскольку всякая идео­логия представляет собой руководство к социальному действию, т. е. «систему регулятивных идей, представлений, идеалов, импе­ративов, выражающих положение, потребности, устремления определенного класса, социальной группы или всего общества» (218, 318), то ее значение «объективно обусловлено историче­скими границами ее возможного социального применения. В этом смысле всякая идеология исторически преходяща» (218, 321). Научная социалистическая идеология не составляет в этом смыс­ле исключения. Иначе обстоит дело с марксизмом как наукой, значение которой, как и всякой науки, определяется «исключи­тельно границами содержащейся в ней объективной истины и возможностями ее дальнейшего развития» (218, 321). В этом смысле марксизм как наука имеет непреходящее значение, непре-



3 «Именно поэтому, — продолжает Т. И. Ойзерман, — совершенно несостоя­тельны утверждения критиков марксизма, будто бы Маркс и Энгельс принципи­ально отрицали всякую идеологию: с таким же основанием можно было бы, на­пример, утверждать, что они отрицали всякую философию, между тем как на самом деле марксизм есть отрицание философии в старом смысле слова. Это вполне уместная, по нашему мнению, аналогия указывает на конкретный, диа­лектический характер отрицания. Это — отрицание отрицания, т. е. создание принципиально новой, научной идеологии» (218, 317).

рывно развивается, совершенствуется и не ограничивается рам­ками той или иной эпохи.

Итак, марксистско-ленинское учение представляет собой диа­лектическое единство научного и научно-идеологического и толь­ко исходя из этого положения можно понять отношение марксист­ской научной идеологии к ненаучным буржуазным идеологиям всевозможных оттенков4. Указанное положение позволяет выяс­нить марксистское отношение к ненаучной (даже антинаучной) религиозной идеологии, а также понять отношение последней к научно-социалистической и ненаучной буржуазной идеологиям. Вопрос о взаимоотношении между научной социалистической идеологией и ненаучной буржуазной идеологией, сохраняющей качество отчужденной формы общественного сознания, вопрос о непримиримой борьбе между этими идеологиями двух основных антагонистических классов, включающий и аспект борьбы науч­ного с ненаучным, глубоко разработан в нашей философской литературе. Поэтому мы не будем останавливаться на нем более подробно, а перейдем к анализу специфических особенностей религиозной идеологии.

Под религиозной идеологией понимается обычно главным образом богословская доктрина, развиваемая церковниками и теологами (257, 61), отстаивающими стержень, ядро всякой рели­гии, всякого религиозного комплекса — религиозное сознание, общим признаком которого «является вера в сверхъестественное» (257, 45—46). Однако при этом следует помнить, что религиоз­ная идеология всегда имеет объективные, относительно самостоя­тельные закономерности своего развития, не зависящие ни от ка­ких церковников и теологов. Опираясь на проводившееся К- Марксом различие между теоретически разрабатываемыми и стихийно формирующимися идеологическими убеждениями (/, 8, 148), (подчеркнем, что религиозная 'Идеология »е является только системой теоретических воззрений, выработанных теоретиками-идеологами, а включает в ее'бя обыденное религиозное сознание масс, хотя и не сводится к нему. Эта черта религиозной (и не только религиозной) идеологии является существенной для понимания закономерностей идеологической борьбы. Она всегда, сознательно или бессознательно, учитывается идеологами, по­скольку конечной целью разработки всякой идеологической си­стемы является влияние на массы.

У ненаучной буржуазной идеологии и ненаучной (антинауч­ной) религиозной идеологии не может не быть много общего, родственного — и та, и другая являются отчужденной формой общественного сознания. Благодаря этому своему качеству они,

4 «Если в буржуазных учениях необходимо отличать научное от идеологи­ческого,— пишет Т. И. Ойзерман,— то в марксистско-ленинском учении речь идет о различении научного и научно-идеологического; последнее определяется как научное выражение интересов, потребностей, положения определенного класса, основанное на научном исследовании общественных отношений» (2/8, 321, прим.)

с одной стороны, всегда, несмотря на те или иные расхождения, в конечном счете находят друг с другом контакты, а с другой — принципиально непримиримы с научной социалистической идео­логией. Однако при этом нельзя забывать и того, что в отличие от буржуазной идеологии, присущей исключительно эксплуата­торскому классу буржуазного общества, религиозная идеология, религия, хотя и выражает в эксплуататорском обществе интере­сы эксплуататорских классов, «представляет собой такого рода общественное сознание, которое присуще и эксплуатирующим, и эксплуатируемым. Религия отражает не особое положение того или иного класса, а антагонистический характер общественных отношений, господство стихийных сил общественного развития над всеми людьми... Религиозная идеология, с одной стороны, закрепляет социальное неравенство, эксплуатацию, угнетение, а с другой — оказывается неадекватной формой протеста против того, что она же освящает, как об этом свидетельствует история ересей, религиозное облачение ранних буржуазных революций и т. д.» (218, 314—315). Тем самым находит свое объяснение как возможность использования в своих целях буржуазной идеоло­гией иллюзорности единства эксплуататоров и эксплуатируемых на базе религиозной идеологии, так и тот факт, что непримири­мая в своей борьбе с буржуазной и религиозной идеологиями научная социалистическая идеология не может не понимать поло­жение увлеченных религиозной идеологией эксплуатируемых масс, не может не указывать реальных путей к их освобождению от этого, как писал К. Маркс, «опиума народа» (/, 1, 415). В свя­зи с изложенным подчеркнем (отмеченные, конечно, и до нас) две специфические особенности религиозной идеологии.



Во-первых, несмотря на внешнюю сторону богословия, на ее форму, религиозная идеология (особенно теология), основанная на вере в сверхъестественное, «пытается доказать принципиаль­но недоказуемое, рассуждает об объектах, которые не сущест­вуют, провозглашает догматы... опровергаемые всей совокуп­ностью научных знаний и общественной практикой. Отсюда выте­кают имманентно присущие богословию противоречия: между формой теологических построений и их содержанием, между методом доказательств и их целью, между внешней, кажущейся логической структурой рассуждений и внутренней их алогично­стью. Эти противоречия пронизывают теологию вообще и, в част­ности, христианскую теологию на всем протяжении ее историче­ского существования. В свете этих противоречий становятся более понятными те колебания между ограниченным «рационализмом»5

5 «О «рационализме» в сфере теологии,— пишет Д. М. Угринович,— можно говорить лишь условно, имея в виду рационализм в кавычках. Даже наиболее «рационалистические» теологические системы (например, томизм) исходят из то­го, что человеческий разум может постичь только некоторые из религиозных догматов. Помимо «истин», постигаемых разумом, с точки зрения томизма, су­ществуют «истины откровения», которые могут быть постигнуты только в акте веры» (257, 62, прим.).

и крайним мистицизмом, .между строгой авторитарной догмати­кой и субъективизмом, которыми отмечена вся история христиан­ского богословия» (257, 61—62) 6. При этом следует учитывать, что «всякому богословию в прошлом и в настоящем присуще характерное противоречие: богословие не может быть подлинно рационалистическим, ибо последовательный рационализм подры­вает устои религиозного вероучения; но оно не может идти до конца и по пути иррационализма, ибо этот путь ведет к субъек-



У

тивизму, а субъективизм противоречит ортодоксально-церковной теории, согласно которой существует лишь одна «истинная» рели­гия—«религия откровения»^(257, 62).

В плане борьбы буржуазной и научно-социалистической идеологий эта особенность преломляется в разных аспектах. ^ Буржуазная идеология, хотя и будет критиковать^дсевдрдадио-С налдз^4^е^щгиозной идеологии, но пределы такой критики всегда будут довольно ограничены, поскольку самой-то буржуазной идеологии как идеологии класса, обреченного на гибель, свойст­венно «извращающее отражение действительности». В этом отно­шении она, как мы уже отмечали, «родственна» религии, и нао­борот. Идеология же научного социализма не скована в критике религиозной идеологии, поскольку в качестве идеологии нового общества она менее всего заинтересована в искажении объек­тивного положения дел, она не вступает в конфликт с наукой. Несмотря на отчаянные попытки религиозная идеология оказы­вается не в состоянии рационально противопоставить что-либо науке, научно-социалистической идеологии. Будучи сама извра­щенным отражением действительности, религиозная идеология начинает обвинять в этом грехе других. Она объявляет, что идея счастливого социалистического общества и разработка научного пути его построения — это иллюзия, а социализм — это псевдо­религия, иррациональное увлечение масс. Таковы некоторые следствия одной из специфических особенностей религиозного сознания.



Во-вторых, из специфического отношения к сверхъестествен­ному, которое свойственно религии, вытекает, что «религиозный человек не только верит в существование сверхъестественного, не только представляет его, не только эмоционально переживает свое отношение к нему — он находится со сверхъестественным в

6 «В развитии христианского богословия, — пишет Д. М. Угринович, — мы можем обнаружить две основные тенденции, в значительной мере противостоящие друг другу, хотя нередко и переплетающиеся между собой, в результате чего подчас возникали весьма сложные и .пестрые теологические системы. Одна из указанных тенденций может быть условно названа рационалистической, дру­гая — иррационалистической, или «мистической». Если представители первой тенденции (к их числу в средние века принадлежал Фома Аквинский и некото­рые другие схоласты) пытались более широко использовать рациональные аргу­менты для обоснования христианских догматов, то сторонники мистицизма (на­пример, Тертуллиан, Бернар КлерпвЬкий и др.) апеллировали главным образом к иррациональному, к слепой вере? (257, 62).

8

особых отношениях, которые можно условно назвать иллюзорно-практическими1... Любая массовая современная религия (в том числе и христианство) обязательно предполагает указанные ил­люзорно-практические отношения к объекту веры — богу» (257, 51—53). Прежде всего это умилостивительный, или пропициаль-ный культ, присущий всем современным религиям, но не толь­ко он.



В плане борьбы буржуазной и научно-социалистической
идеологий указанная особенность религиозной идеологии отра­
зится в разных аспектах. Буржуазная идеология, хотя и будет
критиковать религиозную идеологию за «бездеятельность», но
очень ограниченно. Ее собственная деятельность, при невозмож­
ности познать объективные закономерности развития общества,
по существу сама оказывается, в значительной степени, «иллю­
зорно-практической». Буржуазная идеология мечтает о том, что­
бы народные массы занимались именно «иллюзорно-практиче­
ской» деятельностью, а не революционной практикой. Даже если
буржуазия и участвует в революции, она всегда заинтересована
в том, чтобы в нужный момент столкнуть массы на путь этой
«иллюзорно-практической» деятельности. Исходные посылки бур­
жуазной идеологии и в данном отношении «родственны» с рели-
1ИОЗНОЙ идеологией. Другое дело идеология научного социализ­
ма. Она стремится освободить трудящиеся массы от «иллюзорно- \
практических» действий и дать им возможность осознать их
истинные интересы. У нее нет забот о культивировании «иллю­
зорно-практических» действий масс. Но научно-социалистическая
идеология не 'может 1»е учитывать «иллюзорно-практические» дей­
ствия масс, если 'Нельзя преодолеть это качество в данных усло­
виях. Она ставит своей задачей «а опыте самих действий масс
убедить их в будущем в своей правоте. Оказавшись не в состоянии
противопоставить что-либо разумное научному социализму, рели­
гиозная идеология объявляет деятельность на основе научного
социализма «псевдодеятельшстью», не способной якобы дать
истинного счастья человеку. Вот образчик казуистики^ религиозных^/-^ д _
идеологов. Таковы некоторые следствия другой специфической! ' ' •
особенности религиозного сознания.

Итак, на основании указанных особенностей религиозной идеологии можно сделать уже некоторые выводы. Религиозная идеология, с одной стороны, неразрывно связана со всем комп­лексом экономических, социальных, политических и идеологиче­ских проблем современного мира. Религиозная идеология испы­тывает на себе во всей полноте влияние борьбы двух основных идеологий современности — социалистической и буржуазной. Более того религиозная идеология сама принимает активное уча-



7 При этом Д. М. Угринович ссылается на К. Маркса, который «называл художественное и ' религиозное освоение мира «практически-духовным» его освоением и противопоставлял им чисто духовное освоение объекта с помощью абстрактного мышления (/, 12, 728)» (257, 51).

стие в этой борьбе. Однако, с другой стороны, именно особенно­сти религиозной идеологии заставляют нас признать, что ее со­держание не сводится только к противоречиям между социали­стической и буржуазной идеологиями, отражающими так или иначе противоречивость борьбы двух основных общественных систем современности. Религиозная идеология обременена мно­жеством своих собственных противоречий и интересов, которые присущи только ей. Более того, содержание религиозной идеологии не сводится к противоречиям буржуазной идеологии наших дней, хотя несомненно, что характер любой современной религиозной идеологии обусловлен кризисом буржуазной идеологии. Следова­тельно, при всей зависимости религиозной идеологии от борьбы между двумя основными идеологиями у нее есть целый ряд соб­ственных, присущих только ей противоречий, коренящихся в необ­ходимости оперировать верой в сверхъестественное. Эта борьба между «противоречиями мира» и «противоречиями клира» являет­ся важным для понимания сущности религиозной идеологии и ее нельзя сбрасывать со счета, ссылаясь на их незначительность.

История борьбы социалистической и буржуазной идеологий показывает, что религиозная идеология может оказаться соеди­ненной как с типично буржуазной, так и с различными видами «социалистических» идеологий, исключая научный социализм. У этого явления есть целый ряд причин. Христианство как рели­гия, например, принципиально может включать в себя идеи «христианского социализма» ранних христиан. Религиозная идео­логия, как мы указывали выше, внутренне алогична и эклектич­на, что создает простор для всевозможных «теоретических ком­бинаций». Кроме того, до сих пор религиозная идеология «остается наиболее общей идеологией старого мира» (137, 4), охватывая и те слои населения, которые объективный ход развития повора­чивает лицом к социалистическим идеалам. Боевая атеистическая пропаганда и агитация, научная критика религиозной идеологии должны вести и ведут борьбу против алогичности религиозного мировоззрения, против псевдонаучного содержания любых совре­менных разновидностей «христианского социализма» (76). Меж­ду религиозной и научной марксистской идеологиями не может быть мира. Тем не менее, с марксистской точки зрения, при всей важности борьбы с религиозной идеологией, она не должна ни заслонять, ни подменять борьбу классово-идеологическую. Клас­совые интересы трудящихся в борьбе с эксплуататорами всегда выше религиозных споров8.

Существенное влияние на поведение и действие религиозного человека оказывает и указанная выше особенность религиозного сознания, связанная с так называемым «иллюзорно-практиче-



8 Об общем состоянии атеистической работы в Советском Союзе и задачах атеистической пропаганды и агитации смотри, например, работы А. Ф. Окулова (203, 7—35), В. И. Евдокимова (84, 3—16).

10

ским» отношением к сверхъестественному. Такие, неизбежные для религиозного человека, отношения хотя и не существуют вне классовых отношений, тем не менее не сводятся к ним. «Иллю­зорно-практические» отношения к сверхъестественному несут в себе свои собственные, специфические противоречия. Здесь спе­цифические «религиозные отношения» могут вступить в противо­речие как с социалистической, так и буржуазной идеологиями. Это не исключает, лраада, что в принципе действие верующего, совершенное во имя .религиозной идеи, объективно может служить, например, делу укрепления сил, действующих во имя социалистических идеалов. Но здесь есть и предел, за кото­рым религиозная идеология рано или поздно неизбежно прихо­дит в противоречие с социалистической идеологией, если речь идет о научном социализме. Иллюзорно-практическая деятель­ность не в состоянии, конечно, без конца заменять реально-лрактическую, творческую деятельность, вдохновляемую бази­рующейся на научной основе социалистической идеологией (6, 110—140).



До сих пор наша задача заключалась в том, чтобы, прини­мая в качестве главной и решающей причины, влияющей на религиозную идеологию, всю совокупность социальных противо­речий, хотя бы в общей форме указать на относительную само­стоятельность специфических противоречий религиозной идеоло-1ии, указать на возможность возникновения и изменения неко­торых общественных явлений, которые связаны с действием именно этих специфических противоречий. Однако следует особо подчеркнуть, что приведенные выше рассуждения необходимо рассматривать в плане анализа одного из аспектов марксистско­го тезиса о социальных, и гносеологических, .корнях религии и -ре­лигиозной идеологии в частности. Только держа в уме этот основательно разработанный марксистскими философами тезис9, можно правильно понять и частный аспект проблемы.

Обращение к рассмотрению некоторых вопросов, связанных с выяснением места и роли религиозной идеологии в борьбе меж­ду основными идеологиями современности — социалистической и буржуазной, несмотря на свое первостепенное значение, не долж­но увлечь нас от анализа проблем, более тесно связанных с темой нашего исследования. Наша задача рассмотреть прежде всего место и роль католической религиозной идеологии, что неизбежно ставит вопрос о некоторых объективных предпосылках особой роли католицизма и его идеологии в мире наших дней. Подобно всем другим религиозным и нерелигиозным течениям, католицизм в лице римско-католической церкви несомненно субъективно стремится распространить, расширить свое влияние или по крайней мере сохранить имеющееся. Однако такое есте-



9 См., например, работы: С. И. Никишова (197), Д. М. Угриновича (259), И. А. Крывелева (127) и др.

Каталог: stud
stud -> Учебно-методический комплекс по дисциплине Физическая культура (название)
stud -> Основы оздоровительной физической культуры
stud -> Программа профессиональной переподготовки по направлению «Практическая перинатальная психология и психотерапия»
stud -> Вегетососудистые дисфункции у детей
stud -> Цели и задачи дисциплины
stud -> I. цель и задачи дисциплины «Психология здоровья»
stud -> Учебное пособие Орел-2013 удк ббк м
stud -> Контрольные вопросы к практическим занятиям по дисциплине «Внутренние болезни»
stud -> Методические рекомендации для преподавателей по дисциплине (приложение 4) III. Методические указания для студентов по дисциплине
stud -> Экзаменационные вопросы Вопросы для подготовки к госэкзаменам. I. Общая часть


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница