Психология индивидуальности


Особенности образа тела у бодимодификаторов



страница11/39
Дата23.04.2016
Размер2.44 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   39

Особенности образа тела у бодимодификаторов.

Горячева Т.Г.

Центр психодиагностики и психокоррекции при Институте бизнеса и политики,

Москва.
Все больше количество молодых людей стремится видоизменить свое тело, сделать его отличным, непохожим, придать ему индивидуальность посредством его модификации. В связи с этим возник интерес к различным сторонам сложного генеза бодимодификации, роли и значению психологических факторов в его структуре. Данное исследование посвящено особенностям представлений о собственном теле у бодимодификаторов.

Бодимодификация насчитывает несколько вариантов, а точнее татутаж, пирсинг, тату, шрамирование, скарификация (клеймение), имплантация (вживление предметов под кожу) и некоторые другие виды. И если татуаж (накалывание контура губ, линии бровей, век) можно назвать данью моде и естественному стремлению выглядеть более привлекательно, что можно приравнять к современному макияжу, то, например, шрамирование, клеймение и тату, как правило, носят несколько иной характер.

Первые рисунки на теле появились при первобытнообщинном строе. Они служили не только украшением, но и знаком племени, рода, тотема, указывали социальную принадлежность ее обладателя.

В современном мире татуировка не утратила своего исторического значения. Например, это татуировки – эмблемы футбольных клубов, определяющие принадлежность к фанатам того или иного клуба. Тюремные татуировки – это одновременно и «паспорт», и «досье», и «орденские книжки», и «грамоты», и «эпитафии». То есть это целый комплекс официальных бюрократических документов.

Вместе с тем, татуировка приобрела и еще один смысл, речь идет о бодимодификации как о средстве компенсирования некоторых психологических проблем. Действительно, человек, пришедший в татусалон, хочет не просто какую-нибудь татуировку, а татуировку, носящий какой-либо определенный смысл. Есть и такие люди, для которых делать татуировки, шрамирование, скарификацию - это своеобразное хобби. Им нравится сам процесс их нанесения.

Так как осознание человеком своей телесной сущности представляет собой такой же познавательный процесс, что и познание (отражение) объектов внешнего мира и других людей. Этот процесс всегда опосредован потребностями, отношениями субъекта как личности, в силу чего самосознание является сложным динамическим единством знания и отношения, интеллектуального и аффективного. При таком необычном, девиантном отношении к своему телу, стремлении переделать собственный телесный облик правомерно ожидать наличие измененного образа физического Я и эмоционально-ценностного отношения к своему телу.

Целью работы явилось изучение особенностей представлений о собственном теле у бодимодификаторов.

В работе были использованы методы психологической диагностики, направленные на исследование различных составляющих представления о телесности: тест "Несуществующее животное", тест " Незаконченные предложения", тест "Нарисуй человека", методика диагностики межличностных отношений Т. Лири, опросник "Методика исследования самоотношения" (МИС).

Экспериментальное исследование проводится с целью выделения особенностей образа собственного тела у бодимодификаторов.

В исследовании принимали участие 41 человек – 16 бодимодификаторов и 25 людей не увлекающихся бодимодификацией. Степень выраженности бодимодификации: от десяти бодимодификаций и больше. Критерием выбора контрольной группы послужило отсутствие татуировок, пирсинга, шрамирования, скарификации и др.

Исследование проводилось в студии «Планета тату -Дракон».

На основании проведенного исследования были получены следующие результаты. У людей, склонным к бодимодификациям, имеется нечеткое представление об образе собственного тела, недифференцированный образ физического Я, что проявляется в многочисленных рисунках. Негативное отношение к своей внешности и своему телу становиться важным фактором, усиливающим желание изменять его, это отражается в рисунке человека и несуществующего животного. Довольно часто в рисунке человека тело отсутствует, а в рисунке РНЖ либо отсутствует, либо это тело-голова.

Бодимодификаторам свойственна неудовлетворенность своими возможностями, наряду с тягой к соответствию с идеальным представлением о себе. При достаточно высоком уровне притязаний отмечается низкая и неустойчивая самооценка. Нужно отметить высокую чувствительность бодимодификаторов к «личностному неуспеху». Многие из них с одной стороны проявляют экстремальную до патологии «демонстративную» независимость в поведении, а с другой стороны проявляют такую же патологическую привязанность к некоторым близким им людям. В связи с этим наблюдается общий негативный эмоциональный фон отношения к себе, сопровождающийся наличием тревожно-депрессивных состояний. Низкий уровень общительности и эмпатии осложняем межличностные отношения.

У бодимодификаторов существуют очевидные проблемы в коммуникативной сфере, которые приводят к снижению социально-психологической адаптации. Надо отметить, что в их высказываниях выявляется не только речевая бедность но и не способность к фантазиям. Существует также трудности в вербализации чувств и телесных ощущений, что может говорить о присущим им элементам алекситимии. Опора на невербальные средства общения создает как бы обходные пути преодоления алекситимии. Обходной характер преодоления алекситимии в данном случае определяется изменением своего тела. Небезосновательно предположение о том, что бодимодификация это некий способ коммуникации, где бодимодификаторы бессознательно используют свое тело как средство коммуникации, как протоязык для передачи сообщения, которое невозможно выразить обычным способом.

Результаты данного исследования в большей мере способствуют разработке направлений дальнейших исследований, нежели дают основание для полновесных выводов.


ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ВАРИАНТЫ ВЛИЯНИЯ СВЕРСТНИКОВ НА ПРОИЗВОЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ СТАРШИХ ДОШКОЛЬНИКОВ.

Гребенникова О.В.

Московский педагогический государственный университет,

Москва
Произвольность поведения является не только одним из главных новообразований дошкольного возраста, но и составляет психологическую готовность ребёнка к школе. В условиях детского сада и учебная, и игровая деятельность дошкольника осуществляется в непосредственных контактах со сверстниками, которые определённым образом влияют на его состояние и поведение.

Цель настоящей работы заключалась в изучении особенностей влияния сверстников на произвольное поведение старших дошкольников (n=30). При построении методики мы исходили из того, что специфика влияния сверстника может быть выявлена через сопоставление поведения ребёнка в индивидуальной деятельности и в деятельности с разными партнёрами – взрослым и сверстниками.

Произвольное поведение дошкольников изучалось в трёх заданиях. Первое, наиболее доступное и привлекательное для дошкольников задание представляло собой игру с правилом «Хитрая лиса». В этой игре выявлялась способность ребёнка сдерживать свои непосредственные импульсивные желания и опосредовать свои действия правилом. Во второй задании дети должны были на линейке донести до цели башенку из трёх кубиков, не уронив ни одного. Третье, наиболее трудное задание «Рисуем чёрточки», выявляло устойчивость к помехам. Детям предлагалось нарисовать чёрточки на клетчатой бумаге (три строчки, в каждой клеточке по одной палочке). При этом в процессе рисования специально создавались отвлекающий воздействия: звенел колокольчик, появлялись новые игрушки, ребёнка приглашали поиграть и пр. Таким образом, каждый ребёнок участвовал в 9 экспериментах – три задания в трёх коммуникативных ситуациях.

Для анализа произвольного поведения детей были определены его конкретные экспериментальные показатели. При их выделении мы опирались на выдвинутое Е.О. Смирновой положение о том, что произвольное поведение развивается в неразрывном единстве с волей ребёнка. Так произвольное поведение дошкольников оценивалось по следующим показателям:1) степень эмоциональной вовлечённости в действие (желание, интерес); 2) опосредованность и сосредоточенность (удержание средства); 3) точность выполнения действия; 4) эмоциональное реагирование на результат своих действий. Первый и последний показатели отражают мотивационно-волевой аспект действия, а второй и третий – операционально-технический. Каждый из этих показателей количественно оценивался по трёхбалльной шкале.

В целом результаты показали, что в старшем дошкольном возрасте сверстники оказывают стимулирующее влияние на произвольное поведение дошкольников. Между тем оказалось, что в старшей возрастной группе существуют качественные различия между отдельными детьми по характеру влияния сверстников на произвольное поведение. По характеру такого влияния мы выделили три группы детей.



У детей первой группы (14%) присутствие сверстников не оказало существенного влияния на произвольность поведения. Дети этой группы продемонстрировали высокий уровень произвольного поведения во всех экспериментальных и коммуникативных ситуациях. Можно полагать, что в данной группе мы имеем дело с достаточно развитой произвольностью, которая стала внутренним качеством и не зависит от внешних обстоятельств, в частности, от партнёров по деятельности.

Вторую группу, наиболее многочисленную, (54%) составили дети, у которых присутствие сверстников существенно повышало уровень произвольности во всех заданиях. Вместе со сверстниками, по сравнению с индивидуальной деятельностью и ситуацией со взрослым, эти дошкольники более охотно принимали задания, были более сосредоточенными и внимательными. Работали вместе со сверстниками и даже при выполнении самого трудного задания ребята рисовали чёрточки аккуратно, не пропуская ни одной клеточки. Они наблюдали, как выполняют работу другие и сравнивали со своей. Иногда они подсказывали партнёрам правильный способ действия, показывали, как нужно правильно держать линейку, рисовать чёрточки, давали друг другу советы, учили друг друга. Допуская незначительные ошибки в своей работе (неровная чёрточка, пропуск одной чёрточки), обращаясь к партнёрам, дети сразу исправляли неточности. Присутствие сверстников также усиливало эмоциональное реагирование на успешно выполненное задание. Ребята радовались не только своим успехам, но и успехам сверстников.

В индивидуальной деятельности такие дети не всегда проявляли интерес к игре и заданиям: при объяснении правил игры или инструкции иногда смотрели по сторонам, рассматривали незнакомые предметы и игрушки. Участие взрослого незначительно повысило у них интерес и точность выполнения заданий.

Обозначенные особенности поведения позволяют предположить, что у детей данной группы сложилась своеобразная «сверстниковая» зона ближайшего развития (Г.А. Цукерман, 1980; 1985; 1993). Описывая процесс интериоризации, т.е. общий закон превращения внешнего средства во внутреннее, Л.С.Выготский выделял три этапа: 1) взрослый передаёт ребёнку необходимые средства и способы действия (ставит цель, планирует, оценивает, показывает необходимые действия и пр.); 2) ребёнок сам становится источником всех этих средств и способов, адресуя их другому человеку; 3) ребёнок направляет те же средства на самого себя, становясь сознательным субъектом своих действий. Как справедливо отмечает Г.А. Цукерман (1985), интерпретируя данный закон, «научишься сам, когда научишь другого». Исходя из этого, можно полагать, что сфера общения со сверстником является как раз тем пространством, где ребёнок может практиковать, осваивать и присваивать нужные формы поведения. Наблюдая ошибки и неточности в действиях других детей, дошкольник лучше осознаёт свои ошибки и стремится исправить их.

Таким образом, для детей этой группы участие другого ребёнка не только повышает интерес к деятельности, но и облегчает осознание своих действий, что является необходимым условием овладения своим поведением. Однако далеко не у всех детей присутствие сверстников создаёт зону ближайшего развития произвольного поведения.



В третью группу вошли старшие дошкольники (32%), у которых участие сверстников существенно снижало уровень произвольного поведения. В присутствии сверстников этих детей отличала повышенная эмоциональная реакция на успех и ревностное отношение к успехам сверстников. Выполняя задания, они старались опередить сверстников: первыми прыгнуть в круг, быстрее донести постройку, скорее закончить рисование чёрточек. Когда допускали ошибки, такие дети кричали, обижали и иногда даже били сверстников.

Заметим, что участие взрослого способствовало повышению показателей произвольного поведения этих детей во всех экспериментальных ситуациях. В индивидуальной деятельности дети проявили интерес только к игре с правилом, но без особого удовольствия выполняли другие задания.

Указанные особенности поведения позволяют сделать вывод о том, что в присутствии сверстников дети данной группы воспринимали предложенные ситуации как соревновательные, и главным стимулом их действий было достижение личного успеха. При этом содержание предложенных заданий и правила действий становились не значимы для детей. Победа над конкурентами (ровесниками), которая никак не оговаривалась в условиях заданий, становилась для них главным мотивом деятельности, закрывая необходимые способы действия. Представленные данные позволяют предположить, что характер влияния сверстника на произвольное поведение во многом определяется особенностями отношения к другим детям. Конкурентное отношение к ним (фиксация на собственном Я, ревностное отношение к чужому успеху, отсутствие желания сотрудничать, наличие ярко выраженного соревновательного момента при выполнении заданий) препятствует позитивному влиянию сверстников. Правила и образцы при этом не усваиваются и не опосредуют их поведение.
Специфика индивидуально-группового взаимодействия в диаде «руководитель – педагогический коллектив»

Григорович Л.А.

Московский педагогический государственный университет,

Москва
Задачи образовательного процесса (передача и усвоение социокультурного опыта) будут решаться эффективнее, если каждый (или хотя бы, многие) педагоги будут ощущать себя членами команды, которая решает одну общую задачу. Комплексный подход к ученику реально повышает силу педагогического воздействия, если инициаторы этого воздействия (педагоги) действуют слажено и сообща. Однако, сама организация функционирования образовательного учреждения не предполагает автоматического (ситуативно необходимого) возникновения кооперации педагогов, которые основную часть рабочего времени не имеют возможности наблюдать профессиональную деятельность своих коллег, но при этом работают преимущественно с общим(и) субъектом(ами) и решают одну задачу (его развитие, воспитание, обучение, коррекцию, лечение и т.п.).

Чем группа сотрудников отличается от команды? Что означает в нашем понимании «командный стиль функционирования профессионального коллектива»?

Очевидно, что любой профессиональный коллектив имеет общую цель (например, целью педагогического коллектива учреждения является организация эффективного процесса обучения и воспитания). Стратегическая цель учреждения конкретизируется в локальных тактических задачах на конкретные (обозримые) интервалы времени (например, педагогический коллектив ставит перед собой задачу в течение учебного года внедрить новую педагогическую технологию или совершенствовать приемы стимулирования познавательных интересов учащихся). Выполнение задач возлагается на конкретных сотрудников, каждый из которых имеет свой мотив (чаще группу мотивов) профессиональной деятельности (мотивы самореализации, власти, любви к детям, привычки, страха перед изменениями, внешних удобств и т.п.). Такой мотив напрямую связан с целями и задачами, которые человек определяет для себя, занимаясь профессиональной деятельностью в конкретном учреждении (спокойно доработать до пенсии, совершенствовать свое профессиональное мастерства, сделать карьеру, получить одобрение и признание и т.д.). Так вот, команда - это такой коллектив, где общегрупповые цели и задачи не только не противоречат личным задачам членов группы, но и интериоризируются ими, переводятся во внутренний план, становятся «своими». Вторым признаком, отличающим командный стиль функционирования группы является рассмотрение каждым участником общего успеха как своего собственного (например, когда баскетбольная команда выигрывает чемпионат мира, каждый игрок команды становясь чемпионом мира, воспринимает эту командную победу как свою личную, что было бы действительно невозможно без вклада каждого члена команды).

Необходимыми условиями интериоризации общегрупповых целей и задач являются доверие и уважение членов группы по отношению к лидеру, руководителю, друг к другу.

Важной характеристикой команды, как формы функционирования группы является наличие у ее членов навыков совместной деятельности:



  • разделение объема работы на части и их распределение между собой с учетом соотношения двух принципов: минимизации затрат при выполнении (т.е. осуществление части работы тем, кто делает ее лучше и быстрее других) и личного и профессионального роста (т.е. освоение новых умений и функций);

  • способность, выполняя свой участок работы, удерживать общую задачу, над которой работает группа;

  • способность вставать на позицию другого (децентрация, эмпатия);

  • взаимопомощь;

  • умение руководить и подчиняться (способность организовать работу малой группы для реализации своего задания в сочетании со способностью подчиняться руководителю более крупного проекта или учреждения в целом).

Даже этот неполный список показывает наличие двух типов умений, необходимых для совместной деятельности: отношения «по вертикали» (начальник - подчиненный) и «по горизонтали» (партнер - партнер).

Для преобразования группы в команду организаторам такого преобразования необходимо потратить энергию на формирование у членов группы: а) желания быть членом команды; б) возможности (способности, умения) быть членом команды.

Содержанием работы по первому направлению (формирования желания быть членом команды) выступает процесс интериоризации групповых целей и задач каждым членом группы. Для этого руководителю, с одной стороны, необходимо четко представлять мотивы профессиональной деятельности своих сотрудников, знать из профессиональные ожидания, а с другой стороны, видеть перспективы развития своего учреждения, осознавать свои ожидания и искать реальные пути сближения групповых и личных целей и задач. В ситуации создания новой организации или расширения уже имеющегося коллектива оптимальным является путь изначального набора кадров, цели и возможности которых совпадают с четко сформулированными целями, задачами и принципами функционирования организации. Хочется обратить особое внимание, что задачи и принципы действительно должны ясно и точно отражать специфику данной организации. Для решения такой задачи в практический психологии есть соответствующий инструментарий (методики, выявляющие тип направленности, мотивации, ценностно-смысловой сферы, особенности характера, развитие познавательных процессов и др).

У руководителей таких организаций часто возникает проблема обеспечения согласования действий сотрудников для повышения эффективности функционирования учреждения. Очевидно, что каждый педагог, решая свою локальную задачу (ознакомление с основами наук, формирование конкретных представлений, отработка навыков и т.д.), одновременно работает и на общую задачу (активизация познавательного интереса и мотивации, развитие интеллектуальных функций [анализа, синтеза, сравнения, обобщения и др.], выработка способов работы с информацией [поиск информации, выделение главного, учет контекста, соотнесение фактов и т.д.]). Кроме такой общей задачи педагогу необходимо помнить о специфике учреждения, его направленности и возможностях реализации образовательной программы в конкретном педагогическом коллективе. В этом заключается учет и решение контекстной задачи профессиональной деятельности.

Формирование педагогического коллектива как команды единомышленников требует специальных усилий со стороны администрации, т.е. аппарата управления. Социальная психология, психология управления, практическая психология накопили определенный опыт в разработке и осуществлении программ формирования командного стиля групповой формы организации для решения профессиональных задач.

В качестве одного из инструментов решения такой задачи можно рассматривать специальный тренинг, целью которого является оптимизация совместных действий сотрудников, разнесенных в профессиональном пространстве, но выполняющих общую задачу по отношению к общему субъекту профессионального воздействия. Оригинальность апробированного нами варианта тренинга заключается, в первую очередь, в том, что при решении профессиональной задачи (координации взаимодействия с коллегами) педагогам предлагается использовать не привычные для них вербальные средства диагностики и коррекции собственного механизма позитивного/негативного коммуникативного процесса, а в качестве средств решения этой задачи выступают физические упражнения, выполнение которых предоставляет дополнительные возможности получения нового знания о себе и о других людях. Смещение акцента с привычных для педагогов вербальных средств коммуникации на невербальные обеспечивает использование дополнительных ресурсов индивидуально-личностного роста в процессе профессионального развития.


СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ В НАЦИОНАЛЬНОМ ПРОЕКТЕ «ЗДОРОВЬЕ».

Гуваков В.И.

Государственный университет – Высшая школа экономики,

Москва
Расширение сферы символа здоровья, изменение содержания и форм деятельности по организации здоровья ведет к возрастанию свободы выбора и ответственности, усилению значимости индивидуального фактора здоровья. От уровня самодисциплины и ответственности зависит не только нормальное функционирование систем здоровья, рост воспроизводительных мощностей личного здоровья и его организованности, но и совершенствование социокультурных основ здоровья. Особую значимость приобретает теперь подзабытая формула «активная жизненная позиция индивидуальности», самоорганизованность, дисциплинированность, ответственность, умение руководствоваться субъективными потребностями, согласовывать бытие и интересы здоровья.

В модельной форме символ здоровья-бытия определяет это соотношение, по существу, представляя адаптацию как деятельностное проявление, реализацию свободы выбора: идеал здоровья в деятельности, организации здоровья, состоящей в том, что здоровье-бытие возвращается индивидуальности и, таким образом, здоровье себя порождает, делает себя моментом ответственного движения. Индивидуальность предстает как уникальное средство реализации здоровья. То, что здоровье имманентно исторически конкретному бытию, осуществляется в нем и благодаря ему, ставит вопрос о синтезе социальной ответственности и необходимости здравоохранительной реальности. В деятельности индивидуального построения здоровья осуществляется цель здравоохранительной истории.

На идеальной основе символ здоровья ставит проблему формирования индивидуальности здоровья и здравоохранительной реальности как проблему отношения индивида к здравоохранительной культуре, проблему ответственности индивидуального и общественного. Символ здоровья организует условия представления индивидуального здоровья в качестве компонента более широкой системы символов, которые и делают индивида субъектом здоровья, носителем сознания и рефлексивных процессов.

В определенном смысле символ здоровья улавливает социальную природу здоровья – болезни и индивидуально-адаптивную сущность здоровья. Обусловленность национального проекта здравоохранительной деятельности, современной формой общественной жизни делает видимым надындивидуальный символоопределенный характер здоровья, определяет интеллект и волю отдельной индивидуальности, поэтому исследование индивидуального здравоохранительного символа верно как исследование уникального бытия. Причина того, что символ здоровья не решает теперь поставленных задач, заключена, по нашему мнению, в пределе, который поставила здравоохранительная администрация. Символ здоровья отождествил в ней реальное человеческое здоровье и болезнь в связи с качеством их распознавания.

Организуя соотношение ответственности общественного и индивидуального в здоровье в историко-культурном процессе, символ здоровья обосновывает свои проекты здоровья тем, что индивидуальность не является в границах символа всегда подлинным субъектом здоровья.

Сущностью же ответственного процесса здоровья и развивающего его символа здоровья признается внутренняя свобода как предпосылка организованности здоровья; такой внутренней предпосылкой обладает лишь индивидуализированная здравоохранительная культура.

Таким образом, в национальном проекте частично решается проблема взаимной обусловленности развития индивида здоровья и общества, подлинным субъектом социальной деятельности здоровье не признается, а тем самым не признается и проблема социальной адаптации здоровья.

В той мере, в какой здравоохранительная деятельность оказывается неотделимой от личностного здоровья, она является для него не просто средством достижения чисто внешних результатов, но условием, способом его развития; в той же мере здравоохранительная деятельность обретает значение свободной деятельности или ответственной деятельности. Ответственность – такая характеристика, в которой раскрываются потребности человека не как медико-биологического, а как общественного существа, как субъекта деятельности, усматривающего цель своего здоровья-бытия в совершенствовании собственного здоровья.

Индивид является субъектом здоровья постольку, поскольку своим существованием он обязан самому себе, своей деятельности. Быть субъектом здоровья – значит быть ответственным, заключать в себе причину собственного существования.

Социокультурный характер свободы выбора связан с нарастанием в социально-историческом процессе тенденций здравоохранительной цивилизации к соединению моментов развития качеств бытия человеческого рода и здоровья каждого индивида. Цивилизация не преодолела антагонизм универсальных качеств бытия человеческого рода и персонифицированных возможностей развития здоровья – болезни отдельных личностей, антагонизм внешней логики вещей медико-биологической цивилизации и смысла собственного бытия индивидов здравоохранительной культуры, противопоставление индивида как субъекта здоровья и объекта лечебной деятельности.

Универсальное здоровье может ответственно воспроизводиться в самом процессе индивидуальной жизни, выступать в форме всеобщности, поскольку индивидуальное здоровье, в этом случае обусловливает развитие других людей. Персонифицированность индивидуального здоровья-бытия тем более выражена, чем более здоровье выступает как самобытие. Наша аргументация здоровья основывается на нормах незаслуженно «обиженного» обыденного сознания. Повседневный опыт реализации индивидуального здоровья показывает, что свобода выбора, кроме всего остального, есть отсутствие контроля и догматического навязывания определенного символа здоровья другим людям.

Автономность здоровья в системе онтологических предпочтений, регулируемой национальным проектом «здоровье» рассматривается как абсолютно обусловленная, как произвол болезни. Она, с нашей точки зрения, определяется набором закономерностей сочетанных онтологий. Поэтому оценка детерминированности автономных ответственных действий построения индивидуального здоровья представляется методологически недостаточно правильной. Кроме того, в основу наших рассуждений положено утверждение об устойчивой индифферентности общества к построению индивидуального здоровья, что делает обоснованным требование минимальной авторитарности в устройстве здравоохранительных проектов, наличие конституированной поддержки деятельности индивида, что не лишает смысла само понятие свободы выбора и сферы здоровья как элемента жизнедеятельности общества.

Понятие свободы выбора характеризует деятельность индивида как субъекта здоровья, т. е. такую деятельность в онтологической цепочке, в которой реализуются субъективные интересы, происходит становление и развитие здоровья как целостности, как субъекта, реализующего собой исторические действия «жизни – смерти».

Организация индивидуального здоровья направлена на такие преобразования условий жизнедеятельности, которые посредством здравоохранительных отношений и унифицирующей системы учреждения, организаций, институтов осуществляют собой здравоохранительную власть. Индивидуальность может стать субъектом свободного выбора здоровья лишь постольку, поскольку жизнедеятельность определяется ее местом в системе онтологических отношений «жизнь – смерть».




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   39


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница