Российская академия медицинских наук



страница1/43
Дата11.03.2019
Размер0.99 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ НОРМАЛЬНОЙ ФИЗИОЛОГИИ им. П. К. АНОХИНА



РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ПСИХОЛОГИИ

Ю. И. Александров

А. В. Брушлинсшй

К. В. Судаков

Е. А. Умрюхин

Системные аспекты психической деятельности

Под общей редакцией

академика Российской академии медицинских наук, профессора К. В. Судакова



Глава 2. Теория функциональных систем 97

Ю. И. Александров

Глава 2

Теория функциональных систем и системная психофизиология

«В сущности интересует нас в жизни только одно: наше психичес­кое содержание», — писал И. П. Павлов. — «Психическое содержание» исследуется представителями как естественных наук, например, физио­логии, так и общественных наук, к которым принято относить психо­логию, сочетающую естественнонаучные методы с «герменевтическими» (Павлов И. П., 1949, с. 351).

Контакты между названными науками, возникающие при решении проблем, представляющих взаимный интерес, часто «искрят» (Швыр­ков В. Б., 1995), что вызывает у многих физиологов и психологов желание изолировать свою дисциплину, оградить ее от посторонних посягательств. Однако многим выдающимся психологам уже давно было очевидно, что предпринимаемые как психологами, так иногда и физиоло­гами попытки эмансипировать психологию от физиологии совершенно неправомерны, поскольку предмет психологии — нейропсихический процесс (Бехтерев В. М., 1991), целостная психофизиологическая реаль­ность (Выготский Л. С, 1982), которая лежит в основе всех без изъятий психических процессов, включая и самые высшие (Рубинштейн С. Л., 1973). Со стороны психофизиологии также были приведены веские ар­гументы в пользу того, что самостоятельная, отделенная от психологии физиология не может выдвинуть обоснованной концепции целостной деятельности мозга (Швырков В. Б., 1995).

«Изоляция какой-либо дисциплины есть верный показатель ее не­научности», — справедливо заключает М. Бунге, отвечая на вопрос «Является ли психология автономной дисциплиной?». Психология же тесно взаимодействует и даже перекрывается с биологией, в частности, с физиологией (Bunge M., 1990), причем область их взаимодействия по­стоянно увеличивается. Логика развития методологии и методов науки, а также «социальные заказы», заставляющие преодолевать междисци­плинарные барьеры (Абульханова К. А. и др., 1996), определяют возмож­ность и необходимость все большего привлечения методов физиологии для разработки проблем профессионального и психического здоровья, сознания и бессознательного, изучения структуры сложной деятельнос­ти человека — совместной, речевой, операторской и мн. др. Связь

и взаимозависимость психологии и физиологии оказываются настолько сильными, что позволяют рассматривать их развитие как коэволюцию (Bunge M., 1990; Churchland P., 1986).

Каково же место психофизиологии, науки, обязанной своим проис­хождением и даже названием сосуществованию психологии и физиоло­гии и призванной устанавливать между ними связь в ходе коэволюции? Каков ее специфический вклад? Можно ли свести роль психофизио­логии к использованию методов физиологии для изучения психических процессов и состояний? Как будет показано в настоящей главе, в за­висимости от методологических установок на эти вопросы могут быть даны разные ответы.

При всем многообразии теорий и подходов, используемых в пси­хологии, психофизиологии и нейронауках, их можно условно разделить на две группы. В первой из групп в качестве основного методологическо­го принципа, определяющего подход к исследованию закономерностей организации поведения и деятельности, рассматривается реактивность, во второй — активность.

Использование принципа реактивности как объяснительного в науч­ном исследовании базируется на идеях Рене Декарта. Декарт полагал, что организм может быть изучен, как машина, основной принцип действия которой — рефлекс, обеспечивающий связь между стимулом и ответом. Животные при этом оказывались живыми машинами, и крики боли животных рассматривались как «скрип несмазанных машин» (Роуз С, 1995). Человека, тело которого — машина, наличие души освободило от автоматического реагирования. Душа его состоит из разумной суб­станции, отличной от материи тела, и может влиять на последнее через эпифиз. Идеи Декарта давно уже стали достоянием не только науки, но и основой бытовой или обыденной психологии (folk psychology), под которой понимается основанное на здравом смысле, не требующее точных определений понимание психических процессов и состояний (Сеченов И. М., 1873; Churchland P., 1986). Люди в быту свободно оперируют понятиями «стимул», «рефлекс», «реакция», начинают рас­сматривать их как нечто само собой разумеющиеся и составляющее «реальность» (Московичи С, 1995). Что же касается науки, совершенно очевидно, что серебрящийся «благородной сединой столетий» рефлекс (Анохин П. К., 1945) оставался центральным инвариантным звеном пси­хофизиологических теорий, несмотря на целый ряд изменений, которые претерпели эти теории (Соколова Л. В., 1995). С рефлекторных пози­ций события, лежащие в основе поведения, в общем представляются как линейная последовательность, начинающаяся с действия стимулов на рецепторные аппараты и заканчивающаяся ответным действием.

Рассмотрение поведения и деятельности как направленных в буду­щее, включает понимание активности как принципиального свойства живой материи; конкретная же форма проявления активности зависит

98 Ю. И. Александров




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница