Психическая травма Термин «психическая травма»



Дата29.04.2016
Размер75 Kb.
Просмотров56
Скачиваний0
Психическая травма 

Термин «психическая травма» - термин, используемый при описании критического состояния на психологическом, точнее, на патопсихологическом уровне его существования; применяется при интерпретации психогенных заболеваний. 



Психогении – разнообразные болезненные состояния, возникающие вследствие отрицательных психических воздействий, т. е. психических травм.

Угроза жизни, потеря близкого человека, семейные неурядицы, обида, неразделённая любовь и масса других отрицательных переживаний могут вызвать функционально-динамические нарушения нервной деятельности.  

Психогении возникают вследствие одномоментной сильной психической травмы или же могут быть результатом относительно слабого, но длительного психического травмирования.  

Большое значение для их возникновения имеет предварительное изменение соматического состояния, ослабленность организма предшествующими заболеваниями. Недосыпаниями, кровопотерями.

Психогении являются принципиально полностью обратимыми болезненными состояниями и обычно исчезают спустя какое-то время после минования травмирующей ситуации.

Термин «психогенные заболевания» (психогении) впервые был предложен в 1894 году немецким психиатром и психологом Куртоном Зоммером при описании психической эпидемии судорог, возникшей среди школьников.

Позднее психогениями (от греч. Psyche  - душа и gemao – порождаю) стали обозначать все те психические расстройства, которые возникали под влиянием психической травмы.  

Психическая травма – это жизненное событие, затрагивающее значимые стороны существования человека и приводящие к глубоким психологическим переживаниям. Точнее психическая травма – это эмоционально значимое событие, связанное с негативными переживаниями. 

Под влиянием психической травматизации у человека могут возникать нервно-психические расстройства непсихотического (неврозы) и психотического (реактивные психозы) типов.

Непсихотические психогенные расстройства часто относят к клиническим формам так называемой малой психиатрии. Все болезненные нервно-психические нарушения здесь часто объединяют общим термином – «пограничные состояния».

Такое название подчёркивает, что они находятся на границе между нормой и патологией, между психотическими и непсихотическими формами психических болезней, между психическими и соматическими болезнями.

В широком плане это все проблемы переживаний человека в связи с интимно-личностными, межличностными и социальными конфликтами и различные психогенные психические и психосоматические реакции, как в рамках нормы, так и патологии. Все они являются выражением чисто человеческих проблем, проявления человеческой сущности в трудной жизненной ситуации.

На первом этапе учения о психогениях ведущая роль в возникновении заболевания у человека отводилась психической травме. По мнению немецкого психиатра Карла Ясперса, создателя экзистенциально-феноменологического направления в психиатрии, патологические реакции психики в ответ на психическую травму характеризуются единством причины и клинической динамики болезни.          

Это значит, что чисто психологическая травма вызывает целиком и психологическую реакцию, и обе они оказываются объединены психологически понятной связью.  

Эти диагностические принципы сформулированы Ясперсом в виде трёх основных положений («реактивная триада»):



  1. Реактивное состояние возникает вслед за психической травмой.

  2. Содержание психической травмы находит отражение в симптомах болезни, и между ними существуют психологически понятные связи.

  3. При устранении психической травматизации наступает улучшение и выздоровление больного.

Позднее было обнаружено, что второй и третий критерии из «реактивной триады» Ясперса не всегда находят своё подтверждение в клинической практике, особенно при затяжных неврозах и патологических (психогенных и невротических) развитиях личности.

При затяжных неврозах часто бывает трудно доказать, что содержание клинической картины прямо вытекает из характера психической травмы, а при патологических развитиях личности пусковая психическая травма со временем теряет свою актуальность, тогда как болезнь всё равно продолжает развиваться.

Более того, не всегда приемлемым бывает и первый критерий знаменитой триады, т. к. нередко бывает и так, что реактивное состояние возникает непосредственно вслед за психической травмой, а может быть остановленным.

И, тем не менее, сформулированные Ясперсом критерии реактивных состояний являются хорошим ориентиром в обосновании и постановке диагноза реактивных невротических состояний и психозов, вследствие чего они и получили самое широкое распространение.



Второй этап учения о психогениях связан с именем немецкого психиатра и психолога Эрнста Кречмера, который отметил, что психогенное заболевание возникает в ответ на любую психическую травму, как полагал Ясперс, а только на ту, которая затрагивает особо значимые стороны отношений больного.

Психическая травма должна «подходить» к характеру, как «ключ к замку», и только тогда «состоится» триада Ясперса. Одинаково важно и наличие самой психической травмы, и наличие предрасположенности к ней у данного конкретного человека.

На третьем этапе изучения психогений появляются доказательства того, что психическая травма не играет главной роли в возникновении заболевания, а определяющее значение имеет отношение личности к психотравмирующей ситуации как патогенной (В. Н. Мясищев, 1960) и особенности функционирования механизмов личностной психологической защиты, позволяющие это отношение менять.

Действительно, обнаружено, что во многих странах в послевоенные годы, т. е. когда нет никаких массовых бедствий, среди населения резко возрастает число непсихотических форм психических нарушений – невротических реакций, неврозов, самоубийств.

Чрезвычайно часто обнаруживают случаи, когда человек совершал суицид без каких-либо видимых предшествующих психотравм.

Объяснение этим явлениям стали искать в срыве личностных форм защиты. Поиски ответа на вопрос о том, как, каким образом происходит нейтрализация переживаний при эмоционально-личностных воздействиях, привели к формированию понятий «психологическая защита» и «копинг-поведение».

Устойчивость к патогенному воздействию жизненных ситуаций, способность к нейтрализации неблагоприятных социально-экономических факторов личностного бытия даются человеку в процессе его индивидуального развития.

Таким образом, психогении рассматривают как опосредованное всей личностью ( на сознательном и бессознательном уровнях) формирование переживания при развитии патологических форм психологической защиты или их срыве.

По мнению В. Н. Мясищева, ситуация патогенна только тогда, когда она не может быть рационально переделана, преодолена или невозможен отказ от неосуществимых влечений.

Стресс  

Стесс (от английского напряжение, давление) представляет собой особое состояние психики, организма в целом, определяемое широкой мобилизацией функциональных резервов для преодоления какого-либо экстремального воздействия.

Речь идёт о достаточно мощном воздействии, стресс-факторе (стессоре), способном вызвать защитную гормональную реакцию с целью сохранения целостного организма, связанную с перестройкой его функциональных систем, с адаптацией к новым условиям жизнедеятельности.

Представление о стрессе получило интенсивное развитие в теоретических и экспериментальных исследованиях в связи с предложенной Гансом Селье концепцией реагирования организма на неблагоприятные воздействия, позволяющей рассматривать различные физиологические и психологические проявления адаптации в её целостности.

Понимание роли неспецифических адаптационных и болезненных проявлений биологической активности в рамках концепции стресса цементировало разрозненные сведения о процессах адаптации организма, которыми располагала медицина.

Начало созданию концепции стресса положил случайно обнаруженный в эксперименте, проведённом Гансом Селье в 1936 г., «синдром ответа на повреждение как таковое», получивший впоследствии название «триада Селье», или «общий адаптационный синдром»: увеличение и повышение активности коркового слоя надпочечников, уменьшение вилочковой железы (тимуса) и лимфатических желез, так называемого тимико-лимфатического аппарата, точечные кровоизлияния и кровоточащие язвочки в слизистой оболочке желудка и кишечника.

Селье сопоставил эти реакции с симптомами, характерными практически для любого заболевания, в частности, наблюдающимися при таких состояниях, как недомогание, разлитые болевые ощущения и чувство ломоты в суставах и мышцах, желудочно-кишечные расстройства с потерей аппетита и уменьшением веса тела.

Объединение их в единую систему было правомерно только при наличии единого механизма управления этими реакциями и общего совокупного процесса развития.

Речь идёт о том, что самые различные неблагоприятные факторы: холод, тепло, облучение рентгеновскими лучами, инъекция адреналина, инсулина, травмирующее физическое воздействие, боль и многие другие – вызывают одинаковый ответ организма – общий адаптационный синдром.

Поэтому стресс с позиций Селье, можно определить как неспецифическую реакцию организма на предъявляемые ему требования.

При непрекращающемся действии стессогенного фактора проявления «триады стресса» изменяются по интенсивности.

Г. Селье выделяет три стадии этих именений: первая – реакция тревоги, вторая – резистентность, третья – истощение.

Стадия тревоги состоит из фаз «шока» и «противошока». В ответ на воздействие стессора сначала происходит понижение ряда физиологических, биохимических параметров (шок), но одновременно включаются защитные гормональные механизмы: мозговым слоем надпочечников  обильно выделяется адреналин; гипофизом выбрасывается адренокортикотропный гормон и тиреотропный гормон; затем усиливается выработка и поступление в кровь гормонов коры надпочечников – глюкокортикоидов.

Организм начинает перестраиваться – происходит «противошок».

На первой стадии мобилизуются защитные силы организма, начинается процесс перестройки системы регуляции. В этот момент сопротивляемость организма снижается и, если результат действия раздражителя выходит за пределы компенсации, может наступить смерть.

Основные признаки первой стадии – инкреция в кровь стероидных  гормонов корковым слоем надпочечников, снижение в нём гормонсодержащих гранул, усиление гемоконцентрации, гипохлоремия, преоюлодание катаболических процессов в тканях.

Если сила действия чрезвычайного раздражителя не превышает компенсаторных возможностей организма, развивается вторая стадия – резистентности или адаптации.

В этот период сопротивляемость организма  повреждающему воздействию раздражителя повышается.

Признаки, характерные для первой стадии, исчезают. В коре надпочечников вновь наблюдаются секреторные гранулы, гемодилюция, гиперхлоремия, преобладают анаболические процессы в тканях с тенденцией к восстановлению массы тела.

В стадии повышенной резистентности функциональные возможности организма повышаются на величину выше исходного уровня. Её рассматривают также, как стадию неспецифической устойчивости.

Это значит, что, например, при стрессоре виде физических нагрузок после перехода из стадии тревоги к неспецифической устойчивости организм может более успешно противостоять целому ряду инфекций и другим негативным воздействиям.

После длительного воздействия чрезвычайного раздражителя могут исчерпаться компенсаторные возможности и организм переходит в третью стадию истощение.

Вновь появляются признаки реакции тревоги, носящие уже теперь необратимый характер.

Таким образом, интегральная цель развития общего адаптационного синдрома – повышение резистентности организма – адекватная качественной и количественной характеристики раздражителя.

Селье выдвинул гипотезу о том, что старениеэто итог всех стрессов, которым подвергался организм в течении жизни. Оно соответствует фазе «истощения» общего адаптационного синдрома, который в некотором смысле представляет собой ускоренную версию нормального старения.

Любой стресс оставляет после себя необратимые химические изменения; их накопление обуславливает признаки старения в тканях. Особенно тяжёлые последствия вызывает поражение мозговых и нервных клеток. Успешная деятельность, по мнению Селье, оставляет меньше последствий старения.



Р. Лазарус в 1970 г. Разделил стресс на физиологический (вегетативный, первосигнальный) и психологический (эмоциональный, второсигнальный).

Эмоциональный стресс - состояние ярко выраженного психоэмоционального переживания человеком конфликтных жизненных ситуаций, которые остро или длительно ограничивают удовлетворение его социальных или биологических потребностей ((Большая медицинская энциклопедия. 1986, Т. 28, с. 152).  



Эмоциональный стресс определяется воздействием на человека эмоциогенных, психологических факторов, а в остальном он протекает, как и все другие: гормональный, физиологический.

Эмоции это тоже реакция на новизну, ответ на неожиданность.

Эмоции мобилизуют избыточную (резервную) энергию, которая может быть востребована в ситуации потенциальной опасности.

Эмоциональный стресс включает в себя первичные эмоциональные психические реакции, возникающие при критических психологических воздействиях, и эмоционально-психические синдромы, порождённые телесными повреждениями, аффективные реакции при стрессе и физиологические механизмы, лежащие в их основе (Китаев-Смык Л. А., 1983).

Эмоциональный стресс связан с проявлением состояний эмоционального возбуждения как сигнального процесса (повышенный функциональный уровень психической деятельности) и эмоционального напряжения (мобилизация резервов, всплеск стенических эмоций, падение работоспособности в соответствии с кривой нормального распределения: «эмоции-когниции»).

Эмоциональная напряжённость может рассматриваться в качестве облигаторного компонента эмоционального стресса.

Физиологически она выражается в изменениях эндокринной системы человека. К примеру при экспериментальных исследованиях больных, в клиниках было установлено, что люди, постоянно находящиеся в нервном напряжении, тяжелее переносят вирусные инфекции. Второй облигатный компонент эмоционального стресса – тревога как неопределённое беспокойство, ощущение неопределённой угрозы, тревожное ожидание в ответ на ситуацию неопределённости и ожидания.

В современной научной литературе используются несколько значений понятия стресса:

1) «неспецифический ответ организма на любое предъявленное ему требование» (Г. Селье);              

2) неспецифический ответ, функциональное состояние напряжения, реактивности организма, возникающее у человека и животных в ответ на воздействие стрессоров – значительных по силе при действии экстремальных или патологических для организма для организма человека или животного раздражителей;

3) сильное неблагоприятное, отрицательно влияющее на организм воздействие (синоним: стрессор);

4) сильная неблагоприятная для организма физиологическая или психологическая реакция на действие стрессора;

5) сильные реакции организма, как благоприятные, так и неблагоприятные (А. В. Петровский, М. Г. Ярошевский, 1998).

Наиболее часто термин «стресс» употребляется в значении неспецифического ответа организма на воздействие вредных агентов, проявляющегося в симптомах общего адаптационного синдрома.

Ф. Б.  Березин выделяет последовательные стадии в формировании переживаний тревоги (тревожный ряд):

1. Ощущение внутренней напряжённости, которое ещё не имеет ярко выраженного оттенка угрозы, а служит лишь сигналом её приближения, создавая тягостный душевный дискомфорт.

2. Гиперестезические реакции, на фоне нарастающей тревоги ранее нейтральные стимулы приобретают негативную окраску, раздражительность повышается.

3. Собственно тревога, которая является центральным элементом ряда. Появляется ощущение неопределённой угрозы с невозможностью предсказать время возникновения угрозы, невозможность определить её характер; при этом неадекватная логическая переработка из-за недостатка информации может приводить к неправильному выводу.

4. Страх – тревога, конкретизированная на объекте; у субъекта создаётся представление о том, что тревогу можно устранить определёнными действиями.

5. Ощущение неотвратимости надвигающейся катастрофы на фоне дальнейшего нарастания интенсивности тревожных расстройств.

6. Тревожно-боязливое возбуждение, когда психическая дезорганизация достигает своего максимума и возможность целенаправленной деятельности исчезает.

Согласно Л. Леви, эмоциональный стресс можно рассматривать как участок своеобразного континуума эмоциональных состояний, в котором сдвиги физиологического гомеостаза являются самыми низкими в условиях полного безразличия.

Он также разделил понятие «дистресс»  - эмоционально-стрессовое состояние, связанное с отрицательными эмоциями, - и «эустресс» - оптимальный уровень функционирования систем организма.

Принятые и непринятые эмоциональные состояния  сопровождаются изменениями в уровнях физиологического гомеостаза.

Структура стресса, наряду с эмоциональными, включает и другие психологические компоненты: перцептивные (искажения восприятий под воздействием эмоциональных факторов), мотивационные (изменения мотиваций при стрессе: мобилизация или бегство, или нападение), интеллектуальные.

Одним из таких психологических факторов является оценка угрозы.

Согласно Лазарусу, угроза представляет собой предвосхищение человеком возможных опасных  последствий воздействующих на него ситуаций.

Это предположение проверялось в экспериментах, в которых испытуемым демонстрировался один и тот же кинофильм, показывающий несчастные случаи  на лесопилке.

В первом варианте опыта испытуемым просто сообщалось, что в фильме будут показаны несчастные случаи на лесопилке; во втором – что события не являются реальными, а только имитируются актёрами; наконец, в третьем случае экспериментаторы стремились отвлечь внимание испытуемых от тяжёлых эпизодов в фильме, зрителей просили беспристрастно проследить, например, насколько ясно и убедительно мастер излагает правила техники безопасности рабочим.

На основе полученных данных Лазарус делает вывод, что в первом случае у большинства зрителей наблюдаются ясно выраженные стрессовые реакции, во втором – стресс не возникал, т. к. события в фильме рассматривались как нереальные.

Что же касается третьего варианта, то если испытуемые истолковывали эти события как опасные и не занимали, таким образом, беспристрастной позиции наблюдателя, то стрессовое состояние возникало.

Процессы оценки угрозы, связанные с анализом значения ситуации и отношением к ней, имеют сложный характер: они включают не только относительно простые перцептивные функции, но и процессы памяти, особенность к абстрактному мышлению, элементы прошлого опыта субъекта, его обучения.

Они не всегда сознаются и , как правило, протекают с большой быстротой.

Понятие угрозы является основным в концепции Лазаруса.

По его мнению, угроза порождает защитную деятельность или защитные импульсы, обладающие теми же характеристиками, которые обычно приписываются эмоциональным состояниям.

Они направлены на устранение или уменьшение предполагаемых опасных воздействий и выражаются в различном отношении к последним, например, в отрицании, преодолении ситуации или принятии её.

Дж. Эверилл считает сущностью стрессовой ситуации утрату контроля.

П. Фресс предлагает называть стрессом особый вид эмоциогенных ситуаций, а именно употреблять этот термин применительно к ситуациям повторяющимся , или хроническим, в которых могут появиться нарушения адаптации.

Ю. С. Савенко определяет психический стресс как «состояние, в котором личность оказывается в условиях, препятствующих её самоактуализации», Общая тенденция в определениях, таким образом, заключается в отрицании неспецифичности ситуаций, порождающих стресс.

Не любое требование среды вызывает стресс, а лишь то, которое оценивается как угрожающее, которое нарушает адаптацию, контроль, которое препятствует самоактуализации.

Т. Кокс приводит формулу Мак Графа, согласно которой выраженность стресса равна произведению значимости ситуации на разность между уровнем предъявляемых требований и осознаваемой возможности их осуществления.

Экспериментально данное положение не подтверждено.

В. И. Медведев выделяет разные типы отношений человека к самому себе в ситуации стресса.



Первый – отношение к себе как к «жертве» экстремальной ситуации. Фиксация на нём усугубляет стресс, можно назвать это отношение «примитивно – эгоистическим».

Второй тип сочетает отношение к себе как к «жертве» с пониманием себя как «ценности», доверенной себе же, такое отношение можно назвать объективно – индивидуалистическим, оно способствует самосохранению личности.

Третий тип – отношение к себе как к одному из ряда людей, оно, по-видимому, больше всего способствует сохранению эффективной деятельности при стрессе.

По мнению Я. Рейковского, среди лиц с завышенной самооценкой встречается больше неустойчивых к стрессу людей, чем среди лиц с адекватной самооценкой.

Стресс обычно подразделяют на жизненный и профессиональный.

Изменение деятельности и поведения человека в состояниях стресса уже давно отмечалось в психологической литературе. Так, ещё в период русско-японской войны Г. Е. Шумков (1913) описал «душевное состояние воинов в ожидании боя».

Оно появилось у людей в несвойственной им суетливости, повышенной чувствительности к обычным раздражениям. Сапог жал больше, чем всегда. Движения становились менее координированными, пальцы УК непослушными, спички ломались, табак рассыпался, менялся почерк. Учащался пульс, дыхание становилось частым и неравномерным, появлялась жажда, сухость во рту и горле.

Отмечалась повышенная внушаемость.

Выделяют два основных типа реагирования в стрессе.

Тормозной тип реагирования характеризуется общим мышечным напряжением, особенно резко выражающимся в «мимической маске», скованностью позы и движений; фиксациями внимания, пассивностью, замедленным течением психических процессов, своеобразной «эмоциональной инертностью, проявляющейся в виде безучастности и негативного безразличия.

Возбудимый тип реагирования выражается в бурной экстраверсии, суетливости, многословии, гипертрофии двигательных проявлений, быстрой смене принимаемых решений, повышенной лёгкости перехода от одного вида деятельности к другому, несдержанности в общении.

В состояниях напряжённости поведение в значительной мере характеризуется преобладанием  стереотипных ответов, неадекватных ситуаций. В первую очередь страдают сложные формы целенаправленной деятельности, её планирование и оценка.

Возникающие при этом нарушения происходят на разных уровнях.

В. Л. Марищук и сотр. (1987) отмечают общую тенденцию к понижению устойчивости психических процессов, что может выражаться в « блокаде» восприятия и мышления, памяти и практических действий субъекта; это, в свою очередь, может привести к физическому распаду деятельности, самоустранению человека от продолжения работы.

Стрессовый макроэпизод  можно рассматривать как последовательность микроэпизодов, состоящую из стрессовых краткосрочных эпизодов.

Например, таких как бессонница и переживание болезненных воспоминаний об утрате по ночам, чувство одиночества за завтраком и в выходные, и целый ряд последующих фрустрирующих микрособытий, с которыми человек вынужден справляться в повседневной жизни.



Т.Концовский (1956) подчеркивал, что устойчивость к стрессу формируется «на основе жизненной практики, при активном и сознательном участии личности, которая не избегает сложных и опасных ситуаций, а иногда даже активно их ищет».

При прочих равных условиях устойчивость к стрессу может быть результатом целенаправленного воспитания в себе необходимых качеств, следствием сознательного управления личностью своими состояниями, поступками, способности предвидеть близкие и отдаленные последствия своих действий и соизмерять с этими последствиями цели и избираемые для их достижения средства в конкретных ситуациях.

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал