Психология индивидуальности


Идентичность бизнесмена как фактор, влияющий на отношение к психологическим услугам



страница10/39
Дата23.04.2016
Размер2.44 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   39

Идентичность бизнесмена как фактор, влияющий на отношение к психологическим услугам

Гниденко Г.О.

Государственный университет – Высшая школа экономики,

Москва
Бизнес-среда – основной заказчик психологических услуг, и для психолога чрезвычайно важно уметь понять цели и мотивы заказчика. Представители бизнеса – сложные люди, и их жизнь не подчиняется какой-либо стандартной схеме. Поэтому затруднительным становится понимание того, что лежит в основе их поведения. И психологу необходимо уметь видеть за пределами обыденных представлений, видеть глубже.

Идентичность личности – это система представлений личности о себе и своем месте в мире, идентичность является конструктом, лежащим в основе других личностных конструктов. Изучению идентичности посвящено множество работ как в социальной психологии, так и в психологии личности.

В фокусе настоящего исследования – личность бизнесмена и его идентичность, благодаря изучению которой можно многое узнать о человеке, и, в том числе, его отношение к услугам психологов. Исследование ориентировано на практическую деятельность, но, в то же время, опирается на теоретические разработки психологов ХХ и начала ХХI века. Идентичность личности – основное образование, лежащее в основе структуры «Я», которое во многом влияет на поведение индивида, на его мысли, чувства и ценности. Благодаря идентичности человек ощущает себя человеком, идентичность обеспечивает основные процессы психической жизни личности. Наиболее научно разработанной структурой идентичности человека является социальная идентичность. Человек строит свой собственный образ мира, в котором представлены все явления окружающего мира: объекты, люди, отношения между ними. Частью образа мира является образ «Я» человека. Методическое обеспечение исследования довольно разнообразно и позволяет изучить идентичность личности с разных сторон. Ключевые методики исследования – методика Куна-Макпартленда «Кто я?» и методика личностных конструктов Дж. Келли.

Для изучения «образа Я» очень хорошо подходит методика Куна-Макпартленда «Кто я?», благодаря которой можно понять структуру идентичности личности, ее доминирующие конструкты.

Исследование показало, что доминирование компонентов идентичности связано с характеристиками отношений респондента к окружающему миру и к себе самому. Так, например, было выявлено, что доминирование рефлексивного компонента Я-образа и наличие трансцендентного компонента формирует позитивное отношение к услугам психологов, а также свойственно более успешным людям.

По данным методики Келли было выявлено, что ориентация на такие конструкты, как долгосрочность, внутреннюю локализацию проблем, на зависящее от самого человека, свойственна более успешным бизнесменам, которые более позитивно относятся к услугам психологов. Ориентация на перечисленные конструкты говорит о более твердой и зрелой жизненной позиции респондентов. А, располагая более зрелой жизненной позицией, бизнесмен острее осознает значимость услуг, которые оказывают бизнесу психологи.

Несмотря на то, что бизнес интенсивно развивается и этот процесс сопровождается ростом актуальности психологических услуг в различных организациях и компаниях, остается серьезной проблема влияние личности самого заказчика и его отношение к этим услугам. В нашей работе мы попытались подойти к решению этой проблемы с позиции сопоставления идентичности и системы отношений личности бизнесмена. В результате было получено то, что идентичность соотносится с содержанием выбора отношения к услугам психологов. И полученный результат чрезвычайно важен для практического применения, так как позволяет психологу найти подход к сложному типу заказчиков – к бизнесменам.


ПОДХОД К ПОНИМАНИЮ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ РАЗЛИЧИЙ И ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ В ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОЙ ПСИХОФИЗИОЛОГИИ

Голубева Э.А.



Психологический институт РАО,

Москва
Дифференциальная психофизиология, или психофизиология индивидуальных различий, - направление отечественной и мировой науки, изучающее природные предпосылки индивидуальных различий и индивидуальности. Его основатели – Теплов и Небылицын. Источники психофизиологии индивидуальных различий – дифференциальная психология, общая психофизиология, типология высшей нервной деятельности (Теплов; Голубева и Гусева). Эти научные дисциплины возникли в конце XIX начале XX века. Происхождение дифференциальной психологии, органически связанные с эволюционной теорией Дарвина, обусловливали обязательное раскрытие в индивидуально-психологических различиях и их природных основ. Книги-события, - Сеченова о рефлексах головного мозга (1863) с парадигмой «врожденное-приобретенное», и Гальтона о наследственности таланта (1869) с парадигмой «наследственное-средовое» – определили взаимодополняющие пути развития данной области психологического знания. Штерн, автор термина дифференциальная психология предметом её анализа с помощью различающихся методов считал и индивидуальные различия и индивидуальность. Последняя выступает как целое, единство, которое «никак нельзя понять из соединения частей» и изучать только с помощью тестов (Челпанов). Философ Резвицкий именно целостность рассматривает как сущностную характеристику индивидуальности, обладающую внутренней структурой, в которой особенно важно установить способы связи отдельных признаков и свойств. Ананьев, исходя из идеи целостности человека, реализованной в комплексных исследованиях его сотрудников, предложил одно из содержательных определений личности как целостной индивидуальности в её социальном развитии. В начале XX века в школе Павлова отмечены индивидуальные особенности собак в высшей нервной деятельности и поведении. Понятие индивидуальности использовалось исследователями при описании различий в скорости возникновения такого глобального функционального состояния как сон. Быстрее впадали в сон живые собаки, а медленнее – спокойные. Изучение типов нервной системы, их классификация по комплексам свойств, как известно, привело к созданию типологической концепции. Помимо свойств, общих человеку и животным, была предложена специальная типология, основанная на соотношении первой и второй сигнальных систем. Возможность объективных измерений индивидуальных особенностей, заложенная в типологической концепции, определила её выбор в качестве объяснительной модели при разработке проблем природных основ личности и индивидуальности. Эта концепция, доказательно и творчески развитая Тепловым, Ананьевым, Мерлиным, Гуревичем, Ильиным и другими применительно к человеку, вошла в содержание сотен теоретических и практических работ, посвященных пониманию природы индивидуальных различий. В общей психофизиологии в начале XX века различные научные школы европейских стран и русская школа, представленная именами С.Вавилова, Кравкова, Теплова, базировались на изучении органов чувств. Были исследованы абсолютная и различительная чувствительность, явление индукции, взаимодействие ощущений; решались практические вопросы маскировки и т.д. В этот период сделаны важные открытия в области сенсорной организации человека, особенно его зрительных функций, заложены основы когнитивной психофизиологии (Ананьев; Е. Соколов). Некоторые сенсорные методики, позднее разработанные для определения типологических свойств нервной системы, тесно связаны с данным направлением (Теплов, Рожденственская). «К семидесятым годам реализован интегративный подход к наукам, изучающим функции мозга. Были сформулированы принципы нейронауки, в которую вошли физиологические и психологические дисциплины» (Е.Соколов). Синтезирование знаний о мозге способствовало сближению дифференциальной и общей психофизиологии, что нашло отражение в определениях психофизиологии как науки, «изучающей физиологические механизмы субъективных явлений, состояний и индивидуальных различий» (Соколов, Данилова, Александров). Развитие психофизиологии обусловлено усовершенствованием методов исследования целого мозга, нейронной активности и поведения. Многие достижения дифференциальной психофизиологии связаны с информацией об устойчивых особенностях (ЭЭГ) и вызванных потенциалов. Эти методики позволяют определить врожденные параметры ВНД, вычленить «безусловнорефлекторные» свойства – силу, лабильность, активированность, - имеющие значительную генетическую обусловленность. С их помощью на единой методической основе объединяются две ветви павловской типологической концепции. Это важно для выявления целостности органической индивидуальности (Резвицкий), когда не одно какое-либо свойство а вся их совокупность сопоставляется с психологической индивидуальностью и её подструктурами. При рассмотрении человека как биосоциального существа наиболее крупными пересекающимися множествами являются категории организм и личность (Русалов). Эти категории входят и в структуру индивидуальности и её подструктуры: мотивацию, темперамент, способности, характер. Последний вариант схемы-структуры - с уточняющими таблицами опубликован (Голубева 2005). На основе данных, полученных главным образом психофизиологами, вычленены в каждой подструктуре по два структурообразующих признака (термин Шороховой для обозначения устойчивых связей в системе). Оказалось, что каждый из этих четырех признаков – эмоциональность, активность, саморегуляция, побуждения, – обладающих скрепляющей функцией, представлен дважды. Например, активность присутствует и в темпераменте, и в способностях, саморегуляция – в способностях и характере и т.д. Обнаруженная в конкретных работах общность признаков в «соседних» подструктурах обусловливает и последовательность размещения подструктур в схеме. Эта последовательность определяется «удельным весом» той или иной природной составляющей. Он максимален для мотивации, связанной с удовлетворением потребностей (в том числе, витальных) и не столь велик для характера. Изучены все типологические свойства, ЭЭГ - индикаторы которых и параметры вызванных потенциалов могут в совокупности характеризовать индивидуальную специфику энергетических, информационных, и регуляторных функции психического в их взаимодействии (Рубинштейн, Лурия). Для каждой из подструктур получено множество корреляций с ЭЭГ – индикаторами свойств, комбинация которых рассматривается как задатки общих (мнемических, интеллектуальных) и специальных (музыкальных, математических, языковых, педагогических) способностей. Экспериментально в разной степени изучены природные типологические факторы для некоторых структурообразующих признаков. Измерения личностных черт с помощью опросника Кеттела (16-PF) обнаружили правомерность психофизиологической валидизации многих первичных факторов. Важными представляются соотношения различной совокупности общих и специально-человеческих свойств с полюсами фактора G (низкий-высокий моральный контроль поведения, совестливость). Стиль полезависимости-поленезависимости в своих полюсах обнаружил различное соотношение с ЭЭГ-индикаторами типологических свойств, но особенно с ЭЭГ- и КГР-характеристиками ориентировочного рефлекса, с его вкладом в понимание типа индивидуальности (Тихомирова). Личность и индивидуальность – системы не только закрытые, но и открытые. И здесь прослеживаются связи (правда, единичные) параметров типологических свойств с видами направленности. Категории жизнедеятельность, деятельность и поведение с их индивидуальными чертами также характеризуют индивидуальность и личность в качестве открытых систем. В предложенной попытке видятся один из основанных на измерениях способов объединения аналитического и синтетического подходов при исследовании индивидуальности. Возможно, это путь преодоления определенного разрыва между информацией, получаемой при изучении индивидуальных различий, и целостностью как сущностной характеристикой индивидуальности.
НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ

ФОРМИРОВАНИЯ ЛАТЕРАЛЬНОЙ АСИММЕТРИИ В ОНТОГЕНЕЗЕ.

Горина И.С.

Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова,

Москва.
Интерес к проблеме межполушарной асимметрии и межполушарного взаимодействия возник очень давно и этой проблеме посвящено значительное число работ. Более 100 лет изучение этой проблемы осуществлялось преимущественно в рамках клинических исследований, т.е. на материале больных с нарушениями психических функций различного генеза. В последние десятилетия, наряду с клиническими исследованиями интенсивно развивается такое направление как нейропсихология нормы. Одной из ее основных задач является исследование вариантов межполушарной асимметрии и межполушарных взаимодействий, характерных для нормального развития.

В настоящее время уже общепризнанным является тот факт, что основой межполушарной асимметрии являются генетические, врожденные механизмы. В отечественной нейропсихологии концепция онтогенеза функциональной асимметрии полушарий исходит из принципов динамической локализации функций и их системной организации. Согласно этим принципам характер взаимодействия полушарий не одинаков на разных этапах онтогенетического развития. В процессе онтогенеза происходит усовершенствование и усложнение межполушарной асимметрии и взаимодействия, и на различных этапах развития ребенка межполушарная асимметрия будет проявляться по-разному.

Одним из важных аспектов проблемы межполушарной асимметрии является вопрос как, какими методами можно установить, выявить особенности асимметрии у конкретного человека. Одним из таких методов, применяемых в нейропсихологии, является построение индивидуального профиля асимметрии. Понятие индивидуального профиля асимметрии (ИПА) было введено в начале 80-х годов в работах Т.А.Доброхотовой и Н.Н.Брагиной. Индивидуальный профиль асимметрии (ИПА) или профиль латеральной организации (ПЛО) – это присущее данному человеку сочетание моторных и сенсорных признаков, отражающих активность той или иной стороны тела. Выделяют два относительно независимых показателя асимметрии: направление и степень. Направление рассматривается как видоспецифическая характеристика, имеющая два измерения – левое и правое. Степень – это количественная индивидуально-специфическая характеристика, обладающая непрерывной изменчивостью в широком диапазоне.

Особое значение понятия ПЛО в современной нейропсихологии состоит в том, что профиль по своей сути "не является простой суммой составляющих его асимметрий; он представляет собой определенную систему, которая может рассматриваться как некий интегративный радикал, который характеризует межполушарное взаимодействие в анализаторных системах в целом", а "варианты сочетаний парциального доминирования сенсорных и моторных признаков, отражающися в типе профиля, могут служить основой индивидуальных различий" (Е.Д.Хомская).

Данные экспериментальных исследований говорят о том, что межполушарная асимметрия и характер межполушарных взаимодействий могут изменяться в процессе онтогенеза. Эти изменения находят свое отражение в динамике показателей ПЛО. Если в целом обобщить результаты проведенных исследований в этой области, то можно отметить следующее.



  1. Возрастные изменения (в период до 18-20 лет) в целом можно представить как общую тенденцию к снижению симметрии органов и возрастанию асимметрии, при этом в большей степени проявляется преимущество правой стороны.

  1. Данные, полученные в ряде исследований, показывают, что возрастание асимметрии в онтогенезе носит не прямолинейный, прогродиентный характер, а имеет более сложный характер. Ряд исследователей указывают на колебательный характер изменений . Такие колебания связываются с несколькими моментами: а) с возрастными изменениями, т.е. с теми изменениями, которые происходят в различных психических сферах по мере развития, взросления ребенка, и за которыми стоят перестройки функциональных систем на уровне мозга; при этом важную роль играют изменения психологической структуры деятельности на разных возрастных этапах; б) с половыми различиями - в исследованиях показано, что характер изменений показателей ПЛО различается для мальчиков и девочек, что опять-таки ряд авторов связывает с особенностями развития мальчиков и девочек, и прежде всего со скоростью и особенностями созревания мозговых систем.

  2. Латерализация моторных и сенсорных функций может изменяться под влиянием направленного обучения и длительной тренировки. У детей морфологические и функциональные связи еще не сложились и более податливы влиянию тренирующих воздействий. При этом степень направленных воздействий может как способствовать росту и развитию детского организма, так и напротив, оказывать подавляющее влияние при ее чрезмерности.

Таким образом, с одной стороны, мы имеем данные и гипотезу об общей тенденции к возрастанию латеральности в онтогенезе. С другой стороны – мы имеем достаточно много работ, в которых исследовались изменения отдельных параметров ПЛО, и факты, говорящие о нелинейности и неоднозначности происходящих изменений.

Нейропсихологический подход предполагает, что адекватно интерпретировать те многочисленные изменения параметров асимметрии, которые выявляются в исследованиях, можно, лишь рассматривая ПЛО как функциональную систему со всеми ее свойствами (целостность и устойчивость, многозвенность и иерархичность, пластичность и динамичность, и т.д.). Это означает, что говоря о формировании латеральной асимметрии в онтогенезе и динамике изменений ПЛО, необходимо учитывать такие закономерности развития ребенка как гетерохрония, внутриситемные и межсистемные перестройки функций, возрастные кризисы. Учет всех этих факторов и сложной взаимосвязи формирования асимметрии с развитием ВПФ становится особо важным в практической деятельности – при работе с проблемными детьми (детьми-левшами и амбидекстрами, детьми с трудностями обучения, с задержкой психического развития и т.п.).


ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ СОМАТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА

В РАБОТЕ С ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАВМОЙ

Горковлюк М. А., Мазур Е.С.

Государственный научный Центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, Москва.
Среди разнообразных психотерапевтических подходов внимание практиков привлекает соматическая терапия психической травмы как одно из наиболее эффективных направлений по разрешению травматических переживаний. В рамках данного подхода особая роль отводится переживанию телесного опыта или соматическому процессу, а метод работы с травмой получил название соматическое переживание (Levine, 1998).

Метод соматического переживания основан на изучении естественного инстинктивного поведения как модели исцеления разнообразных травматических расстройств и тревожных симптомов. В ходе соматического переживания разворачивается телесный процесс, который позволяет завершиться посттравматическим реакциям и облегчить тревожные симптомы.

Соматическое переживание опирается на психотерапевтическую ценность телесного осознавания, в процессе которого происходит трансформация реактивных дезадаптивных реакций на травматическое событие в активные адаптивные реакции. Данный подход рассматривает индивидуальные паттерны реакций на травматическое событие и способствует восстановлению ресурсов, которые были утрачены или недостаточны во время травматической, угрожающей жизни ситуации. На телесном уровне ресурсы выступают в виде внутренних реакций - ориентировочной реакции и защитных реакций бегства или борьбы, которые позволяют успешно разрешить травматическое событие. Соматическое переживание является терапевтическим подходом, которые опирается на существенную роль телесного опыта в организации поведения и аффекта и рассматривает инстинктивное поведение как источник способности организма к саморегуляции и исцелению.

Таким образом, что в основе исцеления травмы лежит индивидуальный процесс саморегуляции, который разворачивается как на психологическом, так и на соматической уровнях. В ходе этого процесса происходят преобразования травматических реакций в нормальные адаптивные реакции на смысловом, эмоциональном и поведенческом уровнях психической деятельности.

Нами была проведена специальная психотерапевтическая программа работы с психологическими травмами, где был использован метод соматического переживания. В программе приняло участие 8 пациентов, страдающих депрессивными и тревожными расстройствами, переживающих эмоциональные травмы межличностных конфликтов, потери близких, развода, а также хронических соматических заболеваний. В ходе выполнения программы нами было проведено исследование динамики состояния и психологических изменений у пациентов в результате психотерапевтической работы. Использовались такие методики как УСК, СЖО и тест SCL-90. Исследование проводилось на базе Отдела пограничной психиатрии ГНЦ ССП им. В.П. Сербского.

Практическая психотерапевтическая работа с пациентами сочетала в себе индивидуальную и групповую работу и проводилась в основном как индивидуальная терапия пациентов в группе. Наша практика показала, что работа с травмой требует сугубо индивидуального подхода, поскольку травма является глубоким интимным личным переживанием. Акцент в нашей практической работе делался на телесных методах и индивидуальном соматическом процессе.

Программа нашей работы была построена на определенных психотерапевтических принципах соматической терапии психической травмы (Мазур Е.С., 2005).

Работа по разрешению травмы начиналась с создания чувства безопасности у пациентов, которое сопровождалось ощущением комфорта, надежности, доверия, открытости. Создание безопасности требовало установления ясных терапевтических отношений, границ и построения терапевтического альянса. Эта работа проводилась индивидуально с каждым пациентом. На этом этапе проводилась также работа по развитию способности к контейнированию своих переживаний. Контейнирование развивалось в ходе опыта осознавания пациентами своих телесных ощущений, а также соматически переживаемых чувств и смыслов. Контейнирование и безопасность являлись теми базовыми условиями, которые были необходимы для построения творческой саморегуляции.

Второй этап был посвящен созданию ресурсов, которые представляли собой позитивное ощущение себя, помогающее сохранять и поддерживать ощущение собственной внутренней целостности перед лицом возможного разрушения при травме. За счет создания и использования ресурсов происходило восстановление и развитие способности к саморегуляции у пациентов. Построение ресурсов происходило методом соматического переживания и сопровождалось положительными телесными ощущениями тепла, расслабленности, спокойствия, легкости, расширения. На этом этапе нами широко использовалась техника прослеживания ощущений. Построение ресурсов проходило с опорой на индивидуальный телесный опыт каждого пациента. Построение ресурсов открывало доступ к позитивным жизненным переживаниям, усиливало ошушение жизненности и собственной силы.

На третьем этапе происходила работа с травматическими переживаниями пациентов.

В работе с травматическим опытом пациентов мы опирались на базовые понятия соматической терапии: понятия «воронка травмы» и «воронка исцеления», система «SIBAM» . «Воронка травмы» отражала все чувства и ощущения, которые имели отношения к травме. К травматической воронке относились переживания дискомфорта, страха, подавленности, упадка сил, замороженности, напряжения и др. « Воронка исцеления» содержала в себе все то, что помогает излечить травму. Построение исцеляющей воронки происходило через чувствование телесных ощущений, и сопровождалось позитивными чувствами тепла, удовлетворенности, расслабленности, спокойствия, легкости, полноты. На этом этапе широко использовалась техника горизонтального тетрирования, когда происходило медленное переключение внимания пациентов от одной воронки к другой вплоть до разрешения симптомов. В ходе работы у каждого пациента разворачивался индивидуальный соматический процесс, который характеризовался специфической динамикой симптомов. Индивидуальный характер соматического процесса особенно отчетливо проявлялся в ходе работы с системой SIBAM. При использовании этой системы соматический процесс каждого пациента двигался по пути разворачивания ощущений, образов, движений, чувств и смыслов. В индивидуальном соматическом процессе каждого конкретного пациента, как правило, преобладал один из выше описанных элементов системы - образ, или движение, или чувство, или смыслы. Трансформация травматических реакций в нормальные, живые и естественные происходила по одному из преобладающих каналов соматического процесса в зависимости от индивидуальных особенностей пациентов. Травматическое переживание завершалось изменение его смысла.

Индивидуальная динамика эффективности проведенной работы нашла отражение в данных экспериментального исследования. Результаты методики СЖО показали, что у пациентов появилась тенденция к нахождению новых смыслов жизни, которые позволяли им воспринимать жизнь как интересную, эмоционально насыщенную и наполненную смыслом. Данные методики УСК показали, что у пациентов произошло повышение внутреннего контроля, появилось осознавание своей роли в психотравмирующей ситуации, и пришло чувство ответственности за события своей жизни, Данные шкалы SCL выявили снижение уровня соматизации и тревожности у пациентов. Эти данные указывают на восстановление способности саморегуляции на смысловом, эмоциональном и телесном уровнях психической деятельности.

В целом, все даные проведенного исследования свидетельствуют, что у пациентов в ходе психотерапии произошло развитие способности к индивидуальной саморегуляции, что позволило разрешить психологическую травму.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   39


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница