Оптимизация диагностики и тактики ведения женщин с хронической ановуляцией различного генеза 14. 01. 01 А кушерство и гинекология



Скачать 212.5 Kb.
Дата23.04.2016
Размер212.5 Kb.
Просмотров32
Скачиваний0
ТипАвтореферат


На правах рукописи

сумина наталья владимировна

оптимизация диагностики и тактики

ведения женщин

с хронической ановуляцией различного генеза

14.01.01 – Акушерство и гинекология
АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук


Самара – 2010

Работа выполнена в ГОУ ВПО

«Самарский государственный медицинский университет Росздрава»
НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ

доктор медицинских наук, профессор Целкович Людмила Савельевна


ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ:

доктор медицинских наук, профессор Мельников Владимир Александрович

доктор медицинских наук, профессор Давидян Лиана Юрьевна
ВЕДУЩЕЕ УЧРЕЖДЕНИЕ: ГОУ ДПО «Казанская государственная медицинская академия Росздрава»

ЗАЩИТА ДИССЕРТАЦИИ состоится «___»________________2010 года

в 10 часов на заседании диссертационного Совета Д 208.085.04 в ГОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет» (443079, г.Самара, пр. К.Маркса, 165 «Б»).


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет Росздрава» (ул. Арцыбушевская, 171)
Автореферат разослан «___»_________________2010 года

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор медицинских наук Черкасов С. Н.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность проблемы. В клинической практике гинеколога-эндокринолога наиболее часто приходится наблюдать пациенток с дисбалансом в гипоталамо-гипофизарно-яичниковой системе, основными проявлениями которого являются ановуляция и, как следствие, нарушение репродуктивной функции [Назаренко Т.А. и соавт., 2008; Манухин И.Б. и соавт., 2006; Webb R. et al., 2003].

Несмотря на постоянный интерес исследователей к проблеме хронической ановуляции, огромный объем литературных данных и определенные достижения в понимании процессов развития хронической ановуляции, этиология данного состояния до конца не изучена, и первичные механизмы его развития до сих пор не известны [Дедов И.И. и соавт., 2007; Сметник В.П. и соавт., 2005]. Этим объясняются трудности формирования четкой дефиниции патологии, диагностики причин, приведших к стойкому нарушению процессов фолликулогенеза, и подходов к терапии.

В восстановлении фертильности на современном этапе достигнуты значительные успехи. Однако, это лишь паллиативные мероприятия, направленные на достижение беременности, а не на излечение пациентки.

Важной вехой в исследованиях патогенеза эндокринных форм бесплодия явилось открытие взаимосвязи хронической ановуляции и инсулинорезистентности. Нарушенная чувствительность к инсулину часто встречается как у тучных пациенток, так и у женщин с нормальной массой и не зависит от индекса массы тела [Целкович Л.С., L. Ibanez et al.1993; E.S. Ditkoff et al.1995]. Роль инсулина в патофизиологии данного состояния до конца не изучена. Недостаточно совершенны методы диагностики и лечения метаболических нарушений у пациенток в зависимости от массы тела [Назаренко Т.А. 2008, Линёва О.И. и соавт., 2008].


Выявление источника гиперандрогении сложно и не всегда возможно, что объясняется филогенетической общностью яичников и надпочечников, аналогичным спектром синтезируемых андрогенов и сходством клинической картины при гиперандрогении различного генеза [Овсянникова Т.В. и соавт., 2000; Боткина Т.В. и соавт., 2002; Dumesic D., 1996]. Вместе с тем современный уровень развития гинекологической эндокринологии позволил в значительной мере расширить представления о процессах, происходящих в организме женщины, страдающей бесплодием, обозначить роль желез внутренней секреции в обеспечении четкого взаимодействия всех звеньев репродуктивной системы [Кэттайл В.М. и соавт., 2001; Безнощенко Г.Б. и соавт., 2002].

К настоящему времени открыто уже свыше 300 биологических эффектов пролактина [Назаренко Т.А., 2009]. Это не только участие в обеспечении нормальной репродуктивной функции, но и влияние практически на все звенья метаболизма: стимуляция β-клеток поджелудочной железы, что приводит к развитию инсулинорезистентности; повышение синтеза андрогенов в надпочечниках; снижение в печени синтеза половых стероидсвязывающих глобулинов [Манухин И.Б. и соавт., 2001]. Гиперпролактинемия, часто выявляемая у пациенток с хронической ановуляцией, гетерогенна не только по происхождению, но и по своим проявлениям. Одной из причин такой гетерогенности и наблюдающегося в ряде случаев несоответствия клинической картины и уровня общего иммунореактивного пролактина в сыворотке крови может быть молекулярный полиморфизм [И.И. Дедов и соавт., 2004].

Учитывая вышеизложенное, изучение частоты и характера метаболических нарушений у женщин с хронической ановуляцией, гиперпролактинемией, гиперандрогенией, оказывающих неблагоприятное влияние на формирование, становление и функцию репродуктивной системы, приобретает не только теоретическое и практическое, но и социальное значение [Мельников В.А. и соавт., 2002]

Таким образом, актуальность настоящего исследования обусловлена, с одной стороны, высокой частотой бесплодия на фоне хронической ановуляции, с другой стороны, неудовлетворительными результатами восстановления репродуктивной функции у данной группы больных, что и определило актуальность проблемы.



Цель исследования. Оптимизация подходов к диагностике и терапии бесплодия у женщин с хронической ановуляцией в зависимости от клинико-гормональных нарушений.

Задачи исследования:


  1. Изучить факторы влияющие на формирование стойких нарушений репродуктивной функции с развитием хронической ановуляции.

  2. Выявить особенности развития и характер метаболических нарушений у обследованных женщин.

  3. Провести анализ частоты различных форм гиперпролактинемии неопухолевого генеза

  4. Разработать дифференцированные подходы к диагностике выявленных нарушений и оценить эффективность лечения бесплодия после их коррекции.

  5. Предложить и апробировать программу обследования и лечения бесплодия у пациенток с хронической ановуляцией.


Научная новизна работы. В результате проведенного исследования впервые определены характер и частота метаболических нарушений у пациенток с хронической ановуляцией различного генеза в зависимости от клинико-морфологических проявлений.

Показано влияние инсулинорезистентности на эффективность консервативных и оперативных методов стимуляции овуляции у больных с хронической ановуляцией различного генеза.

Разработана дифференцированная терапия метаболических нарушений у женщин с хронической ановуляцией при гиперандрогении и гиперпролактинемии с учетом массы тела.

Впервые определены подходы к терапии в группе пациенток с хронической ановуляцией и гиперпролактинемией, с учётом макропролактинемии.

Проведена сравнительная оценка эффективности различных индукторов овуляции в зависимости от клинических, эндокринно-обменных и морфологических изменений, а также длительности ановуляции.

На основании выполненных исследований предложен алгоритм выбора индуктора овуляции у больных с хронической ановуляцией различного генеза.



Практическая значимость работы. На основании проведенного исследования разработаны и внедрены принципы обследования больных с хронической ановуляцией. Представлены патогномоничные признаки инсулинорезистентности и гиперинсулинемии, что позволило выделить контингент больных, которым необходимо проведение глюкозотолерантного теста. Включение в комплекс лечения метаболической терапии позволило не только повысить эффективность стимуляции овуляции, но и явилось профилактикой отдаленных последствий хронической ановуляции: сердечно-сосудистых заболеваний, инсулиннезависимого диабета, гиперпластических процессов эндометрия. Выявлена частота встречаемости макропролактинемии, ее роль в генезе бесплодия у женщин с хронической ановуляцией и определены показания для определения биг-биг пролактина. В клиническую практику рекомендован алгоритм лечения бесплодия пациенток с хронической ановуляцией.

Основные положения, выносимые на защиту


  1. Патологические изменения в репродуктивной системе, вызванные метаболическими и гормональными нарушениями, являются ведущими в формировании хронической ановуляции. Выделение когорты пациенток с макропролактинемией расширяет диагностический поиск причин хронической ановуляции и оптимизирует адекватность проводимой терапии.

  2. Частая встречаемость метаболических нарушений, обусловленных инсулинорезистентностью и гиперинсулинемией, является прогностически неблагоприятной для реализации репродуктивной функции у пациенток с хронической ановуляцией.

  3. Разработка и внедрение дифференцированных подходов к лечению бесплодия с учетом клинических данных, метаболических и эндокринных изменений позволяет повысить эффективность стимуляции овуляции.


Внедрение результатов работы в практику здравоохранения. Материалы исследования и вытекающие из них рекомендации по вопросам восстановления фертильности женщин, страдающих хронической ановуляцией, внедрены в лечебно-диагностическую работу отделений ММУ ГКБ №3 Центра планирования семьи и репродукции (г. Самара), ММУ ГП №3 женской консультации г.о. Самара, женской консультации ММУ ГП№13 г.о. Самара, женской консультации ММУ ГП№10 г.о. Самара, ММУ МСЧ№1 г.о. Самара, ООО “Первая самарская частная клиника”, кафедры акушерства и гинекологии №2 СамГМУ.

Личный вклад автора заключается в изучении состояния 158 женщин репродуктивного возраста с бесплодием на фоне хронической ановуляции на основании проспективных клинико-статистических данных, из них 92 пациентки имели инсулинорезистентность, 66 были без метаболических нарушений.

Внедрение результатов исследования позволяет дифференцировать тактику ведения женщин, страдающих бесплодием на фоне хронической ановуляции, назначать адекватные лечебно-профилактические мероприятия, предупреждать отдаленные последствия хронической ановуляции: онкологические заболевания (рак эндометрия и молочных желез), сахарный диабет II типа и др.

Апробация работы. Диссертационная работа апробирована 12.11.09 на расширенном заседании кафедр акушерства и гинекологии №1 и №2 Самарского государственного медицинского университета, кафедры акушерства и гинекологии Института последипломного образования. Основные положения диссертации доложены и обсуждены на заседании независимых акушеров-гинекологов (Самара, 2005), врачебных конференциях в ЦПСиР ГКБ№3 г.о. Самара (Самара, 2007, 2008), комиссии по родовспоможению (Самара, 2008), заседании комиссии по биоэтике при СамГМУ (Самара, 2008).

Публикации и внедрения. По теме диссертации опубликовано 12 печатных работ, из них в центральной печати 1.

Материалы диссертации используются в учебном процессе на занятиях с клиническими ординаторами, интернами, врачами базовых учреждений, а также при чтении лекций студентам на кафедре акушерства и гинекологии №2 Самарского государственного медицинского университета.


Структура работы. Диссертация построена по традиционному плану. Состоит из введения, обзора литературы, глав собственных исследований, выводов, практических рекомендаций, библиографического списка использованной литературы, приложения. Работа изложена на 115 страницах машинописного текста, иллюстрирована 13 рисунками, 22 таблицами. Библиографический указатель содержит 211 источника, из них 118 отечественных и 93 зарубежных авторов.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материал, методы и объем исследования

В основу настоящего исследования положена оптимизация методов диагностики причин, приведших к формированию хронической ановуляции и тактики восстановления репродуктивной функции у данной категории женщин с учетом метаболических нарушений.

Для установления особенностей развития хронической ановуляции различного генеза было выполнено динамическое обследование 158 пациенток, из которых 92 страдали хронической ановуляцией и инсулинорезистентностью (основная группа), и 66 – хронической ановуляцией без инсулинорезистентности (контрольная группа). Пациентки основной и контрольной групп были сопоставимы по возрасту, семейному и социальному положению, образовательному уровню, времени начала половой жизни, паритету беременности. Исследования проводились за период с января 2004 по январь 2009 года.

Диагноз хронической ановуляции ставился по монофазному характеру базальной температуры, отсутствию овуляторного пика ЛГ по мочевым тестам, по показателям снижения концентрации прогестерона во вторую фазу цикла, динамической ультразвуковой фолликулометрии и/или при отсутствии секреторной трансформации эндометрия по данным биопсии.

При сборе анамнестических данных мы учитывали: 1) отягощенность преморбидного фона, инфекционные заболевания, травмы, операции, резкие колебания веса; 2) особенности становления и характер нарушения менструальной функции, время появления избыточного оволосения; 3) особенности репродуктивной функции; 4) при объективном исследовании обращали внимание на признаки эндокринно-обменных расстройств (наличие, степень и тип ожирения, наличие стрий, нигроидного акантоза, гирсутизма, акне), рассчитывали индекс массы тела (ИМТ) и отношение окружности талии к окружности бедер (ОТ/ОБ); 5)наличие и степень выраженности галактореи; 6) при гинекологическом исследовании, кроме оценки наружных и внутренних половых органов, определяли признаки андрогенизации.

В процессе работы анализировали результаты ультразвукового исследования органов малого таза и надпочечников, гистеросальпингографии для уточнения состояния полости матки и труб. По показаниям выполнялось диагностическое выскабливание или биопсия эндометрия при гистероскопии, при лапароскопии – каутеризация яичников, коагуляция эндометриоидных гетеротопий, разделение спаек и т.д. Соскобы и биоптаты подвергались морфологическому исследованию.

Состояние тиреоидной системы определяли по концентрации тиреотропного гормона и свободного тироксина в сыворотке крови. Функционирование гипоталамо-гипофизарно-яичниковой и надпочечниковой систем оценивали по уровню в сыворотке крови лютеинизирующего (ЛГ), фолликулостимулирующего (ФСГ) гормонов, пролактина, эстрадиола, свободного тестостерона, кортизола, дегидроэпиандростендиона сульфата (ДГЭА-С) и 17-гидроксипрогестерона, взятых в первую фазу цикла (на 5-7-й день), а также по уровню прогестерона, взятого во вторую фазу (на 20-22-й день), и по расчету индекса ЛГ/ФСГ. При определении повышенного уровня пролактина проводилось повторное исследование с определением макропролактина.

Характер метаболических изменений оценивался по концентрации инсулина, глюкозы, С-пептида, гликированного гемоглобина в сыворотке крови натощак, с расчетом индексов НОМА и Caro, а также по результатам перорального двухчасового глюкозотолерантного теста (забор крови осуществлялся натощак, через 1 и через 2 часа после приема 75 г глюкозы).

Математическая обработка полученных данных осуществлялась на персональном компьютере IBM PC/AT Pentium IV, в среде Windows XP Home Edition с применением пакета компьютерных программ и электронных таблиц (Excel, Fox Pro, Open Access, Paradox). Статистический анализ клинических данных осуществлялся с использованием программы «Statistica».
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Для определения причин формирования патологического состояния репродуктивной функции нами был проведен анализ показателей преморбидного фона. Согласно данным генеалогического анамнеза, показатели нарушения менструального цикла у родственников I-II степени родства, невынашивания беременности и бесплодия не имеют достоверных отличий от данных контроля (p>0,05). Однако выявлена высокая частота у родственников пациенток основной группы (p<0,001) общесоматических заболеваний (ожирение, сахарный диабет II типа, сердечно-сосудистые заболевания), что свидетельствует о влиянии генетических факторов не только на патогенез хронической ановуляции, но и на другие механизмы – на гиперинсулинемию. Выявлено также большое число хронических инфекционно-воспалительных заболеваний в препубертатный и пубертатный период, что могло оказать неблагоприятное влияние на процесс становления у обследованных женщин регулирующих гипоталамо-гипофизарных центров и явиться одной из причин расстройства у них менструальной и репродуктивной функций.

При клиническом осмотре выраженный гирсутизм выявлен только у пациенток основной группы (p<0,01), что связано с наличием инсулинорезистентности и компенсаторной гиперинсулинемией. Повышенный уровень инсулина способствует усилению ЛГ-зависимого синтеза андрогенов в клетках теки и строме яичников, адипоцитах; уменьшению образования половых стероидсвязывающих глобулинов, что приводит к увеличению свободного биологически активного тестостерона.

Рис.1. Характеристика жалоб обследованных больных:

1 – нарушение менструального цикла; 2 – аменорея;

3 – гиперандрогенная дермопатия; 4 – ожирение; 5 – галакторея; 6 – мастодиния

Степень выраженности ожирения определяли по ИМТ. Превышение показателей ИМТ отмечено у большинства обследованных женщин основной группы (70,7±4,7%), и лишь у 24,2±5,3% контрольной. Из них у 57 (61,9±5,1%) пациенток основной группы отмечено висцеральное распределение жировой ткани – показатель отношения ОТ/ОБ превышал 0,85 и составил в среднем 0,93±0,04. У 60 (65,2±5,0%) женщин основной группы при осмотре выявлен нигроидный акантоз. Следует отметить, что все эти пациентки имели выраженное ожирение (ИМТ от 29 до 41 кг/м2) с висцеральным типом распределения жировой ткани (ОТ/ОБ от 0,86 до 1,2). Стрии на коже регистрировались в 4,5 раза чаще у женщин основной группы (65,2±5,0% и 15,2±4,4% соответственно).

Галакторея при осмотре и пальпации молочных желез наблюдалась у 22,8±4,4% женщин основной группы и 13,6±4,2% контрольной.

Гинекологическое исследование позволило выявить следующие изменения у пациенток обследуемых групп: избыточное оволосение по смешанному типу, гиперплазия малых половых губ, гипоплазия матки, увеличенные яичники.

По данным тестов функциональной диагностики у всех 158 пациенток выявлен монофазный характер базальной температуры, что явилось одним из свидетельств наличия у них хронической ановуляции. Подсчет цервикального числа по Insler показал удовлетворительную эстрогенную насыщенность у большинства пациенток в обеих группах (80,4±4,1% в основной и 83,3±4,6% в контрольной), у остальных пациенток диагностирована гипоэстрогения. Снижение эстрогенной насыщенности наблюдалось у пациенток с вторичной аменореей и у женщин с выраженной олигоменореей. Дополнительно к тестам функциональной диагностики женщины проводили мочевые тесты на овуляцию для определения преовуляторного пика ЛГ в домашних условиях с дневной порцией мочи.

Для понимания механизмов развития нарушений в репродуктивной системе был проведен тщательный анализ показателей менструальной функции у женщин с хронической ановуляцией. Согласно полученным данным, у пациенток с инсулинорезистентностью (основная группа) своевременное менархе наблюдалось лишь в 34,8±5,0% случаев, в контрольной группе – у большинства пациенток – у 55 (83,3±4,6%) (p<0,01). Позднее начало менструации – после 15 лет выявлено лишь у 6,5±2,6% женщин основной группы и 3,0±2,1% в контрольной. Позднее менархе является наиболее неблагоприятным для дальнейшего функционирования репродуктивной системы.

Ранний возраст менархе является не только прогнозирующим фактором патологии репродуктивной функции, но и независимым фактором нарастания ИМТ и других осложнений ожирения.

Наиболее частым нарушением менструальной функции у обследованных пациенток является олигоменорея, возникшая с периода менархе, что встречалось достоверно чаще у женщин основной группы. Возникновение заболевания 15 (16,3±3,8%) пациенток основной и 11 (16,7±4,6%) контрольной группы связывали со стрессовым фактором: началом половой жизни, резким изменением массы тела, повышенными учебными нагрузками.

Большинство женщин обеих групп имели нормальную продолжительность менструальных кровотечений – от 2 до 7 дней (p>0,05).


Проведенные нами исследования показали, что репродуктивная функция на момент обследования была нарушена у всех пациенток. Самым частым нарушением фертильности было первичное бесплодие, им страдали подавляющее большинство женщин в обеих группах – 106 (67,1±3,7%) из 158. Длительность бесплодия составила в среднем 60,8 лет и колебалась от 1 до 12 лет. Коррелировала она с длительностью нарушений менструального цикла, что свидетельствует о первичности эндокринных изменений. Характер нарушений репродуктивной функции не имеет статистически достоверных отличий в двух группах (p>0,05).

Всем пациенткам обеих групп было проведено ультразвуковое исследование органов малого таза. Проводилась ультразвуковая фолликулометрия в динамике, с целью подтверждения состояния ановуляции . Согласно полученным данным, у большинства женщин обеих групп – у 108 (68,3±3,7%) выявлено либо 12 фолликулов и более, имеющих диаметр 2–9 мм, либо увеличение овариального объема (>10 см3), увеличение стромальной плотности (p>0,05). Примерно у трети пациенток обнаружена и другая патология – уменьшение размеров матки, наличие миомы матки, аденомиоза, кистозные образования яичников, патологические изменения в эндометрии, признаки спаечного процесса органов малого таза (p>0,05). При проведении ультразвукового исследования предпочтение отдавалось трансвагинальному доступу, особенно у тучных пациенток.

Данные гистеросальпингографии, проведенной для исключения трубно-перитонеального фактора бесплодия, свидетельствуют о наличии менее чем у десятой части женщин обеих групп признаков спаечного процесса без нарушения проходимости маточных труб. Сопутствующая патология органов малого таза диагностирована у 38,0±5,1% женщин основной группы и 37,9±6,0% - контрольной. Следует подчеркнуть, что эндоскопическое исследование проводилось только пациенткам с наличием патологии органов малого таза по данным УЗИ и ГСГ и пациенткам с неэффективной гормональной терапией. При гистероскопии у четверти пациенток обнаружены патологические изменения эндометрия (гиперпластические процессы эндометрия, тонкая слизистая оболочка или атрофия слизистой), (p>0,05). При патоморфологическом исследовании биоптата эндометрия слизистая оболочка была в стадии пролиферации, при этом у трети пациенток аспирационная биопсия производилось на 18-22-й день цикла, а у двух третей – на фоне длительной задержки менструаций – от 2 до 5 месяцев. Отсутствие секреторной трансформации эндометрия явилось еще одним свидетельством ановуляторного характера менструальных циклов у данных больных.

Таблица 1

Данные гормонального обследования пациенток

(% к общему числу пациенток)



Параметры

обследования



Основная группа (1)

Контрольная группа (2)

р1-2

Число больных (%)

В среднем по группе

Число больных (%)

В среднем по группе

Прл (мМЕ/л) N

из них преобладание макропролактина

54

(58,7±5,1%)

38 (41,3±5,1%)

6

(6,5±2,6%)



291±16,7
853±22,8
>60%

47

(71,2±5,6%)

19 (28,8±5,6%)

8 (12,1±4,0%)



274±21,3
823±18,9
>60%



<0,01
>0,05

ФСГ (МЕ/л) N

92

(100%)


5,4±2,1


66

(100%)


6,3±1,9

>0,05


ЛГ (МЕ/л) N



39

(42,4±5,1%)

53

(57,6±5,1%)



9,3±0,5
24,2±1,2


38

(57,6±6,1%)28

(42,4±6,1%)


10,2±0,7
17,1±0,9




<0,01

Тест св. (пмоль/л) N



16

(17,4±3,9%)

76

(82,6±3,9%)



7,6±0,5
20,1±1,6


16

(24,2±5,3%)

50

(75,8±5,3%)



6,8±0,3
14,9±1,1




<0,05


ДГЭА-С (мкмоль/л) N



74

(80,4±4,1%)

18

(19,6±4,1%)



5,7±1,3
9,7±1,1


52

(78,8±5,0%)

14

(21,2±5,0%)



5,3±0,7
9,9±1,2


>0,05


17-ОП (нмоль/л) N


86

(93,5±2,6%)

6

(6,5±2,6%)



3,7±0,4
11,1±0,8

64

(97,0±2,1%)

2

(3,0±2,1%)



4,3±0,2
8,9±0,6

>0,05


ЛГ/ФСГ N


36

(39,1±5,1%)56

(60,9±5,1%)


1,9±0,4
5,3±0,9



49

(74,2±5,4%)

17

(25,8±5,4%)



1,6±0,3
4,9±0,7




<0,01

Гормональное обследование выявило наличие гиперпролактинемического гипогонадизма у 34,8±4,9% женщин основной группы и лишь у 16,7±4,6% - контрольной (р<0,01), что можно объяснить прямым стимулирующим воздействием пролактина на клетки поджелудочной железы, что приводит к повышению уровня инсулина. Кроме того, пролактин участвует в регуляции жирового обмена, высокие уровни его сопровождаются нарушением пищевого поведения – увеличением потребления пищи.

Уровни ФСГ не выходили за нормальные значения у всех обследованных женщин, тогда как уровень ЛГ был повышен у 57,6±5,1% пациенток основной и 42,4±6,1% контрольной группы, что привело к повышению индекса ЛГ/ФСГ более 2,5 у 60,9±5,1% женщин основной и 25,8±5,4% контрольной группы.

Определение уровня андрогенов выявило повышение уровня ДГЭА-С примерно у пятой части пациенток обеих групп, уровня 17-ОП менее, чем у 10%, что не имело достоверных отличий. Свободный тестостерон был повышен у 82,6±3,9% женщин основной группы и только у 69,7±5,7% контрольной (р<0,05), что можно объяснить внегонадным синтезом тестостерона в жировой ткани.

Инсулинорезистентность и сопутствующая ей гиперинсулинемия рассматриваются многими авторами как ключевой фактор патогенеза хронической ановуляции [Аметов А.С., 2002; Дедов И.И. и соавт., 2007; Манухин И.Б. и соавт., 2006]. Одним из методов диагностики инсулинорезистентности является тест на толерантность к глюкозе. Результаты обследования показали, что в родословной семей пациенток с нарушенной толерантностью к глюкозе имелась высокая частота эндокринно-обменных заболеваний, нарушений менструально-репродуктивной функции. Изменения средних значений имели однотипную направленность независимо от массы тела. Однако в семьях пациенток основной группы установлено статистически значимое повышение уровня сахарного диабета и ожирения (р<0,001). У части женщин основной группы выявлено висцеральное распределение жировой ткани и нигроидного акантоза. Висцеральное ожирение характеризуется накоплением жира преимущественно по передней стенке живота и в мезентерии внутренних органов. Эта жировая ткань более чувствительна к катехоламинам, менее чувствительна к инсулину и имеет более высокую активность липопротеидовой липазы, что способствует ее быстрому липолизу [Чернуха Г.Е. и соавт., 2002; Nestler J. Et al., 1992; Reaven G.M. et al., 1995]. Такое распределение жира ассоциируется с гиперинсулинемией, нарушением толерантности к глюкозе, диабетом и повышением уровня андрогенов.

Уровень глюкозы натощак не выходил за нормальные значения у всех 158 пациенток. При определении уровня инсулина обнаружено, что у всех женщин контрольной группы он был в пределах нормы и составил в среднем 8,7±1,6 ЕД. В основной группе средние значения инсулина составили 23,7±2,2 ЕД, при этом гиперинсулинемия диагностирована у 35 (38,0±5,1%) пациенток. При расчете математической модели оценки гомеостаза (индекса НОМА) и гликемического индекса Саro у всех пациенток основной группы выявлены косвенные признаки инсулинорезистентности (Табл. 2).

Таблица 2

Показатели углеводного обмена

(% к общему числу обследованных женщин)




Основная группа

(92 пациентки)



Контрольная группа (66 пациенток)

Инсулин (мкЕД/мл)

23,7±2,2

8,7±1,6

С-пептид, пмоль/л

1421±331

542±98

Гликированный гемоглобин, %

6,7±0,4

5,2±0,3

Индекс НОМА

4,9±0,5

1,6±0,3

Индекс Caro

0,29±0,02

0,48±0,06

Глюкоза натощак, ммоль/л

5,7±0,06

4,2±0,08

Глюкоза через 2 часа после нагрузки, ммоль/л

7,6±0,4

5,3±0,3

Для подтверждения нашего предположения было решено провести всем пациенткам глюкозо-толерантный тест, по результатам которого все обследуемые нами женщины были разделены на 2 группы. Состояние инсулинорезистентности диагностировано у 58,2±3,9% из 158 женщин.

Анализ данных исследований, проведенных у больных с нормо– и гиперинсулинемией, позволил нам определить наиболее типичные признаки инсулинорезистентности у обследованных больных. Их использование обеспечивает возможность сузить круг пациенток, которым необходимо проведение ГТТ.

На основании результатов проведенного исследования нами разработан и применен комплекс мероприятий, направленных на восстановление репродуктивной функции у женщин с бесплодием на фоне хронической ановуляции. Лечебная тактика включает несколько последовательно выполняемых этапов: подготовительный этап, при котором обеспечивается предварительная коррекция клинико-лабораторных и эндокринологических изменений, затем индукция овуляции кломифена цитратом, третий этап – хирургическая стимуляция овуляции и четвертый этап – стимуляция овуляции прямыми индукторами.



На подготовительном этапе лечения для коррекции метаболических нарушений всем пациенткам основной группы назначался препарат из группы бигуанидов – метформин.

Всем пациенткам с ожирением (70,7±4,7% основной и 24,2±5,3% контрольной) предписывалась редукционная диета, определялись физические нагрузки.

При отсутствии эффекта назначали сибутрамин. Снижения массы тела более чем на 10% удалось добиться у 85,2±3,7% пациенток.

Женщинам с повышенным уровнем пролактина, но исключённой макропролактинемией, назначался каберголин – 34,8±5,0% основной, 17,6±4,7% в контрольной группе.

При диагностированной гиперандрогении с целью подавления повышенного уровня ЛГ, снижения уровня свободных андрогенов и увеличения синтеза глобулина, связывающего половые стероиды, а также уменьшения объёма яичников применяли КОК с гестагеным компонентом с выраженной антиандрогенной активностью на 3 месяца.

По окончании терапии на последуюшие 3 месяца назначался аналог натурального прогестерона – дидрогестерон.

В результате проведённой терапии беременность наступила у 16,3±3,8% женщин основной и 21,2±5,0% контрольной.

Итак, подготовительный этап лечения можно рассматривать в качестве важного по восстановлению репродуктивной функции у пациенток с хронической ановуляцией.



Второй этап лечения был направлен на стимуляцию овуляции кломифена цитратом (КЦ). Препарат применяли пациенткам по стандартной схеме: 50-100-150 мг с 3-го по 7-й день менструального цикла. Контроль за стимуляцией овуляции осуществлялся путем УЗИ органов малого таза влагалищным датчиком. При получении периовуляторного фолликула (достижении доминантным фолликулом диаметра 18 мм и более) вводилась овуляторная доза ХГч. Поддержка лютеиновой фазы осуществлялась гестагенами. Уровень прогестерона плазмы крови определялся на 6-8-й день после введения овуляторной дозы ХГч. Для подтверждения беременности проводилось исследование -субъединицы ХГч в плазме крови на 14-й день лютеиновой фазы и на 20-21-й день задержки менструации – выполнялось ультразвуковое исследоывание методом вагинальной эхографии плодного яйца в полости матки.

Данный метод стимуляции овуляции использовался у 70,5±4,7% пациенток основной группы и у 69,7±5,7% контрольной, что привело к наступлению беременности у 9,8±3,1% и 22,7±5,2% соответственно.

Более низкая эффективность КЦ у женщин основной группы объясняется, по-видимому, тем, что инсулинорезистентность негативно влияет на чуствительность к КЦ. Анализ результатов терапии позволил нам сформулировать критерии инсулинрезистентности.

Поскольку КЦ эффективен у молодых женщин с нормальными массой тела, уровнем ЛГ в сыворотке крови, его следует рассматривать как препарат для пробного курса лечения и проводить тщательный мониторинг индуцированного цикла, а в случае неадекватного ответа яичников важно своевременно переходить к использованию других методов стимуляции.



На третьем этапе лечения 105 (66,4±±3,8%) пациенткам проводилась хирургическая стимуляция овуляции: 78 (54,3±5,2%) из основной группы и 37 (30,3±5,7%) из контрольной. Показанием для лапароскопии и гистероскопии явились отсутствие эффективности проведенной ранее гормональной терапии, патология малого таза, а также сопутствующая патология малого таза (спаечный процесс в малом тазу без нарушения проходимости маточных труб, наружный генитальный эндометриоз I степени, фолликулярные кисты яичников, миома матки).

Всем пациенткам с сопутствующей патологией проведена хирургическая коррекция выявленных заболеваний: сальпингоовариолизис, фимбриолизис, коагуляция очагов эндометриоза, консервативная миомэктомия, удаление кист яичников. После коррекции сопутствующей патологии у 12 (13.0±3,5%) пациенток основной и у 6 (9,1±3,5%) контрольной группы наступила беременность. Мы считаем, что пациенткам с выявленной сопутствующей патологией органов малого таза первым этапом восстановления репродуктивной функции должно стать применение лечения хирургическими методами.

Пациенткам с морфологическими признаками ПКЯ – 45 (48,9±5,2%) из основной группы и 27 (40,9±6,0%) из контрольной была сделана операция каутеризация яичников, что привело к наступлению беременности у 16 (17,4±4,0%) женщин основной группы и 7 (10,6±3,8%) контрольной.

Особого внимания заслуживают пациентки, которым хирургическая стимуляция не дала ожидаемого эффекта. Этим женщинам рекомендовано проведение четвёртого этапа терапии.



На четвертом этапе лечения осуществлялась стимуляция овуляции прямыми индукторами - рекомбинантными гонадотропинами (рФСГ). Терапия ими требует балансирования между эффективной стимуляцией овуляции и высоким уровнем осложнений. Молодым женщинам с достаточным овариальным резервом применяли схему с использованием рФСГ в сочетании с КЦ: у 21 (22,8±4,4%) женщин основной группы и 18 (27,3±5,5%) контрольной.

Беременность наступила у 8 (8,7±3,0%) женщин основной и у 9 (13,6±4,2%) контрольной группы.

В группе пациенток с кломифенрезистентностью назначали препараты рФСГ: 19 (20,6±4,2%) из основной группы и 6 (9,1±3,5%) из контрольной, что привело к наступлению беременности у 6 (6,5±2,6%) женщин основной группы и у 4 (6,1±3,0%) контрольной.

У 3 (3,3±1,9%) женщин основной группы наблюдали развитие СГЯ. В группе контроля случаев развития СГЯ не регистрировалось.


Итак, на основе данных изучения эффективности разработанной нами тактики лечения женщин с бесплодием на фоне хронической ановуляции можно заключить, что дифференцированная, поэтапная стимуляция овуляции позволяет добиться ускорения процесса уменьшения массы тела, снижения уровня инсулина, содержания ЛГ, Тест, индекса ЛГ/ФСГ. У страдающих хронической ановуляцией женщин происходят существенные позитивные изменения менструальной и репродуктивной функции, что способствует коррекции метаболических нарушений, нормализации деятельности репродуктивной системы, снижению риска развития соматической патологии. Применяемый нами подход к ведению пациенток с бесплодием обеспечивает наступление беременности, по результатам исследования, в 76,6% наблюдений.
Выводы

  1. Разнообразие механизмов формирования хронической ановуляции и бесплодия предполагает расширение диагностического поиска причин нарушенных гипоталамо-гипофизарно-яичниковых взаимоотношений и других эндокринных и неэндокринных дисфункций для реализации фертильности.

  2. Наличие хронической ановуляции следует рассматривать как независимый фактор риска развития инсулинорезистентности и метаболических нарушений вне зависимости от массы тела, что в нашем исследовании встречалось в 58,2% случаев, причем среди них процент женщин с нормальной массой тела составил 17,1%.

  3. Среди механизмов развития хронической ановуляции нами выявлена гиперпролактинемия в 36,1% случаев. Однако введение в программу диагностического поиска определения макропролактина позволяет выделить группу пациенток, не требующих назначения пролактинснижающих препаратов, и привлечь внимание врача к другим причинам формирования хронической ановуляции, что, по нашим данным, наблюдалось в 8,9%.

  4. Хирургические методы восстановления овуляторной функции яичников должны проводится на первом этапе у пациенток с сопутствующей патологией органов малого таза, что привело к наступлению беременности в 11,4% случаев.

  5. Проведение дифференцированной коррекции выявленных гормональных и метаболических нарушений у пациенток с хронической ановуляцией позволяет улучшить состояние здоровья женщин и повысить эффективность последующей индукции овуляции.

  6. Разработанная поэтапная программа лечения бесплодия у пациенток с хронической ановуляцией, с индивидуальным подходом к выбору индукторов овуляции позволили нам добиться наступления желанной беременности у 76,6% женщин.


Практические рекомендации

  1. Всех пациенток с хронической ановуляцией целесообразно рассматривать с точки зрения возможного наличия у них метаболических нарушений и относить в группу повышенного риска по развитию пролиферативных заболеваний репродуктивной системы, сердечно- сосудистых осложнений и инсулиннезависимого сахарного диабета.

  2. Проводить диагностику нарушений углеводного обмена всем женщинам с ановуляторным бесплодием независимо от наличия и степени выраженности ожирения необходимо с использованием стандартного теста на толерантность к глюкозе, расчета индексов Саro и НОМА, определения концентрации инсулина, С-пептида и гликированного гемоглобина.

  3. Включить в программу обследования пациенток с хронической ановуляцией и гиперпролактинемией определение макропролактина для снижения затрат на необоснованные исследования и использование дорогостоящих препаратов. Это также позволит расширить диагностический поиск истинных причин развития ановуляции.

  4. Рекомендовать применение кломифена цитрата молодым женщинам с недлительным анамнезом заболевания, нормальной массой тела, достаточным овариальным резервом, отсутствием выраженных метаболических нарушений в соответствии с сформулированными критериями кломифенрезистентности.

  5. Использовать гонадотропины при ановуляторном бесплодии, что является патогенетически оправданным и должно применяться у более широкого контингента пациенток. Назначение рФСГ способствует снижению осложнений в процессе проведения контролируемой индукции овуляции.

  6. Разработанная нами дифференцированная лечебная тактика для преодоления бесплодия у пациенток с хронической ановуляцией должна проводиться поэтапно в зависимости от наличия инсулинорезистентности, с использованием имеющихся консервативных и хирургических методов.


СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Оценка эффективности метформина и сибутрамина при лечении больных с СПКЯ и ожирением / Н.В. Сумина, Л.С. Целкович, О.А. Коваленко, Т.Н. Мизонина // Акт. вопр. акуш. и гинек.: Матер. юбил. науч.-практ. конф., посв. 20-летию кафедры акуш. и гинек. ИПО. – Самара, 2003. – С.205-207.

  2. Диагностика артериальной гипертензии, вызванной беременностью / Н.В. Сумина, Е.Б. Казакова, П.А. Лебедев, Г.В. Знобищева // Самарский медицинский журнал – Самара, 2005. - № 1-2 (23-24). – С. 45-47.

  3. Изучение практики лечения небеременных женщин с уреаплазменной инфекцией в лечебных учреждениях Самары / Н.В. Сумина, Е.А. Оськина, А.В. Жестков, Л.С. Целкович, М.В. Калинин, О.А. Коваленко, Т.В. Иванова // Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия. 2008; Том 10(2): приложение 1. – С.31.

  4. Выбор оптимального агониста дофамина при лечении гиперпролактинемии неопухолевого генеза / Н.В. Сумина, М.В. Калинин, О.А. Коваленко, Т.В. Иванова // «Современные аспекты решения медико-социальных проблем репродуктивного здоровья женщин» // Сборник научных трудов, посвящённый 90-летию СамГМУ и 35-летию кафедры акушерства и гинекологии №2 – Самара, 2009. – С. 253-257.

  5. Дифференцированный подход к терапии гирсутизма / Н.В. Сумина, О.А. Коваленко, Л.С. Целкович // «Современные аспекты решения медико-социальных проблем репродуктивного здоровья женщин» // Сборник научных трудов, посвящённый 90-летию СамГМУ и 35-летию кафедры акушерства и гинекологии №2 – Самара, 2009. – С. 313-316.

  6. Изменение липидных фракций при СПКЯ / Н.В. Сумина, М.В. Калинин, О.А. Коваленко, Т.В. Иванова // «Современные аспекты решения медико-социальных проблем репродуктивного здоровья женщин» // Сборник научных трудов, посвящённый 90-летию СамГМУ и 35-летию кафедры акушерства и гинекологии №2 – Самара, 2009. – С. 268-270.

  7. Критерии кломифенрезистентности у пациенток с хронической ановуляцией / Н.В. Сумина, М.В. Калинин, О.А. Коваленко, Т.В. Иванова // «Современные аспекты решения медико-социальных проблем репродуктивного здоровья женщин» // Сборник научных трудов, посвящённый 90-летию СамГМУ и 35-летию кафедры акушерства и гинекологии №2 – Самара, 2009. – С. 272-274.

  8. Метаболические нарушения в патогенезе СПКЯ / Н.В. Сумина, М.В. Калинин, О.А. Коваленко, Т.В. Иванова // «Современные аспекты решения медико-социальных проблем репродуктивного здоровья женщин» // Сборник научных трудов, посвящённый 90-летию СамГМУ и 35-летию кафедры акушерства и гинекологии №2 – Самара, 2009. – С. 265-268.

  9. Оценка эффективности метаболической терапии при лечении больных с СПКЯ и ожирением / Н.В. Сумина // «Современные аспекты решения медико-социальных проблем репродуктивного здоровья женщин» // Сборник научных трудов, посвящённый 90-летию СамГМУ и 35-летию кафедры акушерства и гинекологии №2 – Самара, 2009. – С. 307-309.

  10. Преимущества рекомбинантных гонадотропинов при стимуляции овуляции у больных с СПКЯ / Н.В. Сумина, М.В. Калинин, О.А. Коваленко, Т.В. Иванова // «Современные аспекты решения медико-социальных проблем репродуктивного здоровья женщин» // Сборник научных трудов, посвящённый 90-летию СамГМУ и 35-летию кафедры акушерства и гинекологии №2 – Самара, 2009. – С. 310-312.

  11. Распространенность скрытых дефектов надпочечниковых систем у больных с СПКЯ / Н.В. Сумина, М.В. Калинин, О.А. Коваленко, Т.В. Иванова // «Современные аспекты решения медико-социальных проблем репродуктивного здоровья женщин» // Сборник научных трудов, посвящённый 90-летию СамГМУ и 35-летию кафедры акушерства и гинекологии №2 – Самара, 2009. – С. 250-253.

  12. Терапия уреаплазмоза с позиций доказательной медицины / Н.В. Сумина, М.В. Калинин, О.А. Коваленко, Т.В. Иванова // «Современные аспекты решения медико-социальных проблем репродуктивного здоровья женщин» // Сборник научных трудов, посвящённый 90-летию СамГМУ и 35-летию кафедры акушерства и гинекологии №2 – Самара, 2009. – С. 270-272.


СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ГСГ гистеросальпингография

ГТТ глюкозо-толерантный тест

ДГЭА-С дегидроэпиандростендиона сульфат

ИМТ индекс массы тела

КОК низкодозированные оральные контрацептивы

КЦ кломифена цитрат

ЛГ лютеинизирующий гормон

ОТ/ОБ отношение окружности талии к окружности бедер

ПКЯ поликистозные яичники

рФСГ рекомбинантный фолликулостимулирующий гонадотропин

СГЯ синдром гиперстимуляции яичников

Тест тестостерон

УЗИ ультразвуковое исследование

ФСГ фолликулостимулирующий гормон

ХГч хорионический гонадотропин человека


Сумина Наталья Владимировна

Оптимизация методов диагностики и тактики ведения женщин с

хронической ановуляцией различного генеза

ГОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет»


Подписано в печать 21.12.09

Бумага офсетная. Формат 60х84 1/16.

Печать оперативная. Гарнитура «Times New Roman»

Усл. п.л. 1,5. Тираж 100 экз. Заказ №



__________________________________________________________




Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал