Предикторы рецидива фибрилляции предсердий у больных артериальной гипертонией по данным суточной вариабельности ритма сердца



Дата25.04.2016
Размер153 Kb.
Просмотров53
Скачиваний0


ПРЕДИКТОРЫ РЕЦИДИВА ФИБРИЛЛЯЦИИ ПРЕДСЕРДИЙ У БОЛЬНЫХ АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТОНИЕЙ ПО ДАННЫМ СУТОЧНОЙ ВАРИАБЕЛЬНОСТИ РИТМА СЕРДЦА

Д.В. Дедов, А.Г. Иванов, И.А. Эльгардт,

ГБОУ ВПО Тверская ГМА Минздрава России

E-mail: dedov_d@inbox.ru
Показано, что предикторами возможного рецидива ФП у больных артериальной гипертонией при анализе суточной вариабельности ритма сердца могут быть уменьшение вариационного размаха кардиоинтервалов до 805,1 мс и среднеквадратичного отклонения менее 116,2 мс у пациентов с концентрической гипертрофией левого желудочка, увеличение PNN50 более 7,5% и RMMSD более 24,7 мс у больных с эксцентрической гипертрофией и дилатацией левого желудочка, а также увеличение мощности VLF больше 1132,7 мс2, LF и HF более 446,8 мс2 и 171,8 мс2 соответственно независимо от типа ремоделирования левого желудочка.

Ключевые слова: предикторы, рецидив фибрилляции предсердий, артериальная гипертония, суточная вариабельность ритма сердца.

PREDICTORS OF ATRIAL FIBRILLATION RELAPSE WITH PATIENTS WITH ARTERIAL HYPERTENSION ACCORDING TO DATA OF DAILY VARIABILITY OF HEART RHYTHM

D.V. Dedov; A.G. Ivanov, MD; I.A. Elgardt,
Tver State Medical Academy
It is showed that the decrease of ranges of cardio intervals to 805,1 ms and root-mean-square deviation less than 116,2 ms with patients with concentric hypertrophy of left ventricular, the increase of PNN50 more than 7,5% and RMMSD more than 24,7 ms with patients with eccentric hypertrophy and dilatation of left ventricular and also the increase of VLF intensity more than 1132,7 msІ, LF and HF – more than 446,8 msІ and 171,8 msІ correspondingly, regardless of the type of left ventricular remodeling, can be the predictors of possible AF relapse with patients with arterial hypertension when analyzing the daily variability of heart rhythm.

Key words: predictors, atrial fibrillation relapse, arterial hypertension, daily variability of heart rhythm.

Распространенность артериальной гипертонии (АГ) и фибрилляции предсердий (ФП) в России и за рубежом растет. Проблема АГ находится в центре внимания современной медицины в связи с ранней инвалидизацией пациентов, повышенным риском развития у них сердечно-сосудистых осложнений и преждевременной смертностью в сравнении с лицами из общей популяции.

Одним из основных патогенетических механизмов, ответственных за поддержание высокого артериального давления у данной категории пациентов является чрезмерная стимуляция симпатической нервной системы (СНС). Отмечается, что АГ сопряжена с различной степенью выраженности дисбаланса между СНС и парасимпатической нервной системой (ПСНС).

Известно, что вегетативные влияния на сердце играют большую роль в пусковом механизме развития ФП. Большой интерес представляют попытки уточнения патогенетических механизмов развития пароксизмов аритмии с помощью анализа вариабельности ритма сердца (ВРС). Однако, исследования динамики показателей ВРС у больных АГ с ФП немногочисленны. Несмотря на изученность нарушений тонуса вегетативной нервной системы (ВНС) у больных с рецивирующей ФП, вопрос предикторов рецидива ФП у больных АГ требует уточнения.

Целью исследования было определение предикторов рецидива фибрилляцией предсердий у больных АГ по данным ВРС.

Обследовано 62 больных с рецидивирующей ФП. У 44 из них была диагностирована АГ – основная группа (средний возраст 58,4 ± 8,6 лет). В группу контроля включили 18 пациентов без АГ (средний возраст 57,2 ± 7,5 лет). Диагноз ФП устанавливался при клинико-анамнестическом исследовании, выявлении аритмии на электрокардиограмме (ЭКГ) во время приступа. Всем пациентам проводилось суточном мониторирование ЭКГ на аппарате «Кардиотехника – 06» (ЗАО «ИНКАРТ» г. Санкт-Петербург) с анализом суточной ВРС на фоне синусового ритма. АГ диагностировали в соответствии с национальными рекомендациями. Анамнез АГ у больных в основной группе в среднем составил 4,3 ± 1,8 лет, а ФП – 3,7 ± 1,6 года. Приступы ФП регистрировали не чаще 1 – 2 раз в месяц.

Из исследования исключались лица: с постоянной формой ФП, пороками сердца, с ишемической болезнью сердца (ИБС), тиреотоксикозом, сахарным диабетом, синдромом WPW, церебральными сосудистыми нарушениями, а также пациенты, которым из-за тяжести состояния невозможно было отменить предшествующую терапию. В соответствии с требованиями к анализу ВРС в исследование не включались также пациенты с непрерывно-рецидивирующей предсердной или желудочковой тахикардией, нарушениями атриовентрикулярного проведения или функции синусового узла.

Длительность мониторирования составляла 24 часа. За период «ночи» принималось время ночного сна. Обследуемые придерживались привычного режима дня, отмечая основные моменты в дневнике наблюдения. Запись и обработка сигнала осуществлялась в соответствии с требованиями к коммерческому оснащению и оборудованию для анализа ВРС. Спектральный анализ полученной последовательности кардиоинтервалов производился методом быстрого преобразования Фурье с применением предварительного фильтра с частотой среза 2 Гц и прямоугольного «окна». Из показателей анализа во временной области рассчитывались: VAR (мс) – вариационный размах как разность между максимальным и минимальным значениями RR, AVNN (мс) – средняя длительность нормированного интервала RR, SDNN (мс) – среднеквадратичное отклонение интервалов RR, PNN50 – доля смежных RR – интервалов, межинтервальные различия между которыми превосходят 50 мсек, RMSSD (мс) – среднеквадратичное отклонение межинтервальных различий, SDNNIDX (мс) – среднее 5 –минутных стандартных отклонений по всей записи, SDANN (мс) – среднеквадратичное отклонение, вычисленное на базе интервалов RR, усредненных за каждые 5 минут записи. Спектральный анализ осуществлялся с расчетом спектральной плотности мощности (мс2) по следующим частотным диапазонам: очень низких частот (VLF) – 0,0033 – 0,04Гц, низких частот (LF) – 0,04 – 0,15Гц, высоких частот (HF) – 0,15 – 0,4Гц.

Эхокардиография (ЭхоКГ) проводилась на аппарате АКУСОН 128 XP (мультичастотные датчики 2,0 – 3,5 МГц) в режиме одномерного и двухмерного сканирования. Гипертрофия ЛЖ (ГЛЖ) определялась на основании расчета массы миокарда ЛЖ (ММЛЖ) и индекса ММЛЖ (иММЛЖ). ММЛЖ рассчитывалась по методике Penn. Полученная величина нормировалась по площади поверхности тела (ММЛЖ/ППТ). Критериями ГЛЖ считали ММЛЖ и иММЛЖ более 259 г и 116 г/м2 соответственно для мужчин, 166 г и 102 г/м2 для женщин. Среди больных с нормальной величиной ММЛЖ в соответствии с рекомендациями P.Verdecchia выделялась нормальная геометрия левого желудочка (НГЛЖ), когда относительная толщина межжелудочковой перегородки (ОТМЖП = 2ТМЖПд/КДР, где КДР – конечно – диастолический размер ЛЖ) и относительная толщина задней стенки ЛЖ (ОТЗСЛЖ = 2ТЗСЛЖд/КДР) были меньше 0,45. В группе больных с признаками ГЛЖ по рекомендации A. Ganau и соавт. на основании критерия относительной толщины стенок (ОТС) миокарда выделяли концентрическую гипертрофию левого желудочка (КГЛЖ) и эксцентрическую гипертрофию левого желудочка (ЭГЛЖ). ОТС рассчитывали по формуле: ОТС = [ТМЖПд + ТЗСЛЖд]/КДР. Если ОТС была меньше 0,45 –отмечали эксцентрический тип ГЛЖ. Если больше 0,45 – регистрировали концентрический тип ГЛЖ. В соответствии с рекомендациями D. Savage и соавт. среди больных с ЭГЛЖ были выделены группы пациентов с дилатацией левого желудочка (ДЛЖ) и без ДЛЖ. Разделение проводилось на основании индекса КДР ЛЖ: индекс КДР ЛЖ = КДР/S, где S – площадь поверхности тела. Если эта величина была больше 3,2 см/м2 у женщин и 3,1 см/м2 у мужчин, то регистрировалась ДЛЖ. На основании данных ЭхоКГ всех больных разделили на 4 подгруппы: 1-я – 18 пациентов без АГ и с НГЛЖ; 2-я – 24 больных АГ с КГЛЖ; 3-я – 12 обследованных с АГ и ЭГЛЖ; 4-я – 8 пациентов с АГ и ДЛЖ. Сравнение полученных данных ВРС проводилось между 1-й группой и 2-й, 3-й и 4-й группами.

Все полученные в ходе исследования результаты заносились в электронную таблицу Exсel 2007 и обрабатывались с помощью статистических функций указанного приложения. Определялись следующие описательные статистики: среднее (М), минимум, максимум, ошибка средней арифметической (м), среднее квадратичное отклонение (SD). Анализ полученных данных проводился методами непараметрической статистики с помощью пакета прикладных программ "Statistica 5.5" с применением U–критерия Манна – Уитни и 2 – Пирсона. Для оценки связи между параметрами использовали критерий корреляции Спирмена.

Результаты анализа временных и спектральных характеристик ВРC у обследованных больных представлены в таблице 1.

Таблица 1



Временные и спектральные характеристики вариабельности ритма сердца у обследованных больных (M ± SD)


Показатели анализа ВРС

Подгруппы больных

1-я

(n=18)


2-я

(n=24)


3-я

(n=12)


4-я

(n=8)


VAR

855,7 ± 179,1

805,1 ± 88,8*

891,6 ± 222,1*

861,4 ± 110,5

AVNN

814,2 ± 118,6

891,5 ± 176,7*

917,4 ± 176,7*

929,8 ± 161,6**

SDNN

121,5 ± 19,5

116,2 ± 23,2

144,3 ± 20,2*

127,6 ± 28,7

PNN50

1,8 ± 0,6

7,6 ± 6,5**

7,5 ± 4,9**

9,2 ± 6,3**

RMSSD

15,5 ± 5,2

38,2 ± 23,5**

24,7 ± 11,7**

31,8 ±10,4**

SDNNIDX

34,2 ± 13,1

36,1 ± 13,4

52,8 ± 5,6*

45,8 ± 13,8

SDANN

113,7 ± 15,3

98,7 ± 26,8

122,8 ± 15,7**

119,8 ± 26,4

VLF

912,5 ± 501,1

1132,7 ± 538,1*

1885,6 ± 181,6**

1361,8 ± 652,1**

LF

386,2 ± 280,5

446,8 ± 336,4*

633,6 ± 271,3**

466,2 ± 269,6*

HF

58,5 ± 28,4

171,8 ± 91,4**

223,6 ± 271,4**

253,8 ± 183,9**

Примечание:

* – достоверность различий между 1-й и другими группами p < 0,05.

** – достоверность различий между 1-й и другими группами p < 0,01.

В настоящее время активно изучается значение показателей ВРС для оценки риска возникновения ФП у больных с различной сердечно-сосудистой патологией. Однако результаты проведенных исследований не всегда совпадают. Так, ряд авторов указывает на неблагоприятное прогностическое значение снижения показателей ВРС. Другие, напротив, указывают на высокий риск развития повторных пароксизмов ФП при повышении показателей ВРС. Эти, на первый взгляд противоположные точки зрения, не исключают друг друга. Известно, что существует клиническая классификация, разделяющая пароксизмы ФП на вагусный, симпатоадреналовый и смешанный типы. Однако, вегетативные пароксизмы в чистом виде встречаются крайне редко. Несмотря на это, нарушения тонуса ВНС имеют место в большей или меньшей степени у всех больных с рецидивирующей формой ФП.

В нашем исследовании у лиц во 2-й группе по сравнению с пациентами в 1-й ВСР демонстрировала разнонаправленную динамику – показатели VAR, SDNN, SDANN были снижены, а AVNN, PNN50, RMSSD, SDNNIDX, напротив, повышены. Однако, по мере прогрессирования ремоделирования ЛЖ у больных 3-й и 4-й групп регистрировали увеличение всех показателей ВСР. По мнению отдельных авторов, увеличение значений VAR > 0,50 с может указывать на ваготонию. Значительное увеличение этого показателя может говорить о наличии нарушений сердечного ритма. В нашем исследовании VAR у пациентов в 1-й группе был на 71%, а во 2-й, 3-й и 4-й группах на 61%, 78% и 72% соответственно выше значений, характерных для ваготонии. На преобладании тонуса ПСНС также указывают и более высокие значения AVNN и RMSSD во 2-й, 3-й и 4-й группах по сравнению с 1-й (все p < 0,05). Это согласуется с литературными данными, в которых в условиях эксперимента показано, что усиление вагусных влияний на сердце приводит к уменьшению продолжительности трансмембранного потенциала действия клеток, укорочению рефрактерного периода миокарда предсердий и удлинению период его уязвимости для суправентрикулярных экстрасистол. В результате возрастает «готовность» к развитию ФП. По данным отдельных авторов, стимуляция ПСНС, маркерами которой при анализе ВСР может быть увеличение значений SDNN, SDANN, RMSSD, PNN50 свидетельствуют о высокой вероятности повторных пароксизмов у лиц с идиопатической ФП за 30 – 40 мин. до начала приступа аритмии.

В нашей работе пациенты во 2-й группе имели более низкие, в 3-й и 4-й более высокие, чем в 1-й группе значения SDNN и SDANN. Во 2-й, 3-й и 4-й группах по сравнению с пациентами в 1-й группе показатели PNN50 и RMSSD были в 2 – 3 раза выше, что согласуется с результатами исследований, приведенных в литературе и рассматривающих увеличение их значений как предиктора возникновения рецидива ФП.

По анализу временных характеристик суточной ВРС у больных АГ можно заключить, что только в группе с КГЛЖ показатели VAR, SDNN и SDANN были несколько ниже, чем у пациентов с НГЛЖ, что может свидетельствовать о нарушении симпатико-парасимпатического взаимодействия. Однако, в 3-й и 4-й группе регистрировались более высокие значения всех показателей, что указывает на активацию ПСНС как одного из звеньев патогенеза возможного рецидива ФП.

У обследованных во 2-й, 3-й и 4-й группах по сравнению с пациентами в 1-й отмечалось увеличение значений спектра VLF, LF и HF. Зарегистрированные в ходе работы у пациентов с АГ более высокие, чем у больных в 1-й группе величины HF могут свидетельствовать об усилении парасимпатических влияний на хронотропную функцию сердца, что по литературным данным является основным фактором риска развития аритмии у данной категории пациентов. Синхронное увеличение мощности HF и LF компонентов спектра, выявленное в нашем исследовании может рассматриваться как одновременное усиление как симпатических, так и парасимпатических влияний. Есть мнение, что при одновременном увеличении парасимпатических и симпатических влияний на сердце создаются условия для возникновения аритмий. В частности, известно, что ацетилхолин способен влиять на высвобождение норадреналина и чувствительность к нему. Кроме того, показано, что не только ацетилхолин, но и изопротеренол может укорачивать рефрактерность предсердий. При одновременном усилении как парасимпатической, так и симпатической активности синергическое действие ацетилхолина и норадреналина на рефрактерный период в предсердиях создает электрофизиологические предпосылки для образования круга re-entry, дисперсии рефрактерного периода предсердий и возникновения рецидива ФП.

В заключение можно отметить, что у пациентов с АГ и КГЛЖ рецидивы ФП при анализе суточной ВСР в большей степени ассоциируются как с нарушением симпатико-парасимпатического взаимодействия так и с усилением симпатической стимуляции. При прогрессировании структурно-морфологического ремоделирования миокарда, снижения компенсаторных возможностей гипертрофии и развитии дилатации ЛЖ наблюдается усиление активности ПСНС.

Представляется, что определение предикторов рецидива ФП у больных АГ по данным анализа суточной ВРС в условиях действия множества кардиальных и экстракардиальных влияний весьма затруднительно.



Однако маркерами возможного пароксизма ФП по данным временного и спектрального анализа ВРС у больных АГ могут быть уменьшение VAR до 805,1 мс и SDNN менее 116,2 мс у пациентов с КГЛЖ, увеличение PNN50 более 7,5% и RMMSD более 24,7 мс у больных с ЭГЛЖ и ДЛЖ, а также увеличение мощности VLF больше 1132,7 мс2, LF – 446,8 мс2, HF более 171,8 мс2 независимо от типа геометрии ЛЖ.


Литература

  1. Верещагин Н.В., Суслина З.А., Максимова М.Ю. Артериальная гипертония и цереброваскулярная патология // Кардиология. – 2004; 3: 4 – 8.

  2. Грачев А.В., Аляви А.Л., Ниязова Г.У. и соавт. Масса миокарда левого желудочка, его функциональное состояние и диастолическая функция сердца у больных артериальной гипертонией при различных эхокардиографических типах геометрии левого желудочка // Кардиология. – 2000; 3: 31 – 39.

  3. Демидова М.М., Тихоненко В.М. Циркадная динамика показателей вариабельности ритма сердца у больных с пароксизмальной формой фибрилляции предсердий // Кардиология. – 2005; 3: 24 – 30.

  4. Шпак Л.В. Кардиоинтервалография и ее клиническое значение. – Тверь: Изд-во «Фактор», 2002. – 232с.

  5. Дедов Д.В., Иванов А.П., Эльгардт И.А. Фибрилляция предсердий. маркеры рецидива аритмии у больных ишемической болезнью сердца и артериальной гипертонией // Верхневолжский медицинский журнал. - 2008. Т. 6. № 3. - С. 47-51.

  6. Иванов А.П., Дедов Д.В. Оценка риска развития фибрилляции предсердий с помощью дисперсионного анализа зубца Р ЭКГ // Клиническая медицина. - 2007. - Т. 85. № 2. - С. 30-32.

  7. Дедов Д.В., Иванов А.П., Эльгардт И.А. Лечение аритмии у больных артериальной гипертензией // Клиническая медицина. - 2012. Т. 90. № 6. - С. 39-42.

  8. Дедов Д.В., Иванов А.П., Эльгардт И.А. Влияние электромеханического ремоделирования сердца на развитие фибрилляции предсердий у больных ИБС и артериальной гипертензией. // Российский кардиологический журнал. - 2011. - № 4. - С. 1.

  9. Дедов Д.В., Иванов А.П., Эльгардт И.А. Влияние электромеханического ремоделирования сердца на развитие фибрилляции предсердий у больных ИБС и артериальной гипертонией // Российский кардиологический журнал. - 2011. - № 4. - С. 13-18.

  10. Дедов Д.В., Иванов А.П., Эльгардт И.А. Риск рецидива фибрилляции предсердий у больных ишемической болезнью сердца и артериальной гипертензией по данным холтеровского мониторирования электрокардиограммы // Вестник аритмологии. - 2010. Т. 59. № 59. - С. 27-32.

  11. Мазур Е.С., Мазур В.В., Сайед К., Савинкова Е.А., Ковсар А.В., Аль-Сурайфи А. Как мы лечим фибрилляцию предсердий? // Верхневолжский медицинский журнал. - 2014. № 2. С. 4-7.

  12. Бачурина М.А., Мазур В.В., Поспелова А.М., Мазур Е.С. О возможности диагностики инфарктных пневмоний без проведения мультиспиральной компьютерной томографии с контрастированием легочных сосудов // Верхневолжский медицинский журнал. - 2013. Т. 11. № 2. - С. 6-10.

  13. Мазур Е.С., Кинах Т.А., Мазур В.В. Гемодинамическое значение фибрилляции предсердий при различных заболеваниях сердечно-сосудистой системы // Верхневолжский медицинский журнал. - 2012. Т. 10. № 2. - С. 3-6.

  14. Егорова Е.Н., Кузьмина М.И., Мазур В.В., Сергеева С.И., Калинкин М.Н., Мазур Е.С. Маркеры системного воспаления и микробиоценоз толстого кишечника при хронической сердечной недостаточности // Верхневолжский медицинский журнал. - 2011. Т. 9. № 1. - С. 3-7.

  15. Казакова Н.Ю., Страхова К.В., Кинах Т.А., Великова И.В., Мазур В.В., Мазур Е.С. Состояние левого желудочка при фибрилляции предсердий у больных гипертонической болезнью // Верхневолжский медицинский журнал. - 2011. Т. 9. № 3. - С. 3-5.

  16. Мазур Е.С., Мазур В.В., Казакова Н.Ю. Предикторы эффективности электроимпульсной терапии при персистирующей фибрилляции предсердий у больных артериальной гипертензией // Верхневолжский медицинский журнал. - 2010. Т. 8. № 1. - С. 3-5.

  17. Орлов Ю.А., Килейников Д.В., Мазур В.В., Мазур Е.С. Клинико-функциональные особенности артериальной гипертонии у больных первичным гипотиреозом // Верхневолжский медицинский журнал. - 2010. Т. 8. № 2. - С. 21-22.

  18. Мазур В.В., Мазур Е.С., Калинкин А.М. Ремоделирование сердца у больных дилатационной кардиомиопатией и постинфарктным кардиосклерозом на разных стадиях хронической сердечной недостаточности // Верхневолжский медицинский журнал. - 2008. Т. 6. № 1. - С. 13-17.

  19. Жмакин И.А. История становления и развития научно-исследовательской работы в Тверской государственной медицинской академии // Верхневолжский медицинский журнал. - 2011. Т. 9. № 4. - С. 10-15.

  20. Брянцева В.М., Федотова Т.А., Жмакин И.А. Научно-исследовательский центр тверской медицинской академии - важное звено в реализации научно-исследовательских работ // Верхневолжский медицинский журнал. - 2011. Т. 9. № 4. - С. 38-42.

  21. Кириленко Н.П., Жмакин И.А. Участие Тверской медакадемии в формировании здорового образа жизни среди населения тверской области: опыт прошлого и настоящего, к будущему // Верхневолжский медицинский журнал. - 2009. Т. 7. № 4. - С. 31-33.





Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал