Сборник материалов региональной научно-практической конференции студентов, аспирантов и магистрантов 3 ноября 2011 года



страница13/32
Дата28.09.2017
Размер2.29 Mb.
ТипСборник
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   32

А.Н. СЕРГЕЕВА, М.С. СОБКО
Брест, БрГУ имени А.С. Пушкина
ФОРМИРОВАНИЕ ЕДИНОГО НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА РОССИИ И БЕЛАРУСИ В РАМКАХ ПРОГРАММ СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА
Научно-техническое сотрудничество в рамках Союзного государства является одним из важных путей экономической интеграции, которое направлено на координацию действий по совместному решению важных социально-экономических вопросов, представляющих взаимный интерес.

В целях углубления сотрудничества ученых и специалистов Беларуси и России, Академией наук совместно с российскими партнерами в настоящее время определены приоритетные направления – наращивание потенциала, прежде всего, в области космических исследований, в сфере информатики и разработки современных технологий по ряду направлений, включая наноматериалы и нанотехнологии, биотехнологии и др.

В соответствии с избранными целями и приоритетами двух государств сформированы договорно-правовые механизмы реализации белорусско-российского сотрудничества в научно-технической сфере. Среди них следует отметить Соглашение между Правительством Республики Беларусь и Правительством Российской Федерации о сотрудничестве в области культуры, образования и науки от 21 февраля 1995 г. и Соглашение между Правительством Республики Беларусь и Правительством Российской Федерации о научно-техническом сотрудничестве от 27 февраля 1996 г. В соответствии с последним создана Белорусско-Российская комиссия по научно-техническому сотрудничеству, предназначенная для проведения консультаций по вопросам государственной научно-технической политики обеих стран и экономическо-правового регулирования в этой сфере, а также согласования приоритетных направлений двустороннего взаимодействия. Комиссия также уполномочена рассматривать и утверждать совместные проекты для их последующего финансирования обеими странами в своей части из государственного бюджета. Безусловно важное значение для научно-технического сотрудничества двух стран играют Договор о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 г. и Договор о Таможенном союзе, который начал функционировать 1 января 2010 г.

Национальная академия наук Беларуси как высшая государственная научная организация страны, находится на передовых позициях продвижения научно-технического взаимодействия Беларуси и России.

На начало 2011 года НАН Беларуси выполнено и выполняется 11 программ, финансируемых из бюджета Союзного государства: «Космос БР», 1999-2002 гг., «СКИФ», 2000-2004 гг. «БелРосТрансген», 2003-2006 гг., «Космос СГ», 2004-2007 гг., «Триада», 2005-2008 гг., «СКИФ-ГРИД», 2007-2010 гг., «Космос НТ», 2008-2011 гг., «Нанотехнология-СГ», 2009-2012 гг., «БелРосТрансген-2», 2009-2013 гг., «Стволовые клетки», 2011-2013 гг., и «Стандартизация – СГ», 2011-2014 гг.

Важным направлением развития научно-технического сотрудничества между Беларусью и РФ является расширение взаимодействия непосредственно с регионами Российской Федерации. На начало 2011 г. Советом Министров Республики Беларусь заключено 43 Соглашения и 4 Меморандума о сотрудничестве с Правительствами 42 субъектов Российской Федерации.

Безусловно, как и любой другой сфере, в научно-техническом сотрудничестве Беларуси и России существует ряд проблем:


  • проблема формирования и реализации научно-технической политики в государствах – участниках Союзного государства;

  • проблема совершенствования системы управления научно-технической и инновационной деятельностью;

  • проблема правового регулирования научно-технической и инновационной деятельности;

  • проблема об инновационных программах и проектах Союзного государства и их финансированию.

В целях совершенствования нормативного правового регулирования научно-технической и инновационной деятельности происходит активизация работы по совершенствованию системы нормативно-правового регулирования научно-технической и инновационной деятельности государств – участников с учетом принципов регулирования современных международно-правовых отношений.Производится разработка нормативно-правовой базы по учету, оценке активов и управлению активами, созданными и приобретенными за счет средств бюджета Союзного государства.

Для решения проблем в научно-технической сфере НАН Беларуси последовательно проводит линию по расширению научно-технического сотрудничества в рамках Союзного государства на основе объединения научно-технических ресурсов Беларуси и России.

Имеющиеся в настоящий момент трудности не снижают значительного потенциала для постоянного роста эффективности совместной научно-инновационной деятельности в целях развития экономик двух государств. Экономический рост и модернизация отраслей экономики – цели, стоящие перед обеими странами – выдвигают в качестве первостепенных задач увеличение темпов развития высокотехнологичных отраслей, освоения новых технологий и новых рынков сбыта наукоемкой продукции.

В соответствии с Программой социально-экономического и научно-инновационного развития Национальной академии наук Беларуси до 2015 г. продолжатся совместные с российскими партнерами исследования в области нанофизики и нанотехнологии, лазерной физики и техники, нелинейной оптики, создания новых высокоэффективных источников света, физики плазмы и плазменных ускорителей, молекулярной электроники, обработки и распознавания сигналов, геоинформационных систем, био- и мединформатики, суперкомпьютерных систем, обработки космической информации, квантовой информатики, разработки способов получения биорегуляторов природного типа и их синтетических аналогов для практического использования в качестве лекарственных средств, стимуляторов роста растений и др., исследования взаимодействия белков и ДНК с биологически активными веществами и ионами металлов, гидрометеорологии, экологического состояния территории, подвергшейся влиянию катастрофы на ЧАЭС и другие.



А.Н. СЕРГЕЕВА, М.С. СОБКО
Брест, БрГУ имени А.С. Пушкина
ПЕРСПЕКТИВЫ ИНТЕГРАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИИ И БЕЛАРУСИ ОБ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РАМКАХ СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА
Потребность в единстве положений законодательных актов России и Беларуси, определяющих правовое положение субъектов предпринимательства в зависимости от их организационно-правовой формы, обусловлен целями и принципами создания Союзного государства на основе заключенного в 1999 году между Российской Федерацией и Республикой Беларусь Договором «О создании Союзного государства». В соответствии с договором предусмотрено создание единого правового пространства, которое бы регулировало различные отрасли хозяйствования.

Инновации для хозяйственной деятельности как в сфере производства, так и сфере оказания услуг в странах со сложившейся рыночной экономикой являются главным условием экономического прогресса. При этом следует подчеркнуть, что инновации активно используются в странах Запада в качестве обязательного элемента в отраслях и компаниях, которые основываются на наукоемком производстве, либо на постоянно обновляемых технологиях оказания услуг.

Вопросы активизации и повышения эффективности экономического сотрудничества регионов России и Белоруссии, расширение международного взаимодействия в научно-инновационной сфере с целью взаимного повышения конкурентоспособности стран их регионов в современном мире, создание условий для повышения качества жизни населения и развития инвестиционного потенциала представляют особую актуальность. Реализация поставленных задач потребует совершенствования отдельных элементов правовых систем союзных государств с учетом принципов регулирования современных международно-правовых отношений. При этом, активными участниками этих отношений в международной торгово-экономической практике являются также региональные субъекты государств – области, а также республики в Российской Федерации.

Характеризуя инновационную деятельность как составную часть предмета предпринимательского (хозяйственного) законодательства, необходимо с учетом исторических аспектов отметить, что ранее в законодательстве России и Беларуси процесс нововведений признавался внедрением результатов научных исследований и разработок в производство в рамках концепции научно-технического прогресса с соответствующими взаимосвязями «наука-производство».

На современном этапе инновационная деятельность в России и Беларуси активизируется, в результате чего расширяется внедрение инноваций в сферу бизнеса через предпринимательские структуры как в отраслях с крупным производством, так и в малом и среднем предпринимательстве. Анализ сложившейся правовой базы инноваций и инновационной деятельности в взаимосвязи с системой актов как источников регулирования отношений в исследуемой сфере приводит к выводу о необходимости выделить, прежде всего, гражданские кодексы России и Беларуси, а также отдельные специальные законодательные акты.

Так, в России к таковым можно отнести ряд федеральных законов, нормы которых в той или иной степени затрагивают отдельные вопросы инноваций, а именно Закон от 23.08.1996 г. № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике», Закон от 23.09.1992 г. № 3520-1 «О товарных знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (в ред. от 24.12.2002);Закон от 23.09.1992 г. № 3526-1 «О правовой охране топологий интегральных микросхем» (в ред. от 09.07.2002); Закон от 23.09.1992 г. № 3523-1 «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» (в ред. от 24.10.2002); Закон от 27.12. 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании».

В развитие основополагающих норм Гражданского кодекса Республики Беларусь в Республике Беларусь приняты такие значимые акты как: Указ Президента Республики Беларусь от 3 января 2007 г. № 1 «Об утверждении Положения о порядке создания субъектов инновационной инфраструктуры и внесении изменений и дополнений в Указ Президента от 30 сентября 2002 г. № 495»; Указ Президента Республики Беларусь от 26 марта 2007 г. № 136 «О Государственной программе инновационного развития Республики Беларусь на 2007-2010 годы»; Указ Президента Республики Беларусь от 9 марта 2009 г. № 123 «О некоторых мерах по стимулированию инновационной деятельности в Республике Беларусь»; Указ Президента Республики Беларусь от 31 августа 2009 г. № 432 «О некоторых вопросах приобретения имущественных прав на результаты научно-технической деятельности и распоряжения этими правами»; Указ Президента Республики Беларусь от 7 сентября 2009 г. № 441 «О дополнительных мерах по стимулированию научной, научно-технической и инновационной деятельности».

Сравнивая соответствующее законодательство Беларуси и России на сегодняшний день следует отметить, что законодательная база Беларуси является более отработанной, поскольку она включает целый комплекс указов Президента Республики Беларусь, в которых закреплена система правового механизма в сфере инноваций. Следует принять во внимание, что в России в первой половине 2010 г. активно велась нормотворческая деятельность по подготовке проекта Закона «О государственной поддержке инновационной деятельности в Российской Федерации», для которой характерно четкое определение базового понятийного аппарата с закреплением норм, регулирующих отношения между участниками правоотношений в инновационной сфере.

Различные договорные формы являются основным инструментом регулирования правоотношений между государствами. Рассматривая обязательственные нормы Гражданского Кодекса Российской Федерации и Гражданского Кодекса Республики Беларусь можно выделить следующие основные формы договоров: 1) договор подряда на выполнение проектных и изыскательских работ; 2) договор на выполнение научно-исследовательских работ; 3) договор на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ; 4) договор на создание и передачу научно-технической продукции; 5) договор о передаче ноу-хау; 6) лицензионный договор; 7) договор коммерческой концессии.

Главное место в обеспечении инновационной деятельности занимает два договора: договор на выполнение научно-исследовательских работ (НИР) и договор на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ (ОКТР). Если их сопоставить между собой, то различие между ними состоит, в предмете, а именно - в характере работ, которые обязан осуществить исполнитель. Так, если для первого договора предметом является проведение научно-исследовательских работ, определенных заказчиком, то для второго – осуществление разработки образца нового изделия, конструктивной документации на него или новой технологии.

Одной форм закрепления результатов инновационной деятельности в виде научно-технической продукции либо технологических нововведений является лицензионный договор. Предметом этого договора является реальная защита результатов творческой деятельности путем предоставления третьим лицам (патентообладателем или владельцем товарного знака) в установленном порядке и на определенных условиях принадлежащего ему права на использование такого охраняемого объекта как изобретение, полезной модели, промышленного образца или товарного знака. Каждый из этих объектов может одновременно использоваться как самим продавцом (лицензиаром), так и с его надлежаще оформленного согласия третьими лицами (лицензиатами).

В современной практике нововведений в сфере инноваций активнее используется договор на оказание маркетинговых услуг по выпуску инноваций на рынок. Предмет этого договора включает в себя целенаправленное проведение исследований рынка путем определения перспектив его развития с учетом имущественных интересов всех участников, включая прежде всего реализаторов и потребителей продвигаемого изобретения как результата инновационной деятельности, с адаптацией того или иного изделия к региональным либо национальным особенностям рыночной экономики. Настоящий договор является, как правило, составным элементом комплекса рассмотренных договорных форм, используемых в инновационной сфере субъектами предпринимательской деятельности в условиях конкурентной экономики.

Таким образом, акцент на рассмотренных видах предпринимательских договоров в контексте проблем инноваций и инновационной деятельности подтверждает значимость соблюдения предписываемых законодательством правовых форм закрепления отношений как при разработке, так и при внедрении нововведений в экономике конкретных хозяйствующих субъектов в рыночных условиях


Секция № 2
«защита прав и интересов граждан государств-участников СНГ»
3 ноября, 14.00 – 16.00, ауд. 306 а
Руководитель секции:

Береговцова Д.С. – заведующий кафедрой теории и истории государства и права
Секретарь:

Стасюк Т.А. – преподаватель кафедры теории и истории государства и права

Материалы для выступлений предоставили:
А.А. ТИМОШИШИНА, Л.В. ЯСИНСКАЯ
Брест, БрГУ имени А.С. Пушкина
СООТНОШЕНИЕ ПРЕЗУМПЦИИ НЕВИНОВНОСТИ И ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПОЛОЖЕНИЯ ОБВИНЯЕМОГО: АНАЛИЗ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Вопрос о понятии и содержании презумпции невиновности, несмотря на закрепленность ее в международно-правовых актах, Конституции Республики Беларусь и уголовно-процессуальном законодательстве республики, а также достаточно высокий уровень его теоретической разработанности, постоянно привлекает внимание как ученых, так и практиков.

В современном международном праве презумпция невиновности традиционно рассматривается в качестве важнейшего правового принципа и закреплена в целом ряде международно-правовых актов, начиная с Всеобщей декларации прав человека, принятой в 1948 году.

Приведем положения указанной декларации, а также принятых впоследствии международно-правовых актов относительно презумпции невиновности:

- Всеобщая декларация прав человека: «Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты»;

- Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая 4 ноября 1950 года: «Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком»;

- Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый 16 декабря 1966 года: «Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока его вина не будет доказана согласно закону»;

Приведенные положения нашли отражение и в нашем национальном законодательстве. Конституция Республики Беларусь в ст. 26 провозглашает: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность». Это принцип, призванный помочь человеку в его противостоянии власти, уравновесить заведомо неравные силы в извечном споре личности и государства. В ст. 16 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь рассматриваемое выше положение получило законодательно закрепленное название — «презумпция невиновности».

Как принцип уголовного процесса презумпция невиновности выступает в роли руководящего начала, которым должен руководствоваться любой орган, ведущий уголовный процесс.

В настоящее время презумпция невиновности выражает не личное отношение какого-либо конкретного человека к обвиняемому, а объективное правовое положение. Государство, общество считают гражданина добросовестным, добропорядочным до тех пор, пока иное не доказано и не установлено законным порядком компетентной судебной властью. Человек, привлеченный в качестве обвиняемого, занимает в обществе положение не преступника. Он лишь обвинен в преступлении. Но он может быть и оправдан судом, или же признан виновным в менее тяжком преступлении, да и обвинительный приговор может быть отменен по его жалобе или жалобе других участников процесса.

Обвиняемый — это физическое лицо, против которого собраны доказательства, дающие основания утверждать, что именно он совершил конкретное преступление, и который официально обвиняется в этом преступлении компетентным должностным лицом. Но к обвиняемому, исходя из принципа презумпции невиновности, не могут применяться ограничения прав и свобод, допустимые в отношении преступника. Обвиняемый, находясь под стражей, сохраняет жилищные права, право на участие в выборах, он не может быть уволен с работы или отчислен из учебного заведения. Все ограничения конституционных прав и свобод обвиняемого, допускаемые по закону, должны применяться лишь при действительной необходимости, осмотрительно.

Нельзя не отметить, что ряд международно-правовых актов обращают внимание на необходимость максимального использования возможностей освобождения лица от уголовной ответственности до судебного разбирательства. Представляет интерес в этом отношении законодательная и правоприменительная практика Российской Федерации. В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 28 октября 1996 года зафиксировано, что уголовно-процессуальный закон, предусматривающий прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, не противоречит конституционному принципу презумпции невиновности, так как решение о прекращении уголовного дела не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, устанавливающим виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ (ст. 26 Конституции Республики Беларусь). Поскольку в таких случаях отсутствует спор, то нет необходимости доводить дело до суда.

Трудно согласиться с утверждением о том, что под презумпцией невиновности следует понимать не объективное нахождение лица в статусе невиновных до тех пор, пока вынесенный судом приговор не вступит в законную силу, а лишь право самого обвиняемого считать себя невиновным. Несмотря на то, что подобная формулировка использовалась в международно-правовых актах, принятых в 60-е годы, она откорректирована в актах такого же уровня, принятых в последующие годы. Более того, она не воспринята ни Конституцией, ни уголовно-процессуальным кодексом Республики Беларусь.

Положение о том, что обвиняемый объективно считается невиновным, возлагает на орган уголовного преследования обязанность доказать вину, толкуя при этом все сомнения в его пользу. Именно оно не позволяет обращаться с обвиняемым как с виновным, что, к сожалению, нередко имеет место на практике. Вряд ли правильным можно считать утверждение о том, что закон наравне с органом преследования также считает обвиняемого виновным еще задолго до вынесения приговора.

Представляют интерес и попытки ученых оценить роль постановления о прекращении уголовного дела в том смысле, что оно «никогда не было и не является актом признания обвиняемого виновным в совершении преступления, по каким бы основаниям это постановление не принималось и от кого бы оно не исходило, что никого нельзя признать виновным посредством прекращения дела: это не тот процессуальный акт, которым можно вменить в вину совершение преступления». Актом признания лица виновным в совершении преступления должен быть только приговор суда, как это и указано в Конституции Республики Беларусь. Но здесь возникает коллизия. В постановлении о прекращении уголовного дела фиксируются основания освобождения от уголовной ответственности, надо, прежде всего, установить наличие в свершенном им деянии основания уголовной ответственности, каковым является состав преступления, в качестве обязательного признака которого представлена и вина лица в совершении преступления. Поэтому во всех случаях освобождения от уголовной ответственности имеет место фактическое признание лица виновным в содеянном. Если бы вина отсутствовала, то речь шла бы не о том, что лицо освобождается от уголовной ответственности, а о том, что оно вообще не подлежит уголовной ответственности. И в этом случае можно согласиться с утверждением, что, если уголовное дело прекращается, значит уголовного дела в юридическом значении этого понятия больше нет, а признать лицо виновным в совершении преступления вне уголовного дела невозможно. Однако, если по уголовному делу выносится постановление о его прекращении по нереабилитирующим основаниям, вряд ли можно утверждать, что оно утрачивает свое юридическое значение.

Из вышеуказанного следует, что единственным возможным способом реализации конституционного принципа презумпции невиновности является его соблюдение. Достаточно важным слагаемым принципа презумпции невиновности является положение, закрепленное в уголовно-процессуальном кодексе, согласно которому сомнения в обоснованности предъявленного обвинения толкуются в пользу обвиняемого. Это положение требует от следственных и судебных органов тщательного, глубокого исследования обстоятельств совершения преступления и большей решительности на принятие оправдывающих обвиняемого решений в тех случаях, когда доказательств его вины крайне недостаточно.

Осуждение лица, не виновного в совершении преступления, является грубейшим нарушением законности, справедливости и других принципов уголовного права и процесса. К сожалению, на практике главный смысл презумпции невиновности нередко забывается и как результат этого обнаруживается весьма тенденциозная ведомственная стойкость, непоколебимое отстаивание своих решений даже в тех случаях, когда имеются явные сомнения в их правильности.



Д. В. ГРИГОРЧИК
Барановичи, БарГУ
РОЛЬ МЕСТНЫХ РЕФЕРЕНДУМОВ В ЗАЩИТЕ ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ ГРАЖДАН
Согласно ст. 1 Закона Республики Беларусь «О референдуме (народном голосовании) в Республике Беларусь», референдум (народное голосование) является способом принятия гражданами Республики Беларусь решений по важнейшим вопросам государственной и общественной жизни. В Республике Беларусь могут проводиться республиканские и местные референдумы [1]. Местный референдум — это прямое голосование граждан, местожительства которых расположено в границах муниципального образования и обладающих правом участия в местном референдуме, по наиболее важным вопросам местного значения в целях принятия решений по этим вопросам.

На местный референдум не выносятся вопросы, имеющие значение для Республики Беларусь в целом, вопросы, урегулированные законодательными актами Республики Беларусь, а также вопросы, связанные с назначением на должность, утверждением в должности или освобождением от должности, относящиеся к компетенции местного исполнительного и распорядительного органа либо его руководителя.

В целом отечественное законодательство предоставляет возможности гражданам участвовать в решении местных значимых вопросов в различных формах.

Так, местное управление и самоуправление согласно ст. 117 Конституции Республики Беларусь может осуществляться гражданами через местные Советы депутатов, исполнительные и распорядительные органы, органы территориального общественного самоуправления, местные референдумы, собрания и другие формы прямого участия в государственных и общественных делах [2]. В развитие конституционной нормы ст. 3 и ст. 6 Закона Республики Беларусь «О местном управлении и самоуправлении в Республике Беларусь» указывают, что местное самоуправление осуществляется (помимо создания Советов) также путем проведения местных референдумов, собраний граждан и через иные формы прямого участия граждан в государственных и общественных делах [3].

Местные референдумы могут проводиться для решения важнейших вопросов государственной и общественной жизни (ст. 30 Закона Республики Беларусь «О местном управлении и самоуправлении в Республике Беларусь»). Согласно положениям ст. 111, 112 Избирательного кодекса Республики Беларусь от 11 февраля 2000 года на местный референдум могут выноситься вопросы, имеющие важнейшее значение для населения соответствующих административно-территориальных единиц и отнесенные к компетенции соответствующих местных Советов депутатов, исполнительных и распорядительных органов [4]. Следует отметить, что в Республике Беларусь до настоящего времени местные референдумы не получили большого распространения.

На наш взгляд, этот факт можно расценить как недостаток в информационном обеспечении работы избирательных комиссий, так как не достаточно полная информация затрудняет анализ и выявление проблемных вопросов, которые «доходят» до референдума.

В Российской федерации достаточно часто используются местные референдумы. Так, например, на местные референдумы, проведенные в 2006 году в Новгородской и Псковской областях были вынесены вопросы формирования органов местной власти. Так, для голосования предлагалось выбрать три варианта структуры органов местной власти, это свидетельствует о серьезной правовой подготовке, разъяснительной работе среди населения, то есть о совершенно ином уровне владения этими институтами прямой демократии [5, с. 108].

Основным негативным моментом, препятствующим использованию данного института прямой демократии — местного референдума наиболее результативно можно назвать несогласованность действий уполномоченных органов местных администраций, избирательных комиссий, судебных инстанций, а также отсутствие правовых гарантий реализации принятых решений. Недостаточность, а порой и недоступность информации по вопросам реализации права местного населения на самостоятельное решение вопросов местного значения, является серьезным негативным фактором, снижающим активность граждан.

На наш взгляд, самая серьезная проблема, которую обязательно должны разрешить инициаторы референдума — это четкая, совершенно однозначная и в тоже время соответствующая именно местному уровню полномочий, формулировка вопроса. Очень часто это препятствие останавливает работу навсегда или надолго. И даже с трудом найденная формулировка еще не гарантирует, что ее нельзя будет обойти с помощью юридических ухищрений.

Местные референдумы должны проводиться, для решения социально значимых проблем характерных для данного населенного пункта, области, района и т. д. Это позволит создать условия для участия каждого человека в решении данных вопросов, проблем общества, позволит более гибко находить решения, соблюдая мнения большинства. Проведение местных референдумов позволит простому человеку участвовать в решении вопросов, а так же влиять, контролировать ход их решения. А так же местные референдумы сделают действия местных властей боле «прозрачными» и доступными простому человеку. Что, безусловно, поспособствует развитию и установлению ответственности, как и в простых людях перед властью, так и властей перед обществом. Так же позволит развить в обществе юридическую, экономическую, политическую культуру, что поспособствует устранению правового нигилизма.

Судьба социально значимых вопросов решается ограниченным кругом людей, которые находятся в местных органах власти. Есть такие вопросы, о которых при решении никто из простых людей даже и не знают.

В случае, когда вопросы решаются на основании статистики, то решение может быть субъективным, статистика не всегда может отрожать действительную потребность общества.

Полагаем, определенную помощь по проблемам прямой демократии местного и регионального уровня могло бы оказать создание в Республике Беларусь информационного ресурса. Для этого, в первую очередь, необходимо создать группу по изучению зарубежного опыта проведения местных референдумов. В подобную группу целесообразно привлечь практикующих правоведов, политологов, конфликтологов и социологов для выработки обоснованных предложений и рекомендаций по дальнейшему развитию данного института прямой демократии на местном уровне и начать исследовательскую работу с анализа ситуации в Республике Беларусь. Проведение подобного исследования может изменить устоявшуюся точку зрения на местный референдум как на факультативный механизм осуществления прямой демократии, которая практически не применяется в Республике Беларусь. Однако один аспект местного референдума, на наш взгляд, надолго останется неизменным — данная форма прямого участия, как правило, связана с конфликтной ситуацией, которую не смогли разрешить иными способами. Именно эта неразрывная связь с конфликтом интересов на местном уровне заставляет сегодня обратить на референдум самое серьезное внимание, так как от того, каким способом будут разрешаться эти конфликты, будет зависеть дальнейшее развитие местной демократии и гражданского участия. Считаем, сегодня настало время обратить на местный референдум самое серьезное внимание, так как от того, каким способом будут приниматься решения на местном уровне, будет зависеть дальнейшее развитие местной демократии и гражданского участия.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. О референдуме (народном голосовании): Закон Респ. Беларусь, 13 июня 1991 г., № 859 – XII. // Консультант Плюс. Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр». — Минск, 2011.

2. Конституция Республики Беларусь 1994 (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.). — Минск: Амалфея, 2005. — 48 с.

3. О местном управлении и самоуправлении: Закон Респ. Беларусь, 4 янв. 2010 г. № 108-3. // Консультант Плюс. Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр». — Минск, 2011.

4. Избирательный кодекс Республики Беларусь: принят Палатой представителей 24 янв. 2000 г.: одобр. Советом Респ. 31 янв. 2000 г.: текст Кодекса по состоянию на 26 янв. 2010 г. — Минск: Амалфея, 2010. — 240 с.

5. Грибанова Н.И. Роль местного самоуправления в формировании гражданского общества в современной России/ Н.И. Грибанова, Н.В. Шубина. – Сыктывкар: КРАГСиУ, 2005. –С.108.


Каталог: sites -> default -> files
files -> Рабочая программа дисциплины Лечебная физическая культура и массаж Направление подготовки 050100 Педагогическое образование
files -> Хроническая сердечная недостаточность и депрессия у лиц пожилого возраста
files -> Ирвин Ялом Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы
files -> Оценка элементного статуса в определении нутриентной обеспеченности организма. Значение нарушений элементного статуса при различной патологии
files -> Проблема безопасности продуктов питания
files -> Примерная программа профессионального модуля
files -> Бета-адреноблокаторы в терапии артериальной гипертензии// Лечащий врач. 2015. № С. 12-14
files -> Тамбовское областное государственное бюджетное учреждение «научная медицинская библиотека»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   32


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница