Российская академия медицинских наук


Отличие теории функциональных систем от других вариантов системного подхода



страница3/43
Дата11.03.2019
Размер0.57 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43
2.1. Отличие теории функциональных систем от других вариантов системного подхода

Термин «система» обычно применяется для того, чтобы указать на собранность, организованность группы элементов, отграниченность ее от других групп и элементов. Давалось множество определений систе­мы, которые характеризовали ее, выделяли из «несистем». В общем, они сводились к пониманию системы как комплекса взаимодействующих



100 Ю. И. Александров

Глава 2. Теория функциональных систем 101


элементов, объединенных определенной структурой. При этом под структурой понимались законы связи и функционирования элемен­тов. П.К.Анохин (1975), подробно проанализировав разные варианты системного подхода, пришел к следующим аргументированным заключе­ниям. Взаимодействие элементов само по себе, с одной стороны, не дает исследователю в какой-либо конкретной области науки ничего нового, так как является даже для начинающего исследователя аксиомой. С дру­гой стороны, взаимодействие не может рассматриваться как механизм ограничения огромного числа степеней свободы каждого из множества элементов живых систем; взаимодействие их создаст не систему, а хаос.

Главным препятствием для использования проанализированных ва­риантов системного подхода в конкретном исследовании П. К. Анохин считал отсутствие в их методологии понятия о системообразующем фак­торе, детерминирующем формирование и реализацию системы. До тех пор пока исследователь не определит такой фактор, который, 1) являясь неотъемлемым компонентом системы, ограничивал бы степени свободы ее элементов, создавая упорядоченность их взаимодействия и 2) был бы изоморфным для всех систем, позволяя использовать систему как единицу анализа в самых разных ситуациях, все разговоры о систе­мах и преимуществах системного подхода перед несистемным останутся только разговорами (Анохин П. К., 1975, с. 32).

Важнейшим событием в развитии теории функциональных систем стало определение системообразующего фактора — результата системы, под которым понимается полезный приспособительный эффект в со­отношении организма и среды, достигаемый при реализации системы. Таким образом в качестве детерминанты поведения в теории функцио­нальных систем рассматривается не прошлое по отношению к поведению событие — стимул, а будущее — результат. При анализе внешнего поведения индивида мы можем описать результат как определенное соотношение организма и внешней среды, которое прекращает дей­ствие, направленное на его достижение, и делает возможной реализацию следующего поведенческого акта (Швырков В. Б., 1978). Как выгля­дит достижение результата «изнутри», станет ясно, когда мы обсудим проблему системной детерминации активности нейронов.

На основании результатов уже самых ранних своих экспериментов П. К. Анохин пришел к выводу о том, что для понимания приспо­собительной активности индивида следует изучать не «функции» от­дельных органов или структур мозга в их традиционном понимании (как непосредственных отправлений того или иного субстрата (Алексан­дров Ю. И., 1989), а формирование системных организаций, захватываю­щих множество разнородных морфологических образований. Суть таких организаций состоит в том, что отдельные вовлеченные в них компо­ненты не взаимодействуют, а взаимосодействуют, координируют свою активность для получения конкретного результата. Рассмотрев функцию

как достижение этого результата, П.К.Анохин дал следующее опреде­ление функциональной системы. Системой можно назвать только такой комплекс избирательно вовлеченных компонентов, у которых взаимо­действие и взаимоотношение приобретает характер взаимоСОдействия компонентов, направленного на получение полезного результата.

Каким образом результат — событие, которое наступит в будущем, может детерминировать текущую активность? Решением этого «времен­ного парадокса» была разработка представления об «информационном эквиваленте результата», о модели будущего результата — цели, которая и выступает в качестве такой детерминанты. Введение понятия акцептор результатов действия, который формируется до реального появления ре­зультата и содержит его прогнозируемые параметры, стало существенней­шим этапом в развитии теории функциональных систем. Закономерности формирования и функционирования акцептора результатов действия раз­ных функциональных систем были проанализированы в многочисленных экспериментах и на самых разных уровнях: от поведенческого до тонкого нейрофизиологического и молекулярно-биологического.

Характерно, что уже для Аристотеля (1937) была очевидна целена­правленность поведения. Т. е. идея целенаправленности никак не может считаться новой, хотя в истории можно выделить период, когда она была надолго вытеснена из научного обихода формирующимся механи­цизмом. В результате открытий эпохи Ренессанса в области анатомии и физиологии, а главное вследствие появления классической механики, в которой детерминистическое описание исключало ссылки на цель, возникло представление о природе, оказавшееся полностью механисти­ческим (Бор Н., 1961).

Однако позже понятие целенаправленности вновь стали использо­вать в своих теоретических построениях как физиологи, так и психологи. Теперь уже утверждается, что цель должна быть «центральной концеп­цией в любой модели поведения» (Hesenberg M., 1994). Тем не менее в связи с отсутствием у авторов адекватной теории, позволяющей изучать целевую детерминацию естественнонаучными методами, целенаправлен­ность, присутствующая у них на уровне концептуальных схем, сразу исчезает, сменяясь реактивностью, как только дело доходит до «ре­альных механизмов» обеспечения активности организма и, в частности, мозга. В результате неизменно появляются эклектические представления.

По-видимому, подмена активности и целенаправленности реак­тивностью определялась и определяется тем, что естественнонаучные и вообще экспериментальные методы сочетаются, как правило, с кау­зальным объяснением поведения. Это объяснение традиционно связыва­ется с парадигмой реактивности, в то время как парадигма активности, целенаправленности соотносится с телеологическим объяснением (Дру­жинин В. Н., 1993). Данная ситуация противоречия между «респекта­бельным» каузальным и «сомнительным» телеологическим объяснениями




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница