Сборник материалов региональной научно-практической конференции студентов, аспирантов и магистрантов 3 ноября 2011 года



страница18/32
Дата28.09.2017
Размер2.29 Mb.
ТипСборник
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   32

О.В. БУЧИК
Брест, БрГУ имени А.С. Пушкина

Научный руководитель: Береговцова Д.С., заведующий кафедрой теории и истории государства и права, кандидат юридических наук, доцент
ЗАКРЕПЛЕНИЕ ПРАВА НА ОХРАНУ ЗДОРОВЬЯ В КОНСТИТУЦИЯХ СТРАН СОДРУЖЕСТВА НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ

Охрана жизни и здоровья человека многими современными конституциями рассматривается как одна из важнейших социальных задач общества и государства.

Права второго поколения, к которым относится и право на охрану здоровья, появились в конституциях государств в середине ХХ века. Исключение составила, например, Веймарская Конституция 1919 г. и первые советские конституции. В них указывались государственные механизмы охраны здоровья. Эти конституции оказали большое влияние на мировое общественное сознание, на идею формирования прав второго поколения, признания концепции социального государства.

Конституции таких зарубежных стран как Австрия, Дания, Ирландия, Франция, Швеция не содержат прямого упоминания о праве на охрану здоровья. Ряд европейских конституций в той или иной степени регламентируют право на охрану здоровья [1, с. 511-514].

Конституционное закрепление права на охрану здоровья в странах СНГ имеет свои особенности.

Коренные экономические преобразования в странах СНГ, повлекшие глубокие изменения в социальной сфере, включая здравоохранение, самым непосредственным образом отразились и на характере конституционного регулирования этих отношений, в том числе на особенностях закрепления и нормативном содержании конституционного права человека и гражданина на охрану здоровья и получение доступной медицинской помощи, а также на гарантировании данного права в условиях рыночной экономики. Решение указанных вопросов связано с конституционным уровнем регулирования социальных отношений по охране здоровья и оказанию медицинской помощи. Осознание необходимости решения назревших вопросов здравоохранения сопровождается существенным повышением общественного интереса к проблемам правового регулирования предоставления медицинских услуг, увеличением числа научных разработок, активизацией законотворчества в данной сфере общественных отношений.

Конституции стран СНГ закрепляют следующие положения, касающиеся охраны жизни здоровья граждан:


  1. Право на охрану здоровья. Это положение закреплено практически во всех конституциях стран СНГ, за исключением Республики Армения и Республики Узбекистан. Следует отметить также, что это право предоставляется каждому, за исключением Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Туркменистана, где право на охрану здоровья предоставлено только гражданам.

  2. Право на медицинскую помощь. Это право закреплено практически во всех конституциях стран СНГ, за исключением Азербайджанской Республики.

Конституция Республики Армения содержит норму, согласно которой каждый имеет право на получение медицинской помощи и медицинского обслуживания в установленных законом формах.

Статья 45 Конституции Республики Беларусь гарантирует гражданам бесплатное лечение в государственных учреждениях здравоохранения.

При этом, Конституция Республики Казахстан предоставляет право на гарантированный объём бесплатной медицинской помощи, а также получение платной медицинской помощи в государственных и частных лечебных учреждениях.

Статья 50 Конституции Кыргызской Республики предусматривает, что первая медицинская помощь и медицинская помощь по некоторым видам заболеваний, определенным законом, а также медицинская помощь социально уязвимым слоям населения бесплатна; каждый вправе получить ее в государственных и частных медицинских учреждениях.

Конституция Республики Молдова закрепляет минимальный бесплатный уровень государственного медицинского обеспечения.

В Конституции Российской Федерации закреплено, что медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений.

Согласно Конституции Таджикистана, каждый, в рамках, определенных законом, пользуется бесплатной медицинской помощью в государственных учреждениях здравоохранения.

Конституция Туркменистана закрепляет бесплатное пользование сетью государственных учреждений здравоохранения.

В статье 49 Конституции Украины предусмотрено, что в государственных и коммунальных учреждениях здравоохранения медицинская помощь предоставляется бесплатно; существующая сеть таких учреждений не может быть сокращена.

Отдельные положения, регулирующие вопросы предоставления платной медицинской помощи содержаться в Конституции Туркменистана и Республики Казахстан.

Так, в соответствии со статьей 35 Конституции Туркменистана, платное медицинское и нетрадиционное медицинское обслуживание допускается на основании и в порядке, установленными законом.

Конституция Республики Казахстан предусматривает право граждан на получение платной медицинской помощи в государственных и частных лечебных учреждениях.



  1. Медицинское страхование. Положения, касающиеся медицинского страхования, закреплены только в конституциях Азербайджанской Республики и Украины.

Государство, в соответствии с Конституцией Азербайджанской Республики, создаёт условия для различных форм страхования.

Согласно статье 49 Конституции Украины каждый имеет право на медицинское страхование.



  1. Развитие массового спорта, физической культуры и туризма. Положения такого характера закреплены лишь в отдельных конституциях стран СНГ.

Конституция Республики Беларусь закрепляет право граждан Республики Беларусь на охрану здоровья обеспечивается также развитием физической культуры и спорта, мерами по оздоровлению окружающей среды, возможностью пользования оздоровительными учреждениями, совершенствованием охраны труда.

Конституцией Российской Федерации предусмотрено, что в Российской Федерации поощряется деятельность, способствующая укреплению здоровья человека, развитию физической культуры и спорта.

Согласно Конституции Республики Таджикистан государство принимает меры по оздоровлению окружающей среды, развитию массового спорта, физической культуры и туризма.

В соответствии с Конституцией Украины государство заботится о развитии физической культуры и спорта.



  1. Санитарно-эпидемиологическое благополучие.

Конституцией Российской Федерации предусмотрено, что в Российской Федерации поощряется деятельность санитарно-эпидемиологическому благополучию.

Согласно Конституции Украины государство обеспечивает санитарно-эпидемическое благополучие.



  1. Государственные программы, направленные на охрану здоровья. Только Конституция Украины затрагивает данный вопрос.

В соответствии со статьей 49 Конституции Украины охрана здоровья обеспечивается государственным финансированием соответствующих социально-экономических, медико-санитарных и оздоровительно-профилактических программ.

  1. Ответственность должностных лиц за сокрытие фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей.

В Конституции Азербайджанской Республики закреплено, что должностные лица, скрывающие факты и случаи, которые создают опасность для жизни и здоровья людей, привлекаются к ответственности на основе закона.

Конституцией Кыргызской Республики предусмотрено, что сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет установленную законом ответственность.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с федеральным законом.

Таким образом, конституционные положения стран СНГ, касающиеся охраны здоровья содействуют охране и укреплению здоровья населения, продлению жизни и улучшению ее качества для каждого отдельного человека и всего общества в целом, развитию системы здравоохранения, физической культуры и спорта, обеспечению экологического, санитарно-эпидемиологического благополучия, а также гарантированию на этой основе каждому конституционного права на охрану здоровья и медицинскую помощь.

В перспективе пункт первый статьи 45 Конституции Республики Беларусь целесообразно уточнить: «Конституция гарантирует гражданам Республики Беларусь право на охрану здоровья, включая бесплатную медицинскую помощь в государственных учреждениях здравоохранения», поскольку термин «лечение», употребляемый в пункте первом статьи 45, является узким по своему содержанию, предполагая бесплатность лишь одного структурного элемента в составе действий, представляющих медицинскую помощь.

Статью 45 Конституции Республики Беларусь целесообразно дополнить пунктом четвертым следующего содержания: «Сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с законом».


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Дюжиков, С.А. Международно-правовые стандарты в области охраны здоровья человека и их реализация в конституциях современных государств / С.А. Дюжиков // Ученые записки : Сборник научных трудов юридического факультета РГУ. Выпуск 4. – Ростов-на-Дону : Проф-Пресс, 2002. – 544 с.



Е.В. ВОРОТНИКОВА-БЫР, Ю.С. ДЫЛЮК
Брест, БрГУ имени А.С. Пушкина
ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО

ПРОЦЕССА: АНАЛИЗ УПК БЕЛАРУСИ, РОССИИ И УКРАИНЫ
Вызванное общемировыми тенденциями преступности распространение посткриминального воздействия обусловило включение в уголовно-процессуальные кодексы европейских стран, в том числе Беларуси, России и Украины, мер безопасности, направленных на защиту участников уголовного процесса от такого воздействия. В нашей статье исследуются некоторые аспекты данной защиты.

Основания применения мер безопасности, установленные в Уголовно-процессуальном кодексе (далее — УПК) Беларуси и России, одинаковы: эти меры применяются при наличии достаточных данных о том, что участникам уголовного процесса и близким им лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением имущества, другими противоправными деяниями.

Приведенная формулировка далека от оптимальной, так как при ее текстовом (грамматическом) толковании применение мер безопасности возможно лишь при условии, что участники процесса подвергаются угрозам. Таким образом, невозможно предотвратить посткриминальное воздействие, его можно лишь пресечь. Пример: нельзя предотвратить угрозу убийством, можно лишь предотвратить само убийство.

Выход — в распространительном толковании приведенной нормы, когда ее действительное содержание понимается несколько шире, чем словесная формулировка. Следуя этому толкованию, возможно применение мер безопасности при наличии достаточных данных о том, что участникам процесса не только угрожают, но и могут угрожать убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества. Но приведенное толкование — одно из возможных, поэтому необходима соответствующая корректировка законодательства.

Основания применения мер безопасности иначе урегулированы в ст. 521 УПК Украины, которая гласит: участники процесса при наличии реальной угрозы их жизни, здоровью, жилищу или имуществу имеют право на обеспечение безопасности, но при этом угроза должна быть реальной.

Следующий вопрос - круг лиц, подлежащих защите. В ч. 7 ст. 10 УПК Беларуси и в ч. 3 ст. 11 УПК России в него включены не только участники процесса, их родственники, но и близкие для участников процесса лица, не связанные с ними родственными отношениями. Дело в том, что духовные отношения, не обусловленные родственными связями, также являются определителем поведения человека в уголовном процессе. Это не учтено в ч. 2 ст. 521 в УПК Украины, где круг защищаемых ограничен участниками процесса и их близкими родственниками.

Существенную роль в создании эффективного законодательства имеет правовой статус, который придается обеспечению безопасности участников процесса. В двух из трех кодексов он отнесен к принципам судопроизводства (ч. 7 ст. 10 УПК Беларуси; ч. 3 ст. 11 УПК России).

Переходя к конкретным мерам безопасности, целесообразно начать с псевдонима, поскольку некоторые аспекты применения этой меры защиты уже затрагивались.

Место хранения постановления об использовании псевдонима. Согласно ч. 9 ст. 166 УПК России постановление следователя о присвоении псевдонима хранится в опечатанном конверте, приобщенном к уголовному делу. Иначе вопрос его хранения решен в Беларуси: постановление хранится не при деле, а у прокурора, осуществляющего надзор за следствием, причем по правилам секретного делопроизводства. В Украине указанное постановление также к материалам дела не прилагается, а хранится отдельно в органе, в производстве которого находится уголовное дело.

Еще одна мера безопасности для суда первой инстанции — удаление обви­няемого (подсудимого) на время допроса защищаемого лица, участвующего в процессе без псевдонима, — предусмотрена всеми кодексами, но только в отношении другого обви­няемого (подсудимого), несовершеннолетних свидетеля и потерпевшего. Заметим, что в России допустимость этой меры безопасности независимо от возраста защищаемого была признана Президиумом Верховного Суда Российской Федерации еще в 1996 году со ссылкой на нормы международного и российского конституционного права, тем не менее в ныне действующем УПК позиция Верховного Суда отражения не нашла.

В рамках досудебного производства ограничимся рассмотрением двух мер безопасности. На прослушивание переговоров как на меру безопасности прямо указывают кодексы Беларуси и России. Согласно ст. 69 УПК Беларуси в данном качестве оно осуществляется в общем порядке, установленном для этого следственного действия в ст. 214 УПК, то есть по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, по постановлению следователя, санкционированному прокурором.

В России же порядок прослушивания (контроля и записи) переговоров в качестве меры безопасности отличается от общего порядка прослушивания. В качестве меры безопасности оно, во-первых, может осуществляться без судебного решения - по письменному заявлению лиц, нуждающихся в защите, и, во-вторых, не только по делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях, но и по делам об иных преступлениях.

В Украине в соответствии с ч. 1 ст. 187 УПК возможность прослушивания (снятия информации с каналов связи) не ограничена определенной тяжестью расследуемого преступления.

Основания отмены мер безопасности. Согласно ч. 1 ст. 74 УПК Беларуси они отменяются, когда отпали основания их применения, а также в случае нарушения защищаемым лицом условий осуществления этих мер, существенно затрудняющего или делающего невозможным их применение. В УПК Украины, помимо устранения угрозы для защищаемого лица, основанием отмены защитных мер служат: истечение срока конкретной меры безопасности (не вполне ясно, какие меры защиты имел в виду законодатель) и систематическое невыполнение взятым под защиту лицом законных требований органов, осуществляющих меры безопасности, если это лицо письменно было предупреждено о возможности такой отмены. В УПК России вопрос отмены мер безопасности оказался неурегулированным, кроме частного случая, связанного с отменой псевдонима. В завершение темы прекращения мер безопасности следует сказать о возможности отмены псевдонима в случае, когда поведение защищаемого никоим образом не препятствует его использованию. Это тот единственный вопрос, связанный с отменой мер безопасности, который нашел отражение в УПК России.

В заключение можем сказать, что нами не ставилась задача выяснить, чей Кодекс «лидирует» в решении рассматриваемой проблемы. В силу новизны для постсоветских государств самого института обеспечения безопасности участников уголовного процесса их кодексы содержат общие и специфические недостатки. Цель статьи — определить их в кодексах Беларуси, России и Украины и тем самым обозначить необходимые шаги по их устранению.

К.О. ГЛАВАЦКАЯ
Брест, БрГУ имени А.С. Пушкина

Научный руководитель: Пуховская О.М., преподаватель кафедры теории и истории государства и права
ОГРАНИЧЕНИЕ ВСЕОБЩЕГО ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПРАВА В ОТНОШЕНИИ ПРАВА БЫТЬ ИЗБРАННЫМ В НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПАРЛАМЕНТЫ ГОСУДАРСТВ-УЧАСТНИКОВ СНГ
Принцип всеобщего избирательного права является одним из основополагающих в системе международных избирательных стандартов и внутригосударственных законодательных актов о выборах. Он представлен в международно-правовых документах, а также в конституциях многих стран и считается одной из четырех основных характеристик избирательного права, составляющих систему общепризнанных принципов избирательного права. Так, в ч. 3 ст. 21 Всеобщей декларации прав человека гласит о том, что воля народа должна находить себе выражение в периодических и нефальсифицированных выборах, которые должны проводиться при всеобщем и равном избирательном праве, путем тайного голосования или же посредством других равнозначных форм, обеспечивающих свободу голосования. В соответствии с п. b ст. 25 Международного пакта о гражданских и политических правах каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации и без необоснованных ограничений право и возможность голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, производимых на основе всеобщего и равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей. В принятом 29 июня 1990 г. документе на Копенгагенском совещании конференции по человеческому измерению СБСЕ предусмотрено, что для того чтобы воля народа служила основой власти правительства, государства-участники гарантируют взрослым гражданам всеобщее и равное избирательное право (п.7.3).

Как видно в данных международно-правовых актах не раскрыто понятие и содержание принципа всеобщего избирательного право, а лишь продекларирован в качестве основополагающего принципа и возможность наполнять его содержанием фактически оставлена на усмотрение самих государств. Первым обязательным для подписавших его государств международным документом, наполнившим содержанием понятие всеобщего избирательного права, стала Конвенция о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах-участниках СНГ от 07.10.2002г. В ст. 2 достаточно полно охарактеризовано его содержание. Так, соблюдение принципа всеобщего избирательного права означает, что каждый гражданин по достижении установленного конституцией, законами возраста имеет право избирать и быть избранным на условиях и в порядке, предусмотренном конституцией и законами.

Таким образом, международные обязательства предполагают возможность установления определенных ограничений или исключений в отношении отдельных категорий лиц при определении субъектов, обладающих как активным, так и пассивным избирательным правом. Принцип всеобщего избирательного права не является абсолютным, не предполагает стопроцентной всеобщности избирательного права, он носит в определенной степени ограниченный характер.

Анализ ограничений принципа всеобщего избирательного права в отношении пассивного избирательного права в государствах-участниках СНГ позволяет выделить общие ограничения, характерные для всех или большинства государств Содружества, и специфические ограничения, характерные для некоторых из них.

К стандартным ограничениям или цензам следует отнести, в первую очередь, ценз гражданства (не может быть избранным лицо, не являющееся гражданином соответствующего государства), возрастной ценз (гражданин может быть избранным по достижении определенного, установленного конституцией и законом возраста), криминальный ценз (не могут быть избранным граждане, содержащиеся в местах лишения свободы по вступившему в законную силу приговору суда). Кроме того, не могут быть избраны граждане, признанные судом недееспособными. Такие ограничения установлены во всех государствах Содружества.

Единственным исключением является Украина, где лица, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда, не лишены пассивного избирательного права, кроме лиц, имеющих судимость за умышленное преступление.

Возраст приобретения пассивного избирательного права на выборах в национальные парламенты или палаты национальных парламентов в государствах-участниках СНГ различен. Так, в Республике Молдова этот возраст составляет 18 лет, в Республике Беларусь, Российской Федерации и Украине – 21 год, а в остальных государствах-участниках СНГ – 25 лет. Таким образом, все государства-участники СНГ установили возраст приобретения пассивного избирательного права в пределах, допускаемых мировой практикой [1, с. 21, 31, 35, 126, 149, 205, 289, 314, 357, 365, 372].

К группе специфических ограничений следует отнести, в первую очередь, ценз оседлости, установленный в некоторых государствах в различных вариантах. Так, в Республике Армения, Кыргызской Республике, Украине пассивным избирательным правом обладают граждане, постоянно проживающие в государстве в течение последних пяти лет, в Республике Узбекистан – постоянно проживающие на территории Республики не менее пяти лет (в последнем случае отсутствует указание на то, необходимо ли проживание в течение последних пяти лет или любых пяти лет).

Интересное положение установлено в Российской Федерации, где не имеет права быть избранным гражданин, имеющий вид на жительство или иной документ, подтверждающий право на постоянное проживание на территории иностранного государства. Вместе с тем российское законодательство напрямую не требует проживания на территории Российской Федерации ни на момент проведения выборов, ни, тем более, в течение какого-либо срока.

Достаточно распространенным в государствах Содружества является лишение пассивного избирательного права граждан, имеющих судимость. Такое ограничение установлено в семи государствах. Однако, если в Республике Казахстан и Кыргызской Республике правом быть избранным не обладает гражданин, имеющий неснятую и непогашенную судимость за любое преступление, в Украине – судимость за умышленное преступление, в Азербайджанской Республике – за тяжкое преступление, в Республике Беларусь – судимость, вследствие которой в соответствии с законодательством гражданин не вправе занимать государственные должности, в Республике Таджикистан – судимость за совершение тяжкого и особо тяжкого преступления независимо от факта ее снятия, а также неснятую судимость за любое преступление, то в Российской Федерации – гражданин, осужденный к лишению свободы за совершение тяжкого и (или) особо тяжкого преступления либо осужденный за совершение преступления экстремистской направленности и имеющий на день голосования неснятую и непогашенную судимость.

Уникальным является установленное в Российской Федерации положение, согласно которому не имеют права быть избранными лица, привлеченные к административной ответственности за определенные правонарушения экстремистского характера в течение одного года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания, а также лица, в отношении которых решением суда установлен факт нарушения ограничений по экстремистской деятельности.

Запреты на совмещение должностей установлены во всех государствах-участниках СНГ. В ряде государств Содружества, в частности, в Азербайджанской Республике, Республике Армения, Республике Молдова, Республике Таджикистан и Республике Узбекистан гражданин должен сначала уволиться с соответствующей должности и только после этого выдвигаться кандидатом, в то время как в остальных государствах используется обратная формулировка запрета: избранный кандидат обязан прекратить деятельность, несовместимую со статусом депутата [2, с. 81].

Вместе с тем, среди ограничений пассивного избирательного права, можно выделить группу ограничений, установленных только в одном из государств-участников СНГ. К такого рода уникальным положениям следует отнести лишение избирательного права граждан, имеющих обязательства перед иностранными государствами в Азербайджанской Республике, не имеющих высшего образования в Республике Таджикистан, подозреваемых в совершении преступления или находящихся в розыске за совершение преступления против основ конституционного строя и безопасности государства, другого тяжкого и особо тяжкого преступления в Республике Таджикистан, а также некоторые упомянутые выше ограничения в Российской Федерации.

Проведенный анализ показывает достаточно разнообразные подходы государств-участников СНГ к установлению ограничений всеобщего избирательного права граждан, в первую очередь в отношении права быть избранным. Практически все рассмотренные выше ограничения отвечают требованиям международных избирательных стандартов и международной практике. Такое положение, при столь разнообразных ограничениях, объясняется, в первую очередь, отсутствием в международных правовых актах четкого перечня или критериев допустимых ограничений, формулировка которых могла бы стать одним из первых шагов по направлению к выработке единых стандартов избирательных прав граждан. Вместе с тем, при выработке такого перечня необходимо учитывать, что некоторые государства имеют особенности, требующие введения в определенный период их развития определенных ограничений.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Саидов, А.Х. Национальные парламенты мира / А.Х. Саидов. – М. : Волтерс Клувер, 2005. – 720 с.

  2. Моисеев, Е.Г. Правовой статус Содружества Независимых Государств / Е.Г. Моисеев. – М. : Юристъ, 1995. – 176.



Каталог: sites -> default -> files
files -> Рабочая программа дисциплины Лечебная физическая культура и массаж Направление подготовки 050100 Педагогическое образование
files -> Хроническая сердечная недостаточность и депрессия у лиц пожилого возраста
files -> Ирвин Ялом Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы
files -> Оценка элементного статуса в определении нутриентной обеспеченности организма. Значение нарушений элементного статуса при различной патологии
files -> Проблема безопасности продуктов питания
files -> Примерная программа профессионального модуля
files -> Бета-адреноблокаторы в терапии артериальной гипертензии// Лечащий врач. 2015. № С. 12-14
files -> Тамбовское областное государственное бюджетное учреждение «научная медицинская библиотека»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   32


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница