Перед нами научное исследование доктора философских наук, профессора Национального Университета Узбекистана им. Мирзо Улугбека Акназара Курбанмамадова «Эстетические взгляды Абулькасима Фирдавси»



страница1/12
Дата25.04.2016
Размер1.36 Mb.
Просмотров70
Скачиваний0
Размер1.36 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
ПРЕДИСЛОВИЕ

Перед нами научное исследование доктора философских наук, профессора Национального Университета Узбекистана им. Мирзо Улугбека Акназара Курбанмамадова «Эстетические взгляды Абулькасима Фирдавси».

Ныне, как нам представляется, назрела острая необходимость и появилась реальная возможность глубоко и всесторонне исследовать, переосмыслить творчество великих деятелей культуры и искусства прошлого Средней Азии и Ирана. Абулькасим Фирдавси, относится к тем великим мастерам слова, идеи которого предвосхитили формирование философских и этико-эстетических воззрений последующих деятелей искусства, литературы и философии.

По своим философско-методологическим позициям А. Курбанмамадов придерживается общечеловеческих философских и эстетических ценностей. Судя по содержанию книги, творчество Фирдавси с точки зрения эстетической науки, как ни парадоксально, до сих пор достаточно не исследовано, хотя отдельные, косвенные высказывания об эстетике Фирдавси можно встретить в филологических, литературоведческих трудах учёных Средней Азии, Ирана и России. Данное монографическое исследование, пожалуй, является первым, где основные эстетически понятия и категории рассматриваются в систематической последовательности. Поэтому эта монография даёт возможность любителям творчества Фирдавси более целостно представить себе эстетические воззрения Фирдавси, которые выражались в художественно-образной форме.

Композиция книги Курбанмамадова А. отражает ход исследовательской мысли: автор пишет о взглядах автора на прекрасное, трагическое, на искусство поэзии, музыки, архитектуру, на религию и историю. Научная постановка историко-теоретических проблем эстетики, анализ эстетических взглядов Фирдавси на основе его бессмертного творения «Шахнаме» убеждает в актуальности и востребованости и в наше бурное время. В своих суждениях А. Курбанмамадов опирается а конкретный материал творчества Фирдавси, что делает его работу строго научной, и в то же время живой, доступной для широкого круга русскоязычных читателей. Он также в своих выводах опирается на богатую традицию персидско-таджикской, среднеазиатской духовной культуры, пронизанную демократизмом, пафосом человеколюбия, стремлением к свободе и счастью.

Автор находит в «Шахнаме» Фирдавси богатство эмоциональной палитры, включающей в себя радость и страдание, надежду и страх, любовь и ненависть, смех и насмешку, восхищение и удивление и т.д.

Из рассуждений автора о взглядах Фирдавси на прекрасное в человеке становится ясно, что великий поэт ратовал за красоту человека как единство красоты духа и тела, защищал нравственное и эстетическое достоинства человека. Фирдавси был первым из мыслителей нашего региона, глубоко понимавших ценность и важность для жизни человека Свобода Родины. Он в своем «Шахнаме» проводил идею свободы Родины как естественное, необходимое для человека явление. Можно сказать, что характерная черта мировоззрения Фирдавси в целом – это искрений и глубокий патриотизм, что даёт возможность понять творчество Фирдавси как достояние современной культуры. При этом его патриотизм сочетается с глубоким чувством уважения к другим народам, к другим этническим народностям и к их культуре. В «Шахнаме» нетрудно обнаружить основные черты, свойственные взглядам мыслителей-гуманистов: страсть к прошлым бесценным гуманистическим идеям, интерес к человеку и к проблемам чистоты его нравственной жизни, апология свободы духа, стремление возродить, обогатить родной язык, бесследно исчезнувшие лучшие обычаи и традиции, культ истории и религии, стремление к познанию божественной Истины и т.д.

В «Шахнаме» красной нитью проходит важная для нашего время мысль, что во всех отношениях равны, ибо все они сотворены единым Богом. Понимание людьми своего единства способствует упрочению добрых нравов и расцвету общества, и, тем самым, приумножаются общественные блага.

Автор в своём исследовании особое внимание уделяет пониманию Фирдавси красоты природы. Поэт с глубоким чувством восхищения и наслаждения относился к красоте природы, вне которой не может быть прекрасным. Творчество многих персидско-таджикских поэтов до Фирдавси пронизано эстетизацией, «одухотворением» природы. Фирдавси продолжил эту традицию и добился больших успехов. Изображение природы в «Шахнаме» тому яркое подтверждение.

Автор монографического исследования довольно подробно рассматривает взгляды Фирдавси на такие сложные эстетические категории, как трагическое и комическое. Конечно, у Фирдавси мы не найдем четкого теоретического определения этих понятий, как справедливо пишет автор в своем исследовании, но в то же время ощущение, восприятие и представление Фирдавси об этих эстетических феноменах довольно близки нашему времени и сходны с современными эстетическими идеями.

Фирдавси глубоко осознал сущность трагического, что нашло отражение в его поэтическом творчестве. Трагические герои в «Шахнаме» предстают яркими и сильными, не только физически, но и духовно. Трагические герои Фирдавси, по словам Гегеля, одновременно виновны и невиновны. Они не виноваты в том плане, что не в состоянии изменить свою судьбу, а виновны в том смысле, что они несут глубокую нравственную ответственность за результаты и последствия своих поступков. В книге интересные наблюдения можно найти, относительно взглядов Фирдавси на проблему войны и мира. Фирдавси резко осуждает войну, несущей людям страдания, бедствия, нищету. Фирдавси гордился своими предками, которые мужественно сражались за свою Родину. Он был убежден в том, что только дружба народов помогает им встать на твердую почву человеческих взаимоотношений и раз навсегда избавиться от недоверия и сомнения между людьми. Резкое осуждение Фирдавси различных войн в наши дни звучит достаточно актуально.

На протяжении всего периода истории развития духовной культуры Средней Азии и Ирана эстетическая проблематика постепенно обогащалась, развивалась благодаря эстетическими идеями Фирдавси. Фирдавси были заложены те основы представлений о сущности поэзии, музыки, живописи, архитектуры и т.д., которые стали существенной частью средневековой эстетики Средней Азии и Ирана. Они получили дальнейшее развитие у Низами Ганджави, Анвари, Хусрави Дехлави, Джами, Навои и т.д.

В своём исследовании автор подробно анализирует взгляды Фирдавси на поэтическое искусство. Он воспринимал поэзию не только как художественное, но и как важное общественное явление. Поэт должен быть связан с народом, обществом. Поэзия требует от поэта огромной духовной энергии и эрудиции, глубокого знания истории и жизни. Она должна быть пронизана философскими, историческими идеями.

В монографии отдельные главы посвящены взглядам Фирдавси на религию и историю. Возможно, что читатели в этих главах в рассуждениях автора находят дискуссионные, спорные моменты. Но, это естественное явление в науке, тем более, когда речь идет о таком крупном поэте, мыслителе общечеловеческого масштаба, как Фирдавси, творчество которого многогранно и многоаспектно.

В заключении хотелось бы отметить, что уже более тысячелетия прошло после написания «Шахнаме», но идеи заложенные в этом бессмертном произведении Фирдавси не утратили своей значимости, звучат остро, современно и в наши дни. Эти идеи помогают расширить представления людей не только о духовной жизни прошлого, но и о современной жизни людей. Монография А. Курбанмамадова «Эстетика Фирдавси» в этом плане, несомненно, окажет большую помощь русскоязычным читателям.


С О Д Е Р Ж А Н И Е


ВВЕДЕНИЕ………………………………..……………………………….стр.

Глава 1. ПРЕКРАСНОЕ…………………………..……..…………………….…стр.

Красота человека………………………….…………………………….стр.

Красота мироздания, природы………………...……………………….стр.

Цвет в «Шахнаме»………………………………...…………………….стр.

Красота Родины…………………………………………………………стр.

Глава 2. ТРАГИЧЕСКОЕ. Война и мир в «Шахнаме»……………………,….стр.

Глава 3. КОМИЧЕСКОЕ. Смех в «Шахнаме»………………………………….стр.

Глава 4. ИСКУССТВО……………………………………………………………стр.

Поэзия…………………………………………………………………....стр.

Музыка………………………………………………………………..…стр.

Живопись, архитектура, скульптура, декоративно-прикладное

искусство………………………………………………………………..стр.

Глава 5 ЦЕРЕМОНИАЛЬНАЯ ЭСТЕТИКА…………………………………....стр.

Глава 6. ФИЛОСОФИЯ РЕЛИГИИ…………………………………………..стр.

Глава 7. ИСТОРИЯ В «ШАХНАМЕ» И «ШАХНАМЕ» В ИСТОРИИ…….стр.

ЗАКЛЮЧЕИЕ ……………………………………………………….стр.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА……………………………..стр.

В В Е Д Е Н И Е
Значимость «Шахнаме» трудно переоценить с точки зрения эстетической науки, ибо в нём заложены не только основные постулаты персидско-таджикской духовной культуры, но «Шахнаме» является концентрированным выражением эстетического и художественного сознания эпохи Средневековья на Ближнем и Среднем Востоке. Действительно, был прав Низами Арузи Самарканди, писавший о Фирдавси, что «им поистине ничего не оставалось несказанным…» 1.

По «Шахнаме» можно без труда восстановить структуру, характер и содержание эстетического сознания эпохи Средневековья, степень и уровень взаимодействия культур Востока и Запада.

Говоря об эстетическом сознании эпохи Средневековья, мы должны констатировать, что оно не существовало как некий самостоятельный феномен, отличающийся от других форм общественного сознания, не выражалось абстрактно, то есть в научно-теоретических конструкциях, а конкретно воплощалось в том или ином материале искусства, в практической деятельности людей, в религиозно-философских проповедях, книгах, трактатах. Эстетическое сознание эпохи Средневековья выступает как составная часть общественного сознания и в известном смысле преобладает над другими формами сознания своей эмоционально-чувственной стороной, выступая необходимым условием жизнедеятельности людей.

Красота эстетического сознания эпохи Средневековья заключается в его непосредственной связи с природой, обществом. Оно близко и понятно нам, людям иной эпохи, именно этим своим свойством. В противном случае оно было бы для нас недоступной «планетой», мерцание которой едва заметили бы на бескрайнем темном фоне истории. Специфика эстетического сознания Средневековья не только в его синкретичности (в определенной мере сознание синкретично и в наше время), а в его прямой и непосредственной связи с космосом, природой, трудовой практикой человека.

Средневековый человек организовал свою деятельность сообразно своим представлениям о природе, выражая свое эстетическое отношение к миру в целом. По многим своим параметрам эстетическое сознание сформировалось и функционировало в рамках естественного отношения к миру. Рациональное восприятие мира уступало эмоциональному, отдавалось предпочтение чувственному, как мы это наблюдаем в эпоху Средневековья в целом. Предпочтение отдавалось больше мудрости, чем разуму. Эстетическое сознание Средневековья непосредственно вырастало из практической деятельности людей.

Отсюда же средневековое представление о жизни включает в себя главным образом жизнь в достатке, спокойствии, радости и веселии. В персидско-таджикской культуре восхваление нормальной, обеспеченной жизни, преклонение перед космосом, солнцем, землей, трудом занимает важное место.

Как показывает творчество поэтов, предшественников Рудаки, Фирдавси и их современников, такое отношение является определяющим в их поэзии и выступает как их творческое кредо.

Поэт Абу Зироа (Х в.) предельно лаконично выразил это в двух бейтах (строках).


Надидам аз паси дин хеч бехтар зи хасти,

Чунин ки нест пас аз кофири бадтар зи ниёз. 2


Не видел я ничего лучшего после религии, кроме как достаток,

Как нет после безверья худшего, чем нужда.


Сказанное не означает, что эстетическое сознание не отражало негативных сторон в жизни общества, не отражало отрицательных явлений и всегда представляло панегирик своему времени. Нет, оно по-своему осуждало образ жизни, не соответствующий природе человека.

Если мысленным взором окинуть жизнь и судьбы людей по историческим и художественным произведениям тех времен, мы увидим, что народ, несмотря на свои страдания от нашествий чужих племен, мести, распрей, нищеты, дикости, искренне радовался красоте жизни и природы. Он стремился к прекрасной жизни, как бы забывая в эти минуты о своей бедности и страданиях. Стремление к красоте присуще человеку с момента его рождения. Оно делало человека «господином» своей Судьбы, помогало избавиться от серости монотонной жизни, от нищеты и страданий.

Фирдавси писал не только о горе и страданиях своего народа, но и о том, что было прекрасного и героического в его жизни. Поиски красоты в жизни пробудили у него интерес к истории Ирана, к воссозданию новой жизни. «Шахнаме» - это поистине неисчерпаемый кладезь народной мудрости, откуда можно постоянно черпать духовную силу и надежду на будущее. Никто до Фирдавси так убедительно не доказал, что жизнь - прекрасна и ради нее стоит бороться.

Вот уже более тысячелетия прошло со времен создания «Шахнаме», однако, эстетические идеи, рассыпанные по всем его достонам и имеющие общечеловеческую ценность, не утратили своей значимости в наше время. Парадоксально, но факт, что до сих пор эстетические идеи Фирдавси не привлекали внимания исследователей. Иранисты, философы порою ищут истоки эстетических идей в недрах иной культуры, иной социальной общности, а вот бесценный эстетический клад, лежащий рядом, остается незамечанным. Эстетические идеи не подвергались серьезной деформации на протяжении средневековья на Ближнем и Среднем Востоке и всегда служили краеугольным камнем для построения эстетических концепций для ряда поэтов, мыслителей традиционной культуры иранской ориентации.



ГЛАВА 1
П Р Е К Р А С Н О Е.
Красота человека.
Понятием «зебои» (прекрасное, красота) Фирдавси характеризует как духовный, так и материальный мир. В этом понятии также содержится оценка природных, общественных явлений, поступков и действий человека, его внешнего облика. Красота для Фирдавси обладает магическим преобразующим свойством. Она способна приводить в гармонию, равновесие духовный мир человека и активизировать его потенциальные возможности. Ощущение красоты возникает у Фирдавси при соприкосновении с любым явлением и предметом реального мира. Он как бы стремится проникнуть в тайну красоты. Не случайно в поэтической форме он довольно чётко ставит вопрос: «Что такое красота? (Ки андар чахон чист зебову нагз?». И в поэтической же форме отвечает:
Кучо мардро рушанидихад,

Зи ранчи замона рахои дихад (8,180; 181)*.


То есть красота – это то, что освещает путь благородному мужу и освобождает его от тягот времени.

Судя по многочисленным бейтам «Шахнаме», красота также заключает в себе стремление человека к приобретению знания, достижения истины, освобождение человека от невежества, заблуждений, эгоистических страстей, жажды мести, вражды.

Не случайно разум, знание, мудрость выступают одним из основных критериев, определяющих содержание красоты (8,180; 181). Грани духовной красоты у Фирдавси многообразны. Основными компонентами духовной красоты являются вера в единого и непознаваемого Бога, следование предписанию «чистой» религии (»дини пок»), стремление к совершению добра и справедливости. В этот ряд можно включить и любовь, преданность Родине, языку, роду, обычаям, традициям, свободе.

Все это придаёт эстетическим воззрениям поэта особую привлекательность и эмоциональность. Эстетика Фирдавси направлена на духовное возвышение человека, преображение человеческой природы и искоренение таких качеств, как жажда мести, похоть, алчность, высокомерие, жестокость, беспечность и т.д.

______________________________________
* Фирдавси Абулкосим. Шохнома. В 9-ти томах (На таджикском языке). Здесь и далее в скобках даны ссылки на это издание. Первая цифра указывает том, вторая – страницу.
В «Шахнаме» в художественно-образной форме нашли отражение и все эстетические идеи, существовавшие в культуре иранского средневековья. В Х веке, когда уже произошел повсеместный переход к новому правлению, к новой религии, Фирдавси продолжал отстаивать прежние, зороастрийские жизненные принципы, пытался возродить былое величие, красоту жизни своих предков (ниёгон), их веру, не страшась стать жертвой новых порядков. Отсюда вся эстетика Фирдавси построена на древнеиранских эстетических традициях, следовать которым в сложных перипетиях социальной жизни, по его словам, может каждый человек. («Ба оини пешин меравем»).

Для Фирдавси красота выступает высшим мерилом нравственности человека. Человека делает прекрасным не внешняя привлекательность, не богатство. Человек низменных побуждений не может считаться прекрасным, каким бы богатством он ни обладал «Ки бадхох зебо набошад ба ганч» (8, 461).

Согласно представлению Фирдавси о красоте отдельного человека, да и целого народа, нельзя судить по материальному благосостоянию или случайным успехам. Она освещена божественным сиянием (Фарри эзиди), представляет собой идеал Добра и Истины. Ведь подлинная красота человека проявляется в таких его качествах, как благородство, великодушие (родмарди), совестливость. Красота человека – это божий дар, придающий человеку жизненные силы, определяющий его нравственные духовные свойства, способствующий преодолению низменных начал и возвышению его до уровня человеческого рода.

Человек у Фирдавси рассматривается в широком эстетическом плане, тесно связанном с идеалом «мардуми», то есть человечности, патриотизма, набожности, духовного величия, трудолюбия, приобретением знания и т.д. По Фирдавси, человеку в равной мере необходимы, как физическая, внешняя красота, так и внутренняя, духовная. Гармоническое единство этих двух видов прекрасного составляет содержание эстетического идеала Фирдавси. Мы часто в процессе эстетического воспитания молодежи ссылаемся на высказывания А.П.Чехова о том, что в человеке все должно быть прекрасно: и душа, и тело, и лицо, и одежда. А вот Фирдавси еще в Х в. глубоко осознал подобное гармоническое единство в человеке. Он писал:

Шикебову, бодонишу ростгуй,

Вафодору покизаву тозаруй (8, 200).

По Фирдавси, наивысшей формой красоты в человеке является та, в которой неразрывно сочетаются терпеливость (шикебо), знание (дониш), правдивость (ростгуй), верность («вафодор»), опрятность («покиза») и свежесть, чистота (тозаруй). Человек, обладающий этими качествами, везде и всюду пользуется большим уважением и добрым расположением.

Даже у падишаха (царя) они всегда в почёте:

Чу бо ин хунархо шавад назди шох,

Набошад нишасташ магар пешгох, (8, 200).

(Если человек) с такими способностями идёт к царю,

(То) его место только в первом ряду.

Известно, что красота внешнего облика человека высоко оценивалась со времен Авесты. В то далекое время привлекательность и красота внешнего облика обожествлялись и трактовались как важные способы достижения благополучия. Для Фирдавси внешняя красота человека со всеми своими атрибутами (прямой стан, черные и ясные глаза, белизна кожи, могучая, физическая сила и т.д.), с одной стороны, выступает как выражение совершенства человеческой природы, с другой – как залог действительного стремления человека к гармонии, чистоте, добру.

Рассмотрим более конкретно представления Фирдавси о женской и мужской красоте, которые впоследствии в различных модификациях развивались во всех регионах Ближнего и Среднего Востока эпохи Средневековья, вплоть до нашего времени.

В научной литературе бытует мнение, что мыслители Средневековья и, в частности Ближнего и Среднего Востока, недооценивали в женщине её творческой и преобразующей силы, и она представала как беспринципное и безвольное существо, неспособное к свершению великих дел. Её функции и роль видели лишь в том, чтобы она заботилась о своем муже, была покорной и послушной ему, чтобы вдохновляла его, воспитывала детей, выполняла домашнюю работу и т.д.1.

Некоторые даже абсолютизировали ряд психологических черт женщины, объявляя её «шайтаном» – сатаной, способной только к измене, хитрости, обману, что никогда её слово не совпадает с её делами и поступками, поэтому усердно советовали мужчинам, никоим образом не прислушиваться к её советам, не попадать в её силки, всегда быть выше её злых помыслов. В «Шахнаме» Фирдавси выражает отрицательное отношение к тем женским чертам, (6,245) которые характеризуют её психологическую и эмоциональную неустойчивость. Они действительно присущи некоторым женщинам и отличают её как биологический тип от мужского характера.

Такие, например, качества, присущие некоторым женщинам, как эмоциональная неустойчивость, неумение держать слово в тайне, чрезмерная болтливость и т.д., резко осуждаются Фирдавси.
В уста Исфандиёра Фирдавси вложил такие слова:
Ки пеши занон роз харгиз магуй,

Чу гуи сухан, боз ёби ба куй.

Ба коре макун низ фармони зан,

Ки харгиз набини зани ройзан (6,283).


Никогда не раскрывай свою тайну женщинам,

Как только выскажешь слово, они передают её другим.

Не следуй также указаниям женщины,

(Ибо) никогда не встречаются мудрые женщины.

(Подстрочный перевод – А.К.)
Подобное осуждение мы находим и у других мыслителей Востока и Запада. Даже Лукмон Хаким советовал не прислушиваться к советам женщин 2. Аристотель также выражал свое отношение к женщине, сводя её роль лишь к оплодотворению. Отцы церкви Тертуллиан и Ориген осуждали некоторые неустойчивые эмоциональные черты женщины. Распространено мнение, якобы пророк Махаммед считал, что женщине нет места в раю, ибо она – существо низшее по своей природе. Результатом подобного представления является униженное положение женщин в ряде стран Востока. 3. На уровне обыденного сознания в эпоху Средневековья женщину сравнивали с кошкой, как символ хитрости, измены, неверности 4.

В целом, функции женщины сводились к тому, что она должна быть хорошей хозяйкой или подвижницей, а все остальное - от дьявола.

Но, указывая на некоторые отрицательные свойства, психологические черты в характере женщины, Фирдавси отнюдь не был противником женского пола, унижающим её достоинство и честь. Как поэт-мыслитель, гуманист он глубоко осознавал неразрывную связь бытия женщин и мужчин. Это единство является источником счастья их обоих, оно всегда облагораживает их сердца и влечёт к великому благу, имя которому – ЖИЗНЬ.

Не случайно в «Шахнаме» Фирдавси воссоздал галерею прекрасных женских образов, которые воплощают его понимание места и роли женщины в жизнедеятельности человеческого общежития.

Женская красота занимает большое место в эстетическом сознании Фирдавси 5. Он обрисовал её блистательными для своего времени красками и языком, коим он велик, где каждое слово прошло через его душу. Правда, на первый взгляд, кажется, что Фирдавси акцентирует внимание на внешней женской красоте, но в действительности он не рассматривает внешнюю красоту в отрыве от внутренней красоты. Внутреннюю красоту женщины он передает в таких словах, как «покдоман» (целомудренная); «бо хирад» разумная), «бо мехр» (искренняя), «бо шарм» (скромная) и т.д. (4, 235; 9, 234; 7, 518).
Агар порсо бошаду ройзан,

Яке ганч бошад пароканда зан.

Ба вижжа, ки бошад ба боло баланд,

Фуру хишта то пой мушкил каманд.

Хирадманду хушёру бо рою шарм

Сухан гуфтани чарбу свози нарм (*,131).


Если (женщина) благочестивая, умная

Она – сокровище и особенно, когда

Она стройная, скромная, мудрая,

стыдливая. С косами до пятки.

Красноречивая, приятная и мягкая в разговоре.
Описание красоты женщины в «Шахнаме» настолько пленительно, что и в наше время оно способно вызывать чувство восхищения.
Паси пардаи у яке духтар аст,

Ки руяш зи офтоб некутар аст.

Зи сар то ба пояш ба кирдори оч,

Ба рух чун бихишту ба боло чу соч.

Бар он суфти симин ду мушкил каманд,

Сараш гашта чун халкаи пойбанд,

Рухонаш чу гулнору лаб чу нордон,

Зи симин бараш раста ду норвон.

Ду чашмаш ба сони ду наргис ба бог,

Мижаи тираги бурда аз пари зог.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал