Сборник материалов региональной научно-практической конференции студентов, аспирантов и магистрантов 3 ноября 2011 года



страница2/32
Дата28.09.2017
Размер2.29 Mb.
ТипСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

А.п. теребей
Брест, БрГУ имени А.С. Пушкина
правовые основы функционирования института делегированного законодательства в государствах-участниках снг

Многие государства постсоветского пространства, входящие в состав Содружества Независимых Государств, после распада СССР и принятия новых конституций, ввели и используют в своей конституционной практике институт делегированного законодательства.

Причины делегирования законодательных полномочий различны:


  • делегированное законодательство позволяет экономить парламентское время;

  • оно дает возможность парламенту сосредоточить внимание на основных принципах, а не заниматься их детализацией;

  • уполномочивающий акт может установить требования консультации с теми, кто является участником регулируемых им отношений до того, как акт детализации был принят;

  • оно более гибко, позволяет быстро вносить изменения при появлении новых обстоятельств;

  • делегируемый субъект является специалистом в данной правовой области [1, с.119].

Проанализировав профессиональный состав депутатов Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь IV созыва, можно сделать вывод, что в настоящее время в депутатском корпусе Палаты представителей насчитывается лишь 2,7 % специалистов с первым высшим юридическим образованием. Оставшуюся часть составляют: 30 % – инженеры (в различных отраслях); 22,7 % – педагоги (учителя); 12,7% – врачи; по 11,9 % – экономисты и агрономы; 5,4 % – ветеринары; 1,8 % – актеры; 0,9 % – архитекторы.

Данное исследование является неоспоримым подтверждением того, что при делегировании законодательных полномочий, большей компетенцией в проблеме, нуждающейся в регулировании, обладает правительство: отдельные должностные лица министерств, занимающиеся подготовкой нормативных правовых актов в той области, специалистами в которой они являются.

Среди государств СНГ возможность делегирования законодательных полномочий правительством или главой государства предусмотрена Конституциями Украины, Молдовы, Украины, Беларуси, Казахстана, Туркменистана. Отсутствует закрепление этого института в России и Узбекистане.

Республика Казахстан. 10 декабря1993 г. Верховный Совет Республики Казахстан принял закон о временном делегировании Президенту Республики Казахстан и главам местных администраций дополнительных полномочий. На его основании было принято огромное количество указов, имеющих силу закона. Этот закон стал прецедентом для введения нормы о делегированном законодательстве в Конституцию Республики Казахстан.

Пунктом 3 ст. 53 Конституции Республики Казахстан предусмотрено право палат Парламента по инициативе Президента делегировать ему законодательные полномочия сроком на один год. Делегирование законодательных полномочий возможно только, если за него проголосовало две трети от общего числа депутатов Парламента [2]. Поскольку Конституция не предусматривает какие-либо ограничения в передаче Президенту законодательных полномочий, то можно сделать вывод, что Парламент может делегировать Президенту законодательные полномочия для принятия законов в любой отрасли права.

В соответствии со ст. 92 Конституции Республики Казахстан указы Президента, имеющие силу закона, могут быть изменены, дополнены или отменены лишь в порядке, предусмотренном для изменения, дополнения или отмены законов [2]. Делегированные акты, изданные в течение срока предоставленных Парламентом законодательных полномочий, не подлежат утверждению Парламентом. Следовательно, в Республике Казахстан отсутствует парламентский контроль за делегированными актами.

Республика Армения также относится к тем постсоциалистическим странам, где на конституционном уровне был закреплен институт делегированного законодательства. Согласно ст. 78 Конституции Республики Армения от 5 июля 1995 г. в целях законодательного обеспечения программы деятельности Правительства Национальное Собрание может уполномочить Правительство на принятие имеющих силу закона постановлений, которые действуют в течение установленного Национальным Собранием срока и не могут противоречить законам. Эти постановления подписывает Президент Республики [3].

27 ноября 2005 г. после проведения референдума, Конституция Республики Армения была изложена в новой редакции, в результате статья 78 была исключена. Институт делегированного законодательства просуществовал в Армении 10 лет. В настоящее время в Армении институт делегированного законодательства не имеет конституционного закрепления.

Согласно переходным положениям Конституции Украины (ч. 4 раздела XV) Президент вправе издавать указы, скрепленные контрасигнатурой Премьер-министра, по экономическим вопросам, не урегулированным законами. Одновременно с изданием указа, имеющего силу закона, Президент обязан внести соответствующий законопроект в Парламент. Указы могут быть отклонены Верховной Радой Украины, либо по этим же предметам правового регулирования могут быть приняты законы. Таким образом, конституционное право Украины адаптировало идеи замещения главой государства законодательной функции парламента, но легитимность института ограничена тремя годами переходного периода.

В Конституции Молдовы в соответствии с поправками от 5 июля 2000 г., имеется специальная статья 1062 «Делегирование законодательных полномочий» [4]. Акты делегированного законодательства, - ордонансы, - не могут регулировать вопросы, являющиеся предметом органических законов. Право делегированного законодательства возникает у правительства на основании специального закона, в котором императивно установлены предмет правового регулирования и дата, до которой может быть принят ордонанс. Уполномочивающим законом может быть предусмотрено утверждение ордонанса в форме закона. Проект такого закона должен быть внесен в парламент Правительством в установленные сроки, несоблюдение срока влечет недействительность ордонанса. Ордонансы вступают в силу с момента опубликования и не подлежат промульгации. После истечения срока, установленного для издания ордонансов, они могут быть признаны утратившими силу, приостановлены или изменены только законом.

В Российской Федерации отсутствует конституционное закрепление института делегированного законодательства. Однако многие исследователи (В.С. Троицкий, И.К. Акимова, Л.В. Веркиенко) говорят о необходимости введения данного института в России. Как отмечает Л.В. Веркиенко «делегированное законодательство позволит добиться такого уровня взаимодействия между исполнительной и законодательной ветвями власти, при котором было бы обеспечено единство государственной воли, так необходимое для преодоления многих кризисных явлений в современной России» [5].

Новая редакция Конституции Республики Беларусь 1994 г. (после внесения в нее изменений и дополнений в 1996 г.) существенно изменила правовой статус многих государственных органов: Президента, Парламента, Правительства, министерств, ведомств, местных Советов депутатов и др. Согласно ст. 101 Конституции Республики Беларусь Палата представителей и Совет Республики законом, принятым большинством голосов от полного состава палат, по предложению Президента могут делегировать ему законодательные полномочия на издание декретов, имеющих силу закона [6]. Этот закон должен определять предмет регулирования и срок полномочий Президента на издание декретов.

Важной особенностью института делегированного законодательства в Республике Беларусь являются конституционные ограничения на издание делегированных актов.

Следует отметить, что среди государств СНГ Конституции Республики Беларусь и Республики Молдова наиболее полно регулируют институт делегированного законодательства.

Таким образом, государства СНГ по-разному относятся как к институту делегированного законодательства, так и к его конституционному регулированию.

Используя опыт конституционного регулирования института делегированного законодательства в государствах СНГ, полагаем, что в законодательстве Республике Беларусь необходимо отразить:



  • институт парламентского контроля за делегированным законодательством - утверждение Национальным собранием актов делегированного законодательства в течение 30 дней с момента их издания;

  • несоблюдение вышеуказанного срока влечет недействительность делегированного декрета с момента его официального опубликования;

  • порядок изменения, дополнения или отмены делегированных актов Президента Республики Беларусь.

Список литературы




  1. Правдик, А. П. Политика в области делегированного законодательства: попытка сравнительного анализа опыта Республики Беларусь и зарубежных стран / А. П. Правдик // Региональная политика государств Восточной Европы : сб. материалов V респ. Афанасьевских чтений, Брест, 4 февраля 2011 г. – Брест : Изд-во БрГУ, 2011. – 247 с.

  2. Конституция Республики Казахстан 1995 года [Электронный ресурс]. – Москва, 2010. – Режим доступа : http://www.worldconstitutions.ru. – Дата доступа : 01.12.2010.

  3. Конституция Армении 1995 года [Электронный ресурс]. – Москва, 2010. – Режим доступа : http://www.worldconstitutions.ru. – Дата доступа : 01.12.2010.

  4. Конституция Республики Молдова 1994 года [Электронный ресурс]. – Москва, 2010. – Режим доступа : http://www.worldconstitutions.ru. – Дата доступа : 01.12.2010.

  5. Веркиенко, Л.В. Делегированное законодательство: необходимость для Российской Федерации / Л.В. Веркиенко [Электронный ресурс]. – Москва, 2011. – Режим доступа : http:// www.fpa.su. – Дата доступа : 23.10.2011.

  6. Конституция Республики Беларусь 1994 г. с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах (24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.) [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2005. – Режим доступа: http://www.pravo.bv. – Дата доступа: 15.03.2011.



Э.П. ЗВАРИЧ 
Брест, БрГУ имени А.С. Пушкина

Научный преподаватель: Коротич Елена Алексеевна, старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права
ТРАНСФОРМАЦИЯ СУВЕРЕНИТЕТА БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВА В УСЛОВИЯХ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ
Современные экономические и политические отношения, складывающиеся на мировом и на региональном уровнях, и не оставившие в стороне ни одно современное государство, определяются сложными процессами интеграции, унификации и стандартизации. При этом интеграции придается определяющее значение в развитии международных отношений: ее результатом стало образование различных по форме и содержанию региональных, межрегиональных и глобальных институтов.

Республика Беларусь как активный участник международных отношений активно участвует во многих интеграционных процессах различного уровня и, более того, задает вектор их развития. Генерирующее значение принадлежит Беларуси в таких региональных политических, экономических и военных образованиях, как Союзное государство, Союз независимых государств, ЕврАзЭс, ОДКБ.

Конституциирующей предпосылкой существования подобных региональных союзов, участницей которых является Беларусь, является наделение их определенными полномочиями, позволяющими реализовывать поставленные перед ними цели и задачи. Данное обстоятельство объективно ставит вопрос о положении суверенитета белорусского государства в условиях международных интеграций и соотношения делегирования ряда полномочий органам этих объединений с сохранением независимости Беларуси как самостоятельного субъекта международных отношений.

Интенсивное развитие общества, новые экономические и политические вызовы требуют от международного права и его доктрины оперативности в регулировании складывающихся отношений между субъектами международного права, определения правовой природы тех или иных процессов, институтов. Так, на сегодняшний день остается не решенным вопрос правовой природы Союзного государства Республики Беларусь и Российской Федерации: к какой форме государства необходимо относить Союзное государство, базирующееся на принципах суверенного равенства государств-участников, добровольности, добросовестного выполнения ими взаимных обязательств. При этом наибольший интерес вызывает сохранение суверенитета «государства в государстве», так как одним из существенных признаков любого государства является верховенство и единство его власти на своей территории и независимость в отношениях с другими участниками международных отношений. Природа Союзного государства, определенная Договором о создании Союзного государства от 08.12.1999 года, представляет собой немыслимое для классической теории суверенитета сочетание верховенства власти государств-участников на своих территориях и их независимость как друг от друга, так и от других субъектов международных отношений, с верховенством, единством власти Союзного государства на своей территории (территория Союзного государства состоит из государственных территорий государств-участников) и обладание полной международной правосубъектностью.

В отличие от Союзного государства Содружество независимых государств, основанное на началах суверенного равенства всех его членов, не является государством и не обладает наднациональными полномочиями. Из существа сложившихся отношений между государствами-участниками Союзного государства закономерно следует то, что наднациональный уровень Союзного государства – это прямой вызов суверенитету Республики Беларусь и Российской Федерации, который требует определенных его трансформаций.

Рассуждая о положении суверенитета государств в условиях деятельности наднациональных институтов Союзного государства, хотелось бы остановиться на двух возможных моделях преломления суверенитета стран-участниц: первая модель – трансформация суверенитета государств-участников в суверенитет Союзного государства за счет делегирования суверенных прав органам власти и управления Союзного государства; вторая модель заключается в укреплении вектора на сохранение странами-участницами своего суверенитета и суверенных прав в условиях кооперации суверенитета Союзного государства. Под кооперацией суверенитета подразумевается особая форма его организации, при которой все страны-участницы совместно и на равных правах участвуют в руководстве деятельностью наднациональных органов Союзного государства в условиях максимального обеспечения полноты суверенитета каждой отдельной страны.

Мы полагаем, что наиболее приемлемым направлением развития отношений в Союзе России и Беларуси является движение к кооперации суверенитета Союзного государства. При этом в основу такого движения необходимо заложить несколько важных принципов, предложенных А. Этциони: принцип легитимности контроля над силовыми структурами с приоритетом над полномочиями национальных властей; право перераспределения ресурсов между государствами-членами (это играет определяющую роль в достижении максимального согласия их интересов); принцип обеспечения самостоятельной политической правосубъектности [1].

Вместе с этим важно помнить и понимать, что малейшая ошибка в осуществлении каких-либо ограничений суверенитета неизбежно приведет к ограничению свободы, равенства и правосубъектности в рамках Союза. Для того, чтобы это не произошло необходимо четко закрепить принципы деятельности органов Союзного государства: гуманности, беспристрастности, законности и справедливости.

Иного рода влияние на суверенитет Беларусь оказывает ее вхождение в ЕврАзЭс, так как здесь идет речь уже об оказании влияния на экономическую самостоятельность и независимость Республики Беларусь (экономический суверенитет). Полагаем, что экономический суверенитет является лишь частью суверенитета государства, но той частью, которая составляет базис любого государства. Поэтому, справедливо будет отметить, что малейшее влияние на экономическую самостоятельность и независимость государства влечет угрозу не только государственному суверенитету, но и национальному суверенитету также.

Очевидно, что происходящие в мире процессы сближения государств по различным политическим и (или) экономическим мотивам, сопровождающиеся образованием различных по форме и содержанию международных институтов, бросают вызов международному праву и его доктрине, побуждая их к более оперативному реагированию на происходящие изменения с целью установления порядка их правового регулирования и определения правовой природы тех или иных объектов.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Этциони, А. От империи к сообществу: новый подход к международным отношениям / А. Этциони // Научный центр «Планетарный проект» [Электронный ресурс]. – 2004. – Режим доступа : http://www.plproject.ru/resurs211.html. - Дата доступа : 01.10.2010.



Е.Н. ЯСЮТЧИК
Брест, БрГУ имени А.С. Пушкина

Научный руководитель: Марчук Е.А., преподаватель кафедры теории и истории государства и права
ПРОБЛЕМА УНИФИКАЦИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ГОСУДАРСТВ-ЧЛЕНОВ ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА В ОБЛАСТИ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ ТАМОЖЕННЫХ ПРАВИЛ
В связи с бурным развитием интеграционных процессов в рамках ЕврАзЭС национальное законодательство государств-членов Таможенного союза существенно меняется и поэтапно проходит процессы гармонизации и унификации, что должно позволить постепенно перейти к единому общему правовому регулированию.

Во многих областях таможенного законодательства, касающегося, например, перемещения товаров, использования таможенных процедур и т.д., унификация практически завершена, так как ключевые аспекты достаточно четко прописаны в Таможенном кодексе Таможенного союза. Иначе говоря, таможенные правила, по большей части, унифицированы. Но, что же происходит в случае, если лицом нарушены указанные правила, ведь изменение таможенных правил должно было повлечь и изменение ответственности за их нарушение?

Из Таможенного кодекса Таможенного союза следует, что таможенные органы государств-членов таможенного союза ведут административный процесс (осуществляют производство) по делам об административных правонарушениях и привлекают лиц к административной ответственности в соответствии с законодательством государств-членов таможенного союза [1].

Таким образом, в настоящее время вопросы, связанные с нарушением таможенных правил, решаются на уровне национального законодательства государств-членов Таможенного союза. При этом следует отметить, что после вступления в силу Таможенного кодекса Таможенного союза никаких существенных изменений, в главу Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее - КоАП РБ), посвященную административным правонарушениям в области таможенного дела, не вносилось. Иными словами, ответственность за нарушение таможенных правил регулируется национальным законодательством, которое не приведено в соответствии с международным правовым актом, к коим относится Таможенный кодекс Таможенного союза. Что это означает на практике?

Приведем простой пример, в КоАП РБ установлена ответственность за использование товаров в нарушение требований и (или) условий таможенного режима (статья 14.6) [2].Данная статья достаточно часто применяется на практике таможенными органами.

Однако Таможенный кодекс Таможенного союза не содержит понятия «таможенный режим». Товары в соответствии с названным кодексом при ввозе/вывозе помещаются под одну из установленных таможенных процедур.

Таким образом, в случае несоблюдения участником внешнеэкономической деятельности условий помещения товаров под какую-либо процедуру, он не может быть привлечен к ответственности по статье 14.6 КоАП РБ, поскольку диспозиция данной статьи говорит о помещении товаров под таможенный режим, а такое понятие в действующем таможенном законодательстве отсутствует. Исключения могут составлять некоторые случаи, предусмотренные Разделом 8 Таможенного кодекса таможенного союза («Переходные положения») [1].

Отсутствует унификация законодательства об административной ответственности и на уровне национальных законодательств государств-членов Таможенного союза. Правовые нормы в области ответственности за нарушение таможенного законодательства в государствах-членах Таможенного союза имеют серьезные отличия, что приводит к объективным противоречиям на пути к формированию единого экономического пространства.

Так, например, ни в Республике Беларусь, ни в Республике Казахстан не установлена ответственность за нарушение сроков временного хранения (статья 16.16 КоАП РФ) или за представление недействительных документов для выпуска товаров до подачи таможенной декларации (статья 16.17 КоАП РФ) [3] Однако в КоАП РБ существуют норма, определяющая ответственность за неуведомление о прибытии товаров на таможенную территорию РБ (ст. 14.9) [2], а в КоАП РК – за неостановку транспортного средства в месте, определенном таможенным органом (ст. 406) [4].

Существенно отличаются и санкции за те правонарушения, ответственность за которые предусмотрена во всех государствах-членах Таможенного союза.

Также интересно отметить, что в Республике Беларусь, например, суд может вынести постановление по делу об административном правонарушении в отношении «неустановленного лица», а в Российской Федерации и в Республике Казахстан к ответственности привлекается юридическое лицо, должностное лицо или гражданин. Безусловно, это лишь небольшая часть примеров, свидетельствующих об отсутствии унификации законодательства государств-членов таможенного союза в области ответственности за нарушение таможенных правил.

Для преодоления различий в национальных правовых системах в области юридической ответственности 5 июля 2010 года государствами-членами Таможенного союза было подписано два важных, на наш взгляд, международных документа, а именно, Договор об особенностях уголовной и административной ответственности за нарушение таможенного законодательства Таможенного союза и государств-членов Таможенного союза (далее – Договор) и Соглашение о правовой помощи и взаимодействии таможенных органов государств-членов Таможенного союза по уголовным делам и делам об административных правонарушениях (далее – Соглашение). Договор и Соглашение ратифицированы Республикой Беларусь законами от 8 мая 2011 г. № 248-З и от 8 мая 2011 г. № 249-З, соответственно.

В соответствии с Договором виды преступлений и административных правонарушений, а также порядок и принципы привлечения лиц к уголовной и (или) административной ответственности определяются законодательством Сторон с особенностями, установленными названным Договором. При этом каждая из Сторон обязуется принять меры по внесению изменений в свое законодательство и приведению к единообразному определению противоправности таких деяний. Иными словами, Договор устанавливает, что, как и было ранее, вопросы административной и уголовной ответственности решаются на уровне национального законодательства государств-членов Таможенного союза, то есть предусматривает лишь частичную унификацию законодательства. Так что же это за особенности, которые должны найти свое отражение в законодательстве Республики Беларусь?

Лицо, совершившее административное правонарушение на таможенной территории таможенного союза, подлежит привлечению к ответственности по законодательству той Стороны, на территории которого выявлено административное правонарушение. Соответственно, административный процесс (производство) ведется также по законодательству этой стороны.

Интересно отметить, что Договором специально установлена норма, что в случае недоставки товаров и документов на них в место доставки, лицо подлежит привлечению к административной ответственности по законодательству той стороны, таможенными органами которой товары были выпущены в соответствии с таможенной процедурой таможенного транзита. Далее, Договором также установлено, что лицо, в отношении которого вступило в законную силу решение по делу об административном правонарушении на территории одной Стороны, не может за то же самое деяние привлекаться к административной ответственности другой Стороной [5].

Цель указанного Соглашения – организация взаимодействия между таможенными органами Сторон по вопросам, связанным с оказанием правовой помощи по уголовным и административным делам, находящимся в производстве таможенных органов Сторон [6].

Безусловно, Договор и Соглашение не вносят каких-либо существенных изменений в действующее законодательство ни Республики Беларусь, ни других государств-членов Таможенного союза.

Практическая реализация Соглашения и Договора будет способствовать обеспечению соблюдения таможенного законодательства таможенного союза и государств – членов таможенного союза, четкого применения норм законодательства, устанавливающего уголовную и административную ответственность за нарушение таможенного законодательства, повышению оперативности в расследовании уголовных дел и дел об административных правонарушениях, а также качества их расследования.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Таможенный кодекс таможенного союза[Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2011. – Режим доступа :http://www.pravo.bv. – Дата доступа : 26.10.2011.

  2. Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях :принят Палатой представителей 17декабря 2002 г.: одобр. Советом Респ. 2 апреля 2003 г.: текст Кодекса по состоянию на 10 февр. 2001 г.[Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2011. – Режим доступа :http://www.pravo.bv. – Дата доступа : 26.10.2011.

  3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: принят ГД ФС РФ 20.12.2001 г.: текст Кодекса по состоянию на 21.10.2011г. – М : Эксмо, 2011. –608 с.

  4. Кодекс Республики Казахстаноб административных правонарушениях: принят Законом РК от 30.01.01г № 156-II.: текст Кодекса по состоянию на 18.04.2011 г – М : Эксмо, 2011. –368 с.

  5. Договор об особенностях уголовной и административной ответственности за нарушение таможенного законодательства Таможенного союза и государств-членов Таможенного союза[Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2011. – Режим доступа :http://www.pravo.bv. – Дата доступа : 26.10.2011.

  6. Соглашение о правовой помощи и взаимодействии таможенных органов государств-членов Таможенного союза по уголовным делам и делам об административных правонарушениях [Электронный ресурс] / Нац. центрправовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2011. – Режим доступа :http://www.pravo.bv. – Дата доступа : 26.10.2011.



Каталог: sites -> default -> files
files -> Рабочая программа дисциплины Лечебная физическая культура и массаж Направление подготовки 050100 Педагогическое образование
files -> Хроническая сердечная недостаточность и депрессия у лиц пожилого возраста
files -> Ирвин Ялом Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы
files -> Оценка элементного статуса в определении нутриентной обеспеченности организма. Значение нарушений элементного статуса при различной патологии
files -> Проблема безопасности продуктов питания
files -> Примерная программа профессионального модуля
files -> Бета-адреноблокаторы в терапии артериальной гипертензии// Лечащий врач. 2015. № С. 12-14
files -> Тамбовское областное государственное бюджетное учреждение «научная медицинская библиотека»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница